Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Наталья Ищенко и Светлана Ромашина: «Не представляем, что вдруг будем вторыми»

Алексей Шевченко поговорил с олимпийскими чемпионками, синхронистками Натальей Ищенко и Светланой Ромашиной – о 10-часовых тренировках, холодной воде и непопулярных методах гандбольного тренера Евгения Трефилова.

Наталья Ищенко и Светлана Ромашина: «Не представляем, что вдруг будем вторыми»
Наталья Ищенко и Светлана Ромашина: «Не представляем, что вдруг будем вторыми»

- Все российские спортсмены жалуются на большое психологическое давление?

Светлана Ромашина: Я вот не могла сегодня заснуть очень долго. Мысли были только о финале, но утром внезапно появилась спокойствие.

- И так до награждения?

 – Нет. Перед выходом все началось снова. Эмоции, адреналин. Тренер нас то успокаивал, то подбадривал.

– Вы что правда тренируетесь по 16 часов дней?

Наталья Ищенко – Да что вы говорите-то? Если бы мы тренировались по 16 часов, то у нас бы не оставалось времени на сон. Тренируемся не более 10 часов.

Ромашина: «Я не могла заснуть очень долго»

– У вас программа, написанная для ужастиков. Вы эти фильмы пересмотрели?

– Нет, мы такое кино не смотрим. Только позитивные фильмы.

– Все говорят, что у вас подавляющее преимущество. Интересно, кто занял последующие места или не волнуетесь по этому поводу?

– Очень интересно. Мы даже болели за сборную Испании, эти девочки выступают с нами давно, составляют нам конкуренцию.

– Синхронное плавание чуть ли не единственный оплот российского спорта, но и тут китаянки поджимают. Вы не беспокоитесь?

– Мне нравится конкуренция. Они идут вперед, стараются. Может быть, и это позволяет быть лучше, да и остальные не отстают.

– Вот в Афинах неожиданно выключилась музыка. А был ли какой-то сложный момент в Лондоне?

Ромашина: Нам надо было справиться с волнением. Но в такие моменты настраивает тренер. Она проговаривает все моменты, мы приходим в себя. Никакой психолог не нужен.

– Известно, что наши специалисты в синхронном плавании пользуются популярностью за границей. Анастасия Ермакова работает в Италии. Может быть, вы уедете за рубеж?

Ищенко: Вряд ли. У меня такая большая семья, что всех перевезти будет большой проблемой.

Ромашина: «Я не могла бы жить за границей»

– Ермакова делилась опытом?

Ромашина: Разговаривали с ней перед чемпионатом Европы. Насте абсолютно все нравится. Она довольный, счастливый и радостный человек.

– Вот видите.

– Я бы не смогла долго жить за границей. Очень люблю дом.

– Скоро-скоро отдых. Даже страшно подумать, что вам скоро выступать в группе.

– Вот сейчас у меня одна мысль: поужинать и поспать. А уже завтра новая тренировка. Мы тут вообще до конца Олимпиады остаемся, на закрытие сходим. А потом домой, к родным.

– Долго отдыхать будете?

– Уж точно месяц.

– Известно, что в Лондоне вы тренировались сразу в трех бассейнах и целыми дня перемещались в разные точки города. Как переносили это?

Ищенко: В олимпийском бассейне была очень холодная вода. Даже пловцы жаловались: мол, сделайте теплее. Сегодня перед финалом было уже комфортно.

– Насколько холодная вода?

Ромашина: 25 градусов, но мы привыкли выступать при 28 градусах. И вот когда прыгаешь в воду, все мышцы моментально сводит.

– Ваш тренер рассказывал про то, что в разных бассейнах разная вода. Как это ощущается?

– Это вообще трудно объяснить, но мы моментально чувствуем, где тяжелая вода, а где легкая. Но как это на словах передать?

Ищенко: «Тренер держит нас в ежовых рукавицах»

– У вас довольно жесткий тренер.

Ищенко: Это что, мы сейчас перейдем к Татьяне Покровской, вот там действительно все жестко.

– А когда последний раз доводили до бешенства Татьяну Данченко?

Ромашина: Вот уж совсем до бешенства не доводили. Но иногда она на нас покрикивает, старается взбодрить. Вот перед соревнованиями был момент: мы мыслями уходили были уже в соревнованиях, а она нас возвращала.

– Как гандбольный тренер Евгений Трефилов возвращает?

Ищенко: Конечно, нет. Мы бы с таким тренером просто бы не смогли работать. Хотя Татьяна Покровскач тоже нас держит в ежовых руковицах.

– Одному дзюдоисту пообещали 30 миллионов рублей за победу.

– У нас таких призовых нет, правда, до Лондона мы вообще этим и не интересовались. Наверное, это как с плотностью воды, ведь трудно объяснить, что значит медаль. 30 миллионов? Хорошо.

– Просто дзюдоисты преподнесли сенсацию, а вы взяли свое золото. И к вашим победам привыкли.

Ромашина: Есть такая проблема. Я тут вижу на Олимпиаде, как люди радуются серебряной медали, бронзовой. Я не представляю, что с нами будет, если мы будем вторыми.

Ромашина: «Не представляю, если будет вторыми»

– А есть в синхронном плавании свой олигарх, который помогает этому виду спорта?

Ищенко: Нет пока. Видимо, мы в нем и нуждаемся. Но если бы такой человек пришел и любил бы синхронное плавание, то мы были бы не против.

– Кто-то типа Лисина?

Ромашина: А почему бы и нет?

Другие интервью из Лондона:

Арсен Галстян: «В 9 лет понял, что буду олимпийским чемпионом»

Ольга Забелинская: «Да что медаль. У меня двое детей – вот это счастье»

Мансур Исаев: «Когда наш итальянский тренер злится, кричит: «Задушу»

Светлана Царукаева: «Кто такой Кобе Брайант? Я ни с кем не фотографируюсь»

Тагир Хайбулаев: «Наш тренер увидел сверчка, взял в руку и съел»

Анастасия Зуева: «Американки перед стартом хихикают и обсуждают, когда пойдут в «Макдональдс»

Нина Вислова: «Я посмотрела, как Медведев играет в бадминтон. В таких ботинках ничего не получится»

Роман Власов: «В детстве приходил на тренировку с плюшевым зайцем. И думал, что он на меня смотрит»

Алан Хугаев: «Надеюсь познакомиться с Дзагоевым и Газзаевым»

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы