Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Сын полка

    Шон Райт-Филлипс, которому в конце октября будет уже 26 лет, до сих пор воспринимается в Англии, как юный, подающий надежды игрок, так и не раскрывший до конца свой потенциал. Но в этом сезоне полузащитник «Челси» преобразился и своей уверенной игрой заставил беспокоиться о месте в основе сборной самого Дэвида Бекхэма. The Guardian рассказывает, за что и почему Шона так сильно любят в Англии.

    Когда Англия уверенно обыграла в сентябре Израиль, Ян Райт был не единственным гордым родителем. В гостиных по всей стране мамы и папы, или будущие мамы и папы, буквально таяли от удовольствия, когда Шон Райт-Филлипс забил первый гол в ворота израильской сборной. Такой уж он парень – во всех англичанах пробуждает родительские чувства, даже в самых суровых футбольных мужланах.

    Есть ли в английском футболе игрок, которого любят больше? Любят не только за его достижения, за его мастерство – а за его буквально осязаемую хорошесть. Он футболист всем сердцем, всей душой – и при этом невероятно скромен, даже смиренен. И когда он начал полностью выкладываться за сборную Англии – страна растаяла.

    У всех популярных футболистов сбрной Англии есть прозвища – чаще всего на Островах просто добавляют длинное «и» к фамилии. Так, за сборную играют «Краучи», Эшли и Джо «Коули», «Джеймси». У некоторых игроков фамилии действительно кончаются на «и» – Руни, Терри, Бэрри – как будто сам Бог знал, что им суждено стать футболистами, и решил избавить английских болельщиков от необходимости образовывать прозвища от их фамилий. Что же касается тех, кого любят, но не обожают, то их фамилии остаются неизменными. Рио Фердинанд не стал «Ферди», Невилл – «Невви», а Оуэн – «Оуни», несмотря на все забитые голы.

    Произнесите имя «Стиви» в связи с футболом, и все тут же поймут, о ком идет речь

    Но те, кого любят всей душой, удостаиваются особой чести – меняются не фамилии, а имена. Есть только один Стиви Джи. Серьезно – произнесите имя «Стиви» в связи с футболом, и все тут же поймут, о ком идет речь.

    Кроме Джеррарда в сборной Англии есть сейчас только один такой игрок – Шони Райт-Филлипс. Стиви любят за его игру, за примерное поведение, но любовь к Шони несколько иная. Джеррард – это старший брат, покоривший мир, не покинув семью. Шони – младший сын, который боролся, прорывался, падал и боролся снова – малыш, который никогда не сдается.

    Он не знал своего родного отца, его не взяли в «Ноттингем Форест» из-за небольшого роста (всего метр шестьдесят шесть), его оскорбляли на поле за черный цвет кожи. Во время дебюта за «Манчестер Сити» болельщики принимали его не за игрока, а за талисман команды – маленький, улыбчивый, с ногами, больше похожими на руки – как было его не полюбить? Он был маленьким гением, как Дзола или Жуниньо. В Англии его полюбили не только за телосложение. В конце концов, маленьких удальцов в футболе и так полно – взять хотя бы Денниса Уайза или Билла Бремнера.

    Во время дебюта Райт-Филлипса за «Сити» болельщики принимали его не за игрока, а за талисман команды

    В то время, как многие главные английские игроки беспрепятственно перешли из академий в премьер-лигу, Райт-Филлипсу пришлось пробиваться, чтобы получить эту привилегию. Обосновавшись в «Сити», в первом дивизионе, он начал забивать лишь к концу первого сезона. Когда «Сити» перебрался в премьер-лигу, все повторилось снова. Во время своего дебютного матча за сборную он забил, но потом его перестали приглашать в команду. Потом он перешел в «Челси» за 21 млн фунтов, где у него поначалу ничего не получалось. Некоторые болельщики «Сити» называли его отступником, и говорили, что он получил по заслугам.

    Было больно смотреть, как с каждой неделей в нем пропадала уверенность, как в конце концов он разучился бить и делать передачи, а если оказывался с мячом, то как правило уступал его первому же защитнику противника.

    Он не нашел места в «Челси» и в сборной, и из самого яркого игрока премьер-лиги вскоре превратился в самого забытого. Его меняли независимо от того, играл он плохо или хорошо. Как объяснял в эфире Би-Би-Си его отчим Ян Райт, его сын всегда нуждался в поощрении и похвале (нужно, кстати, ввести обязательную практику – затаскивать отцов футболистов в радиостудию, чтобы они объяснили, что их сыновья делают правильно, а что нет).

    Ходили слухи, что Райт-Филлипс собирался уйти в «Вест Хэм», или, хуже того, вернуться в «Сити»

    Ходили слухи, что Шони собирался уйти в «Вест Хэм», или, хуже того, вернуться в «Сити», что для него было бы равнозначно окончательному признанию поражения. Но он продолжал молча бороться за место в команде. В нынешнем сезоне его волшебная игра вернулась – и вот он уже снова шутя раскидывает защитников.

    За два года в «Челси» он проводил Арьена Роббена и Дэмьена Даффа, загнал на скамейку запасных Джо Коула, обогнал Аарона Леннона в гонке за место в сборной, и если так пойдет и дальше, то может не дать Дэвиду Бекхэму отыграть сотый матч за сборную. Совсем неплохо! Но еще больше впечатляет то, что в эпоху огромных вилл и капризных примадонн от футбола, он остался все тем же Шони. Молодец, сынок. Англия тобой гордится.

    Перевод Константина БЕНЮМОВА

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы