vRINGe.com
Блог

Собачий лай был каравану нипочем. Как Альварес бил Ангуло

О том, как Сауль Альварес триумфально вернулся в ринг после поражения от Флойда Мэйуэзера, разгромив соотечественника Альфредо Ангуло, – в блоге интернет-журнала vRINGe.com на Sports.ru.

Если у кого-то и были сомнения относительно того, как стойко перенёс Сауль Альварес разгромное поражение от Флойда Мэйуэзера в сентябре прошлого года, то таковые обязаны были улетучиться уже после первого раунда поединка «Канело» с «Псом» Альфредо Ангуло. Перенёс, как ни в чём не бывало, «реанимировавшись» за счёт избитого в пух и прах соотечественника. Карьерные перспективы вновь пестрят радужными красками. Теперь, пожалуй, даже ещё более яркими, чем прежде. Выступил Альварес, чего греха таить, действительно убедительнее некуда.

Сильно ли ему помог перевес на предматчевом взвешивании, не пущенный впоследствии под укор только ленивым и/или безразличным? Сейчас, когда мы уже стали свидетелями подавляющего превосходства Сауля в ринге, сложно сказать наверняка. Если «Канело» изначально не собирался убиваться до оговоренных сторонами 154 фунтов, держа в уме покровительство власть имущих из Golden Boy, то, возможно, и так. Однако, Ангуло и Ко вставать «в позу» всё же не стали, за что им честь и должное. Да и в день боя весы под боксёрами о криминале в пользу Альвареса совсем не вещали: 77,1 кг у Сауля и целых 78,9 кг у Альфредо.

Ни о каком физическом ущербе для Альвареса по итогам проигранного поединка с Мэйуэзером речь, конечно же, не шла. Молвили разве что о возможном ментальном надломе 23-летнего парня, оставленного без шансов непревзойдённым мастером. Психология – хрупкая штука, как ни крути. И ответ на вопрос «А всё ли с тобой в порядке, Сауль?» мог дать только он сам.

С Ангуло всё было предельно ясно. Ярый приверженец закоренелого мексиканского стиля «бил, бью и буду бить, и не проси тебя щадить», он обещал показать Альваресу мать и всех остальных родственников Кончиты, а поражение в последнем поединке – от модного ныне кубинца Эрисланди Лара – лишь утверждало аргументы тех, кто предрекал Саулю нелёгкое испытание в ринге. Дважды побывав в нокдаунах и остановив агрессивную поступь «Пса» только благодаря нарисовавшейся у того обширной гематоме, Лара, можно сказать, отделался лёгким испугом. Пугать «Рыжего» Альфредо собирался ещё основательнее.

…Тем не менее, не прошло и трёх минут боя, как превосходство Альвареса успело приобрести поистине вызывающие формы. Да что там три минуты – уже на первых секундах встречи Сауль разразился таким смачным левым боковым, что другой на месте Ангуло вполне мог бы отправиться на знакомство с горьким вкусом настила ринга. Альфредо выдержал, хотя не мог не озадачиться. И правильно сделал, потому что очень скоро в него врезался не менее внушительный выпад Альвареса в виде двойки. Останавливаться на достигнутом «Канело» не собирался, и в его мексиканского соотечественника один за другим стали приземляться мощнейшие попадания с обеих рук. Сауль не считал за необходимое размениваться на мелочи, с небольшими промежутками во времени бомбардируя Ангуло левыми боковыми, правыми прямыми, двойками левой-правой, переводами по этажам и вообще полным спектром убийственных аргументов. Ожидаемого давления и прессинга Альфредо не было и в помине – тон беспрепятственно задавал Сауль.

А что же тогда Ангуло? А ничего. Совершенно. Джебом на сближении он, правда, работал исправно, наглядно демонстрируя плоды совместной работы с Вирджилом Хантером. Только Альварес на переднюю руку соперника внимания показательно не обращал, обрушивая ответные бомбы в любое удобное для себя время. А больше каких-либо технико-тактических изысков в арсенале Альфредо не оказалось.

На фоне подчёркнуто акцентированных выстрелов Сауля «Пёс» пробивал как будто нехотя. Словно жалел молодого коллегу, заряжая силовые в лучшем случае последними в комбинациях на ближней дистанции. Но: а) в инфайтинг ему удавалось пробраться только с позволения Альвареса, а тот до поры до времени подобного благодушия не проявлял; б) зачастую атакующие порывы Альфредо ограничивались невнятными (для стороннего взора) тычками даже тогда, когда ситуация, казалось бы, благоволила покрепче засадить сопернику в голову или под рёбра.

В третьем раунде появилось стойкое ощущение, что бою осталось «жить» не больше одной, максимум двух трёхминуток. Ангуло, традиционно не демонстрируя защитных изысков и ловя на голову почти каждый силовой выпад Сауля, благо тот радовал скоростью рук и разнообразием атакующих помыслов, разбивался всё основательнее и постепенно стал пошатываться после особо мощных бомбардировок соотечественника. Альварес, однако, атаки не продолжал, словно растягивая удовольствие от безоговорочного повелевания в боевом квадрате. Впрочем, и Альфредо, уже успевший обзавестись внушительными гематомами, по-прежнему прилично держал и быстро восстанавливался.

Настойчивости Ангуло вообще можно только лишь подивиться да позавидовать. Идя и идя вперёд, получая и получая навстречу, он не останавливался и продолжал гнуть свою линию. Да, привычно бестолково. Да, на удивление беззубо в плане околачивания вражеских площадей. Но тем не менее бой не скатился в совсем уж одностороннюю «живодёрню» – и только благодаря стремлению Альфредо цепляться за хвост фортуны до последнего.

Правда, примерно с пятого раунда (а может даже с середины четвёртого, что не суть важно) Альварес и сам поубавил в активности, прежде всего снизив количество артобстрелов дырявых оборонительных редутов «Пса». Благодаря милости агрессора, Ангуло стало гораздо чаще удаваться выходить на удобную ближнюю дистанцию, когда Сауль уже не вальсировал на удобном расстоянии, а демонстрировал готовность померяться разменным достоинством. Тут бы Альфредо и разрядить всё накопившееся негодование… Ан нет: в ход по большому счёту вновь шли одни лишь невнятные выпады, напоминавшие «поглаживания» по сравнению с теми «плюхами», которыми по-прежнему взрывался Сауль.

«Канело» действовал показательно уверенно, не сомневаясь ни в одном из принимаемых решений. Дошло до того, что в восьмом раунде он, подобно Мэйуэзеру, расположился спиной у канатов и принялся нивелировать ударное наступление соперника с опущенной рукой, работая в защите подставками и поворотами корпуса. А потом, вызвав желанную овацию публики, легко поменялся с Ангуло местами и уже сам показал, на что он способен в атаке.

Бравадная демонстрация Сауля стоила ему нескольких пропущенных ударов, но по лезвию бритвы он явно не ходил – потрясением там и не пахло. А вот Альфредо продолжало периодически передёргивать после ударов «Канело» (как правило жесточайших левых боковых). И когда подозрение Альвареса в нежелании заканчивать бой досрочно начало закрадываться с новой силой, своё веское слово сказал рефери: точный апперкот Сауля в начале десятого раунда, зрелищно откинувший голову «Пса» назад, стал той самой последней каплей, после которой бой должен останавливаться в пользу доминанта. Перманентно страдавший Ангуло был крайне недоволен, но спорить с третьим в ринге в данном случае не имело смысла.

Как не имело смысла и продолжать этот бенефис возвращенца Альвареса – все всё поняли гораздо раньше. Восклицательный знак это был или запятая? Наверное, и то, и другое. Вопросы сняты, но останавливаться и почивать на лаврах совсем нет времени. С одной стороны ни на минуту не замолкает Эрисланди, с другой маячит сладостная перспектива мегасхватки с победителем боя Мартинес-Котто. На худой конец, есть и Карлос Молина, на пару с которым вполне можно порадовать соотечественников домашним выступлением. Другими словами, выбор имеется. И делать его будет Альварес. Потому что на данный момент, там где Сауль – там и деньги. А кто платит, тот, как известно, и заказывает музыку.

ВИДЕОЗАПИСЬ боя

vRINGe.com

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья