Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Буколическая борьба

    Ожидалось, что Евгений Пашутин устроит ЦСКА теплый прием. Встречали мощными данками Лампе и Маккарти, схваткой двух сербских гигантов – Враньеша и Марьяновича, а также короткой, но достойной внимания потасовкой. Вот только уже к середине третьей четверти армейцы вырвались вперед на 24 очка и начали наслаждаться победой.

    Буколическая борьба
    Буколическая борьба

    Возможность свести счеты со своим бывшим клубом на паркете у Евгения Пашутина появилась уже на рубеже второй четверти. Главный тренер УНИКСа выскочил на площадку и успел добежать до Смодиша, который за секунды до этого сошелся в кулачно-борцовском поединке с братом Захаром.

    Показалось, что ответственность за самый колоритный момент встречи полностью лежит на арбитрах. Сначала те дали неоднозначный фол Враньешу при постановке заслона. Затем наградили однозначно неправильным нарушением Смодиша при аналогичных обстоятельствах. В следующей же атаке, надеясь на повторение, Захар Пашутин просто пошел на таран словенца. Тот упал и выбросил ногу. Казанец поднялся быстрее и выбросил свою в лежащее тело. Затем в ход пошли руки, Андрей Воронцевич, оттащивший Пашутина, и арбитры, изгнавшие обоих хулиганов с площадки.

    Соколов сначала намотал на себя Лампе, бросил мячом в недовольных этим арбитров и ушел отдыхать

    Каким бы живописным момент ни был, но ход игры он не изменил. Казанцы держались на равных почти всю первую десятиминутку: за счет куража, за счет Лампе, пик-н-попы с участием которого стали главным оружием команды, ну и Лайдэя, ускользавшего от Гордона. Стоило Джамонту получить на соотечественнике второй фол (Лайдэй показал, что общение с Поповичем даром не прошло, и нарисовал целую драму в лицах после небольшого тычка), а Вуйошевич перешел на утяжеленный вариант пятерки с Хряпой, Воронцевичем и Марьяновичем (Соколов сначала намотал на себя Лампе, бросил мячом в недовольных этим арбитров и ушел отдыхать), как Терелл практически исчез из поля видения. Затем, постепенно стали пропадать один за другим и его одноклубники.

    Провал пришелся на начало второй четверти. Веремеенко получил второе замечание и пошел отдыхать, а на тему «как играть против Враньеша» Вуйошевич мог бы написать докторскую диссертацию. Армейцы либо прибегали к использованию нового уязвимого места в защитных порядках УНИКСа, либо придерживались стандартной схемы: уже в начале десятиминутки Лэнгдон забросил свой пятый трехочковый. Причем получилось так, что забил он его с фолом (Петра Самойленко): разрыв вырос до психологически комфортных «+10» (29:19).

    ЦСКА еще пропустил небольшой рывок соперника, связанный с активностью Поповича, который почувствовал свободу при опеке со стороны Сергея Быков. Но несколько попаданий в тенденцию не превратились. Быков вскоре отправился на скамейку, и хорват вновь потерялся, теперь под присмотром Алексея Шведа. Красно-синие играли настолько легко и непринужденно, что это даже казалось противоестественным. Ладно еще Лэнгдон. Только вот и Швед, видимо, пытался показать не оценившему его талантов Пашутину, как тот был не прав: забросил издевательски легкий мяч с сиреной, в стиле Жинобили разобрался один в один на крыле, забил сверху. Марьянович был как всегда задумчив, но помогал и в защите, и на подборе, а уж на фоне непонятно с какой целью зашедшего на паркет Враньеша смотрелся Оладжювоном. Воронцевич бился за обоих парней (за того, кто только восстанавливается, и того, чья коленка совершенно случайно застряла в животе Захара Пашутина). Джей был похож на себя прежнего и дозировал нагрузки всех остальных.

    Слишком академичное нападение впало в ступор перед цепкой персональной защитой и отличными действиями при обороне от двоек

    Армейцы немного растерялись в третьей четверти на подборе, отдав много отскоков на своем щите, но даже этим казанцы воспользоваться не смогли. Слишком академичное нападение впало в ступор перед цепкой персональной защитой и отличными действиями при обороне от двоек. Ничего больше УНИКС предложить не смог, а, провалившись еще и на своей половине, вернул встречу в спокойное русло, из которого она неожиданно вышла после потасовки (34:58).

    В общем, общее настроение лучше всего выразило решение Пашутина все же выпустить Зварыкина. Хотя справедливости ради нужно признать, что ни удивленным, ни подавленным тренер УНИКСа не выглядел. Зрители продолжали болеть и встречали каждое минимально интересное действия своих воодушевленными аплодисментами. Армейцы как-то уверовали в легкость бытия и продолжали бросать и бросать. Но та легкость оказалась эфемерной, и залетать снаряды перестали. Нападение разладилось, и казанцы подтянулись. Хотя интриги, конечно, так и не получилось. Зато Враньеш почувствовал себя более комфортно, выдал колоритный «горшок» Марьяновичу и выставил шлагбаум перед Соколовым, после чего Дмитрий изобразил какой-то лягушачий маневр. Зварыкин тоже время на паркете провел не зря, а Рикки Минард не позволил выйти на паркет ни Келли Маккарти, ни Терреллу Лайдэю, грустившим на скамеечке.

    УНИКС – ЦСКА – 60:69 (17:19, 14:26, 9:13, 20:11)

    УНИКС: Попович (19 – 3 потери, 5 фолов), Лайдэй (7), Маккарти (4), Веремеенко, Лампе (17 + 8 подборов + 3 перехвата) – старт; Самойленко (2), Пашутин, Амирханов, Минард (6), Зварыкин, Враньеш (5).

    ЦСКА: Холден (13 + 4 передачи), Лэнгдон (19), Гордон, Воронцевич (11 + 9 подборов – 3 потери), Соколов (5, 5 фолов) – старт; Курбанов (5), Быков, Смодиш, Марьянович (6 + 7 подборов), Швед (10), Хряпа (0).

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы