Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Сергей Паремузов: «Наши предложения никто не слушает»

Руководитель «Глобал Спорт Консалтинг» Сергей Паремузов в очередной серии агентского цикла рассказывает о том, что надо изменить в КХЛ, как он ведет дела хоккеистов и каких его коллег ни в коем случае нельзя допускать до работы в России.

Сергей Паремузов: «Наши предложения никто не слушает»
Сергей Паремузов: «Наши предложения никто не слушает»

Вопросы к лиге

– Вы один из самых известных агентов и, в случае чего, именно к вам обращаются за комментариями. Вы даже не скрываете, что не очень довольны работой КХЛ. А в чем именно суть претензий?

– Претензия – не совсем правильное слово. У меня есть недопонимание самого стиля принятия решений в Континентальной хоккейной лиге. Некоторые изменения я принимаю и приветствую, а некоторые вызывают у меня вопросы или я просто воздерживаюсь от комментариев.

– И что именно не нравится?

– Мне больше всего не нравится, что нет обсуждения вопросов. В российском хоккее остались некоторые традиции с советских времен. Какие-то правила отмирают, так как мир изменился, какие-то сохраняются. Но все это надо обсуждать. Например, мы, агенты, всегда говорили о том, что нужна профессиональная хоккейная лига. Но получается, что нашим мнением совсем не интересуются.

«Мы категорически против нового регламента, а нас никто не слушает»

– По каким вопросам?

– Ну вот появилось КХЛ-ТВ. Это очень здорово, это очень нужно. Но вы посмотрите на содержательную часть канала. Сколько уже раз показывали про Евгения Лапина, про Александра Семака или Александра Королюка? Нельзя с такой безумной частотой показывать архивные кадры. Канал-то придумали, а вот насчет контента ничего не решили. Говорят, что во все это вкладываются безумные средства, но непонятно на что. Зачем, например, на матчах чемпионата КХЛ рекламируют чемпионат КХЛ? Я бы понял, если бы реклама турнира шла во время сериала или любой другой программы. Тогда бы логика была понятна.

– Это общие вопросы, которые может задать любой человек. Но вы же работаете в хоккее. Какие у вас есть вопросы как у агента?

– У меня есть вопросы по регламенту КХЛ. Вот взять антикризисные меры. Понятно, на что они направлены, но идея крепостничества хоккеистов по-прежнему живет и процветает. Агентское сообщество неоднократно обращалось по этому поводу в лигу, но все заканчивалось на самой ранней стадии. Нам говорят: «Так хотят клубы, а мы представляем их интересы». И вот мы категорически против нового регламента, а нас никто не слушает.

– Но и позиция КХЛ совершенно понятна.

– Возможно, у нас даже больше вопросов не к лиге, а к профсоюзу игроков и его лидеру Андрею Коваленко. В прошлом году он принял антикризисные меры, ни с кем не посоветовавшись. Мы вот совершенно не знаем, как он будет вести себя перед подписанием нового соглашения. А это неправильно. И еще у меня очень серьезный вопрос по поводу дисциплинарного комитета. Там должно быть три судьи, а не один, как сейчас. В данный момент все вопросы рассматривает представитель работодателей. Нам кажется, что там должен быть и представитель ассоциации агентов и независимый арбитр. Но наши предложения никто не слушает.

Проблемы «Лады» и с «Ладой»

– А что говорят?

– «Мы знаем, как надо». Но вообще самой главной проблемой до сих пор является взаимоотношения между клубом и хоккеистом. Почему-то сейчас наметилась тенденция, что во всех бедах виноваты агенты.

– Логично.

– Не могу сказать, что все представители нашего цеха – святые. Но нельзя непрофессионализм менеджерского цеха объяснять пронырливостью агентов. Примеров того, что недорабатывают именно менеджеры, очень много. Например, случай с «Ладой».

– Это очень странный клуб.

– Там возникла дикая ситуация. Начиная с августа, команду многократно кормили обещаниями. И до сих пор ничего не меняется. Даже хуже становится, там полная разруха. Я вот спрашиваю, а чем там занимается новый генеральный директор Вениамин Липский? У него же сейчас есть все полномочия решить проблему игроков. Например, отпустить тех, перед которыми есть долги, списав их с клуба.

«Руководство ничего делать не хочет и все время говорит, что агенты – сволочи»

– Играть некому будет.

– Это несерьезный разговор. Там прекрасная школа, хорошая вторая команда. Кроме того, не забывайте, что в России очень много профессиональных хоккеистов, готовых сейчас выступать на таком уровне даже бесплатно, лишь бы проявить себя. В общем, если клуб захотел бы решить проблему, это можно было сделать. А ведь с чего начал работу Липский?

– С чего?

– Он сразу обругал агентов, мол, они забрали Кошечкина и других хоккеистов. При всех недостатках бывшего директора Александра Чеботарева, с ним можно было иметь дело и решать проблемы. Нынешнее же руководство ничего делать не хочет и все время говорит, что агенты – сволочи. Но в чем наш сволочизм? Мы просто хотим сделать лучше для игрока. Это наша первичная задача – защищать интересы игрока.

– У вас есть игроки в «Ладе»?

– Да.

– Давайте возьмем конкретный пример. Я – игрок «Лады», вы – мой агент. Помогите мне вернуть долги.

– Вы поймите, агенты тоже являются заложниками этой ситуации. Нам обещают, что в клуб придут новые спонсоры, которые погасят все долги. Но если этого не случится, то мы будем требовать деньги с КХЛ.

– Почему?

– Да потому, что мы еще летом говорили, что клуб нельзя допускать до чемпионата. Но его допустили.

Ассоциация агентов

– Вы организовали ассоциацию агентов. Непонятно, как можно объединить в одной организации конкурентов. Да и надо ли?

– Есть же ассоциация строителей, а там конкуренция еще похлеще, чем у нас. Просто есть какие-то проблемы, присущие нашему цеху, которые можно решить лишь объединившись. Надо вырабатывать некую общую позицию. Понятно, что не со всеми коллегами у меня приятельские отношения, но тут надо забыть о личном.

– Все агенты входят в ассоциацию?

– Нет. Потому, что у нас тоже есть определенные требования для вступления. Кстати, мы против того, чтобы на российском рынке работали нерезиденты.

«Логичнее, чтобы лига аккредитовывала агентов. Но и это не совсем правильно»

– Сейчас началась аккредитация агентов. Вы согласны, что она нужна?

– Да, но я против того, чтобы ее проводил профсоюз игроков. Не очень доверяю это конформистской организации, да и вообще их требования к аккредитации выглядят смешными. Логичнее, чтобы лига аккредитовывала агентов. Но и это не совсем правильно.

– А как правильно?

– Есть саморегулируемая общественная организация – Ассоциация хоккейных агентов. Мы можем подписать декларативные документы с КХЛ, где возможно прописать все правила игры. И член ассоциации будет работать на рынке. При этом лига может задавать любые вопросы, а мы готовы на них ответить. Случайных людей в нашей организации не будет. И уж тем более не будет тех, кто не имеет права работать на территории России.

– Иностранцы?

– Я такого не говорил. Просто есть законная возможность работать на территории России. Этим занимается Федеральная миграционная служба. Есть разрешение – пожалуйста, работай. Нет – до свидания. Надо быть законным представителем в стране, платить налоги, например. Мы же не можем работать на территории другой страны.

Аукцион – это нормально

– С кем из представителей клубов не разговаривал, все недовольны тем, что вы устраиваете между ними аукционы, предлагая хоккеиста сразу в десять команд. Зачем вы это делаете?

– Если игрок востребованный, то у него есть предложения. И у него всегда есть возможность выбора. И агент ему в этом помогает. Но окончательное решение принимает хоккеист. Впрочем, я не согласен с постановкой вопроса. Не стал бы называть это аукционом, в том смысле, в котором говорите вы. Все происходит гораздо тоньше.

– Не кажется ли вам, что хоккеисты получают слишком много?

– Кажется. Но… Вот провели редрафт. Я вообще, как человек, понимаю все антикризисные меры. Но мне кажется, что все могло бы пройти иначе. Например, почему хоккеист, выставленный на редрафт, не мог перейти в другую команду? Да, в прежнем клубе после редрафта ему сократили зарплату с 20 до 10 миллионов рублей. Но если где-то предлагают 12, то зачем его удерживать? Давайте определим, как появляется рыночная цена игрока, а потом будем обсуждать.

«Кризиса, получается, нет. У кого-то сложности, а у кого-то – все спокойно»

– Кризис ведь.

– Согласен! Давайте аннулируем все контракты. Вообще все. Начнем с нуля и определим настоящую стоимость хоккеистов. Но ведь кризиса, получается, нет. У кого-то сложности, а у кого-то – все спокойно. И все антикризисные меры превратились в фикцию. Нужно быть последовательным в решениях. Но если в каком-то клубе платят игрокам миллион, причем, не лучшим игрокам, то почему другие должны получать меньше. Вот иностранцы. Раньше логика их приглашения была понятна – они стоили дешевле, чем российские хоккеисты, а приносили больше пользы. Теперь же они очень дорогие, но нельзя сказать, что лучшие. Посмотрите, например, на Умарка и Харью из «Динамо». Почему мои клиенты должны получать меньше, чем эти шведы. Они ничем не хуже.

– Сергей Широков ваш клиент?

– Да.

– Согласитесь, вы ведь проиграли эту войну. Ваш клиент вместо приличной суммы в России, выступает за копейки в АХЛ.

– Нет, мы ни в чем не проиграли, хотя бы потому, что решение уехать принимал сам Сергей. Это миф, что мы говорим, с кем подписывать контракт, а с кем не надо. Широков – независимый человек, он волен делать то, что хочет. Кстати, мы-то ему предлагали остаться в России. Вот Денис Паршин остался в ЦСКА. И это тоже его решение. Правда, у Дениса и не было конкретного предложения из «Колорадо», а у Сергея из «Ванкувера» было.

Пять процентов

– Сейчас хоккеистов меньше обманывают, чем раньше?

– Все зависит от агентов. Хотя есть клубы, с которыми лучше не иметь отношения. Для нас, например, понятно, что лучше не иметь дел с Тольятти. Но вообще, как сейчас обманывать? Есть определенный пакет документов, утвержденный лигой, который требуется иметь при заключении контракта. И это правильно, кстати. Обман может идти только в том, что не платят зарплату.

– А вы что говорите игрокам, когда не платят? Терпи, друг, скоро заплатят, ты в КХЛ?

– Все зависит от ситуации. И каждый случай индивидуален. Нет унифицированного совета.

– У вас ведь много игроков?

– Не хотел бы называть точное число для прессы.

– Но понятно, что речь идет о десятках. Как вы успеваете каждому уделять время? Вот, например, вам могут позвонить ночью и сказать: «У нас прорвало трубу, не знаю, что делать»?

– Но-но… Для этого есть служба 911. Позвоните, они помогут. Игроки, с которыми мы имеем дело, вменяемые и могут сами решить бытовые вопросы. Впрочем, отметил бы, что сейчас уровень сервиса в клубах на самом высоком уровне.

«Игроки могут обходиться без агента, но тогда они должны быть готовы к тому, что их обманут»

– Вы берете за услуги 5 процентов?

– Да. Но это не касается молодых игроков. Там нижняя граница – миллион рублей.

– Вы уводили когда-нибудь клиентов у конкурентов? Уводили ли у вас?

– Миграция игроков между агентами происходит по разным причинам. Кого-то что-то может не устраивать. Но в ассоциации мы точно решили, что если какой-то хоккеист собирается уйти к другому агенту, он обязан выполнить все свои финансовые обязательства до конца. Просто есть вещи, которые мы не допускаем по отношению друг к другу.

– Вы можете меня устроить в какую-нибудь команду, чтобы я получил большую зарплату, прежде чем выяснится, что я не умею стоять на коньках?

– Нет. И никто из моих коллег не возьмется за это.

– Могут ли игроки обойтись без агента?

– Могут. Но тогда они должны быть готовы к тому, что их обманут. Каждый должен заниматься своим делом. Кто-то играть, кто-то заниматься юридическими проблемами.

– Вы берете за это пять процентов, но личные вопросы не решаете?

– Если дело касается кредитов и прочих юридических вещей, то мы сможем помочь.

Сергей Паремузов работает на рынке с 2001 года. Среди клиентов «Глобал Спорт Консалтинг»: Кошечкин, Лещев, Мозякин, Паршин, Рыбин, Широков.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы