Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Его личное дело

Он был спарринг-партнером для своего отца-боксера, ломал ребра Его Воздушеству, устроил эпохальное побоище с болельщиками. Даже этих фактов из «личного дела» вполне должно хватить для того, чтобы распознать нарушителя. Впрочем, Рон-Рон предпочитает называть себя по другому – он «Истинный Воин». Sports.ru, используя отрывочные записи, пытается проследить противоречивый жизненный путь Рона Артеста, который привел его в город падших ангелов.

Его личное дело
Его личное дело

Двухметровый верзила Рон Артест был выброшен на обочину жизни. Ветеран военно-морских сил, добившийся неплохих результатов в боксе, имел плохую привычку – появляться не в то время и не в том месте. Постоянные проблемы с законом и орава кричащих детишек на шее не способствовали успехам в трудоустройстве, поэтому Артест брался за любое, даже самое грязное дело. Вся жизнь была для него постоянной борьбой за выживание. Даже приходя домой, он продолжал воевать и срывать свою злость на детях и жене. Рон Артест-младший был самым старшим ребенком, и поэтому первая затрещина доставалась именно ему. Остальные тумаки он получал, защищая мать и других членов семьи (5 детей и 2 племянника), которые ютились в небольшой комнатке одного из самых грязных кварталов Нью-Йорка…

Несмотря на то, что район Куинс считается, чуть ли не главной резиденцией наркобаронов Нью-Йорка, здесь вполне можно было получить неплохое образование и выйти в люди. Артест жил этой мечтой до 8 лет. Затем он отдался волне гнева, которая накрыла его с головой. Постоянные драки во дворе, бессонные ночи, проведенные в ожидании отца-подонка серьезно расшатали детскую психику. Маленького бесенка силой притащили в кабинет невропатолога, который посоветовал весьма нетрадиционный способ лечения – баскетбол...

Несмотря на то, что район Куинс считается, чуть ли не главной резиденцией наркобаронов Нью-Йорка, здесь вполне можно было получить неплохое образование и выйти в люди. Артест жил этой мечтой до 8 лет

Рон-Рон со страстью, которая присуща только ему, начал следовать рецепту врача. С некоторых пор у него появилась новая религия, соединившая в себе культ рэпа и баскетбольный мяч. Игра в нападении, в защите – он не разделял эти понятия. Как только Рон подходил к асфальтированной площадке, для него начиналась война. Уважение, друзья, враги – сущность этих понятий ему объяснили улицы Нью-Йорка. Игра в баскетбол – лишь малая часть того, что происходило на площадке с двумя кольцами перед домом Рона. «Несколько отморозков отломали ножку от стола и, несколько раз ударив одного из моих товарищей, вонзили ее прямо в сердце. Он умер прямо на моих глазах… что уж сказать – я приучен к жестокому баскетболу», – вспоминает Рон Артест…

В 13 лет он практически перестал появляться дома. Все время подросток проводил с баскетбольным мячом, совершенствуя свои навыки. К врожденной страсти, которая очень часто выходила за рамки, прибавились незаурядные навыки игры под кольцом, которые впоследствии станут отличительной чертой Артеста. Мини-Оладжувон – такое лестное прозвище будет носить Рон-Рон. Да-да не больше, не меньше…

В любительской лиге (AAU) он был одним из самых молодых игроков. Три года, проведенные за «Церковь Риверсайд», стали визитной карточкой молодого таланта. Артест был слишком хорош для этой лиги. Он понимал это и недвусмысленно давал знать об этом другим. Его стиль игры строился на постоянной провокации менее мастеровитых соперников, поэтому практически после каждой игры следовала «обязательная программа» – драка, в которой не было победителей и проигравших. По мнению Рон-Рона, его партеры по команде так же не соответствовали уровню его таланта. Самый знаменитый инцидент случился на турнире в Финиксе: в перерыве между матчами с Артестом сцепился безвестный центровой «Риверсайда» Элтон Брэнд…

Его стиль игры строился на постоянной провокации менее мастеровитых соперников, поэтому практически после каждой игры следовала «обязательная программа» – драка, в которой не было победителей и проигравших

Став главной ударной силой в академии Ла Саль, располагавшейся в Манхэттане, Рон-Рон получил звание игрока года в «Большом Яблоке». Нью-Йорк и его улицы получили нового короля. Рекорд побед, установленный Артестом и его командой (27-0) держится до сих пор. Именно в Ла Сале он получил прозвище «Истинный Воин», которое впоследствии станет неразделимо с его жизненным кредо...

Зендон Хэмилтон, Фелипе Лопес – эти игроки составляли костяк команды университета Святого Джона (St. John’s University). Весьма талантливой команде не хватало последнего ингредиента для достижения высоких результатов – здоровой спортивной наглости. Ее они получили (даже с излишком) с приходом Рона Артеста. «Ред Сторм» преобразились на глазах. Мягкий, академичный стиль уступил место ураганным комбинациям и жесткому прессингу по всей ширине площадки. Артест заразил инстинктом убийцы всех своих партнеров и стал главным элементом побед, которые свалились на благопристойный университет в следующие несколько лет. Впервые с 1993 года «Ред Сторм» попали в число участников чемпионата NCAA, а их главный «революционер» набирал 11,6 очка и 6,8 подбора в среднем за матч, став одним из лучших новичков в конференции «Big East»…

Сезон-1998/1999 стал для университета Святого Джона продолжением мечты. Деревянную доску с рекордами команды можно было устанавливать заново после каждой игры. Вместе со своими оруженосцами Бутси Тортоном, Лавором Постеллом и Эриком Баркли Рон Артест втащил свою команду в региональный финал Мартовского Безумия. Рон-Рон не пользовался особой любовью болельщиков из-за своего непредсказуемого характера. Он так и не получил награду Вудена, считаясь одним из главных претендентов на звание игрока года…

Его бывшие партеры по школьной команде Элтон Брэнд и Ламар Одом были выбраны в первой пятерке драфта 1999 года. Ему было плевать. Главная мечта Артеста – остаться в Нью-Йорке – все еще нервно дышала. «Никс» выбирали пятнадцатыми. Пролетают мимо Вашингтон (№7 – Ричард Хэмилтон) и Кливленд (№11 – Траджан Лэнгдон) – представители этих команд в межсезонье старательно строили глазки неулыбчивому Артесту. Заветный 15-й номер достается недоразумению по имени Фредерик Вайс, которого впоследствии будут вспоминать только в сочетании со словом «Винсэнити». Впрочем, основательно расстроиться и разозлиться Артест не успел – представители «Чикаго» выбирали шестнадцатыми. Рон Артест не может лечить своими слезами рак как Чак Норрис, но, несмотря на это, он все равно никогда не плачет. Единственный случай, имеющий хоть какое-то отношение к проявлению сентиментальных эмоций, случился именно на этом драфте – Артест был счастлив оказаться в «Чикаго»…

Новичок попал в команду, которая переживала очень непростой период. Перелистнув страницу с именами Майкла Джордана и Скотти Пиппена, «Буллс» искали новую мотивацию, для того чтобы строить очередную династию. Парочка Артест-Брэнд представлялась очень перспективным сочетанием форвардов. С уходом Тони Кукоча в «Филадельфию» именно они стали главными «быками» в Чикаго. Рон-Рон взял на себя вспомогательные функции и закончил сезон с лучшим показателем в команде по результативным передачам (202) и перехватам. Показатель полезности у новичка просто зашкаливал: по соотношению время на площадке/набранные очки Артест стал одним из лучших игроков в ассоциации. Он также пытался проявить себя как защищающийся игрок, но лига была еще не готова к той страсти, с которой форвард бросался на каждый мяч. Следовали необязательные фолы, которые плавно перетекали в технические замечания…

Обрадованный возвращением Джордана Рон Артест с готовностью принял предложение «Его Воздушества» потренироваться летом в игре один-на-один. Первый же спарринг закончился весьма печально: в одном из жестких стыков Джордан сломал два ребра

Подвигов Рона Артеста и Элтона Брэнда было недостаточно, и «Чикаго» снова оказались в самом подвале турнирной таблицы. Традиционно перетряхнув состав (в команду пришли Рон Мерсер, Брэд Миллер и Джамал Кроуфорд), руководство команды в очередной раз понадеялось на дух Майкла Джордана, который как Карлосон улетел, но обещал вернуться. Артест в этом сезоне освоил свою основную специальность цепного пса. Его выпускали играть против лучших игроков в команде соперника. На площадке Рон работал ни износ: тайм-ауты он даже не замечал, во время них он продолжал строить рожи удивленным игрокам соперника…

Чудо произошло в сезоне-2000/2001. Вернулся тот, кто, наверное, не мог не вернуться. Обрадованный возвращением Джордана Рон Артест с готовностью принял предложение «Его Воздушества» потренироваться летом в игре один-на-один. Первый же спарринг закончился весьма печально: в одном из жестких стыков Джордан сломал два ребра. Впрочем, Майкл оценил характер своего партера и впоследствии называл Артеста не иначе как «любимый Бык» («favorite Bull»)…

После прихода на тренерский мостик Билла Картрайта дела у «Чикаго» стали налаживаться. Рон Артест, пропустивший первые 23 матча из-за перелома пальца, пытался наверстать упущенное и выдавал лучшие матчи в своей карьере, набирая за вечер более 20 очков. Когда до заветной ступеньки лидера «Буллз» ему оставалось сделать всего несколько шагов, у игрока появился вариант с «Индианой», которая летала в то время совсем на другой высоте. Артесту очень хотелось попробовать свои силы в матчах на вылет, поэтому их союз с Томасом был лишь вопросом времени. Насобирав приемлемый «кулек» игроков (Джален Роуз, Трэвис Бест, Норманн Ричардсон), «Индиана» получила в свои ряды универсального солдата Артеста и «кочевников» Брэда Миллера, Рона Мерсера и Кевина Олли…

24 очка, 9 подборов, 9 передач и 8 перехватов – до пятого квадрупл-дабла в истории НБА было рукой подать. Это представление Артест устроил в матче против Майами, который Айзейя Томас несколько раз впоследствии назвал «легендарным»…

В первом раунде плей-офф Артест вновь надел на себя плащ супермена. В первом матче противостояния с «Нью-Джерси» он в буквальном смысле обокрал всю команду соперников. В четвертой четверти ему удалось сделать 3 перехвата за 90 секунд и принести победу своей команде. Исход серии решился в пятом решающем матче, в котором «Иноходцы» потерпели поражение, но Артест вполне мог считать себя героем – никогда еще звездный небосклон не был к нему так близок…

Летом Артест перенес операцию на сердце по поводу недостаточности митрального клапана. На следующий день, несмотря на все протесты врачей, Рон-Рон бодрой походкой отправился на тренировку «Пейсерс»

Летом Артест перенес операцию на сердце по поводу недостаточности митрального клапана. На следующий день, несмотря на все протесты врачей, Рон-Рон бодрой походкой отправился на тренировку «Пейсерс». Когда его сердце начало колотиться в бешеном ритме, он громко сказал, что, наверное, зря сегодня ходил в тренажерный зал и отправился домой. На следующий день он пришел снова и занимался наравне со всеми. Что уж здесь скажешь, Рон Артест – человек большого сердца…

Артест в скором времени стал лидером «Индианы» не только по количеству перехватов и нулей в контракте. Он стал первым во всей лиги по такому показателю как технические фолы. Рон-Рон критиковал судей, устраивал потасовки, нарушал дисциплину. 14 технических замечаний это 14 пропущенных игр, которых, возможно, и не хватило для того, чтобы получить награду Лучшего защищающегося игрока сезона-2002/2003. (мистером замком стал Бен Уоллес)…

В «Пейсерс» логично решили сделать ставку на двух игроков – Джермейна О’Нила и Рона Артеста. Взрывоопасный дуэт форвардов набирал более 40 очков в среднем за матч и становился настоящим бедствием для команд, имеющих проблемы на позиции третьего-четвертого номера. Рик Карлайл, заменивший Томаса, поставил команде отличную защиту, которая должна была стать решающим фактором в матчах на вылет. Главной деталью его оборонительных схем был, безусловно, «Истинный Воин». Если игроку, которого опекал Артест, удавалось набрать больше четырех очков за четверть, то это событие сразу же становилось главной новостью дня…

Выражение «контролирует свои эмоции» можно было применять к Артесту в сезоне-2004/2005. «Проказничать» звездному игроку «Идндианы», по его же словам, уже порядочно надоело. Всю свою неуемную энергию Рон-Рон пустил на благие цели. Первые 7 игр чемпионата он провел на запредельном уровне, набирая в среднем более 25 очков за матч и реализуя 92% бросков со штрафной линии. Вместе с холодной головой Рон обзавелся и весьма стабильным трехочковым, которого ранее у него не замечали. Ничто не предвещало бури…

Рон ударил Бена, Бен ударил Рона… стандартный случай для НБА, который обычно заканчивался двумя миротворческими техническими до конца матча. 19 ноября 2004 года все пошло не по сценарию Дэвида Стерна. Все карты спутали болельщики, которые, честно заплатив за билет, решили принять участие в представлении.

Артест не стал комментировать этот хаос. По его словам только музыка и жесткая читка простого парня из Куинс могла пролить свет на случившееся – один из своих треков «Истинный Воин» посвятил драке на арене «Оуборн Хиллс»…

Артест получал множество дисквалификаций за свою жизнь. Он приходил на тренировку «Пейсерс» в плавках, разбивал телевизионную камеру в «Медисон Сквер Гардене», спорил с дедушкой Райли в 2003 году. Своим участием в эпохальном побоище Артест исчерпал лимит замечаний, после которых он получал лишь благодушный «шлепок» от Ассоциации в виде нескольких пропущенных матчей. Лига решила пойти на принцип и показать насколько жестоким может быть наказание. 73 матча – самая долгая дисквалификация, которая не связана с применением наркотиков или игрой на тотализаторе. Тем самым Дэвид Стерн указал на главного виновника происшествия и законсервировал талант Артеста на целый год…

«Отпуск без содержания» обернулся для Артеста потерей 7 миллионов и утраченным статусом «парня, который встал на путь исправления». Главный изгой Ассоциации с упорством просил обмена. Рычали в бессильной злобе менеджеры «Индианы», которые несколько лет назад сделали ставку на это «исчадие ада». Легендарный Ларри Берд, по его словам, чувствовал себя «обманутым мальчиком, которого обсчитали в магазине». Получить серьезную компенсацию за Рон-Рона в тот момент не представлялось возможным. Спасительный вариант обмена появился через несколько недель после нового года. Рик Адельман решил проверить свои педагогические способности и, попрощавшись с Пежой Стояковичем, получил в свое распоряжение самого неуправляемого баскетболиста после Дениса Родмана...

Легендарный Ларри Берд, по его словам, чувствовал себя «обманутым мальчиком, которого обсчитали в магазине». Получить серьезную компенсацию за Рон-Рона в тот момент не представлялось возможным

Артест набрал воздух в легкие… досчитал до пяти и с облегчением выдохнул. Относительное спокойствие снова посетило его мятежное сознание. О прегрешениях «гангстера» напоминали лишь дотошные комментаторы перед каждым матчем «Сакраменто». Сезон-2005/2006 проходил для «мастера на все руки» в обычном режиме. 17 очков, 4 передачи и 5 подборов в среднем за матч снова стали для Артеста традиционным минимумом. Но одно неверное движение локтем, после которого оказался на паркете Ману Жинобили, приостановило спокойный полет. От греха подальше лига выписала Артесту дисквалификацию, которая поставила крест на всех надеждах «Кингс» в матчах плей-офф...

Следующие два сезона «Кингз» прибывали в безвоздушном пространстве. Артест не снизил требований к себе – продолжал все также вспахивать километры площадки и спорить после каждого персонального замечания. Но в конце сезона-2007/2008 даже в его игре стали проявляться признаки инертности и обреченности. Из сезона в сезон Артест вслух размышлял о завершении карьеры…

Рик Адельман, перебравшись в «Хьюстон», не забыл про своего ручного цербера и при первой же возможности провернул сделку, которая сделала воздух Техаса на два-три градуса горячее. Артест понимал, что в этот раз шанс, данный ему, может действительно стать последним. Эту мысль он постарался донести до всех на пресс-конференции. Болельщики оценили этот искренний порыв, и в первом же матче устроили Рон-Рону овацию…

Весь сезон не покидало ощущение, что Артест изменился. Он не сдерживал себя, не сжимал зубы после очередного несправедливого фола, выписанному ему за «репутацию». Он совсем иначе стал смотреть на действительность, и вся его злость к сопернику приобрела свой вектор и свою цель. Любое действие Артеста приносило пользу его новой команде. Многие считают, что в противостоянии с «Лейкерс» Рон-Рон сорвался и до настоящего взрыва не хватило лишь маленькой искры. Но что-то подсказывает, что тот «трэштолк» был полностью обдуманным действием, которое имело свое значение…

Приписка

Эти записи вполне можно сложить в одну большую историю. Но Артест по-настоящему живет и играет лишь урывками, оставляя о себе разрозненные воспоминания, по которым не всегда можно составить цельную картину. После каждого события, в котором участвовал Рон-Рон, непроизвольно хочется поставить многоточие – ведь совершенно непонятно, что же будет дальше.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы