Поворот не туда
Блог

«Долги – 25 миллионов, на счету – 100 тысяч». Создавать с нуля гоночную серию невероятно сложно

Босс «Формулы Е» не испугался трудностей.

Электрическая серия пережила уже четыре года — сперва ее критиковали все кому не лень, но теперь она даже переманивает спонсоров у «Формулы-1» («Альянц», «Хьюго Босс», «Лаборатория Касперского»). В новом сезоне только из автопроизводителей зрители увидят противостояние «Ауди», «Ниссана», «Вентури» (марка люксовых электрокаров из Монако, принадлежащая Леонардо ДиКаприо), «Ягуара», «Махиндры», «Пенске», NIO, DS, «Порше», «БМВ» и даже «Мерседеса» – подобного разнообразия никогда не видели даже в Гран-при. Но успех пришел к «Формуле Е» совсем не сразу и далеко не самым простым путем — о чем и рассказал исполнительный директор серии Алехандро Агаг в разговоре с одним из акционеров серии и по совместительству чемпионом «Формулы-1» 2016 года Нико Росбергом.

Концепция на ресторанной салфетке

«Я всегда любил гонки. Когда мне было десять или одиннадцать лет, мои родители переехали в Монако и обосновались в Мирабель — рядом с поворотом «Мирабо». Из окна нашего дома был виден въезд в тоннель — ту самую часть трассы местного Гран-при. Так и случился мой первый в жизни контакт с гонками. С тех пор я и влюбился в них, в машины. Я был фанатом Риккардо Патрезе. Еще я болел за Элио де Анджелиса.

Идея электрической формулы появилась давно. Причем хоть я и являюсь поклонником идеи защиты окружающей среды, истоки создания серии более коммерческие. Я пытался продать спонсорский пакет «Формулы-1» большой компании, производящей инструменты. В то время я заключал много спонсорских сделок, но та компания в последний момент отказалась. Их исполнительный директор сказал мне: «вместо простого отказа и объяснения причин я расскажу тебе вот что: вся переписка моей команды обсуждала одну идею — мы не можем позволить себе ассоциироваться с соревнованием, основанным на сгорании и прочих неэкологичных штуках». В тот момент я подумал, что у меня проблемы — ведь это было моим бизнесом. Тогда-то я и подумал о возможном создании «зеленых» гонок: коммерчески это был бы полный успех.

Пять лет спустя я обедал с Жаном Тодтом [президентом Международной автомобильной федерации] в Париже, речь зашла об электрокарах. Жан сказал, что ФИА стоит организовать что-нибудь с ними, а я предложил свою кандидатуру в качестве промоутера. Так что, да, с момента первых идей прошло пять лет.

Просто раньше я всегда помнил, что технологии для подобных гонок еще не готовы. Даже во время того разговора болиды могли ехать лишь по 25 минут. Потому мы и придумали использовать две машины для гонки. Прямо в ресторане. В принципе, можно сказать, что вся концепция была записана на салфетке — и, кажется, мы в итоге забыли тот кусок бумаги в парижском ресторане.

Без Жана не было бы «Формулы Е». Он защищал нас на протяжении всего нашего пути — а нам требовалось немало защиты, уж поверьте мне. В начале было очень тяжело. Никто не верил в нашу идею. Жан же всегда был рядом и всегда верил. С самого старта, с того самого обеда».

Долги и воплощение идеи в жизнь

«Когда у тебя есть какая-то мысль, в первую очередь нужен любой прототип или физический элемент, отражающий саму задумку. В нашем случае нужна была хотя бы одна машина, чтобы показать возможность гонок на электромобилях. Проблема заключалась в отсутствии подобных гоночных болидов во всем мире. Мы нашли лишь одну, сделанную какими-то французами в своем гараже буквально на коленке для чемпионата мира по гонкам на выносливость (WEC) — причем она находилась на стадии глубочайшего прототипа. Но мы все равно ее купили — и этого оказалось недостаточно: люди посчитали, что это мелочь. Теперь нам требовалось создать новый болид, и это оказалось первым большим вызовом: ведь тогда не было нужных нам аккумуляторов и электромоторов, и никто не верил, что у нас получится. Именно поэтому нужно было выстроить у них восприятие правдоподобности идеи — а для этого и нужно было создать вещь, которую можно потрогать. Любой презентации в Power Point недостаточно.


Spark-Renault SRT_01E – машина первого сезона «Формулы Е»

Второй сложностью стал поиск денег. Нам сразу же нужно было запускаться в большом формате: мы решили, что в обратном случае идея бы очень быстро умерла. Для успеха нужен был масштаб: большие города, огромные дисплеи, правильные трансляции. Для всего этого нужно было найти серьезный капитал. В самом начале мы получили немного инвестиций, но их определенно не хватало: они практически закончились к тому моменту, как мы сделали первую машину. И мы вплотную приблизились к разорению — но благодаря сделанному болиду мы привлекли еще инвестиций. Их хватило всего на три гонки — после деньги закончились. Мы были на грани — и даже не ожидали, что окажемся настолько на грани. Кстати, важный урок: когда ты на грани — никому не признавайся. У нас из персонала серии не знал никто, кроме двух-трех человек: если бы информация просочилась, они бы все ушли. Началась бы настоящая паника.

В один момент мои долги поставщикам достигли 25 миллионов, а на банковском счету лежало всего 100 тысяч. Вот такая была ситуация. Мы судорожно искали новые инвестиции, и мне даже пришлось погашать счета по отправке машин на гонку в Майами из своего кармана. А на гонке в Майами мы как раз завершили переговоры с Libertу и получили новый приток капитала. Можно сказать, счет на табло — с тех пор наша история стала историей финансового успеха.

Но она стала такой не только из-за привлеченных в дело денег, но потому, что люди поверили: мы выживем. До этого главной нашей проблемой была вера публики в наше скорое разорение — и потому никто не хотел заключать с нами спонсорские контракты. Как только наши акции купила столь огромная компания вроде Liberty, все решили «ладно, за этими ребятам кое-что есть. Давайте их спонсировать, давайте создадим там команду». Нас стали принимать всерьез.

Третьим огромным шагом, финальным взлетом прошлого лета, стали объявления «Порше», «Мерседеса», компании ABB и прочих о вхождении в чемпионат. Конечно, у нас и раньше были крупные компании, но именно те объявления стали вишенкой на торте и заставили всех сказать «ВАУ!». Куда бы я ни шел, меня везде поздравляли — на что я отвечал: «ничего не обычного же внезапно не произошло». Но именно в тот момент все и решили: «Формула Е» справилась, раз в нее пришло столько крупных игроков».

Невыносимое давление

«Персонально ситуация была очень тяжелой. На протяжении всей моей жизни у меня не было проблем со сном, но в тот период я просыпался безо всякого будильника в три часа утра каждый день — и видел счета. Мне приходилось выбирать, какой же из них оплатить в первую очередь. Я думал: «****, я и этому должен! И этому! И этому! И своим работникам должен денег!». Очень стрессовый период. Всего за два месяца после старта «Формулы Е» у меня появилась первая седина. Но я не жалею, что прошел через это — для предпринимателя такой опыт всегда хороший.

Моя главная мотивация — не разочаровывать поверивших в меня людей. Проблема была в том, что я закопался в проект слишком глубоко: нашел и потратил 75 миллионов чужих и своих денег. Причем многие инвесторы приняли участие в проекте только из-за меня. Еще больше человек профинансировали команды: от Алена Проста до ребят из «Абт». Многим людям непременно нужен был успех: в противном случае их ждал невыносимый финансовый ад. Я должен был заставить все работать и не мог разочаровать всех этих людей — эта мысль и заставляла меня продолжать. Также я не мог подвести и работников «Формулы Е».

Если ты один, пробуешь что-то и терпишь неудачу — то все нормально вне зависимости от того, остался ли ты в своей квартире или вылетел из нее. Но когда тебе доверяет много людей, ты должен о них заботиться, потому что в противном случае ничто не заставит их снова тебе доверять. Даже если ты потерпел крах всего однажды — все, с тобой покончено.

Теперь же, как уточнили акционеры из Liberty, наша серия в данный момент стоит в районе 750 миллионов евро».

У «Формулы Е» есть план по привлечению фанатов

«Наша серия идет по пути новых технологий и инноваций, направленных на сохранение окружающей среды в городах. Эти главные элементы и отличают ее от «Формулы-1». По части технологий сейчас мы удвоили емкость аккумуляторов, а в дальнейшем планируем пойти по пути развития быстрой перезарядки. Мы должны направлять инновационные разработки «Формулы Е» так, чтобы в итоге появлялись решения для дорожных электромобилей, а если появится возможность заряжать машину за две минуты — на рынке электрокаров произойдет фурор.

Еще нам нужно вывести «Формулу Е» в мэйнстрим и нарастить фанбазу, стать брендом развлечения для всей семьи. Также нам нужно продолжать и с темой защиты окружающей среды — люди любят спорт и развлечения, но и до мира им тоже есть дело. Естественно, это все лишь основные направления. Благодаря им я хочу сделать «Формулу Е» главной автоспортивной серией в мире — и это не значит, что мы отнимем чье-то место.

У нас есть большой план по привлечению фанатов с огромными инвестициями — он напрямую связан с планом роста. Сейчас мы сконцентрировались на росте в цифровых платформах — и просмотры видео последнего сезона по сравнению с предыдущим выросли более чем на тысячу процентов: с 50 миллионов до 581 миллиона. Планируем, что в пятом сезоне только созданный нами контент пробьет отметку в миллиард просмотров — и мы щедро инвестируем в это дело. С демографической точки зрения наши зрители очень молоды — как раз из той самой возрастной группы, которая создаст семьи в недалеком будущем.

План также включает в себя привлечение звезд автоспорта. Например, я постоянно общаюсь с Фернандо Алонсо — но все еще пока не могу его уговорить. Но я пытаюсь изо всех сил! В последний раз говорил с ним на Гран-при Сингапура.

А с Росбергом вообще забавно получилось. Его жена сразу сказала мне «Даже не думай, он не вернется в гонки!». В ночь его ухода из «Формулы-1» она встретила меня в черном галстуке на званом обеде ФИА и пригрозила «Не смей!».

«Алехандро Агаг очень хорош в выполнении своих намерений, – подтвердил Нико. – Через минуту после того, как я получил трофей ФИА за чемпионский титул, предложение от «Формулы Е» уже лежало у меня на столе! Перед моей женой. И это была стратегическая ошибка».

«Формула-1» точно решит перейти на электродвигатели

«Берни Экклстоун сказал, что «Ф-1» может перейти на электротягу когда захочет? Берни не прав. Но я могу понять, почему он так сказал: он думает, что «Ф-1» настолько важна и могуча, что никакие запреты не помешают ей делать что угодно — и в чем-то он прав. Однако, прежде всего, Берни больше не в «Формуле-1». Может, он бы и смог решить эту проблему — но его там больше нет, может быть, и к счастью для меня. В то же время контракт есть контракт. Берни его не видел, а я видел. И я знаю, насколько он силен. Например, мои инвесторы видели его — и вложили деньги, потому что осознали преимущества.

Когда «Ф-1» почувствует необходимость в переходе на электричество? Думаю, через пять лет серия уже почувствует давление, а через 10 лет им придется туго, если они не переключатся на электротягу. Но они не смогут.

Дело в производительности: через 10 лет электрокары догонят машины с двигателем внутреннего сгорания. И если новые машины будут столь же быстры, пропадет смысл в использовании старой технологии. К тому же, весь мир будет продавать электромобили: уже сейчас почти у каждой компании есть соответствующий проект. Пока мы говорим, «Ауди» и «Мерседес» готовят новые модели».

Новая серия по гонкам на Северном полюсе и в лесах Амазонии

«Extreme E – невероятный проект, запущенный Жилем де Ферраном (спортивным директором «Макларена» – прим. Sports.ru). Он пригласил нас поучаствовать, и мы подписали соглашение по использованию инфраструктуры «Формулы Е». Еxtreme E станет своего рода «Дакаром» для электромобилей. Не могу рассказать все, потому что это дело Жиля, но запланированы гонки в самых суровых местах планеты: Северный полюс, леса Амазонии, джунгли Малайзии, тонущие острова Индийского океана, пустыни. Все — для вскрытия проблем окружающей среды по всему миру. Таков концепт».

Фото: globallookpress.com/Simone Kuhlmey/Pacific Press; Gettyimages.ru/Handout/FIA; commons.wikimedia.org/Smokeonthewater; globallookpress.com/Danilo Di Giovanni; Gettyimages.ru/Adam Warner/LAT/Formula E, Dean Mouhtaropoulos, Sam Bloxham/LAT Images/FIA Formula E

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья