Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Уязвимые

    Повреждения коленей, из-за которых Андрей Марков и Александр Фролов пропустят остаток регулярного чемпионата, возможно, поставили крест на их будущем в НХЛ. Sports.ru вспоминает российских хоккеистов, на заокеанских карьерах которых сказались постоянные травмы.

    Уязвимые
    Уязвимые

    Павел Буре – 12 сезонов, 702 матча, 437 голов, 342 передачи, 779 очков

    Слабое место: правое колено.

    История травм. И в «Ванкувере», и во «Флориде» у бегавшего по площадке со скоростью сверхзвуковой ракеты форварда были отличные телохранители (наберите в Google фамилии Оджик и Уоррелл), но от нескольких серьезных травм Буре это не уберегло. Лишь в половине из 12 проведенных в НХЛ сезонов Павел сыграл более 70 матчей, трижды не добравшись до отметки в 40 игр за регулярный чемпионат. В ноябре 1995-го после столкновения с защитником «Чикаго» Стивом Смитом Буре потребовалась операция на колене и полгода на восстановление. Избавившись от одной проблемы, в следующем сезоне нападающий столкнулся с другой. Из-за хлыстовой травмы шеи в заключительной четверти регулярки-1996/97 он, приняв на себя волну критики ванкуверских журналистов, смотрел за игрой «Кэнакс» с трибун. С переездом на восточной побережье ноги Буре крепче не стали. В марте 1999-го вновь дали знать о себе «кресты» правого колена, и привет еще 6 месяцам без хоккея. Человеком, добившим россиянина в 2002-м, стал силовик «Баффало» Кертис Браун. «Девятке» «Рейнджерс» потребовались операции на обоих коленях, после чего продолжать карьеру было бессмысленно.

    Валерий Буре – 10 сезонов, 621, 174+226

    Слабое место: спина, правое колено.

    История травм. Буре-младший также не может похвастаться богатырским здоровьем. За время выступлений в «Калгари» и «Монреале» он заработал несколько сотрясений мозга и ушиб почек, но это все цветочки по сравнению с тем, что ждало нападающего в Майами. За два сезона не вылезший из кармана брата хоккеист дважды оперировал колено, ломал руку и лечил мышцы паха, пропустив в общей сложности более 80 матчей. Покинув несчастливое для себя побережье Флориды, Буре транзитом через «Даллас» перешел в «Лос-Анджелес», за который из-за проблем со спиной и бедром так ни разу и не сыграл.

    Андрей Марков – 10 сезонов, 623, 81+285

    Слабое место: правое колено.

    История травм. До злополучного полуфинала московского ЧМ, в котором Маркова грязно атаковал финн Бергенхайм, тяжелые повреждения обходили защитника «Монреаля» стороной, хотя неприятных болячек, вроде растяжения связок плеча или ушиба бедра, у него, как у любого оборонца, хватало. С тех пор лидер «Канадиенс» еще трижды травмировал колено, добавив к этому порез ахиллового сухожилия, стоивший ему пропуска половины прошлой регулярки. В апреле 2009-го проводившего гениальный сезон Маркова жестко встретил Грабовский (итог: пропуск плей-офф), затем были уже упоминавшийся эпизод с участием вратаря Прайса, толчок на борт в исполнении «пингвина» Мэтта Кука и, наконец, прошлогодний матч с «Каролиной» и это жуткое падение, приводящее в ужас людей с нормальной психикой. К чести игрока, настроен он весьма оптимистично, но многие ли выходили на прежний уровень после таких травм? А многим ли из них хотя бы давали шанс? Если осенью казалось, что именно Марков будет диктовать свои условия «Монреалю», то сейчас ему не стоит отказываться от любого, самого минимального предложения.

    Виктор Козлов – 14 сезонов, 897, 198+339

    Слабое место : паховые мышцы, плечи.

    История травм. Мог бы запросто стать еще одним российским «тысячником» и набрать куда больше пяти сотен очков, если бы не досаждавшие на пике карьеры проблемы со здоровьем. Пик травматичности, как и в случае с братьями Буре, пришелся на флоридский период. За 6 лет выступлений в составе «Пантерс» Козлов лишь однажды провел в чемпионате 80 матчей, пропустив по разным причинам более 100 встреч. Помимо вывихов плечевого сустава, игрока часто тревожили паховые мышцы, из-за чего, кстати, мы увидели на Олимпиаде-2002 Павла Дацюка. Тогдашний дебютант «Детройта» заменил техничного центрфорварда в составе сборной России перед самым стартом турнира. С годами, как ни странно, Козлов болеет все реже и реже.

    Валерий Каменский – 12 сезонов, 637, 200+301

    Слабое место : голеностоп, кисть правой руки, почки

    История травм. Из-за переломов обеих ног пропустил более 100 матчей в двух первых сезонах за океаном, но, научившись заново ходить, бывший партнер Петера Форсберга по «Колорадо» заиграл на зависть многим, став обладателем Кубка Стэнли. Все шло нормально до плей-офф-1999, в котором на пути «лавин» попался «Детройт», а кисть Каменского не встретилась с клюшкой Молтби. В «Рейнджерс» бомбардир сборной СССР приехал уже будучи травмированным, а вскоре состояние его здоровья усугубили ушибы почек. Заиграть на своем уровне в Нью-Йорке, «Девилс» и «Далласе» форвард не смог. Из 11 сезонов в НХЛ Каменский только в трех провел более 70 матчей.

    Максим Афиногенов – 10 сезонов, 651, 158+231

    Слабое место: паховые мышцы.

    История травм. Его карьера в «Баффало» была скомкана из-за травм, возможно, и отпугнувших потенциальных НХЛовских работодателей Максима прошлым летом. Самым неудачным в этом плане для Афиногенова вышел сезон-2002/03, перед началом которого он получил сотрясение мозга на тренировке (выбыл на 45 матчей). В 2006-м россиянин шел на личный рекорд результативности, но совсем некстати повредил запястье левой руки (21 матч). Немало проблем доставили российскому бегунку и паховые мышцы (более 50 пропущенных матчей), но, уйдя из «Баффало», Афиногенов словно избавился от привычки болеть. За два последних года он провел все игры без исключения.

    Алексей Жамнов – 13 сезонов, 807, 249+470

    Слабое место: спина, лодыжка правой ноги.

    История травм. Частый гость лазаретов «Виннипега» и «Чикаго». Провел без травм всего один сезон в карьере, который стал для него лучшим – 48 матчей, 30 голов и 65 очков. В последствии талантливый, но нестабильный центр обращался к врачам с переломом гортани, растяжением подколенного сухожилия, сильным ушибом бедра, трещинами в пальцах рук и ног. Перед плей-офф-97 медработник «БлэкХокс» внес инфекцию в голеностопный сустав хоккеиста, хотя самые серьезные проблемы судьба оставила ему на потом. В ноябре 2003-го он перенес тяжелую операцию на спине, а в 2006-м, уже будучи игроком «Бостона», Жамнов сломал лодыжку. «В игровом эпизоде мой конек попал в расщелину между бортом и льдом. Голеностоп застрял, а масса соперника пошла на эту ногу. Меня развернуло – и все…» – рассказывал о своей травме сам хоккеист, заявивший об уходе на пенсию в сентябре 2006-го. Его бывший партнер по «Джетс» Селянне все еще в строю и все еще очень эффективен.

    Владимир Малахов – 13 сезонов, 712, 86+260

    Слабое место: колени.

    История травм. Интересно, как бы заговорили репортеры из Монреаля, называвшие атакующего защитника симулянтом, изучи они рентгеновский снимок его скелета. Малахов, по его же словам, играл в плей-офф и с трещиной в пальце, и с сильными болями в области шеи. Крест на его карьере поставила травма правого колена, полученная после столкновения с Лараком в сентябре 1999-го. Россиянин смог восстановиться и даже выиграл Кубок Стэнли, но вскоре повредил связки второго колена. После этого прежнего Малахова – скоростного игрока с хорошим катанием – болельщики уже не увидели.

    Даниил Марков – 9 сезонов, 538, 29+118

    Слабое место: притупленное чувство страха.

    История травм. Мужественный защитник – главный российский коллекционер травм в НХЛ. Прочитав медицинскую карточку игрока, которая по толщине не уступит солидному роману, студенты могут безбоязненно сдавать экзамен по анатомии. Всего-то за 9 лет Марков успел травмировать колено, лодыжку, правую и левую руки, спину, челюсть и нос, голеностоп и стопу, плечи и мышцы паха. Напоминать о выбитых зубах, сотрясениях мозга, многочисленных синяках и ушибах, думается, не нужно. Примерно 50% всех повреждений россиянина – результат его самоотверженной, порой, безрассудной, игры в обороне. Если бы НХЛ начала вести статистику блокшотов чуть раньше, экс-защитник «Торонто», «Финикса» и «Детройта» в этой категории был бы в числе лидеров.

    Александр Карповцев – 12 сезонов, 596, 34+154

    Слабое место: см. у Даниила Маркова.

    История травм. Еще один российский защитник-камикадзе, который специализировался на блокировке бросков. Коллеги по «Чикаго» прозвали Карповцева магнитом для шайб, и однажды россиянин принял на живот щелчок Эла МакИнниса. «Секрет в том, что… не надо ничего блокировать. Блокировка – это мера, которую применяет защитник при экстремальной ситуации у своих ворот», – скромничал игрок, пропустивший из-за различных травм (колени, плечи, голеностоп, кисти правой и левой рук, ушибы ребер, пах, перелом лицевой кости) более 200 матчей.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы