Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Дмитрий Ефимов: «Если начнем сейчас делить и гробить МХЛ, успеха в Сочи нам не видать»

    В конце августа в Омске прошел первый Кубок Мира, знаковое событие для МХЛ. Зрители ходили на неизвестные команды тысячами, а интернет-сообщество оживилось и проявило интерес к соревнованию. Штампы 70-х, почему «Сент-Джон» к нам не поедет, и что важнее Кубка Мира – управляющий молодежной лиги Дмитрий Ефимов говорил, а Sports.ru оставалось только записывать.

    Дмитрий Ефимов: «Если начнем сейчас делить и гробить МХЛ, успеха в Сочи нам не видать»
    Дмитрий Ефимов: «Если начнем сейчас делить и гробить МХЛ, успеха в Сочи нам не видать»

    «Видели? Давайте, подтягивайтесь!»

    - Когда родилась идея создания Кубка Мира?

     - Год с маленьким хвостиком назад, в прошлом августе. Тогда же эта идея обсуждалась с Рене Фазелем в Цюрихе, штаб-квартире IIHF. Мы обсудили на словах, на уровне идеи. Он эту идею очень поддержал, сказал, что КМ – то, что нужно для молодежного хоккея. И мы сразу начали обрамлять это в рамки каких-то хоккейных форм и предложений. Затем, в начале декабря концепция презентовалась на совете IIHF, получила одобрение. В конечном виде она презентовалась в мае на конгрессе федерации и так же была одобрена. Но это – официальная часть, это наши контакты с международной федерацией. А помимо этого шла постоянная, рутинная работа, поездки сюда, в Омск. Я уже говорил и повторюсь еще раз: мы выбрали Омск из-за «хоккейного» губернатора и из-за инфраструктуры «Авангарда». Наличие двух отличных дворцов было необходимо. Но знаете, та помощь, которую мы получили от губернатора, от министра спорта, от руководства клуба… Без нее Кубка Мира бы просто не было. Все, о чем мы просили: помощь, поддержка, работа городских и муниципальных служб – абсолютно все на высшем уровне.

    Я уже говорил и повторюсь еще раз: мы выбрали Омск из-за «хоккейного» губернатора и из-за инфраструктуры «Авангарда»

    - В чем конкретно заключалась эта помощь?

    Не стоит забывать, что мы в Омске – гости. А теперь подумайте: приезжает 8 команд плюс весь сопровождающий персонал и журналисты. Расселение, питание, доставка от гостиницы до арены, экскурсии. Это же такой объем работы! А еще арены, их службы, охрана, медицина.. Не только ведь в отелях сидит полиция, но и весь район, патрулирует! А теперь представьте, что мы подобное попросим в Москве. А мы ведь про пацанов говорим, 17-20 лет. Молодые, горячие, все может быть (смеется). На МХЛ ведь только спортивная часть лежала. А все остальное – это Омская область и «Авангард». И, что самое важное, – их помощь была не «из под палки», а инициативная, с желанием, от души.

    - Что удалось воплотить в жизнь и над чем предстоит работать? Многие хотели видеть «Сент-Джон»…

    То, что было в наших силах – мы этого добились. Привезти обладателя Мемориального Кубка – это было не в наших силах. Мы представили всем национальным федерациям концепции, мы предложили идею и сказали, как было бы здорово, если… А дальше они уже решали сами, они определяли команды. Что бы CHL присылала свои команды на наши турниры, нужно методично, из раза в раз доказывать им свой высокий уровень молодежного хоккея у нас в стране, высокий уровень организации лиги, безопасности – всего того, что их интересует.

    Нельзя сказать, что канадцы – мальчики для битья. Да, они проиграли все игры, но они бились!

    В Hockey Canada не оглашали причин, почему не приезжают команды из CHL. Видимо есть на то свои причины, не будем лезть со своим уставом в чужой монастырь. Но чем больше и лучше мы покажем себя со стороны, тем выше шанс того, что канадцы отправят нам свои лучшие юниорские команды, и мы будем с ними играть. Но знаете, для нас это не панацея от всего. Они решили прислать «Ойл Бэронс», прекрасно. Они в финал не вышли, проиграли все матчи. Те цели, которые преследовали мы – они достигнуты. Мы хотели создать сильное, интересное международное соревнование. Нельзя сказать, что канадцы – мальчики для битья. Да, они проиграли все игры, но они бились! С чехами до последнего играли. У шведов команда очень упорная была, они представляли шведскую школу. А те, кто говорит, мол, слабые команды…

    Надо видеть перспективу чуть дальше собственного носа. Я думаю, что в следующем году будет лучше. Но знаете, я ведь тоже могу встать на место федераций хоккея в их странах: если что-то проводится в первый раз, риск же. Но я не приемлю тезис о том, что к нам приехали слабые команды. Да, какие-то команды выглядели слабее, какие-то – сильнее. Не выдержали страны постулат о том, что бы присылать чемпионов. Не выдержали – да и бог с ними. Мы полностью выложились. И дальше мы уже будем задавать вопросы хоккейному сообществу: «Ребята, видели? Раз видели – давайте, подтягивайтесь». Я верю, что Кубок Мира перерастет в молодежную Лигу Чемпионов. Как я, организатор, могу объективно себя судить? Спрашивайте у участников. Все дают самые высокие оценки, все команды.

    Белорусы сказали, что вода в кулерах отдает ржавчиной, и ее заменили на воду в маленьких бутылках

    Логистика, переезды и переезды, гостиницы, дворцы, раздевалки – от всех был «высший балл». Конечно, были какие-то мелочи, шероховатости: в первый день нам сказали, что у одной из команд обед был холодный. Его рано подали, ребята еще не приехали с игры и пища остыла. Белорусы сказали, что вода в кулерах отдает ржавчиной, и ее заменили на воду в маленьких бутылках. Но это все ерунда, это решались сразу же. «Больших» вещей пока не было. Какие-то моменты нам всегда подсказывают участники, журналисты, доброжелатели. И недоброжелатели, конечно. Мы прекрасно понимаем, что всегда найдется человек, который скажет о том, что Кубок Мира был – полное говно, а МХЛ все провалила и опозорила. Мы такое раньше воспринимали болезненно, а сейчас – совершенно спокойно и даже с юмором.

    «НХЛ может себе позволить кепочки со своим лого»

    - Почему не удалось пролоббировать интересы «Омских Ястребов»? Ажиотаж бы был в разы сильнее.

    Да, аншлаги были бы на каждом их матче. Но самая наша большая цель – это не аншлаги, хотя они крайне важны. Наша задача – сделать международное соревнование высочайшего уровня. Я не нашел аргументов заявить две команды от одной страны. Верю в то, что «Ястребам» по силам стать чемпионами в следующем сезоне и на правах настоящих хозяев выступать здесь.

    - Почему так мало сувенирной продукции? Когда больше 9000 тысяч человек заходит на арену, они хотят что-то купить.

    Дело в том, что у нас в МХЛ пока еще нет департамента, как в КХЛ, который бы занимался атрибутикой. Мы исходили из того, что болельщики болеют за клубы, а не за лигу. Конечно, когда ты становишься такой лигой, как НХЛ, фэны уже могут покупать кепочки с НХЛ-овским лого. А у нас болельщик «топит» за магнитогорский «Металлург», за омский «Авангард». Мы расставляем приоритеты, и пока атрибутика – не на одном из ведущих мест. У нас столько задач, столько целей, но при этом у нас ограниченное количество людей и скромный бюджет. Надеюсь, что в следующем году мы этот момент наверстаем. Но не думайте, мы не забыли. Просто мы решили, что есть вещи, которые надо воплотить в жизнь более оперативно, их надо обеспечить любой ценой. Но мы наверстаем.

    Конечно, когда ты становишься такой лигой, как НХЛ, фэны уже могут покупать кепочки с НХЛ-овским лого

    - Но на МХЛ при должной организации, как показал КМ, народ идет. Появился пиар, появились билборды с рекламой и ролики на ТВ – и народ пошел. А что мешает обеспечить такую же посещаемость в регулярном чемпионате?

    А есть города, где ничего не мешает. В Уфе, в Магнитке, в Челябинске и Хабаровске, в Омске, опять же, народ ходит тысячами. А Москва, Петербург… Слушайте, там и на первые команды ходит по 500-700 человек. Это такое явление, с одной стороны понятное: много развлечений, сумасшедшая жизнь. Каждое мероприятие борется за своего зрителя, за москвича. А у этого москвича забот полон рот, он носится, как сумасшедший, по путям своей жизни и, зачастую, не успевает во много мест. Но ведь не только в Москве дело, у нас молодежный хоккей еще просто не набрал такие обороты, как в Северной Америке. Но процесс идет, и он идет в правильно направлении. Step by step, мы идем шаг за шагом. В первый сезон матчи МХЛ посетило 450 тысяч человек, во второй – 700. В этом сезоне на миллион замахнемся.

    Нам трудно в мире, где полно всего, что только можно представить, заявить, что вот, наш молодежный хоккей – это очень важно, это классный способ провести время, отличный досуг… Для этого нужны годы, нужны большие усилия. То, что мы делаем – это правильный путь. Организуем максимум возможных для нас ТВ-трансляций, насколько позволяют нам кадры, стараемся работать со СМИ. Мы, как можем – кричим об МХЛ. Мы не можем делать билборды, не можем снять какой-то крутой имиджевый ролик и крутить его на ТВ, но мы же не стиральный порошок, не шоколадная конфета. У нас нет такой прибыльной части, у нас нет таких возможностей. Мы несем финансовую ответственность перед клубами. Работаем теми путями, которые более доступны и более оправданы.

    - Но с Кубком Мира так и вышло.

    А Кубок Мира – это и есть конфетка, единоразовый ценный продукт, бренд. Мы его преподносили и рекламировали по законам рынка, нежели по законам скрупулезного многолетнего продвижения. Но очень важный момент – сами клубы. Потому что очень многое зависит от клуба. Всегда нужно понимать, что есть лига, когда мы говорим о той же атрибутике – шарфиках, шапочках. Никогда не нужно забывать, что есть вот эта грань: лига не только не должна, но и не может принять все эти функции, которые должны нести клубы. Все равно болельщик идет на «Омских Ястребов», «Стальных лис» или на «Красную Армию», он не идет на феномен МХЛ. И, соответственно, если клуб дает посыл болельщику, дает информацию, способствует посещаемости, для этого есть много способов – от размещения информации в кассах дворца, на интернет-сайте до рекламы на информационных сайтах. Тогда народ и идет.

    Мы не можем снять какой-то крутой имиджевый ролик и крутить его на ТВ, но мы же не стиральный порошок, не шоколадная конфета

    Если сама команда ничего не делает, а, к сожалению, есть еще такие клубы, то, конечно, зритель не идет. Сегодня, в нашем мире, даже не в больших столичных городах, все равно у людей много возможностей для проведения досуга и если где-то проводится игра, а о ней никто не заявляет, то болельщик не придет. Нет сейчас такого, чтобы молодые люди собирались и думали: «Ну елки-палки, куда же нам пойти?» Чешут в затылке и вот думаю – думают… Нет, миллион вариантов. Такого уже нет. Нужно активно закидывать информацию. Те клубы, которые это делают, они и получают зрителей.

    «У Карандина содержательный сайт, туда 17-20 человек в день заходит»

    - Поставьте точку под ситуацией с Карандиным.

    – Суть ситуации состоит в том, что мы создаем группу «Б» – эта ситуация важнее Кубка Мира, важнее всего остального, потому что мы создаем колоссальную, мощную, грамотную сеть молодежных хоккейных команд по всей стране, по канадскому принципу. То есть не так как сейчас, когда действительно есть точки на карте, где в основном у клубов КХЛ есть молодежные команды, они благополучные, сильные, они играю очень интересные соревнования, но они даже близко не могут претендовать на покрытие страны. Соответственно, есть десятки и сотни городов, где есть хоккейные школы, дети их заканчивают и им больше некуда идти, негде играть, а даже если есть какая-то командочка, то она играет в каком-то непонятном местном первенстве . Никто их не видит, никто их не знает, не то, что тренеров национальной команды… Эти ребята вообще сами по себе существуют и потихоньку с хоккеем завязывают. Мы создаем мощную сеть, это только в этом году 20 команд. У нее есть потенциал роста, там может быть 50, 100, 200 команд. Эта лига может делаться дальше на под-лиги.

    У МХЛ есть потенциал роста, там может быть 50, 100, 200 команд. Эта лига может делаться дальше на под-лиги

    <…> Вот возьмите ту же канадскую систему, она состоит из двух лиг, четко по географическому принципу. Вот тоже самое у нас, сейчас три дивизиона: центр, запад и восток. В последствие, каждый из этих дивизионов может стать полноценной лигой. Дальше они могут опять делиться. Это самое важно, что сейчас происходит в российском хоккее. И точка. И поэтому, когда возникают какие-то люди, которые оказывают противодействие… И считаю, что это откровенные вредители и даже не важно из чего они исходят: из личных интересов, из интересов своего кармана, из интересов своего кресла… Но это вредительство! Вот поэтому возник конфликт с господином Карандиным, а все детали известны и это обуждалось.

    - Просто когда человек открыто, обвиняется в поборах и до сих пор сидит в своем кресле – это вызывает недоумение.

    – Это вопрос к ФХР. МХЛ не имеет никакого отношения к назначению руководителей МКС. МКС – это очень странные организации, я так понимаю, что они даже толком не подчиняются ФХР. В частности, МКС Сибирь-Дальний Восток – это какое-то частное, коммерческое предприятие, зарегистрированное господином Карандиным и его супругой, темная и непонятная организация, у них до недавнего времени и сайта не было, сейчас с возникновением данной ситуации у них появился сайт. Пресс-служба мне сказала, что туда за день заходит 17-20 человек, ну то есть настолько страничка содержательна, что заходит туда именно такое количество людей в стране. Так что это вопрос к федерации, мы много раз говорили на всех уровнях, что считаем федерацию своим партнером, но она и есть наш партнер: ФХР одна из создателей МХЛ. Мы готовы с ними работать рука об руку, бок о бок, поддерживать инициативы, проекты. А действия, которые мы увидели от исполкома ФХР этим летом, я считаю незаслуженными, неадекватными, не нацеленными на развитие.

    Нельзя их действия сводить к ФХР в целом или к фигуре Третьяка. Есть там агрессивно настроенные люди, которые много лет там проработали, но большой вопрос, что они сделали? Люди, которые любят говорить, что они отдали жизнь хоккею, хотя у меня есть четкое разграничение между «отдать жизнь хоккею»и «всю жизнь кормиться от хоккея». Я считаю, это колоссальная разница, а там есть большая доля лукавства. Но, тем не менее, я считаю федерацию своим партнером, я по-прежнему жду от них конкретных действий , но в сложившейся ситуации… Понимаете, у нас не вызывает какого отторжения господин Карандин. Ну, есть такой человек. А когда уже все это разразилось, он обратился к А.И. Медведеву, посыпал голову пеплом и сказал, что он наш лучший друг, что все что было – это роковая ошибка. Мы не ведем никаких боевых действий против Карандина, как гражданина. Мы ожидаем от Федерации вынесения какого-то вердикта Карандину, как явлению в хоккее, скажем так. Потому что этот человек – собирательный образ. Такие, как он – руководители МКС, агрессивно настроенные люди, которые, к сожалению, не хотят, или не могут уже воспринимать какие-то новые решения, течения.

    Нельзя их действия сводить к ФХР в целом или к фигуре Третьяка

    Да, когда-то, в 60-е,70-е годы эти люди были на коне и возможно тогда несли прогресс в хоккей, но все течет, все меняется и какие-то штампы семидесятых годов прошлого века уже не работают. Мы никогда не заостряли внимание на том, кто может с нами работать, их возраст и так далее. Все, кто готовы вместе двигать этот локомотив, мы готовы работать с ними. Но, видимо, не все готовы это делать и, когда выводятся свои какие-то мелкособственнические, корыстные планы на передний план, и как в данном случае, когда под удар ставятся детские школы, конечно, мы озвучиваем свое мнение резко. Когда, например, на фоне национальной сборной, на фоне перспектив Сочи, то оказывается самое острое – это разбить МХЛ на 2 возрастные группы, конечно, мы выступаем против такого нонсенса. Потому что можно отвлекать внимание людей, руководства, можно всегда найти какой-то отвлекающий момент, чтобы люди посмотрели в другую сторону, но это же не эффективно. Если мы сейчас, в рамках подготовки к Сочи- 2014, будет делить МХЛ и гробить, я думаю в Сочи нам удачи не видать.

    P.S.: Интервью состоялось до трагических событий в Ярославле.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы