Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Наталья Ищенко: «Бутерброды с красной икрой могу есть каждый день»

    Синхронистка Наталья Ищенко – в паре со Светой Ромашиной – только что принесла России 8-е золото Игр. Sports.ru по такому случаю достает из архива ее большое интервью – о боевом раскрасе, назойливых поклонниках, предложении Playboy и чтении «Джен Эйр».

    – Наташа, мы думали, вы придете на встречу с чемоданчиком медалей.

    – Не угадали (смеется). У меня самые дорогие медали – олимпийские, мировые – хранятся в сейфе. А все остальные – дома. Я слышала, что у спортсменов не раз крали медали. Так что, пускай, у меня все будет спрятано.

    – Пользователи часто спрашивают: не надоело вам выигрывать?

    – Как это может надоесть?! Столько сил и нервов трачу, провожу по десять часов на тренировках, хочется получать именно золотые медали. Это не надоедает, это такое чувство...

    «Меня не узнают на улице. Думаю, это трудно»

    – Из серии «Есть миллион, хочется второй»?

    – Думаю, да. Всегда хочется приумножать.

    – Чем вам запомнился чемпионат мира-2011 в Шанхае?

    – Перед турниром китаянки заявляли, что они такие замечательные, хотят забрать все золото, родные стены им помогут. Мы немножко напряглись, но после первой медали стало понятно, что соперницам еще надо поработать.

    – А чего им не хватает?

    – Китаянки, как роботы, в них нет ничего своего. Они взяли лучшее от каждой страны и пытаются это повторить. Но какой-то изюминки не выработали. Да, у них идеальные фигуры – красивые, длинные ноги, рост под метр семьдесят пять, но и только.

    – Проблема узнаваемости для вас лично еще актуальна?

    – Меня не узнают на улице. Думаю, это трудно. На соревнованиях у нас боевой раскрас, волосы в желатине. Узнают только люди, которые пристально следят за спортом.

    – На чемпионате мира наши пловцы активно жаловались на акклиматизацию: мол, не вовремя приехали. А у вас как было?

    – Спасибо нашему менеджеру, у нас была отличная акклиматизация. Мы поехали в Малайзию за две недели до турнира. Там такое же время, как и в Китае. Единственный минус – мы приехали, а бассейн оказался открытым. Но наш менеджер не виновата. Она им посылала запрос: «Басейн открытый или закрытый?» Они сказали: «Закрытый». Но для малазийцев закрытый бассейн – без стен, но с крышей.

    «Первую неделю мы были, конечно, как в космосе»

    – А это плохо?

    – Для нас легче тренироваться в открытом бассейне, когда много воздуха. Но в Китае были очень хорошие кондиционеры, поэтому на наше выступление ничего не повлияло. Первую неделю мы были, конечно, как в космосе. Не понимали, когда утро, а когда – ночь. Плохо спали. Вставали в два часа ночи по московскому времени. 

    – Китай вам нравится? Вы же там не в первый раз были.

    – Не могу сказать, что я в восторге. Китайцы пытаются все сделать идеально, но у них плохо получается.

    – Про Шанхай говорят, что это город XXII года: муравейник с шестиэтажными эстакадами.

    – Да, но мы не успели как следует посмотреть город. Можно сказать, вообще не видели. Сводного времени не было, сумасшедше расписание. Но из окна машины видели многоярусные развязки, гигантские мосты. Очень чистый город.

    * * *

    – Расскажите, из чего состоит ваш тренировочный день.

    – Занимаемся по десять часов в день. Подъем – 7.00-7.15. Мы тренируемся на «Озере Круглом», там много разных спортсменов, но никто не встает так рано. Далее завтракаем, начинается тренировка, разминаемся на суше. В 8.00-8.15 прыгаем в воду. Сначала плавательная подготовка, отрабатываем элементы, а затем непосредственно приступаем к отработке программ.

    В 12.30-13.00 идем в зал. Еще час тренируемся. Либо хореография, либо общефизическая подготовка – все программы проходим на суше. Потом у нас обед, два часа отдыха, и вечерняя тренировка с 17.30 до 22.30.

    – Выходные бывают?

    – Да. Пять дней тренируемся и один день отдыхаем, вне зависимости от дня недели.

    - Что вы едите на завтрак?

    – Каждый завтракает, как ему нравится. У нас все самостоятельно следят за своим весом. Диеты нет точно. Я, например, ем все что угодно. У меня за десять часов жир не откладывается.

    «Пять дней тренируемся и один день отдыхаем»

    – Блюдо, которое вы готовы есть семь раз в неделю?

    – Я очень люблю красную икру. Бутерброды с ней мне, кажется, никогда не надоедают. У меня мама сейчас привезла из Калининграда 15 банок, все в холодильник: «Доченька, кушай».

    – Плаваете на разминке брассом или только выполняете фигуры? (DE NIRO)

    – Плаваем обязательно – не только для разминки, но и когда начинается сезон. У нас на плавательную подготовку уходит по часу-полтора. Мы плаваем и на скорость, и на задержку дыхания. Это физическая нагрузка, она нам очень помогает. И непосредственно перед соревнованиями минут двадцать-тридцать у нас идет плавание.

    – Надеваете прищепки?

    – Нет (улыбается).

    – А сколько вы можете проплыть кролем, ни разу не вдыхая?

    – Метров 75 точно проплыву.

    - Ого! Кажется, это невозможно! Мы максимум два-три гребка сделаем...

    – Все приходит с годами. Для этого нужно очень много тренироваться.

    – Кто вам подбирает музыку?

    – Обычно тренеры. Самое трудное – это найти образ. Татьяна Данченко говорит, чтобы я слушала мелодии в отпуске. Она, например, слушает везде: в машине, дома. У нее целая комната дисков.

    – Самая необычная музыка, которую использовали ваши соперницы?

    – Обычно именно у нас самая необычная музыка. Мы стараемся найти не заезженные композиции, которые сразу понравятся зрителям.

    «Метров 75, ни разу не вдыхая, точно проплыву»

    – А бывает что-нибудь радикальное, например «Metallica»?

    – Конечно.

    – А судьи как реагируют? Считается, что синхронное плавание – консервативный вид спорта.

    – Люди редко хорошо реагируют на новинки, им надо привыкнуть. Например, в прошлом году у нас со Светой Ромашиной был номер на танцевальную музыку американца Уэйда Робсона. Ее до нас никто не брал.

    – Мы читали прошлогоднее интервью вашего тренера. Она говорила, что испанки всегда любят эпатировать. Что есть эпатаж в синхронном плавании?

    – Например, на Олимпиаду в Пекине они приехали в купальниках с лампочками. Но их не допустили, потому что это спорт, а не шоу или цирк. Какие могут быть лампочки? Только судей отвлекать. Сейчас вот у них была программа «Пираньи» – выступали в зеленых шапочках, сзади были глаза и пасть пираньи, прям на всю голову. Но это тоже кому-то нравится, кому-то нет. Некоторые говорят: «Что за ужас? Что за пасти там на головах?»

    – А вы как относитесь?

    – Здорово, что что-то новое, но не надо перебарщивать.

    – Объясните, почему синхронистки, такие красивые девушки, должны та-а-а-к краситься?

    – Если вы увидите балерину вблизи, а не на сцене, то тоже испугаетесь. Судьям и зрителям должны быть видны глаза. Иначе лицо потеряется. Мы настолько далеко выступаем от судей, что если будет белое лицо, то никто не разглядит мимику. Судьи ведь не видят нас вблизи.

    «Если вы увидите балерину не на сцене, то тоже испугаетесь»

    – Расскажите о поклонниках. Бывают ведь самые необычные персонажи.

    – К нам в Шанхай приезжал мужчина из Иркутска. Началось все с того, что он ходил и учил наших тренеров, как надо тренировать. Он им сказал, что они все делают неправильно. Свете Ромашиной сказал: «Ты замажь свою татуировку, а то судьи тебя выгонят». Он прорвался на награждение, говорил, что мы все равно неправильно все делаем, резко, некрасиво. Оказалось, что этот человек всегда ездит за Юлей Ефимовой, селится с ней в одной гостинице. Но мы говорим: «К нам-то что пришел, иди к Юле».

    – Тренер оберегала вас как-нибудь?

    – Знаете, она даже не ожидала, что будет такой человек. Может, у него была аккредитация, везде проходил.

    – А какая татуировка у Ромашиной?

    – Орхидея.

    – Как отнеслись к «бабочке», которую сделала ваша подруга Ася Давыдова?

    – Ну как... Я бы не сделала себе татуировку, мне не нравится. Но у каждого человека свое мнение. У нее красивая, замечательная бабочка. Только замазывать надо перед соревнованиями – тональным кремом плотной текстуры, чтоб не смывался водой. Почему-то это только в синхронном плавании. В остальных видах спортсмены свои татуировки не убирают.

    – А если судьи увидят? Минус балл?

    – Могут просто не допустить. Еще нас заставляют снимать все украшения.

    * * *

    – Самая яркая sms, которая пришла вам в Китай?

    – Мне, в основном, звонили и писали близкие люди. А так было очень много поздравлений, когда еще столько было... Наверное, все мои знакомые поздравили.

    – У вас есть все медали. Олимпийское золото – что-то особенное?

    – Да. Это что-то абсолютно другое. Высшая ступень, все работают только ради Олимпиады.

    – Расскажите об ощущениях. Ночь до финала, после финала. Как вы тогда жили в Пекине?

    – Мы приехали в Китай ради акклиматизации за месяц. Тренировались очень долго. Как во сне. Осознание победы пришло тогда, когда все закончилось. Думаю, каждый человек отдал бы все, чтобы прочувствовать эти эмоции еще раз.

    «Соло мне больше нравится, легче морально выступать»

    – Говорят, что Олимпиада не для спортсменов.

    – Нам было все равно. У нас была своя цель, нам было не до чужих людей, которые окружали олимпийскую деревню.

    – Расскажите об атмосфере.

    – У нас был целый дом, где жили все русские спортсмены. Атмосфера просто замечательная. Все друг друга поддерживали.

    – Вам было весело в «Русском доме»?

    – Мы были настолько уставшими, но нашли в себе силы и веселиться, и танцевать, и петь с артистами.

    – Самый необычный вопрос, который вам задавали о синхронном плавании?

    – Один раз у меня спросили: «Соло, наверное, сложнее плавать, ведь вас снизу никто не держит?»

    – И как? Сложнее?

    – Соло мне больше нравится. Ты один, делаешь все, что хочешь, как тебе удобно. А в группе надо следить и за счетом, и за равнением, прибавляются поддержки.

    – Учитывая, что поддержки достаточно сложные, сколько синхронистка должна жать от груди?

    – Мы не занимаемся штангой. В воде нелегко сделать поддержку: чуть-чуть другое течение, чуть-чуть не собрались, чуть-чуть больше проплыли и все рухнет. Надо отрабатывать каждую мелочь.

    «Я была в Бразилии шесть раз. Необычные люди: танцуют, поют, у них все замечательно»

    – И как вы это тренируете?

    – Девочка, которая делает акробатику, прыгает из воды, тренируется отдельно с акробатом, на лонже. Все упражнения тренируются в зале, а потом переносятся на воду.

    – Самая необычная страна, в которой приходилось выступать?

    – Даже не знаю. Я вот была в Бразилии шесть раз на сборах. У главного тренера там дочка живет. Когда я впервые приехала туда, страна очень впечатлила. Там все по-другому: народ на улицах, на пляже, играет в футбол, постреливают. Мы с охраной ездили. Бразильцы другие: поют, танцуют, у них все замечательно. Нам удается подзагореть, отдохнуть.

    – А бывают различия в воде?

    – Да. Температура, например, различается. Нам комфортно тренироваться в плюс 28 градусов. В Малайзии было прохладно – 27 градусов (смеется). Мы ужасно замерзли. Малазийцы не могли понять, что с нами, за границей ведь все в таком холоде тренируются.

    – Если вы заходите в море, и там температура двадцать один градус, кожей почувствуете?

    – Мы уже как градусники. Плюс 21 – очень холодно. Нам плохо в жару – большая нагрузка на сердце – и в холод.

    – Самая распространенная болезнь у синхронисток?

    – Спина, плечи, колени, пальцы на руках и ногах ломаем, так как очень близко друг от друга работаем.

    – Бывает, зрители что-нибудь бросают в бассейн? В фигурном катании, например, кидают мишек на лед.

    – Нет. Зато мы бросаем тренера после удачных соревнований. Если «золотой» бассейн, то обязательно купаем тренера.

    «Мы бросаем тренера в воду после удачных соревнований»

    – Вид спорта, кроме синхронного плавания, который вам люб и дорог?

    – Мне нравится смотреть и художественную гимнастику, и фигурное катание – виды спорта, которые близки к нашему. Но если я включаю телевизор, где показывают другой вид спорта и там есть наши, непроизвольно начинаю за них болеть.

    – И за футбол тоже?

    – Ну за футболистов бесполезно переживать. Я не люблю футбол, не разбираюсь в нем. К тому же его слишком много.

    – Самый мужской вид спорта?

    – Хоккей, хотя я ни разу на нем не была.

    – У вас есть лучшая подруга?

    – Тоня Гриднева. Когда я приехала из Калининграда в училище, терпеть ее не могла. Мы с ней все время боролись за одно место в команде. И вот я приезжаю в Москву, и меня селят именно с ней в одну комнату. Я думаю: «Отлично просто, супер». Но так получилось, что впоследствии мы стали лучшими подругами. Правда, она давно ушла из спорта, но мы дружим по сей день.

    – Чем она сейчас занимается?

    – Она родила ребенка и сейчас в декретном отпуске.

    – Слышали, что в Олимпийском центре водных видов спорта детей часто находят с капельницами. В ваши времена такое было?

    – Нет, не было. Сейчас в допинге запрещено любое нарушение кожного покрова. После соревнований, когда сдаешь пробу, осматривают, приезжают без предупреждений вне соревнований. Мы должны заполнять форму, в которой указываем, где находимся каждый день.

    – Есть мнение, что допинг надо разрешить, и это решит все проблемы.

    – Это не решит всех проблем. Человек должен работать на своих резервах, а не на чужих. Иначе будет много несчастных случаев.

    * * *

    – Самая любимое место в Москве? Где можно увидеть синхронисток?

    – Нас можно увидеть в бассейне. А так... Куда захочется, туда и идем. Люблю гулять на Воробьевых горах, это близко от моего дома.

    – Вы на машине ездите?

    – Да, на BMW X3. Подарок президента. Внутри на «торпеде» табличка «Пекин-2008». В Москве я в основном стою в пробках. Конечно, от этого очень сильно устаю.

    – Где вы проведете свой отпуск?

    – В Испании. Сначала в Коста-Браве и Барселоне, потом поедем с мужем в Калининград.

    – А какой курорт в Коста-Браве?

    – Ллорет-де-Мар, выбор мужа.

    – Достаточно народный курорт.

    – Мы в прошлом году были в Таиланде. Решили на сей раз куда-нибудь поближе. Лететь в экзотическое место лень. Я вообще летать очень боюсь и не люблю.

    «Алкоголь пить можно – смотря в каком количестве»

    – До сих пор?

    – Однажды мы летели из Мадрида в грозовом фронте. Как только сели в самолет, нас попросили пристегнуть ремни и не расстегивать их в течение четырех часов. Мотало так, что после этого я стала бояться.

    – К нам приходил лучший вратарь мира по пляжному футболу Андрей Бухлицкий и рассказывал: когда они летели из Турции в грозу, тренер разрешил им пить в самолете.

    – Мы не пили. Я сидела и думала: «Боже, скорее бы приземлиться».

    – А можно ли вам пить алкоголь?

    – Можно, смотря в каком количестве.

    – Вы что предпочитаете?

    – Шампанское.

    – Последний раз, когда вас удивил тренер?

    – Она меня каждый раз удивляет. Наш тренер Татьяна Покровская очень щедра на выражения. Иногда так скажет, что потом два дня смеемся. С личным тренером Татьяной Данченко у нас очень доверительные отношения. Я с ней могу поговорить и о жизни, и о спорте. Она всегда подскажет. Мы с ней работаем вместе уже 11 лет.

    – Выбор «второй половинки» легализуется?

    – Конечно, общественное мнение немаловажно. Вы же сами понимаете (смеется).

    – Вы знакомили жениха и тренеров до свадьбы?

    – Да. Мне было приятно, что Сергей (Аникин – бывший прыгун в воду, призер чемпионата Европы – прим. Sports.ru) всем понравился.

    – Расскажите о своем муже.

    – У меня замечательный муж. Бывший спортсмен, сейчас работает в транспортной компании. Часто болеет за меня на соревнованиях. Сейчас вот хотел поехать в Шанхай, но не получилось.

    – Вам бы это помогло?

    – Мне, наверное, даже тяжелее выступать, когда кто-то из родных сидит на трибунах. Чувствуешь какой-то долг: вроде бы надо уделить внимание,и надо выступать. Тяжело разорваться на части.

    «Playboy» я отказала, а с «MAXIM» будем решать»

    – Мужа возьмете на Олимпиаду?

    – Если он захочет – конечно.

    – Были ли у вас предложения от «MAXIM» или «Playboy»?

    – Были. От «Playboy» – давно, а из «MAXIM» сегодня (разговор состоялся 28 июля – прим. Sports.ru) звонили.

    – И что вы ответили?

    – «Playboy» отказала, а с «MAXIM» будем решать. Все будет зависеть, в каком виде они хотят меня видеть. Я точно не буду раздеваться.

    – Вы помните съемку Давыдовой и Ермаковой в «MAXIM»? На такую способны?

    – Нет, это уж слишком.

    – Что вы любите читать?

    – Читаю все, что попадется. Последнее, что прочитала – «Джен Эйр».

    – Слезливо?

    – Да, немного поплакала. Я вообще могу и над фильмом поплакать. Над любой мелодрамой, если трогательно.

    – Что с вами было, когда «Титаник» смотрели?

    – Вообще не плакала. Даже не знаю, почему.

    «Мне все четыре части «Пиратов» понравились»

    – Из последнего что смотрели?

    – «Пираты». Все четыре части понравились, сказка прекрасная.

    – Вы сказали, что поедете в Калининград. Чем будете там заниматься, кроме как есть бутерброды с икрой?

    – Я поеду к маме, сестре, знакомым. А там посмотрим.

    – Об Олимпиаде в Лондоне мечтаете? Она вам снится?

    – Нет, еще ни разу не снилась, но эти Игры – моя цель, моя мотивация.

    Другие гости Sports.ru

    Анастасия Чаун: «Обожаю плавать в шторм»

    Леонид Слуцкий: «Я не знаю ни одного футболиста, которому не должны»

    Ксения Первак: «Мой папа очень-очень добрый. И настоящий мужик»

    Роман Трушечкин: «Сейчас Карпин не стал бы чемпионом даже с «Барселоной»

    Владимир Гомельский: «ЛеБрон – лучший баскетболист планеты. И законченный дурак»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы