Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Вадим Покотило: «Семь часов полета – пустяк»

    Хоккеист хабаровского «Амура» Вадим Покотило, не так давно получивший серьезные повреждения, попав под машину, уже торопится выйти на лед и не опасается, что травмы могут помешать его карьере.

    – Как ваше здоровье? Врачи сообщали, что вы получили очень серьезные травмы. И, честно говоря, у многих были сомнения, что вы вернетесь на лед. Все-таки перелом таза, ног.

    - Сейчас врачи говорят, что я могу восстановиться и сыграть в чемпионате России даже до Нового года. А через неделю уже начну ледовые тренировки.

    - Ничего себе! Вы вот сейчас пришли на хоккей с палочкой, хромаете, а играть собрались через месяц!

    - Думаю, врачи постарались. Хотя причин для быстрого выздоровления много. И доктора, и здоровый организм.

    - Интересовались судьбой того, кто вас сбил?

    - Он находится в следственном изоляторе.

    - Такая серьезная травма может негативно сказаться не только на здоровье, но и на психологическом состоянии. Вы после аварии не думали, что все, с хоккеем покончено?

    - Нет, таких мыслей не было. Разве что я не так оптимистично оценивал сроки своего возвращения на лед.

    - А что говорили врачи?

    - Поначалу они считали, что я приступлю к тренировкам в январе.

    «Да, бюджет у «Амура» большой. Но в Хабаровск едут неохотно и требуют двойную оплату»

    - Зачем же вы так на лед торопитесь? В клубе заставляют?

    - Нет-нет, никакого давления я не испытываю. Наоборот, мне все говорят, что главное полностью восстановиться. Но я сам хочу побыстрее начать играть.

    - Вас очень поддерживали болельщики как «Амура», так и других команд. Вы это как-то ощущали?

    - Безусловно. Хочу всем сказать большое спасибо. Даже не ожидал, что мне окажут столько внимания, так меня поддержат. Сначала ведь настроение было просто отвратительное, ничего не хотелось. Но фанаты вдохнули в меня силу. Посчитал, раз ко мне так относятся, я не имею права падать духом.

    - Без вас «Амур» прекратил набирать очки. Только в последнее время все наладилось.

    - Я бы не стал связывать неудачную игру команды со своим отсутствием. Мы с самого начала показывали неплохой хоккей, но девять поражений подряд надломили ребят. Где-то не везло, где-то были проблемы с сыгранностью, возможно, имелись некие психологические вопросы. Только в последнее время все поняли, что обыгрывать можно любые команды, неважно – какое место они занимают.

    - У «Амура» никогда не было проблем с бюджетом, на трибунах аншлаг, но команда в последнее время постоянно находится на последних местах в турнирной таблице. Как вы думаете, почему это происходит?

    - Бюджет-то понятно, но если у хоккеиста есть предложение из «Амура» и из клуба, располагающегося в европейской части страны, то он предпочтет второй вариант. В Хабаровск едут неохотно и требуют двойную оплату. Думаю, только с этим связаны проблемы.

    - Вы проходили предсезонную подготовку в «Торпедо», но за несколько дней до чемпионата перебрались в Хабаровск. Что не устроило в Нижнем Новгороде?

    - Это было решение Владимира Юрзинова. И оно стало для меня не менее неожиданным, чем для кого бы то ни было. До старта чемпионата оставалось пять дней. Клуб меня заявил, во время предсезонной подготовки я исправно забивал. Но от моих услуг отказались.

    «Юрзинов сказал, что мной доволен, но «надо же кого-то убирать»

    - Но хотя бы объяснили почему?

    - Да особого разговора не было. Юрзинов сказал, что у него нет ко мне никаких претензий, что моя работа его устраивает, но он все равно решил отказаться от меня. «Надо же кого-то убирать. Это жизнь», – произнес он.

    - Странно.

    - Это точно. Я много думал об этой ситуации, но объяснений так и не нашел.

    - А почему уехали в «Амур»?

    - Это был для меня приоритетный вариант. В Хабаровске я провел четыре неплохих сезона.

    - У вас есть особый рецепт, как выдерживать длительные перелеты?

    - Перелеты ведь не самое страшное. Семь часов – пустяк. В Москве можно в пробке простоять столько времени. Главное – смена часовых поясов. Но к этому невозможно привыкнуть.

    «Амур» мог и не платить мне зарплату. Травма-то бытовая»

    - Правда, что в Хабаровске игроки, нарушающие режим, рискуют жизнью?

    - Конечно, очень сложно переносить такие нагрузки и не соблюдать режим.

    - В России есть пример, когда игрок после серьезных повреждений не смог заиграть на прежнем уровне. Речь про Игоря Григоренко. Нет опасений, что не сможете набрать прежнюю форму?

    - Думаю, это вопрос психологии. Я же очень хочу вернуться на лед. И чувствую, что у меня все получится.

    - В России часто бывает, что игроки, получающие тяжелые травмы, сразу оказываются на обочине. Клубы с ними прекращают общение, лишают зарплаты. Как с вами в «Амуре» поступили?

    - Никаких претензий к «Амуру» нет, только благодарность. Если бы меня лишили зарплаты, я бы и сказать ничего не смог – травма-то бытовая. Но мне все сохранили и помогают восстанавливаться.

    Алексей ШЕВЧЕНКО

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы