Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Дидье Дрогба: «У Шевченко сейчас те же проблемы, что были у меня два года назад»

    В нынешнем сезоне Дидье Дрогба – безусловно лучший форвард Англии, но споры вокруг его противоречивой фигуры продолжаются. В интервью обозревателю The Times Джо Лавджою ивуарийец пооткровенничал о своей карьере и дал ответы на многие «почему»: 1) Моуринью недавно собирался использовать его в обороне; 2) Дрогба мечтает о приходе Малуда в «Челси»; 3) он раньше болел за «Марсель»; 4) болельщики «синих» одно время его не любили; 5) 4-4-2 лучше, чем 4-3-3; 6) Шевченко с таким трудом адаптируется в Англии.

    Соперничество за звание лучшего футболиста Англии-2006 в этом сезоне не менее упорно, чем чемпионская гонка: форвард «Челси» Дидье Дрогба опережает вингера «Манчестер Юнайтед» Криштиану Роналду на полголовы в переносном смысле – так же, как, кстати, и в прямом. Лучший снайпер английского первенства охотится за уникальным хет-триком. У Дрогба, лучшего футболиста Франции-2004, есть все шансы потеснить с африканского престола своего старого соперника Самуэля Это’О, вслед за которым он и финишировал в прошлогоднем плебисците. Выигрыш трех индивидуальных титулов был бы значительным достижением для 28-летнего игрока, который поздно пришел в профессиональный футбол. Но не упустил свой последний, по сути, шанс начать карьеру в 21 год, чтобы потом, как в свое время великолепный «канонир» Иан Райт, совершить впечатляющий прорыв.

    Дрогба – интересный собеседник с чарующей life story. Родился в Кот-д’Ивуаре – бывшей французской колонии, где после военного переворота уже семь лет царит невероятный беспорядок. Средняя продолжительность жизни мужчин в этой стране – 46 лет, а каждый второй взрослый безграмотен. В надежде на лучшее пятилетнего Тито, как звали Дидье в детстве, отправили к дяде Мишелю Гоба, который в то время играл за французский «Брест». В итоге племянник пошел по стопам родственника. Выбранная профессия сулила Дрогба необычайные перспективы. Он никогда не забывал, откуда родом – из страны с рекордной детской смертностью (из 1000 новорожденных умирают 90); из страны, где легко получить увечья в мясорубке гражданской войны. «Отыграть 90 минут для меня необременительно, потому что футбол – это всего лишь игра. Меня гораздо больше тяготит, когда с моими детьми что-то не так», – говорит Дрогба. Детей у него, кстати, трое.

    В семье из семи детей он был старшим. Но даже несмотря на работу в банке, родителям прокормить такую ораву оказалось не под силу. Пятилетнего Дидье отправили жить к дяде Мишелю. «Мой дядя мне как отец, ведь он так долго заботился обо мне, – признается Дрогба. – Так что всем, чего добился на сегодняшний день, я обязан ему».

    «Солдат удачи» по натуре, Гоба легко переходил из «Бреста» в «Дюнкерк», а затем в «Ангулем». Юный Дидье повсюду сопровождал его, пока не заскучал по родне, и следующие три года прошли на западе Африки. За это время семья успела ему внушить, что лучшее образование и возможности для карьеры сосредоточены в Европе, и в 11 лет он вновь оказался в Дюнкерке у своего дяди. Где вскоре и начал осваивать амплуа правого защитника. «Как-то раз дядя сказал, что мне лучше играть в атаке, – искренне улыбаясь, вспоминает Дрогба. – Он знал, что его племянник может делать на поле лучше всего, и, переквалифицировавшись в нападающего, я не просто стал забивать, а забивать помногу».

    В 15 он стал футболистом «Левалуа-Пере» – полупрофессионального клуба из северного предместья Парижа, где жил вместе со своим кузеном Оливье Тебили (ныне защитником «Бирмингема», а в прошлом – «Селтика»), который играл тогда за «Шатору». Окончив школу, Дрогба пошел учиться на бухгалтера в колледже Ле-Мана. Как футболист в то время он не представлял собой ничего особенного, и когда в 19-летнем возрасте оказался в «Ле-Мане», ему понадобилось два года, чтобы убедить клуб подписать с ним профессиональный контракт. «Я знал, что это мой последний шанс. И все твердили мне: «Если не получится, тебе придется зарабатывать на жизнь чем-то другим». Я мог стать бухгалтером – у меня была соответствующая квалификация». Но она не понадобилась.

    В «Ле-Мане» Дрогба попал под опеку Марка Вестерлопа, которого по-прежнему считает тренером, оказавшим на него наибольшее влияние. «Он дал мне все необходимое для того, чтобы я стал тем, кем стал. Он изменил многое не только в моей игре, но и в жизни. Раньше я тренировался один – два раза в неделю, но после подписания контракта – каждый день». Но даже с таким талантливым ментором вся его карьера в какой-то момент повисла на волоске. Двенадцать голов, растворившиеся в 64 матчах за четыре сезона, – не слишком убедительный результат для габаритного центрфорварда.

    Помимо постепенного прогресса в игре его пребывание в «Ле-Мане» ознаменовалось анекдотичным случаем. «Мы уступали в гостях 0:1, и в перерыве Вестерлоп задал жару: «В чем дело? Почему не играем?! Давайте, покажите характер!» В этот момент кто-то из футболистов освободился от газов, и тренер воскликнул: «Вот! Это то, что надо! Вот такими вы и должны быть. Покажите себя!» Мы вышли и выиграли 2:1».

    Так или иначе, Дрогба безмятежно плыл по течению до января 2002-го, пока не оказался в составе «Генгама» – клуба-аутсайдера элитного дивизиона. «Нашей задачей было не вылететь, и я знал, что на меня возложена особая миссия. Я не хотел возвращаться во второй дивизион, поэтому работал до седьмого пота, повышал мастерство – и забил достаточно голов, чтобы команда удержалась на плаву».

    В следующем сезоне под предводительством Ги Лякомба Дрогба расцвел сочными красками, в 34 матчах наколотив 17 голов. Откуда такое преображение? «В «Генгаме» мне все помогали. Было прекрасное взаимодействие с Флораном Малуда (будущим вингером «Лиона» и сборной Франции). Мы знали друг друга со второго дивизиона и отлично ладили. Львиная доля моего успеха принадлежала ему», – вспоминает Дидье.



    Благодаря удачному сезону-02/03 Дрогба поменял северо-западное побережье на южное, стремительно взлетев из провинциальной безвестности на авансцену. Его купил «Марсель», и с тех пор Дрогба – заметная фигура в европейском и мировом футболе. «Перейти в клуб-титан – это было грандиозно! Я всегда болел за «Марсель», так что оказался в команде моей мечты. Я с детства поддерживал ее, потому что в «Олимпике» играло много африканских футболистов. И они помогли команде выиграть Кубок чемпионов. Я видел тот финал по телевизору, и это было здорово!»

    На «Велодроме» в 35 матчах чемпионата Дрогба забил 18 голов, а еще 6 в Кубке УЕФА, где по дороге к финалу «Марсель» расправился с «Ливерпулем» и «Ньюкаслом». «Это было чудное время. Проявленные по отношению ко мне тепло, радушие и терпение я никогда не забуду. Я провел в «Марселе» лишь один сезон, хотя мне казалось, что целую вечность. Играя в таком великом клубе, я прибавил как футболист, потому что приходилось постоянно поддерживать свой уровень. Когда люди знают, насколько ты хорош, ты уже не можешь позволить себе играть плохо».

    Трансфер в «Челси» ценой 24 млн фунтов был громом среди ясного неба. «Для меня это было большим сюрпризом, – признается Дрогба. – Я рассчитывал остаться в «Марселе» и сделать для него что-нибудь выдающееся. Клуб на протяжении нескольких лет не добивался успехов, и казалось, мы были способны на многое. Я хотел выиграть с командой французское золото. Но вскоре, находясь в расположении сборной, я узнал, что меня хочет подписать «Челси». Это было неожиданностью, и я не знал, как поступить. В «Марселе» у меня было все, что я хотел, в частности, неплохие деньги, поэтому уходить не было резона. У меня там было много хороших друзей».

    Но сладкоречивый португальский обольститель взял верх. «Моуринью заприметил меня, когда я выступал еще за «Генгам». Затем, когда я играл в «Марселе», а он тренировал «Порту», наши команды встречались в Лиге чемпионов, и я узнал, что он хочет пригласить меня, но португальцы не могут потянуть трансфер. Так что я уже знал, что нравлюсь ему как игрок и что Моуринью делает для моего перехода в «Челси» все возможное. Он был очень убедителен, и я знал, что он в меня верит. Поэтому решился на переход».

    Понадобилось время, чтобы приспособиться к английскому футболу, и первый сезон на «Стэмфорд Бридж» можно считать чем угодно, но только не легкой жизнью. Дошло до того, что позапрошлым летом он подумывал об уходе. «Адаптация протекала трудно. Покинуть Марсель и покинуть Францию – не одно и то же; город на Лазурном берегу – это государство в государстве. И Лондон совсем другой, особенно по части погоды. И футбол тоже другой. Английский стиль был для меня непривычен, ведь во Франции я привык получать мяч в ноги. Переезд через Ла-Манш дался мне тяжело. С подобными проблемами, кстати, сейчас сталкивается Шева».

    Присущий английскому футболу атлетизм также причинял ему хлопоты: Дрогба обвиняли в «нырянии» и прочих грехах симуляции. Он оправдывается (не всегда, правда, убедительно), что все это – неотъемлемая часть процесса обучения: «Люди думают, что раз я большой и сильный, значит, не должен падать. Но английский стиль мне был в диковину, и поначалу, чтобы защитить себя, я не пускал в ход руки. Играл точно так же, как во Франции. В Англии же ты можешь использовать свое тело более свободно. Мне следовало научиться бороться за мяч, стать более атлетичным, но когда я делал это, мои действия истолковывались превратно. Проблема отчасти в том, что единоборства, которые во Франции наказываются фолами, здесь в порядке вещей».

    Английский Дрогба хорош, но не безупречен, из-за чего, увы, случались недоразумения. «Однажды я что-то сказал по-английски, и когда это вышло в газетах, то не соответствовало тому, что я намеревался сказать. Было написано: «Да, я «ныряю». Но я не это имел в виду. Я хотел сказать: «Трудно устоять на ногах, когда с тобой нещадно борются за мяч, и ты не привык к такой атлетичной манере».

    «Раз уж мы об этом заговорили, мне кажется, что английские болельщики от правды иногда воротят нос, – продолжает Дрогба. – В прошлом сезоне меня спросили: «Вы коснулись мяча рукой (забивая гол в ворота «Манчестер Сити»)?» Я ответил: «Да, коснулся». Если бы я знал, какой шум из-за этого поднимется, то, конечно, слукавил бы. Если бы подобное произошло во Франции, реакция была бы следующей: «Ладно, он же признался, что был неправ. Проехали».

    Но его оправдания не устроили даже болельщиков «Челси», и, когда в прошлом сезоне они начали его оскорблять, он стал подумывать об уходе. «Когда свои фанаты так к тебе относятся, хочешь не хочешь, а задумаешься об этом. Мне это не понравилось, ведь с тех пор, как я появился в «Челси», я всегда отдавал себя клубу без остатка. И в конце прошлого сезона я подумал: «Может быть, фанаты и правы. Если они не хотят, чтобы я играл за их команду, я уйду». Как футболист ты должен принимать такие вещи во внимание, и я это делал».

    Но он остался и проводит совершенно восхитительный год. «Этот сезон похож на тот, что был у меня в «Марселе». Там тоже все шло очень здорово. Но в плане забивания незаурядных голов нынешний сезон – лучше». Его любимый мяч – тот, что три недели назад, посланный с 35 метров, как из пращи, едва не порвал сетку ворот «Эвертона». «Гол «Барселоне» (победный выстрел в октябрьской дуэли Лиги чемпионов) был красив, но я предпочитаю мяч, забитый на «Гудисон Парк», потому что он принес нам три очка и сократил отставание от «МЮ» с пяти до двух баллов».



    В текущем сезоне он забивает регулярнее, нежели в прошлом благодаря не столько успешной адаптации к английскому футболу, сколько переходу «Челси» от схемы 4-3-3 к 4-4-2. Дрогба больше по душе играть в атаке с партнером, нежели в одиночку сражаться промеж двух вингеров. «Для меня эти схемы сильно отличаются друг от друга. Когда мы играем 4-3-3, я должен все время торчать истуканом в центре. А при 4-4-2 у меня больше пространства для маневра и самовыражения. Когда в одиночестве играю на острие, мне, стоя спиной к воротам, приходится больше заниматься борьбой, выигрывать мяч в воздухе для того, чтобы партнеры подобрали и забили. А когда я – одним из двух нападающих, у меня есть помощник, который играет на меня. Я больше нахожусь лицом к воротам. Поэтому, очевидно, и забиваю чаще».

    Его вклад в командную игру в обороне, особенно при стандартных положениях, почти так же впечатляющ, как и нынешняя результативность. Он признает, что потеря перенесшего операцию на спине Джона Терри и все еще восстанавливающегося после перелома черепа Петера Чеха сильно ударила по «Челси», который неожиданно разучился играть «на ноль». «У их сменщиков есть шанс доказать свою состоятельность. Уверен: мы сохраним титул. Я был также уверен в этом, когда мы отставали на 8 очков. Знаю, будет трудно, потому что «МЮ» показывает хорошую игру. Нам очень не хватает Джона Терри. Как, впрочем, и Петера, Арьена Роббена и Джо Коула. Но мы добьемся своего. Потому что, несмотря на то, что они травмированы, они с нами. И я буду играть для них до тех пор, пока они не вернутся в строй».

    Перевод Андрея КАРНАУХОВА

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы