android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Александр Красненков: «Лига ВТБ – это космос. Но зачем ей еще права на проведение чемпионата России?!»

Президент РФБ Александр Красненков отчитывает игроков сборной России, рассказывает, как борется с Исполкомом, и не понимает, почему лига ВТБ выступает против государственных интересов.

Александр Красненков: «Лига ВТБ – это космос. Но зачем ей еще права на проведение чемпионата России?!»
Александр Красненков: «Лига ВТБ – это космос. Но зачем ей еще права на проведение чемпионата России?!»

Перегнать Америку к 2024

– Скажите, вы планируете принимать какие-то кадровые решения по итогам женского чемпионата?

– А что вы хотите, чтобы я ушел в отставку?! Я не играл на площадке. Все говорят, что у нас все виноваты, кроме игроков. Как будто они не играют. Почему мы их бережем? В первую очередь виноваты игроки. Наверное, виноват тренерский штаб. Наверное, есть вина и Федерации, но не администрации, которая сейчас есть, а РФБ в целом – последние 15 лет она только и делает что гробит баскетбол.

Сейчас нужно не шашкой рубить – необходимо менять саму систему. Мы это начали делать в этом году. Вы же понимаете, что интересы клубов не совпадают с интересами сборной: клубы все время надо уговаривать, силой заставлять. Все это идет от той системы, которая была в Советском Союзе – она была хорошей до поры, до времени: была единая система, клубы были государственные, играли на государственные деньги, школы были государственные, все было централизовано. Сейчас другая система. Мы ту разрушили да и то только наполовину – ведь все равно клубы существуют на государственные деньги. Но централизации такой нет.

Мы начинаем это потихоньку делать, но вы понимаете, что не за год, не за два, не даже за пять ее не изменить. Нужно воспитывать новых игроков и тренеров. Пока мы живем на базе, которая была заложена 20 лет назад. Тренеров становится все меньше и меньше. Сейчас у нас человек оканчивает кафедру бильярда в Институте физкультуры, а идет работать баскетбольным тренером. Поэтому мы и имеем тех, кого имеем – два удара в пол, мяч в две руки, и не знаем что делать. Никто мяч не может водить.

– Что вам не нравится в существующей системе?

– Мне не нравится, что мы не можем подготовить резерв. Вся молодежь играет между собой. Они могут так играть и тренироваться еще 10 лет и ходить в резерве, который нам не нужен. Вот сейчас играл резерв. Вернее, это как бы резерв, ведь они не молодые игроки, хотя и лучшие, что сейчас у нас есть. Если мы попадем на Олимпиаду, им всем будет за 30.

Резерв нужно выращивать, меняя систему проведения молодежных чемпионатов. Молодежный чемпионат не нужен вообще. С 21 года до главной команды игроки теряются. Мы предлагаем сделать фарм-клубы, которые будут играть либо в суперлиге, либо в высшей лиге наравне со взрослыми. Потому что эта сборная показала, что мы играем не во взрослый баскетбол, а в какой-то антибаскетбол.

Ни в суперлиге, ни в высшей лиге легионеров нет. Нам говорят, что там старые злые тетки, которые их будут травмировать. Но это полная ерунда. Мы посмотрели по аналитике – за три года никто никого не травмировал. Фарм-клуб должен состоять из игроков 21-22 лет плюс несколько людей без ограничений. На то, чтобы убедить клубы, мы потратили два совещания – у всех результаты в глазах, ведь без результатов денег не дадут.

Сейчас мы пишем государственную программу по развитию баскетбола до 2024 года. Ее цель – чтобы к этому моменту наши сборные начали на равных бороться с командами США. Если эту программу примут, нам будет проще все поменять. Если правительственная программа, то там прописано финансирование и то, какие меры должны быть осуществлены. Думаю, что не доживем, когда она будет утверждена. К 24-му году, если не обыграл американцев, то все, пошел вон – либо ты что-то не так делал, либо программа у тебя плохая.

– Вы реально считаете, что можно за это время подготовить новое поколение игроков, которое обыграет американцев?

– Почему нет? У нас есть какая-никакая система подготовки, которая работает последние 20 лет. Просто люди теряются: до 20 мы занимаем на всех турнирах первое-второе место. А потом до профессионального спорта никто не добирается. Если взять девчонок: они не могут попасть в сильные клубы, потому что там все занято иностранцами.

Евробаскет, проблемы сборной, ответственность

– Вы сказали, что это хорошо, что команда проиграла. Вы, правда, так считаете?

– Хорошего мало, конечно. Но так хотя бы девушки сами на себя посмотрят со стороны. Тренироваться они не хотят – нет у них стимула тренироваться.

Тренера, какого ни поставь, все ругают. Все ругали Соколовского. Теперь оказывается, что Соколовский – герой, ему надо орден дать, что он четвертое место занял.

Назначение Вайнаускаса – это же не решение Красненкова. Его поставили в соответствии с решением Исполкома. Девять человек из 11 присутствовало – восемь проголосовало за Вайнаускаса, один был против. Гомельский назвал кандидатуру Мышкина, но никто ее не обсуждал всерьез. Думаю, что Толя рад, что его не взяли.

– Только сам Мышкин говорит совершенно другое. И он, и многие другие открыто называют ответственных за провал – вас и госпожу Галкину. Вы готовы взять ответственность на себя?

– Я ответственности не боюсь. Я-то готов, но я только не понимаю, за что я должен брать ответственность.

– Например, за то, что Вайнаускас пригласил Принс…

– Подождите, но это же ответственность Вайнаускаса. Я не вмешиваюсь в действия тренерского штаба. Не вмешивался ни тогда, когда мы выиграли европейский чемпионат, ни на Олимпиаде.

Я даже не понимаю претензий по поводу того, что команда не знала, с какой разницей надо было побеждать. Мы отправили команде анализ на пяти страницах, в котором говорилось, что необходимо побеждать с разницей больше шести очков. Федерация сделала все от себя зависящее, чтобы не было недоразумений. Удивление же игроков было от того, что они не поняли, что домой едут.

– Вы говорили, что вы против натурализованных игроков. Принс – это последний такой игрок в наших сборных?

– При мне – да. Если меня не будет, натурализуют еще человек десять. В клубах никто растить своих не хочет. Посмотрите, кого вырастили?!

– Как же это соотносится с желанием отменить лимит?

– Бояться отмены лимита не надо. Его надо отменить на площадке, но оставить в заявке на игру. Один матч могут сыграть легионеры по 40 минут, но на протяжении сезона они это не смогут делать. У русских будет достаточно времени для того, чтобы показать себя – не только подносить патроны, но и брать игру на себя.

У нас же вся команда безынициативная, обыграть один в один они никого не могут. Вам понравилась игра сборной?! Нет. А почему? Потому что не на кого смотреть. Нужно было играть в быстрый баскетбол. Без всяких схем. Быстро бежать и играть в пас. А они не могут – бежать не могут, пас отдать не могут, поймать не могут. Единственный прорыв, который я запомнил, это когда Принс взяла мяч и пешком на одной ноге допрыгала до кольца и забила. Единственный прорыв.

– Но ведь девять человек из этого состава играли на Олимпиаде.

– Во-первых, они готовились к Играм в Лондоне намного дольше – почти два с половиной месяца. Во-вторых, штаб у национальной команды был другой – возможно, ему удалось подвести девушек в лучшем физическом состоянии. Думаю, разница в подготовке бросалась в глаза всем. Большинство бросков совершалось в безопорном состоянии.

– То есть все упиралось в физику?

– Разумеется, нет. И в технику тоже.

– Какое будет решение по Вайнаускасу?

– Во-первых, решение по Вайнаускасу принимает Исполком. Не я единолично. Во-вторых, я с Вайнаускасом говорил по завершении, он сказал, что готов подать в отставку, но я не считаю, что надо торопиться. Времени еще полно. Надо понять, что мы будем делать. И как мы можем поменять ситуацию. Есть люди, которые заинтересованы в том, чтобы ничто не менялось.

Я не вижу тренера, который с этими игроками мог бы выиграть. Может быть, были бы лучше результаты, мы бы вышли из группы. Но дальше-то что? Нужны новые игроки.

Потенциал у тех, кто играл сейчас, есть. Но должно быть другое отношение. Я удивляюсь, когда человек говорит: «Я не буду играть за эту Федерацию». Да не играй ты за Федерацию! Зачем играть за Федерацию?! Мне это не льстит. Играйте за страну. Федерация – административный орган, который просто организует процесс.

– А вы понимаете, почему так говорят?

– Нет.

– Степанова всю жизнь приезжала в сборную, но тут отказалась. Данилочкина собралась рожать, хотя, как говорит Лена Баранова, при прежнем руководстве Федерации баскетболистки приезжали в сборную на третьем-четвертом месяце…

– Мария про РФБ не говорила ни слова, и обид никаких нет. Она заявила, что завершает карьеру в сборной. Мало кто представляет, какие у нее проблемы со здоровьем. Возможно, она даже не доиграет оставшийся год по контракту с УГМК.

Да, в Польше я действительно поговорил с девушками на высоких тонах, но, возможно, тот разговор положительно повлиял на итог. Потом мы с Марией встречались. Обид, как мне показалось, у нее нет.

Алена вообще прислала мне приглашения на свадьбу и сказала, что ей надо рожать.

У каждого есть своя совесть. Мы можем заставить играть всех. А то иначе дадим им статус легионеров. Только зачем это делать? Если он не хочет играть, то не будет. У этой сборной было желание играть. Боролись, падали. Борьба ради борьбы. Но этот вид спорта – не борьба, а баскетбол. Нет у нас мастеровитых игроков.

– То есть критика со стороны самых разных людей вас не смущает?

– Со стороны каких людей?

– Со стороны Светланы Абросимовой, Евгений Гомельского, Анатолия Мышкина, Елены Барановой…

– Подождите, но это же все заинтересованные лица. Светлана не попала в олимпийскую сборную. Абсолютно по спортивному принципу…

Евгений Гомельский предложил на Исполкоме две кандидатуры – Донскова и Мышкина. Мышкина и обсуждать никто не стал. Донсков же был на Исполкоме и сам сказал: «Я не готов возглавить сборную, так как ни разу не был в штабе команды».

– То есть критика идет от обиженных людей?

– Считаю, что да. Гомельский обижен на весь мир. Подписал контракты с игроками «Динамо», а потом отрицает, что это его подпись, и говорит: «Не знаю, кто такой Моня, Воронов, Блатт».

В прошлом году он ко мне пришел и сказал: «Только не уходите с этого поста, вы нам так нужны, и не вздумайте отдавать права на проведение чемпионата России лиге ВТБ». А в этом году уже говорит: «А почему Красненков не отдает права ВТБ?». Вот как с таким человеком работать? Если он мне говорит одно, а потом – другое? Обижен он, не обижен? Я ни на кого не обижаюсь. Есть какие-то человеческие чувства, совесть. Каждый поступает в меру своей испорченности. Многим звонят и говорят: «Скажите это». Кому-то деньги даже предлагают, наверное.

Конфликт с Исполкомом

– Расскажите тогда про ваши взаимоотношения с ними. Почему было сорвано предыдущее заседание Исполкома и когда состоится следующее – 1 или 2 июля?

– По первому Исполкому. Не хочу никого ни в чем обвинять, но зачем говорить о том, что документы не пришли?! Ну, хочется вам загорать в Анапе, отдыхайте. Но, если ты ленишься почту проверить, что я могу сделать? Мы проводим Исполкомы уже два с половиной года, всегда вовремя отправляем документы, и никогда проблем не возникало.

Июньское заседание должно было быть посвящено подведению итогов национальных чемпионатов и обсуждению системы подготовки молодежи, которую мы до этого достаточно долго проговаривали с клубами. Мы создали хорошую систему проведения соревнований и хотели обсудить это на Исполкоме, но они не собрались. Что я могу сделать? Насильно их собирать? С пляжа вызволять?

– Вас это удивило?

– Меня мало чем можно удивить.

– То есть большинство просто сорвало Исполком?

– Да. Восемь членов проигнорировали наше приглашение. При этом сейчас они высказывают руководству РФБ претензии, суть которых лично мне непонятна.

У нас есть устав. Мы действуем по нему. Президент назначает дату и время Исполкома, предлагает повестку дня. Он обязан разослать повестку всем членам Исполкома, я это и сделал 21 июня, потому что меня просили собраться до 4 июля. Но они звонят и говорят, что им неудобно, и кворум будет не 1 июля, а 2-го.

– А почему?

– Им неудобно. Но я же не должен идти у них на поводу постоянно. Завтра они меня еще что-нибудь попросят. Я действую согласно имеющемуся уставу. Что еще им надо? Хотят снять меня? Пожалуйста, есть возможность сделать это быстрее, только для этого сначала необходимо собраться. Но я уверен, что никто не приедет.

Но это их дело. Вы их сами судите тогда. Может, придет Мутко, его я тоже пригласил. Сразу скажу, представителей администрации президента я не звал, потому что не считаю, что этот орган имеет какое-либо отношение к спорту, в отличие от министерства спорта.

На мой взгляд, Федерация на правильном пути. У нас работают достойные добросовестные люди, и те изменения, которые происходят, прежде всего, их заслуга. Есть люди со стажем, есть молодые голодные, но они быстро учатся. Не без ошибок, но у людей есть желание достичь поставленных целей.

Мы приняли Федерацию в полном дерьме, уж простите. Два года разгребали это дерьмо. Только недавно перешли на нормальное функционирование. Сейчас мы никому ничего не должны. Только что нас проверило Министерство юстиции, еще до обращения какой-то «Спортивной инициативы». Если прокуратура придет, да пожалуйста. У нас все открыто, все висит на сайте. Мы отдали Минюсту 48 коробок документов, но оказалось, что столько даже не нужно.

Знаете, какое заключение вынесли? Самое главное нарушение – что мы не сидим по юридическому адресу, что не противоречит закону. Ах да, был и еще один пункт – член Исполкома Хлопиков слишком много получает.

– Так это он в Анапе отдыхает?

– Да. И не только он.

– Почему вы не хотите пойти им навстречу и прийти 2-го июля?

– А почему я должен это делать?! У меня второго свои планы. Может быть, я тоже поеду в Анапу и буду загорать. К тому же, почему мне нужно идти в ОКР, если у нас есть помещение для заседаний?

– То есть вы считаете нормальным вести войну против членов Исполкома?

– А какую войну я веду? Какие действия?

– Вы не предпринимаете никаких мер для того, чтобы пойти им навстречу.

– Я ни с кем не веду войну. Если кто-то запамятовал, то этих людей в Исполком я сам рекомендовал. И неважно, входили они в состав до моего назначения или нет. Мы регулярно переписываемся с членами Исполкома. Вернее, они не пишут письма, а подписывают то, что им приносят. Они не хотят подписывать, им говорят: «Подпишите».

Я не хочу воевать с ними. Все требования разумные выполнили. По уставу я не должен это делать. Всех позвали – представителей от клубов, лиги… Какую я войну с ними веду?!

Но Исполком занимает такую позицию. Я ведь даже иду у них на поводу. Они говорят собрать Исполком. Пожалуйста. Не хотят приезжать. Я им говорю: «Ну отдыхайте, пожалуйста, надо вам отдохнуть – отдыхайте». Хотели до 4-го? Давайте. Что еще?

Не война с лигой ВТБ

– Вам не кажется, что все это – проверки Минюста, действия членов Исполкома – звенья одной цепи…

– Я понимаю, что это спланированная акция.

– А кем спланированная?

– Не догадываюсь.

– Но вы сами уже ответили до этого, сказав, что не собираетесь звать представителей администрации президента.

– И что? Я просто не иду на поводу у Исполкома. Считаю, что администрация президента никакого отношения к этому не имеет.

– Вы понимаете, почему это происходит?

– Я – нет. Вы мне скажите, почему?

– Например, Андрей Широков, говорит, что лига не может наладить контакты с РФБ при нынешнем руководстве.

– А какой контакт у меня должен быть с ним?

– Сейчас по поводу передачи прав на чемпионат России Единой лиге ВТБ.

– Ага, вот он главный вопрос российского баскетбола – передача прав. Откуда идет атака, вы поняли. То есть главный вопрос – не выступление сборных, юношеских команд или детский баскетбол. Главный вопрос о передаче прав лиге ВТБ на проведение чемпионата России.

– Так почему вы не идете с ним на контакт?

– А он что, болен? Или лично обижен? Вы знаете, что РФБ инициировала диалог о передаче прав еще в апреле? Не Единая лига ВТБ, как многие думают, а РФБ. Мы спросили: «Хотите?» Нам ответили: «Хотим!». Хотя после начали появляться слухи, что лиге не нужен национальный чемпионат.

Вы, кстати, можете мне сами логично ответить, зачем ВТБ чемпионат России? Зачем он нужен Широкову? Какие контакты должны быть с ВТБ? Единая лига – это отдельно стоящий турнир на уровне НБА, а то и выше. Что им нужно еще от Федерации, какие контакты? Мы им дали все.

– Он хочет, чтобы чемпион Единой лиги ВТБ был чемпионом России.

– То есть не хватает лишнего титула ЦСКА? А зачем он им? Они же все вместе с президентом лиги заявляют, что чемпионат России – это «первенство водокачки», смотреть его никто не хочет. Так зачем быть чемпионом водокачки? Вы вообще понимаете?

– Потому что ЦСКА не может не быть чемпионом России.

– А зачем ЦСКА чемпионство, если Единая лига ВТБ такой классный турнир? Почему НБА к нам не лезет и не просит отдать права на проведение чемпионата России? У нас аж три игрока выступают, почему нет?

– Вам не кажется, что будет дико, если ЦСКА не будет участвовать в чемпионате России?

– Почему дико? Давайте освободим ЦСКА от социальной нагрузки. Что на ней клин светом сошелся что ли?

Идите к Широкову и задайте вопрос: «Зачем Единой лиге ВТБ чемпионат России?». Этому космическому турниру, в котором играют хонки и цмоки.

Я понимаю ПБЛ. ПБЛ – это было лучшее, что клубы сделали и сами же похерили. Я бы отдал, и нет проблем. Российские клубы хотя бы отстаивают российский баскетбол. Легионеры, регламент и другие проблемы – постепенно можно договориться.

И еще – Широков вас обманывает, когда говорит, что не имеет со мной контакта. Он у меня был, причем не один раз. Приходил и говорил: «Ну, давай, подпишем». Если у него память отшибает в лифте, то я ничего поделать не могу. Кстати, когда говорил с Мутко, предупредил, что пригласил помимо него на исполком ещё и Широкова. Знаете, что он спросил? «А зачем вам футболист?». Пришлось объяснять, что у нас свой есть, а то он даже не знал, кто это такой.

ВТБ против государства

– Почему все же не удается договориться с лигой ВТБ? Вы не сошлись в цене?

– После окончания контракта с ПБЛ есть два варианта развития событий: или проводить чемпионат своими силами, или кому-то передать его право проведения. Лига ВТБ выразила заинтересованность, но не хочет при этом соблюдать условия, на которых мы готовы делегировать. У них получается, что Владивосток уберем, семь легионеров…

Про деньги это второй вопрос. Нам вообще деньги не нужны. Мы должны защищать российский баскетбол. Хотите семь легионеров, давайте вы будете платить в федерацию за шестого и седьмого. Просто только РФБ имеет право проводить аттестацию и лицензирование игроков. ФИБА контактирует только с Федерацией. На что нам говорят: смотрите пункт первый, смотрите пункт первый. Как в такой ситуации можно развивать баскетбол?!

Мы говорим: «Давайте мы молодежку заберем, вы же ВТБ, вы в космосе летаете. Зачем вам молодежка?!». Мы хотим, чтобы эти команды играли в суперлиге и высшей лиге. Но нам никто внятно ничего сказать не может. На каких условиях мы можем передать чемпионат этой лиге? С политической точки зрения это правильно. Какой министр спорта мог бы сказать, что вот у нас чемпионат проходит, а теперь я его ликвидирую? Назовите мне такого.

Если люди говорят, что отвечают за развитие баскетбола, то тоже должны делать шаги навстречу. А не идти и топтать. Если ты суперлига ВТБ, ты не у государства должен забирать все, а сам должен создать 10 клубов на свои деньги или на деньги спонсоров, создать команду «Газпром»- 1, «Газпром»-2, ЛУКОЙЛ-1, ЛУКОЙЛ-2, ВТБ-1, ВТБ-2. Получается, что государство создает систему, в которой есть задачи, цели, чтобы сборная была на передовых местах… А ты приходишь и все забираешь.

Пусть тогда государство даст нам другие задачи. Пусть дают задачу развивать лигу ВТБ. Мы отдаем права, берите 10 легионеров, пожалуйста. Владивосток отрезать? Давайте. Но государство не ставит таких задач. Нам говорят, что нужно развивать российский баскетбол.

Мы должны решить этот вопрос. Может нам и нужно развивать международные лиги, решать вопросы интеграции. Но есть закон, который гласит, что РФБ ответственна за российский баскетбол. Лига ВТБ – в космосе и пусть. Мы ей не мешаем ничем. Они и так заняли весь календарь, медийное пространство. Чего им еще не хватает? Надо забрать чемпионат России. А зачем?!

Переговоры, отставка

– Вы понимаете, что ваша позиция неконструктивна?

– В чем?

– В том, что вы сидите по разным углам и не хотите друг с другом контактировать.

– А вы им подобный вопрос задавали?

– Но их такая позиция устраивает.

– Так они за российский баскетбол и не отвечают в целом. Они могут кричать все что угодно. Единая лига ВТБ, по-вашему, что-то дает нашему баскетболу?!

– Хорошо, вы видите свет в конце туннеля?

– Свет в конце туннеля есть всегда. Только тоннель очень длинный. Мы каждый раз снижаем требования, почти свели их к нулю, уже даже готовы пойти против правил ФИБА, лишь бы все разрешилось, но Единую лигу все не устраивает.

Что я еще должен сделать? Пойти с Широковым напиться? Бросить монету: орел – передаем, решка – или не передаем?! Диалога не получается.

У нас есть всего три условия.

Во-первых, все команды ПБЛ должны участвовать в Единой лиге ВТБ. Плюс те, у кого есть такое желание. Например, «Урал», Волгоград. Я был во Владивостоке: у них есть все, чтобы играть.

Во-вторых – легионеры. Хотим, чтобы их было меньше. Лучше три или четыре. Как с женским – четыре максимум, а пятый за большие деньги.

Третье – молодежка. Нужно расформировать молодежки, чтобы были фарм-команды, и они играли по регламенту суперлиги и высшей лиги.

Удивительно, но они единственные, с кем нам не удается найти точек соприкосновения – со всеми остальными и на более серьезном уровне, никаких проблем не возникает.

– Но Широков говорит то же самое об РФБ.

– Покажу вам переписку. Вы оценивайте, что говорят и что делают. Желательно, чтобы слова совпадали с делами. К слову, на мое приглашение посетить исполком 1-го июля Широков ответил отказом.

– Он придет 2-го.

– А что будет 2-го? Соберутся любители шахмат? По нашему уставу только президент имеет права созвать Исполком.

– И долго вы так собираетесь друг от друга бегать?

– Надеюсь, все-таки когда-нибудь мы встретимся.

– А вы можете распустить Исполком?

– Нет, я могу только созвать внеочередную конференцию и подать на ней в отставку. Тогда и Исполком автоматически утратит свою силу.

– Если Исполком отказывается собираться, вы сможете на него повлиять?

– Нет. Одна надежда, что рано или поздно удастся достучаться до них.

– А если не удастся, то вы объявите дату конференции?

– Я не могу ее созвать, это может сделать только Исполком. Да вот такой замкнутый круг. Но я боюсь, что Исполком боится конференции значительно больше. В отличие от тех, кто в него входит, я не держусь за свое кресло.

– Но вы же понимаете, что все идет к вашей отставке…

– Интерпретировать можно все как угодно. Кто-то придет на мое место, будет суперпатриотом и угробит чемпионат России. На условиях лиги ВТБ.

Я хоть завтра могу уйти. Я разумный человек. Если вы думаете, что я живу ради того, чтобы с кем-то бороться, то ошибаетесь. Не хочу посвящать свою жизнь борьбе с ветряными мельницами. Баскетбол я люблю, но не больше, чем родину.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы