Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Доминикана

Доминик Гашек уже покидал хоккей – летом 2002-го, после победы в Кубке Стэнли с «Детройтом». Через год он вернулся, на прошлой неделе снова взял серебряную чашку – и теперь уходит уже точно. Sports.ru аплодирует решению великого вратаря.

Доминикана
Доминикана

Единственного человека, который может сказать: «Гашек рано закончил», – зовут Крисом Челиосом. Все остальные скажут: вовремя ушел.

Даже сложно представить, что Доминик Гашек в этой жизни умеет делать что-то столь же хорошо, как ловить шайбу. Нет, он серьезный, умный человек – это все понятно. Но сидящим в офисе с девяти до шести мы его представить точно не можем. Человек, отыгравший 25 лет на таком уровне, утруждать себя должен максимум мемуарами.

Слова «Гашек», «протащил» и «Баффало» долгие годы неизменно стояли рядом

Дотянуть в спорте до 43 и не стать пародией на себя – немногим это под силу. Человеку готовы предложить контракт. Есть заинтересованность в его работе, ему готовы платить деньги. Человек думает и уходит. Слишком много было бесславных концовок у блестящих карьер – из-за денег и самообмана. Уж кто-кто, а Гашек такого унижения не заслужил.

Он начал профессиональную карьеру в 1981-м, а через два года уже был на чемпионате мира. Чтобы осознать масштаб – тогда не было на свете ни Овечкина, ни Малкина, ни Кросби. Ну и много кого не было. А Гашек уже играл в «Пардубице» и сборной. И уехал бы за океан много раньше, чем в 25 лет, если б не железный занавес.

Нет ничего ужаснее, чем знать свой потолок и предел. Доминик сделал себя сам – и постоянно пробивал головою эти потолки. Из европейских голкиперов он, 199-й номер драфта-83 (тогда, разумеется, мало кто рассчитывал на то, что Гашека хоть когда-нибудь отпустят в НХЛ – вот вам и причина выбора в десятом раунде), первым стал суперзвездой НХЛ. Пришлось, конечно, посидеть два сезона в «Чикаго» – под Эдом Белфором. А потом настал 1992 год – и обмен в «Баффало», где его через какое-то время, будете смеяться, выставляли на драфт отказов. Гашека тогда не взял никто. И он остался в «Баффало» – на счастье «клинков».

В плей-офф того сезона чеху дали шанс – и выставили в четвертом матче первого раунда против «Бостона». Он протащил команду дальше. Слова «Гашек», «протащил» и «Баффало» в следующие годы будут неизменно стоять рядом – и именно в таком порядке. Этими подвигами он заслужил свет – читай, переход в «Детройт». Доминик в своем «Баффало» и отвык ведь от того, что его команда может забивать больше трех раз за игру.

Его можно было бы назвать черной дырой, притягивающей все летящие в ворота шайбы, если бы слово «дыра» не было для вратарей оскорбительным. Оденьте Гашека в броню, дайте пуленепробиваемую ловушку – он и пулю из «калаша» поймает. У вас же ровно такое ощущение было после финала Нагано-98?

Есть ощущение, что он и через десять лет встанет в ворота в прощальном матче Челиоса – и будет тащить

У нас в головах свой шаблонный, стереотипный Гашек. Это сверхвратарь. Он застыл в этом статусе. Есть ощущение, что он и через десять лет встанет в ворота в прощальном матче Челиоса – и будет тащить, тащить, тащить. И так сверхвратарем в памяти и останется – если только, конечно, не возглавит чешскую хоккейную федерацию и там не начудит.

Олимпийское золото, два Кубка Стэнли, шесть «Везин» – мы машем вслед рукой великому хоккеисту. Феноменальная реакция и гуттаперчевость, выбор позиции и хладнокровие – это все есть в одном человеке. Именно «есть», а не «было». Как высоко был его потолок – можно только догадываться.

И в этом, пожалуй, главное счастье ухода вовремя.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы