Блог 18 мне уже

Погромы на Манежной площади во время ЧМ-2002. Почему жгли машины и били милицию?

Исследование Владислава Воронина.

Благодаря чемпионату мира в Россию вернется массовый просмотр футбола на улице: фан-зона ФИФА на Воробьевых горах вмещает 25 тысяч человек. Толп перед экранами у нас избегают почти 16 лет – с тех пор как 9 июня 2002-го на Манежной площади и Тверской улице пронеслись, вероятно, самые страшные беспорядки в эпоху Владимира Путина. 

Когда Россия проиграла Японии (0:1), центр Москвы поглотило безумие и  запредельная агрессия. Как итог:

• Одного человека убили, 54 получили травмы
• 7 машин полностью сгорели, еще 106 были разбиты или перевернуты (три из них – милицейские)
• Разбиты 273 витрины, уничтожен 51 рекламный щит, изуродованы 7 автобусных остановок, повреждены несколько троллейбусов
• Пострадали: гостиница «Москва», здание Государственной думы, «Националя», книжного магазина «Москва», Театра им. Чехова, «Детского мира» и мэрии
• Перевернута машина скорой помощи, припаркованная на Тверской, погромщики избили водителя и фельдшера – обоих госпитализировали

На записях погромы кажутся не только ужасающими, но и абсурдными. Разбивая витрину офиса авиакомпании или колошматя лобовое стекло автомобиля, люди кричали: «Россия, вперед!». Целые группы фотографировались на фоне горящих красных «Жигулей» с флагом России за спиной и поднятыми вверх большими пальцами. При поджоге очередной машины кто-то запрыгнул в телекартинку и крикнул: «Россия будет впереди», а другой мужчина пальцами показывал знак Victory.

Мы разобрались, почему футбол на Манежной площади закончился именно так и к чему привели беспорядки 16 лет назад.

Первая причина. Неподготовленная милиция: всего 40 человек против безумной толпы 

Уже практически никто не помнит, но 9 июня футбол показывали не только на Манежной площади. Экраны работали еще и на Новом Арбате и Поклонной горе, причем поначалу зрителей там было значительно меньше, а милиции – больше. Как узнал журналист Юрий Щекочихин (он отвечал за резонансные расследования «Новой газеты» – в частности, о коррупции в Генпрокуратуре), за полчаса до начала матча на Арбате находились 50 сотрудников правоохранительных органов и 50 зрителей, на Поклонной горе – 63 и 100. На Манежную к тому моменту прибыли уже более 1000 человек, а за порядком следили всего 37 милиционеров.

Незадолго до матча журналисты РТР (теперь это «Россия 1») поговорили с рядовым милиционером, который стоял около Манежной площади. 

– Не боитесь каких-то эксцессов?

– Боимся. Всегда есть боязнь этого, потому что молодежь достаточно пьяная приезжает, много спиртных напитков приносит. Поэтому могут быть эксцессы.

Прогноз был точным. Где-то через два часа началась бойня.

«Никто не просчитал, сколько людей нужно для обеспечения безопасности, – сказал в интервью Sports.ru член одной из следственных групп Леонид Чаленко. – ОМОН вообще сидел на базе в Строгине и выдвинулся только оттуда, а можно было заранее перебросить его на Петровку и в случае необходимости выдвинуть оперативно. Но никто не перебросил, и сотрудников не хватало. Люди так спокойно крушили все на Тверской и переулках, потому что не видели препятствий. Наглядный пример – кафе «Пушкинъ». Несколько его охранников вышли на улицу с палками, и в итоге никто не тронул ни витрины, ни парковку, где стояли машины. А вот на парковке управления делами президента никого не было – там разбили две служебные «Волги» и несколько автомобилей сотрудников». 

Начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин утверждал, что узнал о трансляции матча на улицах только утром (хотя несколькими днями ранее точно так же показывали игру с Тунисом). Что еще хуже – у милиции не было нормальных данных о возможной посещаемости. Ориентировались всего на 1200-1400 человек, но пришло почти в 6 раз больше – 8000. Как писал «Коммерсант», чтобы контролировать такую толпу, требовалось поставить около Манежной 1500 милиционеров. Изначально их было в 37 раз меньше, после матча – примерно в 4 раза меньше. 

Критика ГУВД была непривычно громкой. Во-первых, милицию в возникновении беспорядков обвинил пресс-секретарь мэра Москвы Юрия Лужкова. Во-вторых, милицейское руководство хлестали телеканалы, которые еще не растеряли дерзость. «Жидкая цепочка милиционеров не смогла справиться с фанатами», – говорили в новостях РТР. «К концу матча ни одного дополнительного милицейского отряда так и не прибыло, ГУВД безнадежно опоздало», – продолжал НТВ.


Министр внутренних дел России Борис Грызлов (слева) и начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин после беспорядков

Начальник ГУВД Пронин оборонялся тем, что трансляция оказалась внезапной и свалилась на правоохранительные органы в воскресенье: «Мы работали в режиме выходного дня. Обычно милицию заранее предупреждают о проводимых массовых мероприятиях (этим занимается правительство Москвы – Sports.ru), и мы готовимся. А тут я узнал о трансляции на Манежной в последний момент. И тут же дал команду своему заместителю направить резервы. Были направлены 20 омоновцев. Но там все больше собиралось молодежи. И напивались. В одной руке бутылка с пивом, а в другой – с водкой. И без закуски!» – возмущался Пронин. 

Вторая причина. Можно было пить алкоголь – в толпе летали стеклянные бутылки

Защита Пронина крепка и позволила ему перекинуть часть ответственности на правительство. Запрет на продажу алкоголя около Манежной площади – это функция городского департамента потребительского рынка и услуг, а не милиции. Но об этом почему-то не задумались – и любой зритель мог пронести на Манежную хоть ящик пива (доказательства есть в видеохронике), хоть водку. «Доллар в глазах отдельных заиграл, – уверен начальник ГУВД Пронин. – В погоне за выгодой практически спаивалась молодежь. Подростки брали пиво, расходились по Александровскому саду, Красной площади, а потом уже накачанные возвращались к монитору». «Народ грузился по полной», – подтвердил член следственной группы Чаленко. 

«Пиво продавали на самой Манежной площади, в переходах и в начале Тверской. В первом тайме народ только начинал выпивать, но во втором тайме уже выпил прилично. Допив бутылку, некоторые бросали ее за спину – она падала, разбивала кому-то голову, дальше человек шел разбираться. Так возникали локальные потасовки, – вспоминает в беседе со Sports.ru очевидец Сергей Малашенко (далее вы узнаете, почему руководитель ГУВД обвинял его в возникновении беспорядков). – Если бы тогда можно было снять площадь с квадрокоптера, было бы видно, как одни люди расступались, а вторые – шли на разборки».

Как писал «Коммерсант», когда Владимир Бесчастных не забил в пустые ворота японцев, стеклянные бутылки полетели уже в сторону экрана, а драки ожесточились. Чтобы погасить конфликты, на площадь вышли несколько милиционеров и омоновцев (по словам свидетелей, человек 20), но это не испугало, а, наоборот, только разозлило толпу. Она быстро прорвала оцепление. В материалах дела упоминается, что сотрудники правоохранительных органов потеряли каски и резиновые дубинки. На кадрах НТВ видно, как несколько милиционеров пытаются убежать от толпы по Тверской. 

Помогло это не всем.

Человек, избивший милиционера и омоновца, говорит, что было весело

Одним из самых активных в столкновении с милицией и ОМОНом был Дмитрий Цуненко. Он прорывал кордон и дрался – за это ему дали 5 с половиной лет лишения свободы (правда, в тюрьме провел только 2 года).

«Почему решил поехать на Манежную, до сих пор не могу понять. Предложений провести тот день было много. Например, в бар друзья звали: все готово, давай приезжай. Но что-то дернуло туда. Судьба, ха-ха, – рассказывает Дмитрий в интервью Sports.ru. – До приезда на площадь я выпил пару бутылок пива, а там уже не пил. Но списывать все исключительно на алкоголь и молодежь не надо. Наверное, сработало стадное чувство».

Молодой фанат нанес травмы солдату внутренних войск (его комиссовали по состоянию здоровья) и омоновцу (тот остался на службе).

– Все побежали – и я побежал. Получилось так, что я где-то оказался быстрее, проворнее. То одного, то второго ударил… Но никаких бутылок и подручных средств не было – только руки. Это с моей стороны, за других говорить не буду. 

– Как у вас получилось так их травмировать? Чем-то занимались?

– Нет, я занимался только гандболом. Без единоборств.

Дмитрия нашли не по фото и не по видео, как многих.

– Товарищ у меня хороший есть… Был. Он поспособствовал задержанию. 

– Он вас сдал? 

– Ну, да, да. Мы оба были на площади, встретились уже в своем районе, пообщались. Я рассказал, что и как, а через пару дней на работу приехали сотрудники милиции. Наверное, он как-то через меня отмазаться хотел или еще что-то.

– Выйдя из тюрьмы, вы дали короткое интервью программе «Чистосердечное признание» на НТВ. Там вы сказали: «Было весело». Серьезно, на Манежке было весело?

– Было действительно весело. Обстановка, как вам сказать... Я с детства ходил на футбол, постоянно был на трибуне за воротами. Ни в каких движениях не участвовал – разве что эпизодически подраться мог. И тут такое действо. В 18 лет, наверное, мне это действительно показалось веселым.

16 лет назад Дмитрий учился в одном из московских университетов на юридическом факультете. Вспоминая об этом сейчас, он громко смеется: «Сейчас уже больше с юмором отношусь к этому. Что сожалеть о том, что произошло? Что было, то было. Времени не вернешь назад. Жалею только о потерянном времени. Освободившись, я встретил девушку, с которой мы живем по сей день, у нас семья, ребенок родился. Сейчас в голове такого идиотизма не возникает. Я стараюсь избегать массового скопления людей, более умиротворенно живу. Работа, семья, отдых, ребенок в школу пойдет в этом году – в голове сейчас совсем другие мысли. 

Работаю прорабом в государственном бюджетном учреждении. Доучиться так руки и не доходят, но работа хорошая, оплачиваемая. Жаловаться не на что». 

Скинхедов не было, коктейлей Молотова – тоже 

В первые дни после погромов на федеральных каналах несколько раз говорили о вине скинхедов и организованных групп, которые протащили на Манежную площадь металлические прутья, бутылки с зажигательной смесью и другие опасные вещи. Эту версию поддержал и мэр Москвы Юрий Лужков: «Эта уже давно обозначившаяся в нашем обществе группа молодых юнцов, исповедующих радикальные античеловеческие, попросту профашистские настроения, и стала организатором погромов на Манежной площади». Премьер-министр Михаил Касьянов тоже назвал беспорядки «запланированной выходкой бесчинствующих хулиганов».

Прокурор Сергей Цыркун, выступавший гособвинителем на всех процессах по беспорядкам на Манежной площади, сказал Sports.ru, что следствие все-таки на нашло среди погромщиков скинхедов: «Все из нормальных семей. Не было явных скинхедов. Да, тогда была такая молодежная мода, кто-то ей следовал. Были молодые люди гопнического вида, но устойчиво антиобщественных личностей среди них не было, каких-то бывалых уголовников – тоже. Я помню только судимого среди потерпевших, у которого разбили автомобиль. Он говорил: «Менты виноваты». А к человеку, который громил его машину, претензий у него не было. Так что в целом была обычная молодежь, которая пришла отдохнуть, но попала в плохую среду в плохой момент». 

То, что многие сначала посчитали заранее подготовленными орудиями, на самом деле было подобрано прямо на площади. Металлические штыри лежали или были выломаны на строительной площадке: неподалеку возводили сцену. Коктейли Молотова оказался народной выдумкой и устрашением – в действительности люди поджигали кусочки ткани или рекламные растяжки и засовывали их в бензобаки или салоны автомобилей. 

В 2003 году «Спорт-Экспресс» опубликовал расследование о событиях на Манежной площади: один из статусных фанатов ЦСКА на правах анонимности сказал, что «фаны, что называется, отмазались» от массового приезда на трансляцию, потому что «после разгрома рынка в Царицыне в 2001 году правоохранительные органы перетрясли все движение». Виновными этот фанат назвал «карликов» – 13-17 летних подростков, которые знают внутреннюю иерархию, но не подчиняются ей: «На Манежной мы хотели их усмирить, и в первом тайме это вроде бы удалось. В перерыве они, и без того пьяные, добавили еще и с новыми силами бросились на тех, кто пытался им противостоять». Спустя некоторое время в беспорядках активно участвовали не менее 200 человек.

«С криками «Россия, вперед!» они били машину, на которой был нарисован российский триколор». Как громили автобус РТР

Самый страшный эпизод, попавший в телеэфир, – это нападение толпы на автомобиль программы «Вести-Москва». Журналистка телеканала РТР, оператор, ассистент и водитель пытались скрыться от хулиганов на Тверской, но машина никак не заводилась. 

– По газам! – крикнул кто-то в машине. 

– Да я завести не могу! – еле сдерживаясь отвечал водитель, вертя ключами. 

На фоне уже хрустело разбитое стекло.

Через мгновения машина сдвинулась с места и умчалась. Как это было, Sports.ru рассказала корреспондент РТР Лариса Катышева, которая весь день работала на Манежной площади.

«На Манежную мы приехали за пару часов до начала беспорядков. Улыбающиеся туристы, позитивные горожане – все охотно общались с нами. Начался матч. Сначала, конечно, надежда и полная поддержка нашей команды. Потом разочарование. И на глазах изменилась атмосфера. Вдруг то там, то тут стали появляться группы молодых и довольно агрессивных людей. Они что-то выкрикивали.

Тверская была перекрыта. И мы начали записывать мой стендап прямо на проезжей части Тверской улицы, в районе Камергерского. Соответственно, я стояла спиной к Манежной и не заметила, как к нам сзади подошла группа молодых людей. Они начали толкать нас, отнимать камеру. В руках у них были металлические прутья. Наша машина – «Баргузин», брендированный логотипом телеканала РТР, – стояла рядом. Водитель вышел к нам и попытался успокоить парней. Получил по голове металлической палкой. Мы поняли, что надо банально бежать.

Рядом не было никого, кто мог бы прийти на помощь. Мы были одни: я, худенькая барышня 26 лет, корреспондент по культуре, оператор, ассистент и водитель – все примерно мои ровесники. И да простят меня ребята, они тоже не качки. Машины МВД и скорой были, но они стояли на углу Манежной и Тверской, нам до них было не добежать. Не успев выключить камеру, мы прыгнули в свою машину. Наш водитель Денис, видимо, из-за травмы и стресса не сразу смог ее завести. 

Все было как во сне. Я села на пол, закрыла голову руками. На меня сыпались осколки – это нападавшие разбивали стекла «Баргузина» рекламными конструкциями, которые тогда стояли на каждом сантиметре Тверской. Все это они кидали в нашу машину. Потом они с криками «Россия!» начали машину раскачивать. Это было очень дико. С криками «Россия, вперед!» они били машину, на которой был нарисован российский триколор. Наконец, машина завелась, мы резко развернулись и рванули обратно в сторону Манежной. Там стояла скорая. Мне быстро промыли порезы на руках, водителю забинтовали голову. Оператор в это время продолжал съемку. Вокруг уже все гудело. Я никогда раньше не видела ничего подобного. Группы хулиганов громили витрины роскошных бутиков, переворачивали машины.    


Лариса Катышева

Нас вытащили наши коллеги – съемочная группа Андрея Кондрашова, тогда корреспондента «Вестей» (сейчас – первый заместитель гендиректора ВГТРК, в четверг вел прямую линию Владимира Путина – Sports.ru). Просто приехали и вытащили из этого месива. Особенно переживать стресс было некогда – нужно было успеть с горячим материалом в эфир «Вестей». Помню, как писала текст, а администратор программы «Вести-Москва» Оля аккуратно вытаскивала мне из волос мелкие осколки. Сам [руководитель РТР] Олег Борисович Добродеев распорядился дать мне выходной на следующий день. Но редакция меня все равно к обеду вызвала. Так что стресс переживала на работе». 

Хулиган лишился паспорта около машины, которую крушил 

Самое необычное уголовное дело возбудили против 21-летнего Виталия Серегина: пока он старательно разбивал «Жигули» на платной парковке около Манежной площади, к машине подлетел ее хозяин Николай Ключников. Он приехал посмотреть матч с друзьями в баре и выбежал на улицу, когда услышал в новостях о беспорядках.

«В тот момент, когда я подошел к машине, она уже находилась в состоянии клинической смерти, – рассказал Николай Ключников на заседании суда. – Все, что можно было помять или разбить, уже было уничтожено. Внутри разворочена торпеда – вытащили магнитолу. А на крыше моей девятки прыгал подросток. Я стащил его с автомобиля и отобрал паспорт, после чего он убежал».

Ключников в тот же день передал паспорт в отделение милиции. Виталия вызвали, якобы чтобы просто вернуть утерянный документ, но тут же хитро взяли под стражу. «Он мне запомнился тем, что зачем-то отрицал свою вину в суде. В основном все признавались, потому что и на видео они есть, и потерпевший опознал, а этот почему-то не хотел, – подмечает в разговоре со Sports.ru прокурор Сергей Цыркун. – Позиция Серегина меня несколько озадачила. Видимо, он действовал по принципу «Все признаешь – меньше дадут, ничего не признаешь – ничего не дадут».

Погромщик Серегин ранее учился в колледже МВД и хотел служить в правоохранительных органах, как его отец, который погиб при исполнении. Но Виталия отчислили с третьего курса из-за постоянных прогулов, а всего за месяц до событий на Манежной он получил год условно за самоуправство, проявленное в статусе сотрудника правоохранительных органов. Год условно превратился в год лишения свободы, к нему добавились еще 4 за участие в массовых беспорядках. 

В сумме – 5 лет за решеткой.  

Милиция никого не задерживала, потому что боялась кровавого побоища

Милиция и ОМОН быстро бросили попытки разогнать или запугать бушующую толпу. Ее просто разделили на два потока – в сторону Пушкинской площади и Лубянки. Генерал Пронин говорил, что главной задачей было не поймать всех хулиганов, а избежать совсем страшных последствий.

«Когда я понял, что они практически захватили гостиницу «Москва», нашей главной задачей стало не дать им возможности пойти на Кремль, защитить здание Госдумы и отогнать от Манежной площади, где на стройке лежала уйма кирпичей, – признал Пронин на экстренном совещании в Госдуме. – Когда начались беспорядки, я отдал своим подчиненным команду не применять оружие, а также вытащить милицию из толпы, чтобы не допустить избиений сотрудников. У меня требовал один руководитель: «Товарищ генерал, дайте команду, мы стрелять начнем! Наших омоновцев тащат полуубитыми к Думе, а Дума закрыла двери и никого не пускает». Я говорил: «Ни в коем случае не отступать! Встать стеной и защищать друг друга. Выдержка, терпение. Вытащить своих и не стрелять».

Пронин пересказывал историю 34-летнего омоновца Ивана Болотова, который потерял сознание от ударов по голове и пришел в чувство только на полу «Седьмого континента». Охранник магазина вытащил его из-под ног погромщиков, когда с него сорвали защитный шлем и жилет. «Мы держали оборону в закрытом магазине, и тут вдруг увидели, что рядом с нами топтали омоновца, буквально прыгали на нем. Мы были вынуждены открыть дверь и втащить его. Не могли смотреть, как при нас убивали человека», – вспоминает охранник Алексей.

«А если бы я дал команду стрелять? – рассуждал Владимир Пронин, когда его спрашивали о пострадавших среди правоохранителей. – Если бы дал команду рубить толпу на куски, когда уже прибыли войска? Машины подходили одна за другой. Что тогда? Молотилка? Побоище? Кровища, вы извините? Если судить по ситуации, мы обошлись малыми жертвами».

Всего пострадали 18 сотрудников правоохранительных органов, в том числе заместитель начальника ОВД «Тверской» подполковник Константин Голышев, которого избил хулиган Александр Типцов (впоследствии осужден на 4 года). 

Наутро 10 июня Пронин подал в отставку, но министр внутренних дел Борис Грызлов не принял его заявление и уволил только Василия Чемисова, который был дежурным по городу в день матча. Пронин проработал в ГУВД Москвы еще семь лет и ушел, когда начальник ОВД «Царицыно» Денис Евсюков убил двух и ранил семь человек в московском супермаркете. 

Позже Пронин стал вице-президентом «Олимпстроя» и курировал сдачу спортивных объектов Сочи-2014. 

МВД говорило, что все погромы – из-за рекламного ролика с кадрами из «Большого Лебовски» 

Руководитель ГУВД Пронин назвал главную причину беспорядков уже 9 июня. «Вот эту рекламу показывали все время. Она спровоцировала практически», – говорил он перед журналистами, едва пожарные потушили все машины на Тверской. «Когда крутили рекламный ролик, где болельщик битой крушил машину, толпа уже взвизгивала от нетерпения последовать его примеру», – повторял он через несколько дней. 

Речь идет об имиджевом ролике компании «Атор», которая в то время контролировала 30-40% рынка наружной рекламы в Москве. В видео использован 4-секундный фрагмент из фильма «Большой Лебовски»: мужчина отчаянно разбивает автомобиль, а потом на экране появляется надпись «У нас нет плохих новостей, у нас – 24 часа отличной рекламы».

Что нужно знать об этом ролике: 

1. Он находился в ротации на нескольких экранах по всей Москве с 15 мая, и у «Атора» была лицензия на его использование.
2. Это же видео крутилось перед игрой Россия – Тунис, которая тоже транслировалась на Манежной площади.
3. Экран на Манежной площади (таких в Москве было всего 7) «Атор» арендовывал у мэрии, поэтому был вынужден бесплатно отдать его для трансляций матчей сборной – и при этом не имел права прерывать картинку ни на секунду. То есть имиджевый ролик мог появиться только до игры и уже после финального свистка, но в эфире РТР звучала другая информация: «Беспорядки начались на последних минутах матча. По словам очевидцев, тогда по большому монитору показали кадры подожженных машин в одной из стран проигравшей команды».

«Ролик не транслировался уже за полчаса до начала матча, в перерыве телевизионный сигнал не прерывался, поэтому ролик не мог попасть на экран, – сказал Sports.ru бывший технический директор «Атора» Сергей Малашенко. – Да, у нас было несколько слегка провокационных роликов. Было и видео со сценой крушения здания. Получается, если бы тогда что-то взорвалось, то тоже был бы виноват ролик компании «Атор»? Я был ославлен лично генералом Прониным, который на заседании московского правительства сказал, что технический руководитель Сергей Малашенко включил ролик, и это он виноват. Через несколько дней, когда мы готовили трансляцию матча Россия – Бельгия, Пронин подошел и сказал: «Я сам трое суток не был дома. Не обессудь уж. Как получилось, так получилось». Я позвонил в самую известную на тот момент службу новостей, попытался донести свою точку зрения. На что мне руководитель сказал: «Парень, ты просто хочешь прославиться». Я был возмущен».

Один из осужденных за нападение на милиционеров сказал, что на него ролик никак не повлиял: «Ролик никак не подстегивал. Я смотрел этот фильм до этого, прекрасно его знаю, он очень смешной и забавный. Ролик здесь абсолютно ни при чем». 

Тем не менее, по данным «Коммерсанта», летом 2002 года правоохранительные органы были уверены, что видео «Атора» заказное, и пытались найти заказчика в лице какой-либо радикальной экстремистской организации. Теневых рекламодателей так и не нашли, но «Атор» все равно оштрафовали на 200 минимальных размеров оплаты труда за нарушение закона «О рекламе». 

Мэрия обещала заплатить всем, кому испортили машины. Но не заплатила

Как бы то ни было с роликом, погромщики разбили 113 автомобилей – и только треть из них была застрахована. Всем остальным обещал помочь вице-мэр Валерий Шанцев, который сильнее всех волновался из-за беспорядков и сказал, что испытывает «чувство стыда и позора за то, что такие события произошли в Москве». Но как выяснилось спустя два года, это было его частное мнение: суд решил, что ни правительство Москвы, ни ГУВД не должны выплачивать жителям Москвы компенсации за разбитые машины.

Логика суда: взыскать деньги можно только с того, кто совершил преступление. Логика истца: если следствие на нашло преступников, то заплатить должно правительство или ГУВД, так как они не обеспечили ни нормальной организации, ни безопасности. До суда дошли 6 или 7 человек – их интересы представляла адвокат Людмила Люлькова. 

«ГУВД закрывалось на все вопросы в Тверском суде и говорило, что расположение человек, количество сотрудников, обеспечивающих безопасность, – все это секретные сведения, – рассказывает в интервью Sports.ru Люлькова. – Тогда мы заявляли ходатайство о направлении дела в Мосгорсуд, который имел право эти секретные документы истребовать, но нам отказали. Более того, принимались не все наши ходатайства об истребовании видеоматериалов, где видно, что на улице просто нет сотрудников милиции. Хотя очевидно, что задача правительства – организовать массовое мероприятие, задача ГУВД – сопровождать и обеспечивать сохранность имущества (сюда входят витрины, машины и так далее).

Суд необоснованно отказывал нам в связи с тем, что считал, что это не относится к делу. Но как не относится, если все было регламентировано? У ГУВД было прописано, что нужно делать при массовых мероприятиях. Но с учетом специфики ответчика, я полагаю, было выбрано такое отношение к истцам. Судебные органы заняли позицию не граждан и сочли, что иски необоснованны и что их должны удовлетворять лица, которые не установлены следственными органами».

Как отметил член следственной группы Чаленко, погромщики с одинаковым рвением крушили и иномарки, и недорогие российские автомобили типа «Оки». Самая безумная история связана с жителем Тюмени, который приехал в Москву на «Мерседесе», оставил его на платной парковке около Манежной площади, и уехал на чемпионат мира в Японию. Пока он был на стадионе в Йокогаме, его машину разбили неизвестные.

Автомобиль был застрахован. Все деньги за ремонт ему вернули.

Приговоры были жесткими в том числе из-за желания России провести Евро-2008

В тюрьму по делу о Манежной площади сели 8 человек, все – не менее чем на 3 года. Это было определено заранее, утверждает в комментарии Sports.ru прокурор Сергей Цыркун: «По резонансным делам государственный обвинитель всегда проходит некоторый инструктаж. Его ориентируют, какую позицию он должен занимать в процессе. Не знаю, как происходит сейчас, но 16 лет назад порядок был такой. Так что я изначально был ориентирован на то, чтобы требовать не меньше 3 лет». 

Цыркун полагает, что на жесткость обвинения повлияла внешняя политика. Россия хотела провести Евро-2008, и о влиянии беспорядков на выборы говорил даже премьер-министр Касьянов: «Если в будущем такие акции будут повторяться, это поставит вопрос о том, имеем ли мы право претендовать на проведение чемпионата Европы по футболу в 2008 году». Еще жестче высказался глава МИД России Игорь Иванов (на фото): «Меня как министра беспокоит больше всего то, что эта вылазка хулиганствующих элементов активно смаковалась в западных СМИ. Все эти годы президентом, правительством ведется огромная работа, чтобы создать новый образ России, образ цивилизованного государства, которое уважает демократические ценности, и вот такой один инцидент перечеркивает или, по крайней мере, бросает тень на работу многих лет». 

«Получалось, что эти хулиганы выглядели чуть ли не государственными преступниками, потому что в результате их действий России был причинен имиджевый и репутационный ущерб. И это в какой-то степени повлияло на наказание, – размышляет Цыркун. – Процессы были открытые, туда допускалась пресса. Была цель привлечь к ответственности за такие вещи нешутейно. Индивидуально ребят было жалко, безусловно, каждому конкретно судьбу ломать не хотелось, но в целом событие оставило очень тягостное впечатление, и государство показало зубы. Некоторые родственники говорили: почему наших ребят привлекают за такую ерунду? Например, парень прыгал на крыше автомобиля – в принципе, не такой сильный ущерб, просто вмятины, которые можно выправить. Но получалось, что с учетом резонанса в отношении них велось суровое преследование. Правда, многие отделались испугом, получив условные сроки».

Милиция поймала и наказала примерно 10% погромщиков. Цыркун объясняет, что на это есть две причины. 

Судили только тех, в отношении кого были четкие доказательства нанесенного вреда.
Было тяжело устанавливать личность: «Кто не попал в объектив крупным планом, тех найти было проблематично. Это сейчас можно всех пеленговать по тем же гаджетам: кто где когда находился, есть детализации телефонных соединений. А тогда у человека только бутылка в руке, паспорт дома – куда он ушел, кто он такой, никто не скажет вам. Тем более если он в черной куртке, в капюшоне или шапочке».

Самая темная история 9 июня 2002-го – убийство 17-летнего школьника Андрея Труженикова, который в первые дни месяца получил 5/4 за сочинение и на следующий день должен был писать экзамен по алгебре. Как выяснил «Спорт-Экспресс» в 2003 году, его ранили не простым ножом, а тесаком более 4 см в ширину и более 10 см в длину – вокруг него находились подозрительные молодые люди в черной одежде. Скорая так и не доехала до центра (не исключено, что именно ее разбили хулиганы), и после длительного ожидания Андрея положили в попутку. Там он и умер. Потом кто-то бросил его тело около больницы.

Сразу несколько медиа в 2003 году писали, что у следствия были фотороботы подозреваемых и их сообщников. Но убийц не вычислили и не нашли.

Чем закончилась Манежка-2002?

Массовый просмотр кошмарного матча Россия – Бельгия никто не отменил – политики считали, что это было бы недопустимой слабостью. Юрий Лужков сказал: «Идти на поводу у распоясавшихся негодяев и демонтировать установленные нами большие уличные экраны было бы в корне неправильно. Все 7 экранов должны остаться, в том числе и на Манежной площади». Игра прошла при особых мерах безопасности: тотальный досмотр, никаких стеклянных бутылок, ноль алкоголя.

Зато концерт Rammstein, назначенный на 19 июня, отменили.

2. Ужесточение закона о хулиганстве.

Прокурор Сергей Цыркун: «В конце 2003 года были внесены очень большие изменения в уголовный кодекс: крепко поправили статью о хулиганстве, добавили разные отягчающие обстоятельства, и хулиганство стало серьезным преступлением. 

Я ранее работал в генеральной прокуратуре, имел некоторое отношение к изменению законодательства и могу сказать, что всегда учитывалась распространенность деяния, его опасность для государства и общества. В начале 2000-х была принята линия, что преступность надо немного прикрутить, потому что в конце 90-х тренд был другой – на гуманизацию. Министерство юстиции каждый год подавало проекты амнистий, иногда и по два таких проекта за год: давайте этих освободим, тех, в итоге некоторые преступления вообще декриминализировались. Человек мог спокойно их совершать и знать, что всего через год он выйдет и будет чистым».

3. Через полтора месяца после Манежной Госдума приняла закон «О противодействии экстремизму».

В медиа связь погромов с принятием закона была отчетливой. Например, в эфире РТР один из ведущих сказал: «Беспорядки у Красной Площади еще раз доказали актуальность закона об экстремизме, который принят в первом чтении. Как мы слышали по словам очевидцев, организаторы погромов выкрикивали фашистские лозунги и были заранее вооружены кольями, обрезками стальных труб, бутылками с зажигательной смесью».

Согласно закону, Минюст и Генпрокуратура получили право приостанавливать деятельность общественных организаций, которые связаны с экстремизмом, и наказывать их за демонстрацию символики и хранение соответствующей литературы. Лидер фракции «Единство» (которая позже стала основой «Единой России») в Госдуме Владимир Пехтин отметил: «Иным закон быть не может. Нынешний закон вынужден отвечать насилием на насилие».

«Комсомольская правда» спрашивала о законе и генерала Владимира Пронина:

– Ходят и такие разговоры: власть специально устроила страшилку, чтобы без проблем принять закон об экстремизме.

– Сейчас многие пытаются погреть руки на этих событиях. И въехать на горбу московской милиции в рай. Поэтому и столько версий. Но одно могу сказать: такой закон нужен.

Фото: Gettyimages.ru/Oleg Nikishin (1,2,6,10,11); Коммерсантъ/Валерий Мельников; РИА Новости/Дмитрий Коробейников (4,12,13); кадр эфира «НТВ»; REUTERS/Alexander Natruskin; instagram.com/katysheva_larisa; Коммерсантъ/Сергей Пономарев; РИА Новости/Александр Поляков, Владимир Федоренко

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья