android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Рождение новой команды

После матча с «Каха Лаборал» в рамках Евролиги ЦСКА возвращается домой с долгожданной победой – 71:67. Обманчивость маленького города, четыре героя разных четвертей, «обычный советский служащий» и разительные перемены – в материале корреспондента Sports.ru из Витории.

Рождение новой команды
Рождение новой команды

Армейцев в цитадели главного баскетбольного клуба из страны басков ждало обманчивое ощущение спокойствия и размеренности. Наводящая тоску атмосфера безнадежного захолустья, порождаемая погруженностью местных жителей в собственные повседневные заботы, столь броским опустением и приходящими знаками провинциальности, подчеркивалась даже серостью пейзажей. Редкая зелень, мрачное небо и многочисленные огни эстакад как-то пытались скрыть малоэстетичную унылую картину, но тут и там накрапывающий дождик, усталость взглянувшего на иноземцев без всякого любопытства таксиста и едва заметное раздражение гостиничных служащих, вынужденных объясняться на непознаваемом английском языке («ду ю хэв инглиш?»), лишали стройности этот тщательно закамуфлированный замысел.

Рождалось даже чувство какой-то хитроумной уловки. Будто гостей специально хотят расслабить, повергнуть в какое-то апатичное состояние местной жизни. Это угадывалось во всем: одинокий самолет, чартерным рейсом доставивший коллектив на заброшенный аэропорт, ни души на автостоянке, вызывающей в памяти кадры из дешевых американских фильмов про бедствия группы изможденных людей, сражающихся с порождениями режиссерской фантазии, отсутствие хоть какого-то приличествующего интереса в глазах строгих полисменов, молчаливо взирающих на здоровенных парней в спортивных красно-синих костюмах.

Городок мирно дремал вечером и не поспешил нарушить свой сон в утренние часы, когда хозяева магазинов лениво, не особенно ориентируясь на такую чересчур модерновую вещь как время, по собственному предпочтению открывали двери магазинов

О приближении матча, который должен был стать решающим для обеих команд в группе, не говорило ничто и на полупустынных улицах: газеты сосредоточились на сражении «Барселоны» с «Сиеной» и смерти Эйба Полина, упустив из виду местные коллизии, а единственное, что выдавало наличие в городе баскетбольной команды были спортивные магазины да отделения банков «Каха Лаборал», в которых были выставлены макеты, изображающие Тьяго Сплиттера и Мирзы Телетовича в компании с баскетбольной корзиной. Городок мирно дремал вечером и не поспешил нарушить свой сон в утренние часы, когда хозяева магазинов лениво, не особенно ориентируясь на такую чересчур модерновую вещь как время, по собственному предпочтению открывали двери магазинов. Спешить здесь особенно некуда, а значит, можно не спеша выкурить сигарету, остановиться для обмена суждениями о футбольных баталиях прошедшего дня, сделать все с чувством и с толком.

Плавность местной жизни захватывает не сразу. Сначала хочется стряхнуть с себя ее стесняющие движения и замедляющие мысли путы, прибавить шагу на улице, стремясь охватить самое интересное и ощутить все прелести местного очарования, прикоснуться ко всему важному и познать разрекламированные загадки Страны басков. Затем каменные мостовые, чередующие резкие спуски и извивающиеся улочки с широкими площадями с бьющими вразнобой фонтанами, черепичные крыши старинных зданий, уютные дворики, дышащие атмосферой совсем другой эпохи, неоготические соборы и органично обрамляющие их зеленью парки заставляют гостей приноровиться под свой медленный умиротворенный лад. Время постепенно замирает, и флегматичная атмосфера охватывает всех без исключения, заставляя раствориться в ее убаюкивающей тишине. Здесь правит бал культ еды: как рассказал Зоран Планинич, в городе есть места, куда не пускают женщин – туда «люди» приходят просто поесть. Можете не искать здесь фаст-фуды: страсть к пище и неторопливому образу жизни делает этот образчик глобализации попросту ненужным.

В баскетбольный вечер, впрочем, город вышел из спячки, представ совершенно в ином свете: наметившиеся пробки, в одночасье образовавшиеся скопления людей, неожиданное движение, ритмичность, зарождение динамичной жизни. Совершенно другая струя, резкая, напряженная, наполненная ненасытным ожиданием и частичкой безумия, нарушила плавное течение, взорвавшись ажиотажем, болельщицкой страстью, делением на своих и чужих, жаждой одной большой единственно важной в данный момент времени победой.

Все игроки ЦСКА были подвергнуты обструкции, лишь Зоран Планинич, любимец местной публики в течение многих сезонов, удостоился аплодисментов, но и ему в дальнейшем не стоило рассчитывать на благосклонность

Клуб, сменивший в межсезонье титульного спонсора и обновивший половину состава, не лишился при этом прежних амбиций. Вообще в конкретный момент «Каха Лаборал» и ЦСКА словно объединились в некий дуэт двойников, которые сошлись в поединке, чтобы определить, кто из них сможет обогнать другого на шаг или на два. Оба клуба сохранили многое от недавних «золотых» времен, оба взяли курс на обновление, пригласив новых игроков и ориентируясь на молодежь, оба – стартовали не очень уверенно, потеряв в самом начале лидерские позиции, но при этом оба нацеливаются на гораздо большее, устремляясь к прежним, сейчас вроде бы не столь реальным целям. Любопытно, что перед этим матчем, который стал важнейшей битвой за перераспределение мест, травмы еще более обнажили слабые стороны обоих коллективов: ущербная передняя линия ЦСКА вместе со Смодишем и Воронцевичем (который все-таки сыграл небольшой отрезок в этой встрече) понесла еще одну потерю в лице Соколова, а уступающие оппонентам защитники «Каха Лаборал» лишились Бреда Олесона и Вальтера Эрманна. Теперь после двух лет спокойствия два непримиримых соперника вновь скрестили шпаги на Fernando Buesta Arena перед 10-тысячной армией болельщиков, в едином порыве воспринимающей каждый момент поединка, безжалостно давящей судей своими громогласными тисками и требующей наказания за малейший намек на нарушение.

Подобный яростный бескомпромиссный настрой трибуны дали почувствовать сразу же. Все игроки ЦСКА были подвергнуты обструкции, лишь Зоран Планинич, любимец местной публики в течение многих сезонов, удостоился аплодисментов, но и ему в дальнейшем не стоило рассчитывать на благосклонность. После двух попыток нарушить правила в конце третьей четверти толпа будет требовать и его крови.

План Ивановича ясен и прост. Достаточно самоуверенно предостерегший своих подопечных от недооценки соперника (как будто речь шла не о ЦСКА, традиционно сильно выступающем против басков) серб сделал акцент на фигуре Тьяго Сплиттера. Ему в этой встрече должен был противостоять Саша Каун, и бразилец старался давить визави, либо пытаясь обыграть его один в один, либо находя скидками партнеров на дуге (Телетовича и Сан Эметерио). Так хозяева забили первые восемь очков. Но это было гораздо меньше, чем то, на что они рассчитывали. Каун не собирался сдаваться. Поначалу российский великан немного нервничал, пару раз растянувшись на паркете в забавных кульбитах и часто апеллируя к арбитрам, но затем успокоился и ни разу не дал себя обыграть один в один. Каун боролся с противником в прямом смысле этого слова, получая зуботычины и возвращая удары локтями, пытаясь физически подавить Сплиттера, и с уверенностью, приходящей к самому молодому игроку стартовой пятерки ЦСКА защищался все лучше и лучше. Когда после кратковременного провала (армейцы повели 8:14), Иванович попросил тайм-аут и выпустил Шона Синглтери на месте первого номера, нападение, еще не чувствующее руку нового генерала, просто встало, и американцу пришлось в одиночку стараться придумать что-то под Сплиттера.

Защита делала свое дело, а впереди у армейцев шло еще успешнее: Иванович выпустил против Рамунаса высокого Микова, ожидая, что Шишкаускас будет играть спиной на подступах к трехсекундной, но вышло иначе: литовец выходил на периметр и легко ускользал от долговязого оппонента за счет пластики и первого шага. Четырежды он выпускал мяч, находясь за дугой, и четырежды сетка вздрагивала. Форвард позволил команде набрать обороты, а дальше уже завелись все: Хряпа поддержал партнера на периметре, Каун выловил его же пас и смачно вдолбил сверху, да и мяч (особенно с появлением Холдена вместо Планинича) задвигался все быстрее и быстрее – очередная «многодовка» закончилась данком Кауна, а конец четверти подвел бросок Шишкаускаса с отклонением – 24:12. Показалось, что притихшая арена не хочет верить своим глазам.

Но это только минутная пауза. Здесь не бросают своих. Клич «Эй, Баскониа» с каждым выдохом все громче вздымается под своды дворца, а сбившийся с ритма оркестр, отмечающий точные атаки хозяев и направляющий их вперед, вновь нашел себя и погнал «Каха Лаборал» в сражение. Иванович действует все более недвусмысленно. Теперь на Кауна/Раденовича и Воронцевича/Хряпу выдвигается сдвоенный центр – связка Бараца и Сплиттера. Сплиттер уже немного напуган, но старается помогать здоровяку в «краске». ЦСКА играет с трио Планинич, Холден и Лэнгдон сзади, но пи этом нападение распадается. «Большие» не так здорово, как подвижный Каун в первой четверти, отрабатывают заслоны, а средние/дальние броски приходятся в молоко. Щит тоже остается за хозяевами. Барац набирает семь очков (3 со штрафных), притягивая к себе дополнительное внимание и даруя снайперам пространство на дуге, и вот после двух «трех» Инглиша от преимущества уже осталось одно очко – 27:28, и толпа восторженно ликует, ощущая запах крови.

Перелом приходит как нечто само собой разумеющееся. Техника Кауна вызывает насмешки всего зала, но Саша дважды точен с линии, очередная потеря хозяев оборачивается элегантной трехходовкой армейцев, затем Саша с руками задвигает Сан Эметерио под щитом и забивает после скидки Хряпы. Кауна неустанно прессингует Пашутин, очередное его падение при подборе на чужом щите, после которого Саша слишком долго вставал, вызывает бурю эмоций на скамейке, но общими усилиями армейцам удается удержать разрыв, а Лэнгдон трехочковым под сирену раздвигает рамки между противниками до 8 очков.

Потешный вид девочек, поигравших в баскетбол в большом перерыве, ни капельки не успокоил разгоряченных зрителей, хотя и выглядел смешнее, чем все курьезные конкурсы, когда-либо придуманные организаторами программы в УСК ЦСКА. Но волнует не это. Иванович, ловко дирижируя подшефными и, как кажется, одновременно отдавая команды размещенному на трибунах оркестру, бросает игроков на очередной штурм. Но его роль уже нивелирована: электричество, вырабатываемая дышащими игре в унисон трибунами, диктует свою волю. Судьи, которые находятся под угрозой линчевания, не боятся расточать предупреждения, но это лишь детали. Перестает получаться у обеих сторон: армейцы удачно пользуются заслонами на периметре, но мажут, соперники – стараются давить под кольцом, но получается тоже изредка – то оправившему от испуга Сплиттеру удается обмануть Кауна, то обнаружится на дуге кто-то из снайперов: Инглиш или Рибас. Хозяева нагоняют, и напряжение в толпе увеличивается, доходя до максимума, когда трехочковый Рибаса выводит басков вперед – 50:49.

Толпа неистовствует, внимательно следя за каждым действием, каждой комбинацией, каждым взмахом руки Ивановича. Но сегодня его гений уже ничего не может изменить

В самом начале заключительной десятиминутки это уже «-4» – 51:55, но тут выходит на сцену еще один армейский герой. Двумя трехочковыми Лэнгдон переворачивает все, заставляя трибуны замереть и сохранить разум. Следуют качели, где стороны уповают на приносящие им до этого дивиденды сильные стороны, но небольшое преимущество остается за ЦСКА. Саша Каун начинает справляться со Сплиттером в одиночку, и лишь в единичных случаях смещающаяся к нему подстраховка не успевает за своим игроком. Атаки армейцев тоже не так чтобы часты: пару раз берет на себя инициативу Холден, Шишкаускас по-прежнему в огне, но этого мало, и за полторы минуты между соперниками лишь два очка (65:67). Трибуны уже переступили невидимую грань и вошли в первобытное состояние, заставляющее холодеть от еле ощущаемого ужаса. Толпа неистовствует, внимательно следя за каждым действием, каждой комбинацией, каждым взмахом руки Ивановича. Но сегодня его гений уже ничего не может изменить. Колоритная многоходовка армейцев заканчивается броском сверху Хряпы – 69:65 – становясь гвоздем в крышку гроба. Баски еще будут использовать тактику фолов, быстренько доведя ситуацию до пяти командных, и им даже удастся перехватить мяч и убежать в отрыв, но в решающий момент на линии оказывается Шишкаускас. Это было похоже на шумовой ад, но литовцу, заявившему после игры, что он и не в таких переделках бывал, оказалось ни по чем.

Значение всей этой истории, наверное, не стоит преувеличивать. Победа – пускай, и такая красивая и запоминающаяся – одержана лишь в ноябре, и команде Евгения Пашутина еще предстоит пройти длинный путь, но новое лицо его детища уже проявилось. Никто в стане армейцев не делает скоропалительных выводов, но победа изменила все. Погруженные в себя накануне Холден и Лэнгдон в самолете обсуждали перипетии игры и литературные вкусы Джея, Планинич безостановочно подкалывал всех окружающих, а сосредоточенный доселе Андрей Ватутин вновь принялся шутить: выведя для разговора с журналистами Евгения Пашутина, президент ЦСКА ускользнул с фразой «а я всего лишь обычный советский служащий». Уже потом он признает, до чего приятно возвращаться домой с победой, чувством, которое армейцы в последний раз испытывали семь месяцев назад, и понадеется, что выигрыш сможет изменить многое.

Каха Лаборал – ЦСКА – 67:71 (12:24, 23:19, 18:8, 14:20)

КАХА ЛАБОРАЛ: Рибас (8), Мицов (2), Инглиш (14, 5 фолов), Телетович (11), Сплиттер (10 + 8 подборов + 5 передач) – старт; Сан-Эметерио (12 + 5 передач), Эльяху (н.в.), Синглтэри (3), Барач (7 + 6 подборов).

ЦСКА: Планинич (2), Лэнгдон (13 + 6 подборов), Шишкаускас (24), Хряпа (9 + 7 подборов + 5 передач, 5 фолов), Каун (14 + 8 подборов) – старт; Понкрашов, Воронцевич, Курбанов, Раденович (2), Швед (н.в.), Холден (7), Кейру (н.в.).

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы