Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Эррол Стивенс: «На улице подходят и говорят: «Это же тот парень, что играл в России»

    Летом-2009 российской премьер-лиге явился очередной удивительный легионер: ямайский нападающий Эррол Стивенс принялся страдать в подмосковных «Химках». Спустя год 24-летний форвард объясняет корреспонденту Sports.ru Юрию Дудю, почему так и не заиграл в России, и много говорит о расизме – черном, белом, химкинском и ямайском.

    50cent

    – Эррол, c тех пор, как вы в последний раз сыграли в российской премьер-лиге, прошел год. Где вы сейчас? Чем занимаетесь?

    – У меня все о’кей. Я живу на Ямайке – вместе с моей семьей, и это делает меня счастливым. На Ямайке я играю в футбол за «Портмур Юнайтед» – одну из топ-команд нашего чемпионата. После пяти матчей у нас десять очков и первое место в таблице. На прошлой неделе я как раз забил гол в матче, где мы обыграли действующего чемпиона. Это мой первый гол, но это же и первая игра, где я был центрфорвардом – во всех предыдущих я играл в полузащите. Я провожу хороший сезон и жду вызова в национальную сборную Ямайки.

    – С какими эмоциями вы вспоминаете о России?

    – Я благодарен России за то, что она сделала меня более сильной личностью. Внутренне я стал гораздо сильнее. В России бывали и по-настоящему плохие времена, и по-настоящему хорошие. До Ямайки я не встречался с таким. Я должен поблагодарить Бога за то, что мне открыли дверь.

    «Не знаю, почему черных так ненавидят, но я рад был оказаться дома»

    – О каких плохих вещах вы говорите?

    – Ну вот расизм – это реально плохо. На Ямайке у меня никогда не было проблем с белыми людьми. Живет их здесь немного, зато много приезжает на отдых – наши люди если и шутят над ними, то только так же, как и сами над собой. В России же я столкнулся с расизмом даже в своей собственной команде. Я не знаю, почему черных людей так ненавидят, но я рад быть дома и чувствовать себя в безопасности так, как я не чувствовал себя в России. Я думаю, это было одной из причин, которая помешала мне показать себя в «Химках» во всей красе. Но было и хорошее. Например, то, что я встретил много друзей во второй команде «Химок» и немного – в первой. Они сделали мою жизнь в России гораздо легче.

    – Кто именно дразнил вас в «Химках»? Игроки?

    – Да, несколько игроков. Один игрок – постоянно. Что за ситуации? Разные шутки. Я, конечно, российских шуток не понимаю, но понимал, что они были агрессивными.

    – У вас были друзья в команде?

    – Себастьян Сансони, Борис Ротенберг, парни из второй команды очень помогли мне. В резервной команде очень хорошие игроки, у нас было много веселого. Иногда приезжать на матчи второй команды было комфортнее, чем на матчи первой.

    – У вас есть объяснение: почему?

    – Думаю, поколения поменялись. Молодые люди сейчас более открытые. Старшие выросли в те времена, когда в стране были только белые. Молодые смотрят телевизор, видят, как живут в других странах, слушают 2PAC и 50cent. В резервном составе «Химок» эта музыка нравилась очень многим.

    «Партнеры по команде спрашивали меня о марихуане. Хотели, чтобы я достал что-нибудь»

    – Вам давали послушать русский рэп?

    – Да-да! Даже на Ямайке я продолжаю слушать одну песню. Сейчас вспомню, как она нахывается. Вот – 5esta family, песня «I will» («Я буду» – Sports.ru).

    – 5esta family? Но какой же это рэп?

    – Не рэп, конечно, – r’n’b. Но всем моим ямайским друзьям она очень нравится. Она есть у меня на телефоне. Никто и близко не понимают, о чем там поют, но все равно нравится.

    – Что именно весело у вас было в резервной команде «Химок»?

    – Учили меня плохим российским словам. Когда я повторял, все валялись со смеху. Помню ли я что-то? «Бл##ь», «за###л». Правда, я не знаю, что это значит. Еще меня часто спрашивали о Ямайке – в основном о погоде, легко ли жить в такую жару. Ну и о марихуане, конечно (смеется). Хотели, чтобы я достал им что-то. Но я не мог помочь.

    Продавец Галина

    – Если позовут в Россию еще раз, вы откажетесь?

    – Во-первых, я не жалею, что побывал в России. Во-вторых, если я буду знать, что во мне заинтересованы, что создадут комфортные условия, что будут доброжелательны – то да. В «Химках», в принципе, тоже были доброжелательны, но это был новый опыт. Ничего прежде у себя на Ямайке у меня не было. На Ямайке всего 20 процентов белых людей. Я вижу их каждый день, и ничего особенного. Приехав в Россию, я будто перенесся во времени, попал в середину прошлого века.

    – Послушайте, разве на Ямайке нет расизма? Говорят, что черный расизм еще страшнее белого.

    – Не-е-ет! (смеется) На Ямайке же не так мало белых людей – хотя бы туристов. И черные любят белых. Никакого расизма, никакого!

    – Чему вы научились в России в футбольном плане?

    – Я стал играть гораздо быстрее. Футбол в России быстрый, гораздо быстрее, чем на Ямайке.

    – Игрок из чемпионата России, который вас восхитил?

    – №17 в ЦСКА, Милош Красич. №34 в «Зените», Бостов (Быстров – Sports.ru). Оба крутые игроки, отлично обращающиеся с мячом, отличные бомбардиры. Еще в «Спартаке» есть молодой талант – в прошлом сезоне у него был №49, а сейчас №27 – Жано, да? Вот им я восхищаюсь: отличный пример того, как молодой игрок должен развиваться.

    «Большинство других людей просто смотрели на меня и ничего не говорили»

    – Вы стали популярнее после командировки в Россию?

    – Да, гораздо, гораздо популярнее. Больше людей меня знают, обо мне пишут газеты. Люди встречают меня на улице и говорят: «Это же тот парень, который играл в России». Но вообще это вызов, конечно. Теперь ты играешь на Ямайке и все ожидают от тебя сильной игры. И мне теперь проще. Ямайский футбол гораздо менее агрессивный, чем российский. Я стал больше бороться, стал более агрессивным. Ничего этого до России в моей игре не было.

    – Когда вы жили в Химках, у вас были проблемы с общением? Много ли людей в России говорят на английском?

    – В команде только три человека говорили на английском. Себастьян, Борис Ротенберг и еще один русский парень. Никто больше. Все другие могли сказать только «Hallo» и «What’s up?». На улицах я поти не общался. Познакомился только с Галиной – продавцом из «Ашан-Сити», мы ходили с ней в кино. А большинство других людей просто смотрели на меня и ничего не говорили. Просто удивленно смотрели.

    – Вы продолжаете общаться с Галиной?

    – Она мне дала свои данные, и я пытался найти ее на vk.com. Но там без аккаунта это сделать нельзя.

    $5000

    – Если кто-то из ваших земляков получит предложение из России, какой совет вы ему дадите?

    – Надо быть очень сильным внутри. Я читал интервью Роберта Скарлетта, который не смог заиграть по тем же причинам, что и я: расизм и все такое. Так что нужно быть готовым к самым разным вещам.

    – Что, кстати, делает Скарлетт сейчас? Болельщики «Спартака», кажется, не забыли его до сих пор.

    – Он вроде бы уже не играет, закончил в прошлом году. Сейчас он очень большой музыкальный продюсер. Очень, очень большой. Он ведет дела нескольких групп, которые очень популярны на Ямайке.

    – Экс-тренер «Химок» Константин Сарсания говорил, что ваша зарплата в «Химках» составляла 5 тысяч долларов в месяц. Это же огромные деньги по меркам вашей страны?

    – Я уже говорил, что средняя зарплата футболиста на Ямайке – 250 долларов. Российские зарплаты как с другой планеты. Когда мне впервые сказали сумму, которую я буду получать, я не мог спрятать улыбки. Я был очень счастлив.

    «Когда мне впервые сказали сумму, которую я буду получать, я не мог спрятать улыбки. Я был счастлив»

    – 5 тысяч – и правда большие деньги. На что вы тратили?

    – Первым делом купил ноутбук – чтобы общаться. Что еще? Да ничего. В «Химкам» были большие финансовые проблемы. Я получил только одну полную зарплату и еще от одной – чуть больше 50 процентов. Всех денег я не получил. Так что разбогатеть мне не удалось.

    – Почему же вы не жаловались в соответствующие инстанции?

    – Как мне жаловаться? Я же на Ямайке сейчас… Когда я говорил с другими игроками, они говорили: «Это обычная история для России». Один парень из второй команды рассказывал, как пришел из другого клуба, который по-прежнему должен ему две зарплаты. Так что не знаю, что я должен делать…

    – До переезда в России на Ямайке вы не только играли в футбол, но и работали бухгалтером. Сейчас вы снова на двух работах?

    – Нет, сейчас у меня только футбол. Футболом у нас можно заработать так, чтобы жить нормально, не очень хорошо. Когда у тебя две работы, уже проще – вот многие футболисты и работают. Но если ты сам, без жены и детей, тебе может быть достаточно и футбола.

    – Вы рассказывали, что ваша мечта – когда-нибудь играть за «МЮ». Она по-прежнему в силе?

    – Да, это мечта по-прежнему жива.

    P.S. Слезоточивый текст о досуге Стивенса в России можно прочитать в блоге «Заводной апельсин».

    P.P.S. Интервью Sports.ru с другими бывшими легионерами российских клубов можно прочитать здесь:

    Жерри-Кристиан Тчуйсе («Спартак»)

    Павел Мареш («Зенит»)

    Войцех Ковалевски («Спартак»)

    Джеймс Обиора («Локомотив»)

    Люк Зоа («Спартак»)

    Никола Йолович («Торпедо»)

    Роберт Скарлетт («Спартак»)

    Милан Обрадович («Локомотив»)

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы