Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Вадим Шахрайчук: «Немировски не мог понять наш рацион: на завтрак – сосиски, на обед и ужин – мясо»

Центрфорвард чемпионского «Локомотива»-2002 Вадим Шахрайчук в интервью Sports.ru вспомнил миллион или чуть больше историй из первого победного сезона Владимира Вуйтека в России.

Вадим Шахрайчук: «Немировски не мог понять наш рацион: на завтрак – сосиски, на обед и ужин – мясо»
Вадим Шахрайчук: «Немировски не мог понять наш рацион: на завтрак – сосиски, на обед и ужин – мясо»

* * *

– Вуйтек был первым иностранным тренером в России. У журналистов на клавиатурах западали те буквы, из которых составляется предложение: «Между Вуйтеком и российскими тренерами – большая разница». Действительно – большая разница?

– Да. Основное – хоккеисты почувствовали уважение к себе. С нами прекратили разговаривать матом. И в качестве аргумента перестали использоваться деньги.

– В смысле?

– Ну, если не знаете, напомнить про размер зарплаты («Ты получаешь столько денег – так иди и играй!») – это вообще любимый прием того времени. Не хочу сказать, что Владимир – это супертренер, а все наши специалисты рядом не стоят. У нас есть тренеры посильнее него тактически. Петр Воробьев собрал в Ярославле крепкий костяк команды – это были вышколенные, натренированные игроки. А Вуйтек пришел и раскрепостил эту команду. На выходе получилась страшная сила.

– Что Вуйтек поменял?

– Тут такая история. Он хотел провести предсезонку сам, но ему сказали: «Володя, здесь до тебя за пять лет все отладили – так что предсезонка будет по-старому». И мы готовились при Вуйтеке по воробьевской системе. Единственное, что Владимир в тот подготовительный процесс привнес: обилие игровых упражнений, предполагающих пас, тренировку командного взаимопонимания.

– Начали ведь не слишком удачно?

– С выезда Питер – Череповец привезли шесть очков, дома сыграли вничью со «Спартаком» и с Омском, а потом на выезде проиграли «Магнитке». Вуйтек после этого в столовой обмолвился: «Было бы неплохо, если б мы шестые-седьмые шли в чемпионате, дальше будет проще». На него очень давило руководство.

«Вуйтеку сказали: «Володя, здесь до тебя за пять лет все отладили – так что предсезонка будет по-старому»

– Серьезно?

– Да. Такой пример. В начале сезона помощником у Вуйтека был Федор Канарейкин. Тандем у них сложился неплохой: Канарейкин ставил работу защитников. И тут мы играли дома с ЦСКА. после двух периодов вели – 7:1. В третьем ЦСКА нам два забил – закончили 7:3.

– И?

– И после матча руководство увольняет Канарейкина. С «Динамо» похожая ситуация приключилась. Играли в Москве, вели 7:1, закончили 9:3. Вуйтеку досталось: «Как это так могло случиться?»

– Самодурством это не казалось?

– Ну как, там всегда довольно строго было. Вот заканчивается домашняя игра. Хоккеисты разъезжаются – кто по домам, кто на базу. А Вуйтек с помощниками идет к президенту, в видеомагнитофон ставится кассета – и начинается разбор матча. По каждому моменту. Это шло часами.

– Вуйтек этого не понимал?

– Конечно. От него же раньше никогда в час ночи не требовали объяснить, почему в большинстве он поставил тех игроков, а не этих. Владимир очень переживал из-за этого, нервничал. Причем даже когда все начало получаться, мы стали идти на первом месте и постоянно побеждали – ничего не поменялось.

* * *

– Вся лига завидовала свободе игроков «Локомотива».

– Да. Сейчас все то, что появилось у нас, в порядке вещей, а тогда казалось – вольность. Появился, например, регулярный отдых: Вуйтек сразу сказал: один выходной в неделю по-любому должен быть. За что Владимира все уважали: он не оторван от реальности.

Расскажу про эпизод в начале предсезонки. Мы не совсем удачно проводили контрольные матчи. Решили собраться все вместе – посидеть, поговорить спокойно. Заказали по бокалу пива. Только нам принесли – идут тренеры. Паника была, как будто корабль тонет. Некоторые спрятали свои бокалы под стол. Кто-то отошел в сторону. Кто-то попытался скрыться за углом – а там уже пять человек. В общем, звенящая была секунда.

«Нам в раздевалку, ни от кого не пряча, заносят два ящика пива. У питерцев глаза по полтиннику...»

– И что Вуйтек?

– Улыбнулся – и дальше пошел. Это при том, что мы очень неудачно выступали поначалу в предсезонке. А Вуйтек не увязывал все эти послабления с результатами: мол, выиграли – дам выходной, проиграли – ничего не будет. Потом, помню, мы в Финляндии победили СКА в финале Кубка Паюлахти. Нам в раздевалку, ни от кого не пряча, заносят два ящика пива. У питерцев глаза по полтиннику: они не могли понять, как такое может быть. У них тогда Михайлов тренером был.

– В вашей команде эту свободу не понимали как слабость тренера?

– Да нет. Все это очень ценили и понимали: не будет Вуйтека – свободы станет меньше.

– Все на нем держалось?

– Случай вам расскажу. За неделю до сезона мы командой собрались на ужин – без тренеров. Саша Ардашев, который в Ярославле к тому моменту одиннадцать сезонов отыграл, стал говорить тост: «Мужики, сколько играю здесь – такого у нас не было, мы никогда не собирались вместе». Тут Красоткин Дима поднялся: «Ребята, спа...» – и в ресторан забегают администраторы клуба. «Что у вас за пьянка?» – кричат. Официантку затормошили: «Дайте нам счет, чтоб мы знали – кто что заказывал».

* * *

– Помните момент, когда Вуйтек первый раз закричал в раздевалке?

– Такое тоже было. Но хоть на него давили жутко, на людей он за просто так не срывался. Голос повышал, только если ты ошибался в тех эпизодах, которые отрабатывались на тренировке, или удаление по глупости схватил. Но никому и никогда он не говорил: «Мы из-за тебя проиграли». Если ты напортачил, Владимир вызывал к себе – и разговаривал один на один.

«Коваленко был оплотом Вуйтека, имел огромный авторитет среди игроков «Локомотива»

– Он недавно вспоминал Андрея Коваленко: сказал, что такого игрока ему в «Динамо» не хватило.

– Коваленко был оплотом Вуйтека, его правой рукой. Он имел огромный авторитет среди игроков «Локомотива», уже тогда обладал хорошими организаторскими способностями, не боялся проявлять инициативу. Прирожденный лидер. В том сезоне Андрей какое-то время не мог забить. И тут на тренировке предыгровой шайба сильно попадает ему в лицо, но он выходит на лед со свежими швами, забивает – и с того момента пошел к своему рекорду. Тридцать одну, что ли, за сезон забросил.

– Был в том «Локомотиве» человек, способный огрызнуться на какую-нибудь фразу тренера?

– А не на что было огрызаться.

* * *

– У вас в команде в тот год серьезные легионеры появились: Петерек, Немировски. Вуйтек не понимал, почему его душат за счет 9:3. Чего не понимали ваши легионеры?

– Дэвиду Немировски однажды кто-то из клуба похвастался: «Мы будем строить новую европейскую базу». А Дэвид стоял и глазами хлопал – в Европе-то он вообще баз не видел. Еще Немировски удивлялся тому, как мы питаемся. На завтрак – сосиски, на обед – мясо, на ужин – мясо. Спустя месяц у него с животом обострение какое-то случилось – гастрит, что ли. Просто не мог так много мяса в пище воспринимать. У него жена шведка – и рацион в семье совершенно другой.

* * *

– Плей-офф вы прошли образцово: девять матчей – девять побед. Но считается, что в финале «Ак Барс» был ослаблен. Тогда ведь история с допингом Чупина и Кудерметова возникла.

– Да каждый год что-то возникало, только заминалось. Есть какая-то корпоративная солидарность – поэтому особо никто не рассуждает на эти темы.

– Но есть такое между хоккеистами: «Да, вон та команда ест. А эта – чистая»?

– Есть. Опять же – на уровне разговоров.

– Про ваш «Локомотив» что говорили?

– Говорили, что едим. Но как на духу – не было ничего. Витамины, биодобавки принимали те, которые можно в аптеке купить. Меня проверяли в серии с Казанью. Все чисто. От них Ячанов был – тоже никаких претензий.

«Как на духу – не было ничего. Меня проверяли в серии с Казанью. Все чисто»

– Чемпионский самолет из Казани помните?

– Салон мы шампанским залили. После поехали на стадион, там туча народа, все орут, кричат. А награждение было спустя месяц. Заказали две машины с открытым верхом. Повезли по городу – сначала в РЖД: слушать речи, получать памятные часы. Потом отвезли к памятнику Ярославу Мудрому.

– Для вас эти кабриолеты в диковинку были?

– Нет, один раз я ездил уже до того – в Германии, когда серебро брали с «Нюрнбергом».

– Эта медаль с «Локо» – самая ценная?

– Пожалуй, дороже та, что с «Динамо». Сильнейшая лига мира тогда была. Золото тяжело брали. Полуфинал с Омском не забуду. По буллитам проиграли первый матч дома. Крикунов заходит в раздевалку: «Ну что, вы обосрались уже?» Если он хотел завести этим команду – у него получилось. На следующий матч вышли – 11:0.

* * *

– «Ареной-2000» восхищаются и сейчас, а тогда ваш дворец казался сказочным на фоне остальных покосившихся. Вы можете провести экскурсию по старым стадионам, чтобы контраст стал сильнее?

– Ну как, первое, что бьет тебя в старом дворце – запах сырости. Он повсюду, от него не избавиться. Везде слабое освещение. В раздевалке тесно, душно, вплотную стоит кушетка, на которой кому-то делают массаж. Короче, по всем позициям – ужас. Все к этому так уже привыкли, что и Украина, и Россия на чемпионатах мира отличались как раз жутким бардаком в раздевалке. У нас все наваливалось в кучу, а у шведов, финнов перчатка была сложена к перчатке

– Чем ярославская арена удивила?

– Тем, что каждый матч собирала полные трибуны: все девять тысяч, независимо от соперников. А насчет условий – это было не удивлением, а радостью за то, что в России в хоккейном дворце есть хороший тренажерный зал, сауны, отдельная медицинская комната. Не говоря уже о стиральных машинах. Раньше форму сами стирали. Это, кстати, очень просто: свитер вешаешь на кран и куском мыла так по нему: ширк-ширк-ширк.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы