android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Дмитрий Шакулин: «Мы наркоманы профессии»

Предматчевое интервью с одним из помощников Этторе Мессины Дмитрием Шакулиным, который провел часть карьеры, защищая цвета «Динамо» и ЦСКА, немного вышло за рамки жанра. В разговоре с корреспондентом Sports.ru один из ведущих баскетболистов эпохи противостояния ЦСКА и «Динамо» середины 90-х рассказал о ближайшем матче, вспомнил важнейшие этапы своей карьеры и объяснил особенности работы с итальянским специалистом.

Дмитрий Шакулин: «Мы наркоманы профессии»
Дмитрий Шакулин: «Мы наркоманы профессии»

- Когда поступило предложение от ЦСКА, вы долго раздумывали?

– Тогда я еще работал в «Химках», и на тот момент эмоционально я был готов. Но жизненная ситуация это немного другое, поэтому мы перенесли разговор на некоторое время. Для меня как молодого специалиста это уникальный шанс работать с Этторе Мессиной и тренерской командой. В тот момент еще не думали о приглашении Дэвида (Вантерпула – прим. ред.), но сейчас вместе с Дэвидом у нас сложился замечательный коллектив: от каждого можно что-то почерпнуть. Время в ЦСКА является очень полезным для моей тренерской философии.

У меня был однолетний контракт с «Химками», и по его истечении я встретился с Виктором Бычковым: он прекрасно понял мою позицию. Шанс поработать с Мессиной, на уровне Евролиги, с прекрасными игроками выпадает нечасто.

- А предложений возглавить одну из российских команд не было?

– Было несколько предложений. Но я считаю, что прежде, чем идти в аспирантуру, нужно закончить университет. Нельзя осуждать тех тренеров, которые сразу пошли и стали главными тренерами. У каждого свой путь. Но я убежден, что можно случайно зайти в бизнес и закономерно из него вылететь, нельзя закономерно зайти и случайно вылететь. Вот такому правилу я стараюсь следовать.

- А вы шли скорее к Мессине или в ЦСКА?

– Я играл в ЦСКА два сезона, стал двукратным чемпионом России…

«Структура не нуждается в рекламе, потому что это лучшая организация в стране да и в Европе»

- А не осталось обид после той неприятной истории, когда с вами отказались продлевать контракт, у вас была травма, и вы потом уехали в Германию?

– Это старая история. Давно это было. Разные эмоции бывают в разные периоды времени, но здесь совершенно другой тренер, другое руководство, поэтому ни о каких обидах не может быть и речи. ЦСКА за последние семь-восемь лет сделал не просто скачок, а полет вперед. Структура не нуждается в рекламе, потому что это лучшая организация в стране да и в Европе.

- Почему?

– Прежде всего, люди, атмосфера. Все от президента, генерального директора до легендарного Аскера Барчо заряжены на максимальный результат, что мне по душе. Нельзя глупить, нельзя отвлекаться, потому что идет настоящий локомотив, все поршни, все механизмы в котором работают по максимуму. Если бы я не играл в ЦСКА два года, и со стороны наблюдал за успехами клуба, то можно было бы подумать, что здесь повезло, тут кто-то забил, тут кто-то еще. Но это не имеет отношения к ЦСКА: здесь все отлажено, известно, кому доверять, на кого рассчитывать. Проверенные люди. Обстановка сродни домашней. Здесь созданы все условия для работы, и в то же время все на людях лежит большая ответственность, что и приводит к такому результату. Не просто так кто-то забил решающий мяч, это сыграл весь механизм. В нужное время в нужном месте человек попал, если речь идет о броске, или в защите тот или иной игрок хорошо отработал против нападающего. Ну и так далее. Когда у тебя есть задача, и она требует решения – пусть это будет не быстро, не сразу же, но в отдаленной перспективе – и рядом с тобой находятся профессионалы, вкалывающие по полной.

- Уровень ответственности различен между тем, когда вы работали в подмосковном «Динамо» и московском «Динамо», где все разваливалось, тренеров увольняли, дважды вы работали исполняющим обязанности, и здесь, в ЦСКА, который напоминает машину, не имеющую уязвимых мест и сметающую всех на своем пути?

– Нельзя сказать, что в тех клубах что-то прямо уж разваливалось. Есть объективные причины. Я не хотел бы говорить о предыдущих клубах и предыдущей ситуации. Здесь есть Мессина, и уже одно это говорит о многом.

- А что делает Мессину особенным?

– Уникальная работоспособность, энергетический запас. Немало уже за плечами побед и титулов, но он любому из нас даст фору в заряженности, нацеленности на достижение результата. То, что он множество раз проходил одну и ту же ситуацию, объяснял ее, использовал и наверняка по молодости ошибался, найдя в итоге верный путь, делает мой опыт общения с ним чрезвычайно полезным. У него хватает сил на каждого из нас, на команду и весь клуб.

- То есть успехи предопределяются работоспособностью, а не талантом?

– Закон жизни показывает, что без работоспособности талант ничего не значит. С другой стороны, без таланта даже работоспособность не позволяет достичь высоких результатов. Можно быть на хорошем счету, но без таланта вряд ли можно преуспеть.

И все же необходимо желание грызть гранит баскетбольной науки. Для руководства баскетбольной командой нужно не просто знать, как ставить заслон, как бросать мяч и так далее, требуется знание психологических нюансов. Когда мои друзья, занимающиеся бизнесом, спрашивают меня не о баскетболе, а об аспектах того, чем они занимаются, они потом недоумевают, откуда же я это знаю. Но дело в том, что с семи-восьми лет я находился в баскетбольной команде, где были двенадцать участников, где представлены все типы человеческой натуры, все психологические портреты. Я не зря говорю, что с семи-восьми лет, ведь мне за сорок, то есть практически тридцать два года я нахожусь каждый день в коллективе людей, которые заняты, по сути, экстремальным делом: преодолением себя, преодолением соперника и достижением максимального результата. Здесь проявляются все человеческие недостатки и достоинства. Для человека, способного анализировать, запоминать, сортировать, нетрудно составить портрет того или иного человеческого типажа. Мы же все похожи.

«Когда люди работают плечом к плечу, важно знать, ради чего они это делают и что приоритетно»

Если проецировать на баскетбол, то я вот работал в командах, которые занимали третье и второе места в чемпионате России, в прошлом году с «Химками» мы выиграли Кубок России, в Финале четырех я руководил подмосковным «Динамо». Но это результат, несопоставимый с чемпионатами Европы, мира, Олимпийскими играми. Работа в ЦСКА это шаг вперед, это вызов. Любой мужчина, когда его жизнь вызывает на определенные трудности, стремится доказать себе, что он может, что он справляется, что он сильный. В этом и заключается жизненный интерес. Почивать на лаврах это не для меня. Мы вообще в определенной степени наркоманы. Когда я травмировал колено, и мне пришлось делать две операции, год с лишним я просидел в больнице и дома, я поймал себя на мысли, что вся жизнь расписана: автобус, самолет или поезд, гостиницы, встречи, общение, противостояние – мы как наркоманы, которым требуется снова и снова преодолевать себя. Выйти на пик может каждый, но оставаться там, достигнуть этого повторно, неоднократно. Вот в этом и есть интерес.

- С Мессиной тяжело работать? Кажется, он довольно импульсивный человек.

– Просто нужно понимать. С первого дня, с первого телефонного звонка он очень тепло меня принял и дружески отнесся ко мне. Когда в процессе работы возникают экстремальные ситуации, это часть работы, часть жизни. Главное, что мы хорошо начали сезон. Несмотря ни на какие трудности, травмы Смодиша и Джей Ара Холдена, мы на данный момент единственная команда в нашей группе Евролиги, которая не потерпела ни одного поражения, и в чемпионате России мы идем без осечек и продолжаем работать, чтобы улучшить результаты. Когда люди работают плечом к плечу, важно знать, ради чего они это делают и что приоритетно.

- В чем состоит круг ваших обязанностей?

– Если в Евролиге задействована вся наша тренерская команда, то в чемпионате России только Этторе Мессина и я принимаем участие в игре. Моя обязанность следить за сочетанием игроков на площадке, как тренер соперников реагирует на изменения игры, какой состав он выпускает, и правильно отвечать и принимать адекватные решения. Кроме этого, я занимаюсь подготовкой к матчам, анализом видеоматериалов – к счастью, сейчас доступна хорошая система материалов – как соперник нападает, защищается. Нужно разобрать индивидуальный стиль игроков, подготовить, чтобы во всеоружии подойти к манере соперника. На тренировках я занимаюсь различными деталями, нюансами, будь-то командными или индивидуальными. Кроме того, Этторе постоянно проводит тренерские собрания, требуют от нас высказывать свое мнение. Конечно, последнее решение всегда остается за ним, но это и правильно…

- По поводу анализа. Есть такое мнение, что с «Партизаном» Мессина не стал проводить слишком глубокий анализ, чтобы проверить какие-то качества команды. Понятно, что такое невозможно, но что не получилось в Белграде?

– Конечно, это невозможно. Я не согласен с тем, что в Белграде у нас были особенные проблемы. Если бы, допустим, Моррис забил половину бросков, которые сделал, то результат был бы совершенно иным.

«Когда я проходил мимо их раздевалки, я видел, что они сидят, понурив головы, словно бы они проиграли решающую игру чемпионата мира»

- Неужели это зависит только от броска?

– Дело не совсем в этом. Не стоит недооценивать «Партизан»: молодые игроки пришли четыре года назад в Евролигу, все проигрывали, а последний год выбили «Панатинаикос» из розыгрыша. Они возмужали, окрепли. Плюс в Сербии замечательная школа баскетбола. Я работал четыре года с молодежными командами, и на моей памяти всегда во всех возрастных категориях (или почти во всех) большую часть трофеев завоевывали сербы. У них удивительная страсть борьбы, желания побеждать. Прекрасные тренерские кадры в спортивных детско-юношеских школах. Многие ребята разъехались по Европе, отправились в НБА, и опять сейчас подрастает плеяда. Игроки одаренные физически, рослые, крепкие, и при этом играющие в командный баскетбол. Я думаю, они прекрасно построили игру, и именно из-за этого мы не смогли оторваться больше, чем на 7-8 очков. Они продолжали играть, гнуть свою линию. Не нужно забывать и об огромной поддержке зала. Когда я проходил мимо их раздевалки, я видел, что они сидят, понурив головы, словно бы они проиграли решающую игру чемпионата мира. Можно лишь их отметить. Мы же сделали все, что возможно. Вовремя вернулся Матьяж Смодиш, и внес весомый вклад в игру. Ждем, когда вернется Джей Ар. Думаю, у нас есть шансы на очень хороший сезон.

- Отсутствие Холдена сильно скажется в завтрашнем матче?

– «Динамо» сейчас на подъеме. Я думаю, прошло достаточно времени для того, чтобы Блатт смог привнести исповедуемую им философию в коллектив, а игроки поняли ее. Безусловно, имеет значение и наличие российского паспорта у Тревиса Хансена: это добавило команде ротации. Сергей Быков бьется до последнего: он всегда этим отличался. Сергей Моня переходит с третьей позиции на четвертую, и стиль игры команды таков, что они создают пространство, что для Сергея важно. Ну и конечно, разыгрывающий Джаннеро Парго более чем удачное приобретение: нет секретов в игре, он может и сам сыграть, и руководить командными действиями…

- Парго сможет кто-то сдержать персонально в отсутствие Холдена?

– Мы же играем командой…

- Но у «Динамо» очень хорошо поставлен переход из защиты в нападение…

– Ну вот завтра и увидим. Мы анализируем, готовимся. Завтрашняя игра все покажет. Думаю, что у них есть сильные стороны, но есть и слабые…

- Какие?

– Рано об этом говорить. Все завтра. Мы прекрасно понимаем, что сейчас «Динамо» идет на втором месте. Я сам начинал карьеру в этом клубе и знаю, каким раздражителем, каким стимулом будет для всех, для игроков, тренеров, руководства, игра с ЦСКА. Завтра будет очень интересная игра, и меня радует, что зал будет полон.

- А можно как-то сравнить Блатта и Мессину, по харизме или чему-то еще?

– Я не могу ничего сказать про Блатта. Я знаю его по анализам игр, по наблюдению за нашей национальной командой. В прошлом году у меня была возможность летом приехать, посмотреть за его работой. Думаю, что оба тренера одни из ведущих в Европе. Единственное, что для системы Блатта нужны определенные исполнители, которые бы отвечали его требованиям.

- Сейчас они у него есть.

– Тем интересней наше завтрашнее противостояние.

- Вы можете назвать себя «динамовцем», или такие вещи в современном мире уже неактуальны?

– Конечно, я всегда помню о том, что для меня значит «Динамо». Но представьте на одну секунду. Мне в сорок лет пришлось дважды поменять гимн – потому что был Советский Союз, потом СНГ – и дважды флаг. Я уж не говорю о том, сколько раз мы валюту меняли, сколько раз менялась жизнь. Когда я начинал играть, была одна система, сейчас все изменилось. Это скорее для глаза: когда я вижу бело-голубые цвета, это ассоциируется с «Динамо», но в то же время красно-синие ассоциируются с ЦСКА, потому что два года я играл в ЦСКА, стал чемпионом России, был в шаге от попадания в Финал Четырех в сезоне-96/97. Это буквально ассоциативно. Как потом выяснилось, у меня была возможность начать карьеру и в ЦСКА. Также как и в Питере или Николаевске, куда меня звали совсем молодым. Мои родители ездили специально в Николаевск подбирать квартиру, чтобы всем вместе переехать туда. Все были заинтересованы, чтобы я играл там, приходили запросы, звонки. Когда в четырнадцать лет я попал в школу ТРИНТА, и меня привлекли в сборную Москвы на два года старше, меня хотели забрать в ЦСКА. Другая была жизнь, другая страна.

- Лично для вас это особенная игра, а, в целом, есть что-то принципиальное в том, что это дерби, игра двух московских клубов, или важно, что ЦСКА играет с ближайшим конкурентом?

– Здесь принципиально только одно: все хотят выиграть у ЦСКА. Вот это имеет огромное значение. Все стараются использовать свои сильные стороны, спрятать слабые, сыграть через не могу и за счет эмоций добиться победы именно над ЦСКА.

- А то, что вы будете играть против Сергея Базаревича и Дмитрий Домани, имеет какое-то значение?

– Когда я только начинал тренерскую карьеру, мне приходилось играть против тех, с кем я когда-то выступал. Но прошло пять лет, и сошло то поколение, пришли новые игроки. А то, что мы играем против Сергея Базаревича, против Домани, это часть игры, и в этом плане немного легче, потому что я знаю, чего ждать от тренера Базаревича и игрока Домани.

«Ведь многие в Советском Союзе либо служили в армии, либо в милиции, либо уходили работать в автомастерскую, на склад или в библиотеку»

- Как-то можно объяснить то, что многие их тех, с кем вы играли, связали свою жизнь с баскетболом? Это случайность?

– Конечно, нет. Представьте, провести в этом бизнесе пятнадцать-двадцать лет, накопить определенный опыт, проделать путь, завоевать репутацию. Я считаю, что это очень большая удача, что у нас, у тех, кто играл, у тех, кто выигрывал чемпионство, и у тех, кто был в шаге от него, появилась возможность делиться опытом с молодыми баскетболистами и одновременно получать опыт у таких мастеров тренерского цеха, как Ивкович, Мессина, Блатт и Кацикарис. Они работали в России. С ними мы не встречались один-два раза в сезон, а дважды в чемпионате, в плей-офф, в Кубке России.

Потом появилась возможность содержать семью. Ведь многие в Советском Союзе либо служили в армии, либо в милиции, либо уходили работать в автомастерскую, на склад или в библиотеку… Я, конечно, образно говорю. Это давало возможность содержать семью, а в баскетболе тебя нет дома постоянно, ты постоянно занят. Сейчас же ситуация шикарная…

- То есть вы хотели бы быть игроком сейчас?

– Все не так просто. Я прошел систему подготовки в Советском Союзе: трехразовые тренировки, через не могу, материал человеческий со слабостями, недостатками отваливался, уходил, если травма какая-то. Выживали только сильнейшие. Если ты заряжен, если ты хочешь чего-то добиться, то тебе создавали условия, и ты шел по этому пути. Вот и все. А то что хотел бы-не хотел бы. Каждому свое время. Если бы я родился десять лет спустя, я не сделал бы миллион прыжков или двадцать миллионов бросков, не столкнулся бы с теми людьми, которые в меня поверили, которые дали мне шанс, с которыми мы по-прежнему общаемся, хотя не всем удается показать, как они дороги, потому что переезды, работа и так далее, и так далее… По сравнению с тем, что было у нас, сейчас совершенно иная организация команд. Нет ни забот, ни хлопот. Есть специальные люди, которые отвечают за определенный сектор жизни. Нет никаких вопросов по поводу формы, экипировки. Но главное есть тренерские кадры, которые приезжают к нам, делятся знаниями, у которых можно учиться.

- А можно сказать, что делает тренера великим. Вот если, например, сравнить Ивковича и Мессину. У одного в ЦСКА не все получилось до конца, у другого получилось больше, чем кто-либо мог представить. Но ведь оба они великие.

– Нельзя говорить, что кто-то лучше и хуже. Важны черты характера тренера. Первое – это голова, которая моментально принимает решение, помнит все детали, все нюансы. Второе –характер. Без харизмы, без характера большого тренера быть не может. Умение спросить, заставить к этому относится. Третье – знания. Кроме того, знание психологических черт. Тренер без знаний психологии, без умения предвидеть, наладить, найти и использовать, не может состояться. Ну и конечно, здоровье, потому что сильная эмоциональная нагрузка имеет место…

- Кажется, это не очень веселая профессия.

– Это интересная профессия. Когда я был игроком, я отвечал за свой край, за связь с разыгрывающим, с центровыми. Мне нужно было защищать свой квадрат, загнать мяч в тот квадрат, где мне помощь оказывают. А главный тренер контролирует все: начиная от быта, от того, как игроки поспали, что поели, как прилетели, тренировочные занятия. Очень важно умение подготавливать, анализировать, помнить. Это очень интересная профессия, но отнимает буквально 24 часа.

- А то, что тренерами чаще становятся игроки задней линии, это как-то связано с тем, что вы говорите?

– Не хотелось бы никого обижать, но игроки задней линии уже с детских лет должны читать игру и отвечать за все: разыгрывающий берет мяч и отвечает за левый край, за правый край, за центр, за больших и маленьких, отвечает за всех, потому что мяч у него. Второй номер получает мяч или заменяет первого номера. Он должен на своем краю принять такое решение, чтобы создать условия идеальные для себя или для большого. Есть широкий диапазон: вся площадка у тебя для творчества. Насчет больших не могу сказать. Будем надеяться, что ситуация изменится.

- Вы сейчас вспоминаете игры с ЦСКА в финале 95-го года, победы над ЦСКА? Это были особенные матчи?

– Конечно. Все хотят выйти и показать, что достойны стать чемпионами. В этом не бывает мелочей. Где-то что-то мы не учли, отвлеклись на что-то, упустили то, что было достижимо. Так получилось. Это дает пищу для анализа, чтобы такие ситуации больше не повторялись. Победа не может принадлежать кому-то одному. Это общее составляющее: спортивный, административный ресурсы, целый комплекс. Чемпион – это человек, у которого меньше всего слабостей. Или который смог скрыть слабости и преодолеть соперника. Чтобы это сделать, нужно, чтобы сработали все аспекты жизни и спорта. Тогда нам немного не хватило. Не буду вдаваться в детали, но тогда нам не хватило буквально двух игроков, чтобы стать чемпионами.

- Почему так получается, когда «Динамо» играет в УСК игры, получаются напряженными, а что в Крылатском, что раньше на улице Лавочкина ЦСКА всегда легко побеждает? Есть какая-то закономерность?

– Наверное, это лежит в области психологии. Когда играешь дома, надеешься, что родные стены помогут. Но когда перекладываешь ответственность с себя на стены, то проигрываешь. Когда же приезжаешь играть на чужую территорию и знаешь, что здесь тебе ничего не поможет, то это заставляет играть через не могу. Именно этим сильны ЦСКА и Мессина. Этторе не делит игры на выездные и домашние. Важно, чтобы все работали на своем месте, каждую секунду. На тренировках требуется максимальная самоотдача, ответственность игроков. Это входит в привычку. Когда игроки появляются на паркете, они продолжают выполнять тот же объем работы, отдаваясь игре на 100 процентов. Для этого нужно быть психологически сильным. Тренер направляет, но для каждого соперника существует своя специфика.

- А матчи ЦСКА – «Динамо» являются самыми запоминающимися в карьере или были другие?

– Мне, славу богу, есть что вспомнить. Мне вспоминаются два сезона, проведенные в Германии в 93-95 годах. Тогда только развалился СССР, и я не знал, что нас ждет, потому что система рухнула. Я уехал сначала в Израиль, потом в Германию, и в тот момент я должен был понять, что делать дальше: двигаться, расти в баскетболе или чем-то другим заниматься. Мне повезло, что я попал в немецкий клуб, где я обрел свое я, свое лицо как игрок и при этом добился каких-то результатов: мы выиграли вторую лигу и вышли в высшую, сразу попали в плей-офф. За эти два года я понял, что мое, что не мое. Это также очень важно для молодых игроков: свойственен юношеский максимализм, они думают, что могут водить, бросать, отдавать, защищаться. Но это далеко не так. С опытом, с годами приходит, что нужно использовать в нужный момент, то, что ты действительно можешь лучше всего.

С «Динамо» был замечательный сезон – у нас были очень хорошие отношения в команде – в 95-м году, когда мы в полуфинале Кубка Кубков проиграли «Таугресу», а затем и ЦСКА в последней игре за чемпионство. Жалко, что тогда наша сборная не попала на Олимпиаду, мы могли бы выступить там очень хорошо. А вместо этого провели лето кто как. Ну и вспоминается чемпионство с ЦСКА. Даже несмотря на то, что награждение проходило в крошечном зале «Юность» в Саратове. Мы выиграли в гостях две игры и стали чемпионами в гостях, что еще почетнее. Опять же все это было на грани человеческих возможностей, потому что ты получаешь вызов и должен соответствовать. За тренерскую карьеру вспоминается прошлогодний финал Кубка, который мы выиграли с «Химками» в Казани, матч за «Динамо», когда я работал с Шерфом, когда мы УНИКС обыграли, проигрывая за полторы секунды три очка. Помню, когда был главным тренером, как мы с «Химками» здорово начали серию плей-офф, выиграв на выезде.

- Завтра будет упорная игра, или все-таки можно ждать легкой победы одной из команд?

– Нет, легкой победы точно не будет. «Динамо» нашло свой стиль. Они подобрали хороших исполнителей, отвечающих концепции Блатта. У нас мало слабых мест. Игра будет достойная. Именно благодаря таким наш чемпионат и называют одним из сильнейших в Европе. Рад, что зал будет полон. Я уверен, что если бы УСК мог вместить 7-9 тысяч, то и тогда он был бы заполнен. В этом наша общая заслуга: тех, кто вкладывает деньги, и тех, кто занимается таким прекрасным видом спорта, как баскетбол.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы