Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Пятерка на все времена. «Финикс»

Клубу из Аризоны ни разу в своей истории не удалось зацепить чемпионский трофей, но при этом по количеству талантов «Финикс» может дать фору многим династиям. Самый хладнокровный тренер, Дэн Марли и переменчивое общественное мнение, «Кэндимэн», пойманный на кокаине, первый белый данкер и легенда «Гарлем Глобтроттерс» – Sports.ru представляет пятерку лучших игроков «Санс».

Разыгрывающий

Стив Нэш

Годы: 1996-1998, 2004 – по настоящее время

Матчи: 607

Средняя статистика: 14,6 очка, 8,3 передачи, 3,3 подбора, 0,5 перехвата

Волшебник, продолжающий строить замки из аризонского песка и в 36 лет, уже стал настоящей легендой. Правда, мало кто осознает, что имеет несравненное удовольствие вживую насладиться воплощением баскетбольного гения: генерал ран-н-гана, властелин пик-н-ролла, чьи невероятные передачи, броски в прыжке и фирменные проходы под щит с последующей скидкой на дугу стали классикой лиги, в жизни прост и доступен. Почетный доктор юридических наук, известный меценат, обладатель высшей гражданской награды своей страны – ордена Канады, факелоносец в преддверии Олимпиады в Ванкувере, один из сотни самых влиятельных людей в мире в 2006-м, среди любителей НБА известен как «Стиви», болеет за «Тоттенхэм», снимается в шуточных роликах, им самим зачастую инициируемых, увлекается кинематографом и числит за собой десяток короткометражек, а теперь еще и документальный фильм, и вообще является душой команды, следя за соблюдением баланса между яркостью игрового стиля «Финикса» и весельем за пределами паркета.

Нэш давно перерос баскетбольную площадку. С одной стороны, канадец стал одним из символов лиги, и любой скажет, что уход Нэша будет для НБА потерей (возможно, гораздо более существенной, чем расставание со многими чемпионами), ведь он не только один из лучших разыгрывающих, двукратный MVP лиги, рекордсмен по количеству очков и передач, Нэш – последний романтик лиги. Тот, кто играет за что-то большее, чем титул. Тот, кто осознает, что ценность ран-н-гана не только в его эффективности, и продолжает доказывать свою приверженность системе, которая никому не принесла чемпионства. Тот, кто пришел в лигу малоизвестным игроком, засидевшимся за Кевином Джонсоном, Джейсоном Киддом и Сэмом Кэсселом, но расцветшим под руководством Дона Нельсона и сумевшим пробиться сквозь тернии неприветливой лиги. Тот, кого любят. Не боготворят, а просто любят. Как соседского парня, прославившегося на весь район филигранным умением обращаться с мячом.

С другой, общественная деятельность, звездный статус знаменитости, вариативность интересов и, главное, искрометный юмор – те ингредиенты, из которых сложился образ Нэша за пределами площадки. Пожалуй, он один из главных популяризаторов игры в постджордановскую эпоху. Забудьте о его действиях в защите, забудьте о «сердце чемпиона»: если вы цените лишь сухую цифирь и количество перстней на руках, то полотна этого художника не для вас. Нэш – один из тех, кто существует вне современной моды с ее безжалостным акцентом на достижении высшей цели, монетарными установками и статистическими измерениями даже вещей неизмеримых. Нэш достиг своей цели. Он неизменно весел, элегантен, прост и обаятелен, не лезет за словом в карман и получает удовольствие – от жизни и баскетбола.

На замене: Кевин Джонсон (1987-1998, 1999-2000)

Джонсон был одним из плеяды работящих разыгрывающих 90-х. Наравне со Стоктоном, Пэйтоном, Прайсом он показывал, что значит играть первого номера: Джонсон верховодил действиями команды, тонко чувствуя, когда необходимо вмешаться самому, и брал на себя инициативу, придавая уверенность партнерам. Несмотря на знаменательные индивидуальные достижения (чего стоит хотя бы их компания с Айзейей Томасом и Оскаром Робертсоном, так же, как и он, набиравших в среднем по крайней мере 20 очков и 10 передач три сезона подряд), Джонсон всегда оставался в тени Баркли: толстяк и говорил больше, и вообще всегда был на первых ролях. Хотя все и знали, что головной центр команды именно Джонсон, держащий руку на пульсе игры. Карьеру ему помогли закончить травмы (порой курьезные – вроде грыжи, заработанной после приступа буйной радости, выразившегося в поднятии центрового команды Оливера Миллера (143 килограмма), с которыми защитник сражался на протяжении всей карьеры, и характерно, что его главными чертами всегда оставались бесстрашие и преданность команде. Будь-то в легендарном эпизоде с данком через Хакима Оладжувона или в истории с возвращением на паркет, дабы помочь ослабленным потерей Кидда «Санс». Так что совсем не случайно, что подобное упорство вывело в итоге Кевина Джонсона в мэры родного Сакраменто.

Атакующий защитник

Пол Уэстфал

Годы: 1975-80, 1983-84

Матчи: 465

Средняя статистика: 15,6 очка, 1,9 подбора, 4,4 передачи, 1,3 перехвата

Пол Уэстфал вошел в историю НБА, прежде всего, как участник эпизода, многими называемого величайшим в истории баскетбола. В финальной серии 76 года «Финикс» встречался с «Бостоном» (командой, выбравшей его на драфте 72 года). В пятой, решающей игре, при счете 111:110 в пользу «Селтикс», когда до конца оставалась секунда, зажатый соперниками Уэстфал попросил тайм-аут. Он прекрасно знал, что у «Санз» не осталось больше тайм-аутов, но после пробития технических фолов, «Санз» получили возможность вывести мяч с середины площадки, и Гарфилж Херд перевел матч в третий овертайм. Этот эпизод спровоцировал последующее изменения в правилах и упрочил легенду о Уэстфоле как одном из остроумнейших людей, когда-либо выходящих на паркет баскетбольных арен. Пожалуй, именно эта находчивость и закрепилась в качестве основной черты защитника, который был слишком разносторонним для того, чтобы его мастерство сводилось лишь к одному показателю.

Спустя 15 лет Уэстфал вернулся в «Финикс» уже в качестве тренера и волею судьбы вновь поучаствовал в матче, о котором говорят с придыханием уже в наше время. Потрясающее хладнокровие, аристократический стиль, подчеркнутый франтовскими локонами, классическим броском со средней и типическими проходами под щит, «коронкой» Уэстфала, глубинное понимание игры, доступное единицам – все эти качества, до боли знакомые болельщикам «Санс», стали и неотъемлемыми чертами нового главного тренера. Поседевший герой прошлого органично утвердился на скамейке и почти сумел выиграть для команды, в которой прошли его лучшие игроцкие годы, заветный трофей. Именно его манера («Пол ведет себя так, как будто его команда играет в Летней лиге», – всегда говорил про него Джордж Карл) оказалась идеальной для того, чтобы объединить в одной команде Баркли, Марли и Джонсона.

На замене: Дэн Марли (1988-1995, 2001-2002)

Легенда гласит, что, когда Дэвид Стерн объявил о том, что под 14-м номером на драфте-88 (который «Санс» получил в обмен на Лэрри Нэнса) «Финикс» выбирают Дэна Марли, болельщики освистали бедного юношу. Так, что даже тогдашнему тренеру «солнышек» Коттону Фитцсиммонсу пришлось пристыдить публику, заметив, что «все вы пожалеете о том, что когда-то посмели освистать парня». Когда Дэн завершал карьеру, он был одним из самых популярных игроков за всю историю клуба. Именно ему долгое время принадлежало уникальное достижение (которое спустя несколько лет повторил Кобе Брайант): не будучи игроком стартовой пятерки в клубе, Марли в 92-м был выбран в старт команды Запада на Матч всех звезд.

Перелом общественного сознания можно сравнить лишь с трансформацией, которую пережила игра Марли. Пришел игрок в лигу под именем «громового Дэна» («Тандер Дэн») и запомнился главным образом своими данками ну и еще физической готовностью, довольно нехарактерной для белого игрока. Завершал он карьеру с репутацией одного из выдающихся снайперов лиги, чья игра в большей степени зависела от дальнего броска (Марли обычно не унижался до того, чтобы ориентироваться на дугу и палил, не доходя пару метров до линии) и защиты. Оба «конька» сделали Марли одним из самых заметных героев кампании-92/93: трехочковые канонады отмечали весь путь «Санс» до финала («треха» в овертайме четвертого матча серии с «Лейкерс», 8 трехочковых в 5-м матче серии с «Сиэтлом») и защита против Майкла Джордана в финале.

Карьера Марли получилась уж очень короткой. Он пришел в лигу в 23 и провел по сути всего шесть сезонов, слишком быстро сдав. Но этого времени ему хватило, чтобы стать частью эпохи, знаковым лицом «золотых 90-х». Марли не был звездой. Скорее узким специалистом, работающим во благо команды, эталоном лучшего «шестого», игроком, который «сделал себя сам», диаметрально изменившись за годы профессиональной карьеры и влюбив в себя зрителей своим отношением к делу. Ежегодно наиболее самоотверженный, отдающий всего себя общим целям игрок «Финикса» получает награду, получившую название в честь Марли – Dan Majerle Hustle Award.

Легкий форвард

Уолтер Дэвис

Годы: 1978-88

Матчи: 766

Средняя статистика: 18,9 очка, 3,8 передачи, 1,2 перехвата, 3,0 подбора

Хотя именно Дэвис является лучшим снайпером за историю «Санс» (15666 очков), в Аризоне долгое время предпочитали об этом не вспоминать. Всему виной не очень красивая история, омрачившая последний год пребывания «Кэндимэна» в составе «солнышек»: в 87 он выступил в роли свидетеля, «сдав» партнеров по «Санс» в обмен на гарантии освобождения от уголовного преследования (сам Дэвис дважды пребывал в реабилитационных клиниках, где лечился от кокаиновой зависимости). Падение «Сладкого Ди» совпало по времени со временем кризиса клуба, скатившегося в подвал турнирной таблицы, а потому в 88-м, когда контракт Дэвиса подошел к концу, удерживать его в клубе никто особенно не собирался. Во время разбирательств он в частности произнес признательную фразу, которая до сих пор вызывает зависть у Рона Артеста: «Самое сложное было продержаться трезвым хотя бы 24 часа».

Примирение состоялась лишь через 6 лет: номер Дэвиса был увековечен, а в 2004-м он стал членом Кружка славы «Санс». До того его имя всплывало лишь в контексте фигуры Майкла Джордана: 23-й номер «Буллз» неоднократно упоминал Уолтера в качества игроков, которые повлияли на его становление как игрока. (В 90-м Джордан даже три или четыре раза звонил кумиру юности, умоляя того помочь ему в «Чикаго»). В середине 90-х из тени Майкла, наконец, показался и сам Дэвис: прозванный «ищейкой» за скоростную манеру игры и хрупкое телосложение, а также известный как «Человек с бархатной кистью» – один из лучших снайперов в истории лиги. Олимпийский чемпион 76 года, участник одной из самых знаковых встреч в истории NCAA (тогда «Северная Каролина» вырвала победу у «Дьюка» в овертайме, уступая за 17 секунд 78:86, а Дэвис забил мяч, сравнявший счет), лучший новичок сезона-77/78, участник 6 Матчей всех звезд (больше, чем кто-либо еще из тех, кто когда-либо выступал за «солнечных») так и не получил достойного признания. Кокаиновая история, похоже, навсегда перечеркнула все его достижения на площадке и лишила Дэвиса даже формального права претендовать на звание лучшего игрока «Финикса».

На замене: Шон Мэрион (1999-2008)

История Мэриона не столь грустна, как Дэвиса, но конец ее едва ли не идентичен: проведя лучшие годы карьеры в «Санс», форвард разругался с руководством и потребовал обмена. «Неудачный брак» завершился противоречивым обменом на Шакила, который символизировал фактически конец карьеры для обоих. Взрывного летящего в отрывы форварда, умудряющегося и регулярно отмечаться из-за дуги, и постоянно фигурировать в числе лучших подбирающих, никто больше не видел. Мэрион наиболее комфортно чувствовал себя в системе Майка Д’Антони и стал одним из первых игроков, с кем гениальная голова Стива Нэша и стилистические особенности ран-н-гана сыграли злую шутку: без них Шон предстал совершенно другим баскетболистом. Система акцентировала внимание на универсальности Мэриона – умении играть на многих позициях, защите, настроенной на перехват, способности бежать в отрыв и разнообразии атакующих опций – всех тех чертах, которые благодаря особенностям фигуры и заработали ему прозвище «Матрица». Так что и после развода оба супруга до сих пор вспоминают счастливые годы брака. Но их уже не вернуть.

Мощный форвард

Чарльз Баркли

Годы: 1992-96

Матчи: 280

Средняя статистика: 22,1 очка, 11,7 подбора, 3,9 передачи, 1,5 перехвата

В марте 1991 сэр Чарльз Баркли плюнул в девочку. Через год выяснилось, что «76-е» в плей-офф не попадают, и скандальный форвард потребовал обмена. Уже завершив карьеру, он вспоминал: «Я жалею только о том эпизоде с плевком. Но он преподал мне очень ценный урок. Он показал мне, что я невероятно увлечен игрой. Я слишком сильно хотел побеждать. Нужно было успокоиться, а я хотел выиграть любой ценой. Вместо того, чтобы играть по правилам и уважать дух игру, я думал только о том, чтобы победить». С таким настроением Баркли и оказался в «Финиксе». Вместе с «солнечными» форвард приблизился на максимально близкое расстояние к титулу, о котором никто ни до, ни после не мечтал так страстно, как это он. В «Санс» сэр Чарльз вышел на пик своей карьеры – он продолжал эпатировать публику, поставив на уши пол-Америки своими речами, призывающими не изображать баскетболистов в роли идеальных примеров для подражания, не собирался прекращать драться в барах и на паркете, а также взял титул MVP и помог команде стать первой по итогам регулярного чемпионата. Когда «Санс» уверенной поступью добрались до финала уже в первый сезон Баркли в команде, казалось, что мечта одного американца должна свершиться. У него самого было то же самое ощущение: это «судьба», – сказал Чарльз Майклу Джордану перед финалом. Дальше были шесть встреч, которые потрясли мир. И самого Баркли, который такой подлости от судьбы все же не ожидал.

Дальнейшие сезоны мятежного форварда в «Санс» были наполнены рекордами, травмами и потрясающим желанием, которое помогало ему бороться с обрушившимися на него повреждениями. Сэр Чарльз не снижал напора, но, дважды уступив в семи матчах рвущемся к чемпионствам «Хьюстону», понял, что пора сматывать удочки, и перебрался в Техас. Поспешное бегство никому не мешает считать его лучшим из тех, кто когда-либо надевал фиолетово-оранжевую джерси.

На замене: Том Чамберс (1988-93)

Высокий блондин принялся опровергать тезис о том, что белые не умеют прыгать с первого дня своего пребывания в лиге. В школьные годы Чамберс считался атакующим защитником, но, прибавив за одно лето шесть дюймов и при этом не потеряв ни доли былой координации, он превратился в того, кто заставлял болельщиков в Сиэтле и Финиксе вскакивать с криками со своих мест – белый парень и бросал неплохо, и стремительно нес свои 100 килограмм в быстрый отрыв, но главное – имел наглость изображать в трехсекундной зоне такие пируэты, которые не совпадали с представлениями о белом игроке. Большую часть карьеры он провел в штате Вашингтон, но, перебравшись на юг (заядлый охотник и наездник Чамберс ни за что не соглашался покидать дикий Запад), форвард перевез сюда и свой коронный номер – кошмары о летящей на него двухметровой шпале с острыми коленями наверняка преследовали Марка Джексона не одну ночь.

Именно в «Финиксе» Чамберс показал, что он не совсем тот, кем его всегда будут помнить – любимчик женской публики, покусившийся на святая святых афроамериканского баскетбола. Здесь его ждали трансформации, продемонстрировавшие и его лучшие игроцкие качества, и верность командному духу. Если в первые сезоны форвард выполнял функции первой скрипки в нападении, составив идеальный дуэт с Кевином Джонсоном и получив множество дополнительных возможностей для атаки и для увеличения статистических показателей, то затем по пришествии в клуб сначала Ксавьера МакДэниэла, а затем Чарльза Баркли уже ветеран Чамберс больше концентрировался на помощи партнерам, органично восприняв роль шестого игрока. Возможно, он и не произвел революции в баскетболе, став первой ласточкой, но данки Чамберса уже прочно вошли в золотой фонд НБА, не заслонив, впрочем, личности разносторонне талантливого автора.

Центровой

Элван Адамс

Годы: 1975-88

Матчи: 980

Средняя статистика: 14,1 очка, 7,0 подбора, 1,3 перехвата, 0,8 блок-шота

Адамс – настоящая эпоха в истории «Финикса». Те 13 лет, что центровой отбегал в Аризоне, вместили в себя первую золотую эру – тех «золушкиных» «Сандерелла Санс», которые сумели за одно лето переломить неудачное развитие клуба и утвердиться в числе лучших команд НБА. Начался этот блистательный период с финальной серии сезона-75/76, а завершился кокаиновым скандалом и по сути разгоном коллектива. За эти годы «солнышки» неизменно выходили в плей-офф, и лишь повреждения мешали им замахнуться на что-то существенное.

Элван был одним из центральных элементов в той команде. С ростом 206 сантиметров сложно было быть классическим центровым: манера игры «дабл Эя» была настолько своеобразна, что сложно даже подобрать ему двойников в лиге. Адамс был одновременно и столпом обороны команды, и при этом умудрялся заигрывать нападение, выступая в роли старомодного центрового, которому нужно было разыгрывать мяч – не случайно Элван, до сих пор лидирующей в «Финиксе» по минутами, подборам и перехватам, занимает общее третье место по количеству передач, вслед за именитыми разыгрывающими. Его стиль игры был построен на движении, на взрывных рывках, на том, чтобы своими перемещениями помочь партнерам: с сегодняшней точки зрения центровой, носящийся вдоль лицевой, просто нонсенс, для Адамса это была норма.

Но, пожалуй, главное, что определило пребывание Адамса в Аризоне – это его любовь к клубу. В 76-м, когда «Санс» уступили «Бостону» в финале в первый же сезон Элвана, он вспоминал, что, после игры в раздевалке «ему было жаль ветеранов – парней вроде Пэта Райли – которым оставалось играть пару лет. Думал, что у меня будет множество возможностей выиграть чемпионство». Этого не произошло. За последующие 12 лет он так и не вернулся в финальную серию, но ни разу не задумался о том, чтобы сменить клуб. Даже сегодня, продолжая работать в Аризоне, Адамс неизменно говорит, что его сердце всегда будет принадлежать «Санс».

На замене: Конни Хоукинс (1969-1975)

«Хоук» всю жизнь добивался права выступать в НБА. Талант с уличных площадок Нью-Йорка, легенда Ракер-Парка, чемпион города на школьном уровне с легкостью добился места в университете Айовы, но оказался замешан в 60-м в скандале с договорными матчами. Хотя никто никогда не обвинял конкретно Хоукинса (тогда еще первокурсника, который просто не мог быть участвовать в этом деле), его имя всплыло во время дачи показаний основным фигурантом Джеком Молинасом (тот одолжил ему 2 тысячи, которые выплатил брат Конни). В результате Хоукинс был изгнан из колледжа, хотя Молинас и признался, что не сумел использовать игрока в своих махинациях. После этого его не хотел брать ни один университет, а комиссионер НБА Джеймс Кеннеди объявил, что ни один из клубов лиги не сможет предложить ему контракт. Почти десять лет Хоукинс был вынужден провести вне лиги – сначала он выступал в АБА, которая вскоре закрылась, затем стал путешествовать вместе с «Гарлем Глобтроттерс». Параллельно он подал иск против НБА, но ситуация разрешилась лишь в 69-м: лига выплатила ему компенсацию в размере 1,3 миллиона долларов и приписала к «Санс».

За «Финикс» Хоукинс провел не так много времени, но умудрялся неизменно быть одним из лучших в команде по результативности да еще четыре раза добился права выступать на Матчах всех звезд. Уже в своем первом матче плей-офф, выйдя против Уилта Чемберлейна и Элджина Бэйлора, Хоукинс набрал 34 очка, 20 подборов и 7 передач и привел «Санс» к победе над «Лейкерс». Возраст уже брал свое, он был на сходе, но даже тогда, вырвав возможность выходить на паркет арен НБА в суде, он смог заслужить репутацию одного из лучших нападающих в истории игры. Огромные руки, торчащие баки и безумные развороты наравне со странноватым чувством юмора (однажды Хоукинс упал на паркет, притворившись, что получил травму. Когда тренер по физподготовке Джо Проски выбежал на паркет, игрок сказал ему: «Все нормально. Просто хотел, чтобы тебя тоже показали по телевизору») за короткий срок сделали Хоукинса неотъемлемой частью НБА, позволив ему войти в Зал славы.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы