Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Александр Будаков: «Синяки у Никезича какие-то ненастоящие»

    Вратарь «Кубани» Александр Будаков рассказал Алексею Шевченко о том, на каком языке ругается Дан Петреску, выразил сомнение, что «Кубань» пострадает из-за «дела Никезича» и признался, что больше всего боялся в Томске мороза.

    Александр Будаков: «Синяки у Никезича какие-то ненастоящие»
    Александр Будаков: «Синяки у Никезича какие-то ненастоящие»

    «Больше боялся мороза»

    – В одном из интервью вы сказали, что уровень премьер-лиги вас поразил. Что действительно, прямо совсем-совсем все иначе?

    – Не то, что поразил, но скорости действительно другие. А ведь был уверен, что уровень футбола везде одинаков. Оказалось, все не так. И ведь нельзя сказать, что в премьер-лиги опасней бьют или, например, сильней. Просто много отличий, которые и сформулировать-то трудно.

    – Считается, что вторая половина премьер-лиги и первая часть первого дивизиона одинакова. Что вы, собственно, и доказали в Томске.

    – Я не согласен. Мне вообще «Томь» понравилась, и то, что мы обыграли этот клуб, не значит ничего. «Кубань» также могла и уступить, ведь во втором тайме игра была обоюдоострой. Забив, мы сразу отошли назад и сохраняли ворота. А поле было довольно тяжелым и создавать на нем трудней. И я бы не стал на этом основании делать выводы об уровне. С какого года «Томь» в премьер-лиге? И не вылетает. Я думаю, что и в этом сезоне у них все прекрасно будет.

    – Холодно было в Томске?

    – Нам очень повезло с погодой. Признаться, мы ожидали мороза, но в день игры была плюсовая температура и это нас обрадовало.

    – А поле – огорчило?

    – Футболистам бегать было тяжело. Я знаю, что нашим ребятам в конце ноги сводило. Но, тем не менее, хочу заметить, что для этого времени года поле в Томске было высокого качества. Да, газон не идеальный, но не самый ужасный.

    – Где самое плохое поле в первой лиге?

    – Помню, ужасный газон был в Хабаровске, но мы туда приехали в третьем туре и погода в городе была не самая благоприятная. А в общей массе все поля одинаковы. Хотя вот вспоминаю еще синтетику в Саранске. Мы играли с «Мордовией», когда было больше 30 градусов тепла. И дышать было трудно.

    – Какие-то отличия еще заметили? Судьи более жесткие, болельщики более организованные?

    – По судейству вопросов нет, тем более, что эти же арбитры работают и на матчах премьер-лиги. Зрители? Интерес, конечно, больше. Правда, на нашей первой игре аншлага не было, но, надеюсь, что это все изменится.

    – В Томске вообще болельщиков было так мало, что даже стыдно.

    – Если честно, меня волновал только один вопрос – лишь бы не было мороза.

    «Первые 15 минут не понимал, что происходит»

    – Вы сезон начинали против «Рубина», который в последние годы считается лидером турнира. Вот, скажите, когда новичок встречается в первой игре с таким клубом, есть какая-то дрожь в коленках или это все выдумки?

    – Дрожи не было, но про себя я могу сказать честно: первые 15 минут вообще не понимал, что происходит. Потом все наладилось. Просто в игру сразу не попал. А потом после матча посмотрел видео, вроде все нормально.

    – Часто смотрите свои матчи?

    – Бывает. Да еще и разбор был, так что увидел, как я перемещался, что сделал так, а что не так. Думаю, что после первых 15 минут я уже выглядел лучше.

    – Гол с игры ваш или нет?

    – Если бы я не пошел сокращать угол обстрела, а остался на линии, то, может быть, и отразил удар. А, побежав на встречу Касаеву, я ему облегчил задачу. Ему оставалось только меня перекинуть. Вообще там все довольно быстро было. Я когда пересматривал момент, даже долго не мог понять, а правильно ли я поступил или нет. В итоге мне не хватило каких-то метров, чтобы накрыть казанца.

    – Уже сыграно два тура, а вы еще ни одного гола не забили. Как же так?

    – Ой, я, наверное, и в ближайших двух турах точно не забью. Я уже неоднократно говорил и готов повторить – мне тогда просто повезло. Такие моменты у каждого вратаря случаются. А тут еще мяч хорошо отскочил.

    – Просто в споре бомбардиров от вас отрываются люди. У Сергея Игнашевича уже два гола.

    – Вот, кстати, то, что Сергей в списке лучших бомбардиров гораздо удивительней, чем мои два матча без голов. Впрочем, я думаю, что его обгонят. И не только, например, Веллитон, но и наши нападающие.

    «Лучше стреляйте, а деньги не отдам»

    – Турнир еще не разогнался, а «Кубань» уже на первых полосах газет из-за дела Никезича. Вы сейчас, кстати, один? Можете разговаривать?

    – Могу. Думаете, рядом стоят два амбала с пистолетами и держат меня за горло?

    – Да кто знает?

    – Нет-нет, все в порядке. Меня эта ситуация рассмешила, да я вообще и не заморачиваюсь.

    – Не верите, что такое возможно?

    – Понятно, что дыма без огня не бывает, но, честно говоря, с трудом представляю подобную ситуацию. Не думаю, что Никезича били. У нас довольно цивилизованное руководство, которое строит отношения с игроками по-европейски.

    – И никаких приветов из девяностых?

    – Знаете, может быть Нику обиделся на клуб? Мне вообще трудно рассуждать на тему, что было, а что не было. Признаюсь, что я его не бил.

    – Вас вычеркиваем из списка подозреваемых.

    – Спасибо. И если бы я его бил, то признался бы в этом. Если Никезич решил так сказать – его право. Но отметил бы, что и на видео не очень заметно, что легионера кто-то бил. Синяки там какие-то ненастоящие.

    – Не боитесь, что «Кубань» могут лишить очков или исключить из турнира.

    – Да я уж не думаю, что до этого дело дойдет. Если честно, то я даже не знаю, в чем суть претензий. Не расскажете?

    – Никезичу должны были 250 тысяч долларов, но заставили подписать бумаги, по которым ему ничего не должны и оставили без команды. Это соль, а подробности утомительны.

    – Вот ничего себе. Если бы я оказался в такой ситуации, то ничего бы не подписал, пусть даже меня держали под дулом пистолета. Лучше стреляйте, а деньги не отдам. Я же их заработал.

    – Если встретите Никезича, что ему скажете?

    – Да ничего не скажу.

    «Все румынские ругательства изучили»

    – Расскажите, о Дане Петреску. Вот мы знаем, что Миодраг Божович очень любит пошутить, а какой человек ваш тренер.

    – Он совсем не любит проигрывать. Неважно в чем: в футбол, в «дыр-дыр» или в карты дома. Сразу же начинает ругаться, нервничать. Это не из-за паники, просто у него дух победителя.

    – Ох, ругался он, наверное, после «Рубина»?

    – Еще как! Тут еще проблема в том, что мы эту игру могли бы и не проигрывать. Матч был равный, но допустили ошибки и уступили.

    – На каком языке ругается?

    – Иногда по-румынски, иногда по-английски. Мы вот все румынские ругательства уже изучили. Я бы не сказал, что их очень много. Кажется, всего три слова, которые вставляются во все предложения. Конечно, первым делом их запоминаешь.

    – Петреску играет с вами в футбол? Как выглядит?

    – Скажу, что в нынешнем положении его спокойно можно выпускать минут на десять. Нет, на пять минут и он ничего не испортит. Видно, что исполнитель высокого уровня.

    – Ладони после его ударов звенят?

    – Он не на силу бьет, а на технику. И я пропускал от него, когда после тренировки все встают в круг и бьют по воротам. Не только я, но и мои коллеги.

    – Как ваши легионеры? По-русски говорят?

    – Нэ – не говорит. Более того, даже не пытается выучить наш язык. Да тем более тренер знает английский и может найти с ним общий язык. Лучше всех по-русски говорит Зелао. Он меня еще на сборе в Испании поразил. Мы как-то не очень много общались, а в одном из товарищеских матчей он вдруг встал в середине поля и заявил: «Что вы встали, давайте играть». Ничего себе, думаю, парень. Я ведь даже не знал, что он говорит. Парень скромный, говорит мало, а тут завелся. Так вот в последнем матче в центре играли Армаш и он, и я могли спокойно говорить, что это была русскоязычная связка.

    Автор – корреспондент еженедельника «Спорт день за днем»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы