Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Если не хочешь обедать – можешь не заканчивать»

    Автобус с командой приехал в Лужники раньше положенного.

    - Машина, остановитесь и стойте, – раздалось из мегафона автомобиля ГИБДД, сопровождавшей наших футболистов. Тут же была включена сирена. Водитель на «Инфинити», которому «посчастливилось» проезжать в эту минуту, трусливо заметался.

    Все у нас, как у взрослых.

    Игроки выходили из автобуса в хорошем настроении. Страшно закашлялся Дмитрий Сычев.

    - Дмитрий, что вы так кашляете? – поинтересовались у футболиста. Но он только улыбнулся.

    Роман Павлюченко, к счастью, улыбался.

    - Как сегодня дела, Роман? – снова спросили у него.

    - Хорошо, – расцвел он, подобрав удачное слово на букву х.

    Видимо, за сутки угроза отчисления миновала окончательно.

    Ограничение на общение – плод фантазии охранников Лужников

    В РФС, как выяснилось, не предупредили охрану Лужников о том, что тренировка команды открытая. И служба безопасности приводила нелепые аргументы. Дескать, к ним подошел сам Гус Хиддинк и заявил, что никого пускать не следует. А потом снова подошел и сказал, что журналистам можно присутствовать лишь первые полчаса, а говорить с футболистами нельзя ни при каких обстоятельствах.

    Все это звучало странно. Однако вчера голландец подписал новый контракт с РФС. И, видимо, потихоньку адаптировался. Скоро ему выдадут яблоко и мобильный телефон, чтобы он в микст-зоне чувствовал себя увереннее. Впрочем, позже выяснилось, что ограничение на общение – плод фантазии охранников Лужников.

    Ничего особенного на тренировке не было. Только однажды Игорь Корнеев очень обидно засмеялся, когда футболистам дали задание один касанием обработать мяч, другим сыграть головой, а третьим – отправить мяч в руки пасующему. У всех мячи, конечно, попадали. Зато позже Андрей Аршавин расквитался с ним раскатистым хохотом, когда Корнеев поскользнулся на беговой дорожке.

    Внезапно, всем стало страшно, когда Иван Саенко подбежал к врачу и стал на что-то жаловаться. Ему затейповали голеностоп. И он отказался пробивать традиционные штрафные удары после тренировки. Но, когда шел к автобусу, не хромал.

    С линии штрафной били долго. В этом не приняли участия братья Березуцкие, которые по традиции делали друг другу длинные передачи, но, похоже, больше устали, когда ходили за мячами, вылетевшими с поля.

    Оба потом немного покачали пресс и с нетерпением ждали, когда все закончится.

    С линии штрафной били долго. В этом не приняли участия братья Березуцкие

    - Если не хочешь обедать – можешь не заканчивать, – внезапно закричал один из братьев, когда игроки начали новую серию. Но его никто не послушал.

    Футболисты попадали по воротам очень редко. Только в одной серии четыре или пять раз был забит гол. Все бы ничего, но вратарем в тот момент был Вячеслав Малафеев. Самыми точными были Дмитрий Торбинский и Сергей Игнашевич.

    - Динияр, можно пару вопросов, – кинулись репортеры к Билялетдинову.

    - Нет, я замерз, – ответил он.

    После тренировки это звучало, как приговор.

    Алексей ШЕВЧЕНКО

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы