Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Главное дерби. Никита Белоголовцев

    За несколько часов до очередной схватки «Спартака» с ЦСКА ведущий программы «Удар головой» Никита Белоголовцев рассказывает о самом запоминающемся дерби в своей жизни – том, что случилось ноябрем 2002-го на заснеженном стадионе имени Стрельцова. В день, когда в «Спартаке» дебютировал Самюэль Огунсанья, а Дмитрий Торбинский стал символом надежды. В день, когда умер непобедимый «Спартак».

    Главное дерби. Никита Белоголовцев
    Главное дерби. Никита Белоголовцев

    В тот день, наверное, впервые в истории дерби спартачей на трибунах было меньше. По крайней мере, впервые в моей жизни. А это иногда очень похожие вещи. Я не собирался 9 ноября 2002 года на стадион. Я вообще особо не ходил на матчи в том сезоне. Сидя дома, я наблюдал, как умирала легенда и рождалась надежда.

    Я вырос на непобедимом «Спартаке». Поражение во Владикавказе в 94-м было для меня шоком. Сейчас я бы даже назвал это когнитивным диссонансом. Это был первый чемпионат, который я видел целиком, как сознательный болельщик. Поражение «Спартака» внутри страны казалось мне тогда недоразумением космического масштаба.

    Через восемь с половиной лет я впервые своими глазами увидел, как «Спартак» обреченно и предрешенно проигрывает в чемпионате России. В снежном дерби у «Спартака» против ЦСКА было примерно столько же шансов, сколько есть у куска пластилина против первоклассника, приходящего на урок труда. В тот вечер красно-синие затаптывали грязно-белых в землю и посыпали их импровизированную могилу свежевыпавшим снегом. В этот день умер непобедимый «Спартак» моего детства.

    В снежном дерби у «Спартака» против ЦСКА было примерно столько же шансов, сколько есть у куска пластилина против первоклассника, приходящего на урок труда

    В 1998-м «Спартак» обыгрывал «Реал», и это не выглядело для меня подвигом. Спустя четыре года в Мадриде вовсю строили команду «Зиданов и Павонов», а в Москве родилась команда «Торбинских и Огунсаний». Самуэль Огунсанья не был худшим защитником в истории «Спартака». Но его история точно была самой нелепой. Его совпавший с лебединой песней дебют был квинтэссенцией трансферных химер позднего Романцева. Забавно, но, видя такой снегопад первый и, наверняка, последний раз в жизни, сыграл Самуэль вполне прилично.

    Дима Торбинский тогда вышел на 86-й минуте. Несмотря на то, что девятнадцатилетний Дима Кудряшов тогда забил, восемнадцатилетний Саша Данишевский отдал, а семнадцатилетний Саша Павленко был самым молодым и талантливым, именно Торбинский стал для меня символом надежды. Его худые ноги, на которых тогда еще было живое место, шальной взгляд и немного сутулая осанка — все это делало Торбинского беззащитно-трогательным на фоне Дениса Попова и Игоря Яновского.

    Но главное, что было в Торбинском – это утепленная повязка на голове. Он сразу напомнил мне мальчика, которого уже берут играть с собой взрослые парни и мужики, но выходить из дома без шапки, когда на улице меньше ноля, ему строжайше запрещено. Не знаю, как у вас, а у меня такое было. Может, поэтому Дима за те четыре с добавленными минуты стал одним из моих любимых игроков. А еще картинка с матча была не лучшей, и Димина повязка напоминала бинт, который кладут после рассечения. В этом тоже был символизм: спасать «Спартак» некому и раненные мальчики идут в бой.

    У команды, которая ставит своего лучшего форварда опорником и выходит на решающий матч сезона без травмированного капитана, но с тремя мальчишками младше двадцати в основе, шансов априори немного. А если против тебя самая коренастая команда в истории чемпионатов России, валит снег и на замену выходят Огунсанья и еще два юнната, то вариантов вообще никаких. Но это было не главным. Казалось, что такой ЦСКА – это ненадолго . Он и правда вскоре провалился в вардарары. А новый «Спартак» – это очень скоро и снова навсегда. Вот подрастут немного парни и...

    Новая порция молодых спартаковцев влюбляет в себя и исчезает. Чаще всего в никуда, реже — в «Локомотив»

    Прошло почти десять лет. Я сначала стал ровесником молодых спартаковцев из дубля, а теперь даже старше их. По футбольным меркам прилично старше. «Огунсаньи» за это время подтянулись. «Спартак» отболел Хрманами и Сосами и научился покупать Видичей и Макгиди. Но с «Торбинскими» в команде не ладится. С игроками, которые вот-вот должны заматереть и «выиграть звездочку» происходит все что угодно: они играют на первенство Сумской области и забивают за «Штутгарт», становятся жертвами дагестанских разборок и забивают победный голландцам. В общем все, кроме одного – никто из них не сыграл хотя бы несколько сезонов в основе «Спартака».

    Воспроизводство надежды в «Спартаке» поставлено на конвейер. Новая порция молодых спартаковцев влюбляет в себя и исчезает. Чаще всего в никуда, реже – в «Локомотив». После 9 ноября 2002-го я понял, «Спартак» снова будет чемпионом, когда молодые подрастут. И это бы уже случилось, если бы Торбинский не опоздал на установку в Раменском. Через девять лет после снежного дерби история повторяется. У ЦСКА, возможно, самый сильный состав в истории чемпионатов России, а у «Спартака» — Александр Козлов, который выйдет на 86-й минуте.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы