Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Йори Лехтеря: «Возможно, буду играть в России еще лет двадцать»

    22-летний финн Йори Лехтеря в КХЛ, по идее, «проездом». Став дома лучшим игроком чемпионата, он прибавляет в «Локомотиве», чтобы затем махнуть за океан. Или нет? В интервью Sports.ru Лехтеря рассказал о русских людях и отдельно – о русских девушках, без чего не могут играть ярославские хоккеисты, почему с финским тренером ему сложнее и каково выходить на лед в золотом шлеме.

    Ни дня без торта

    – Уже привыкли к России?

    – Да. Должен сказать, девушки здесь очень хорошо выглядят. И в Ярославле, и в Москве. В России вообще больше красивых девушек, чем в Финляндии.

    – Подруга не ревнует, случайно?

    – Она тоже красивая, так что у нее нет повода волноваться.

    «Наверное, родителям нравится, что не приходится видеть меня каждый день»

    – Не скучаете по Финляндии?

    – Нет. Прекрасно себя чувствую в России. Моя мама приедет ко мне на неделю в Ярославль. Родители рады, что я здесь – они не хотят быть со мной. Наверное, им нравится, что не приходится видеть меня каждый день (смеется). Возможно, летом поеду в Финляндию, но могу и в Ярославле остаться. Пока не знаю.

    – Ярославль – ваш город?

    – В принципе, да. Он маленький, мне такие нравятся. Нет пробок, как в Москве. Прекрасные люди. Отличная арена. Хорошие рестораны. Россия вообще намного лучше, чем я думал. Когда подписывал контракт, я мало знал о стране. Но сейчас, когда я здесь, считаю, что все, в принципе, прекрасно.

    – Успели чему-нибудь удивиться?

    – Наверное, тому, что все игроки здесь едят очень много тортов. Редкий день, когда мы во дворце, обходится без торта. Я думаю, без него ребята не могут тренироваться. И даже играть: перед матчем всегда есть торт.

    Русско-финский разговорник

    – Главный тренер – ваш соотечественник. Это помогает?

    – Наоборот. Мне, возможно, немного труднее. Суйканен наблюдает за мной постоянно. Наверное, так и лучше: он очень внимательно следит за моими действиями, и я работаю больше.

    – Давление ощущаете?

    – Нет, просто стараюсь работать каждый день. Кстати, мне нравятся ярославские фанаты. Они очень-очень хорошие. На каждой игре у нас полный дворец. Много шума, и это здорово. В Москве тише, меньше людей ходит на матчи.

    – Как у вас с русским?

    – Чуть-чуть. (отвечает на русском практически без акцента)

    – Еще какие-то слова?

    – «Я не понимаю по-русски» (продолжает на русском). Знаю названия некоторой пищи: «рыба», «лосось».

    – Переведете финское «miita kuulu»?

    – Да. «Как сам?», «Как дела?» (по-русски). Наверное, главный минус в России, что не все хорошо говорят по-английски. Но вообще русские люди мне нравятся. Забавно, если кто-то из них пытается поговорить со мной, а я отвечаю: «Я вообще ничего не понимаю из того, что вы говорите», они начинают произносить то же самое, только медленнее. Снова говорю: «Я не понимаю». И они повторяют фразы еще медленнее.

    «Комаров абсолютно не пляжный футболист. Он реально был очень плох»

    – Граняк говорит, что русские люди поначалу не очень открыты.

    – Да, первую неделю было сложновато. Никто меня не знал и не общался со мной. Но сейчас даже те, кто может сказать несколько слов по-английски, подходят и стараются поговорить. Это хорошо. Сначала я сдружился с голкипером Димой Кочневым. Он говорит по-русски и по-английски, поэтому я проводил много времени с ним. Дима рассказывал мне, что и как тут устроено. Но теперь я могу общаться со многими ребятами в команде.

    – С Демитрой-то языковых проблем совсем нет.

    – Да. Он прекрасный парень. И действительно профессиональный игрок. Каждый день я стараюсь смотреть на него и что-то перенимать для себя. Я знаю, что когда-нибудь смогу играть в НХЛ, и мне надо брать у Демитры лучшее. Буду пытаться делать то, что вижу у него. Думаю, Павол один из лучших игроков в КХЛ.

    – А в мире?

    – Мне нравится Павел Дацюк. Он очень умный и мастеровитый. Может делать все, даже подраться! Я смотрел видео на Youtube недавно.

    – Комаров недавно в интервью пообещал вас не трогать.

    – Я спрашивал Лео на прошлой игре с «Динамо»: «Хочешь подраться?» Но он не захотел, даже не знаю почему. Мы ведь во время матча ненавидим друг друга.

    – Знаю, что вы с Комаровым даже на песке играли.

    – Да, два года назад летом мы оказались в одной команде по пляжному футболу. Это было классно. Собралось много друзей. Но Лео абсолютно не пляжный футболист. Он реально был очень плох. Но нам не хватало игрока на этой позиции, поэтому взяли его.

    Золотой шлем и советы дяди

    – Можете сравнить российский хоккей с финским?

    – В России он более техничный, очень умный и достаточно быстрый. В Финляндии больше силовой игры. В целом, КХЛ все-таки немного лучше.

    – В финской лиге вы играли в золотом шлеме.

    – Да, у нас это обычное дело. Я получил его в прошлом году, когда стал MVP чемпионата. Набрал больше всех очков в финской лиге и был признан лучшим игроком сезона по мнению хоккеистов. Пока это самое важное, что случилось в моей хоккейной карьере.

    – В России пока нет золотых шлемов.

    – Я не думаю, что это стоит перенимать. Если ты выходишь на лед в золотом шлеме, ты весь год в нем как движущаяся мишень. И каждый старается ударить тебя сильнее, чем кого-либо другого.

    – Но в Финляндии же есть такая традиция, и вроде ничего.

    – Да. Но там это не настолько сильно ощущается, потому что каждый год кто-то играет в золотом шлеме. Хотя все равно это смотрится примерно так, будто сам шлем говорит: «Ударь меня, ударь». Тем не менее, играть в нем было великолепно.

    – Ваш дядя был первым финским хоккеистом в российской лиге?

    – Да. Его зовут Теро Лехтеря. Он играл в «Нефтехимике», возможно, лет восемь назад, не знаю точно (Теро Лехтеря играл за «Нефтехимик» в сезонах 2003/04 и 2004/05 – прим. Sports.ru).

    – И что дядя говорил вам о России?

    – Что хоккей здесь очень хорошего уровня, но требуется время, чтобы привыкнуть к русским людям. А еще – он же играл в Нижнекамске, а этот город десять лет назад был, наверное, не очень хорош, если сравнивать с Москвой или Ярославлем. Но дядя сказал: «Тебе следует поехать. Там ты сможешь многому научиться».

    «Дядя сказал: «Тебе следует поехать. Там ты сможешь многому научиться»

    – Разговор о базе заходил?

    – Конечно, дяде довелось с ней как следует познакомиться. И я побаивался, что придется слишком много времени проводить на базе. К счастью, мы остаемся там только после передыгровой тренировки и в день матча. Приходим, обедаем, потом спим и идем на игру. Но и только. Это очень-очень хорошо и важно для меня.

    – У вас жилье недалеко от арены?

    – В пятнадцати минутах на машине. Но если пробка, то можно добираться до дворца и сорок минут. Еще поблизости много ресторанов. Из меня плохой кулинар, поэтому, если моей девушки нет рядом, мне нужен ресторан. Например, «Ванильное небо». Там очень вкусные суши.

    – Как проводите свободное время?

    – Не делаю ничего особенного. Просто отдыхаю и расслабляюсь. В русском баре был только один раз. Обычно я сплю, иду куда-нибудь поесть или просто в торговый центр, смотрю кино.

    – Какое?

    – Как правило, комедии. Я скачиваю их, ведь русское телевидение не могу смотреть. Поэтому многие вещи я загружаю из интернета.

    – И напоследок: вы обмолвились об НХЛ, когда собираетесь туда?

    – Может быть, после этого года или следующего. Я не знаю. Конечно, НХЛ – моя цель. Я стараюсь играть лучше с каждым днем. И в какой-то из них я смогу уехать за океан.

    – У вашего ровесника бывшего динамовца Умарка там пока не складывается.

    – Знаю. Если попаду в такую же ситуацию, значит, так будет. Сейчас даже мыслей таких нет. Я просто постараюсь сделать все, что в моих силах. Может быть, я вообще буду играть еще двадцать лет в России. Возможно. Посмотрим.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы