Блог Вторая подача

Жизнь налаживает

Возвращение Марии Шараповой, начавшееся в мае 2009-го, спустя два года наконец-то можно официально признать состоявшимся. И все благодаря ему, Томасу Хогстедту.

Многие болельщики Марии уже начали терять надежду на то, что когда-нибудь Маша снова покажет свой фирменный стиль и заиграет на высшем уровне – все-таки времени после возвращения прошло достаточно много, два года. Но если эти два года разбить условно на три периода, то окажется, что серьезных поводов терять надежду, в общем-то, и не было. Как говорится, все под контролем.

2009

По признанию самой Маши, этот сезон был чем-то вроде разведки. Вернувшись после тяжелейшей травмы, она должна была решить вопрос серьезного масштаба – сможет ли она вообще играть. И этот сезон принес надежду – сможет. Маше даже удалось сходу выйти в четвертьфинал «Ролан Гаррос», и в целом она провела сезон довольно стабильно – четыре раза обыграла теннисисток Топ-10, была в двух полуфиналах, в одном финале и даже выиграла турнир в Токио, правда, на отказе Янкович в финале. И поднялась в рейтинге со 126-го на 14-е место.

2010

А следующий сезон ставил уже совсем другие задачи. Главная цель заключалась в том, чтобы вернуться на самый верх и бороться за титулы на турнирах «Большого шлема». И с этой задачей Мария не справилась. На мэйджорах ее преследовали неудачи. В Австралии она проиграла в первом же матче Марии Кириленко; в Париже и Лондоне уступила Жюстин Энен и Серене Уильямс, и что самое обидное в обоих матчах имела шансы на успех; в Нью-Йорке ничего не смогла противопоставить набравшей игровой вес Каролин Возняцки. И в остальном радости было мало. Маша выиграла всего два и то посредственных титула. И очень обидно проиграла три финала – в Бирмингеме второй год подряд проиграла Ли На, в Стэнфорде уступила Виктории Азаренко, в Цинциннати Ким Клийстерс со счетом 6:2, 6:7, 2:6, хотя на тай-брейке второго сета имела несколько матчболов. Результаты так и не пришли, а уверенность, если она и была поначалу, растаяла.

Маша не справилась. Впрочем, можно поставить вопрос по-другому – не справился Майкл Джойс. Все это время после возвращения Маша продолжала сотрудничество со старым добрым «партнером». Майкла сложно было назвать тренером в принятом смысле этого слова. Он вырос из спарринг-партнера (как, например, Демехин у вырос у Звонаревой) в того, кто сопровождает на всех турнирах, числится тренером по официальным бумагам, выходит давать советы во время матчей и все в таком роде. И его задача, видимо, заключалась в том, чтобы вернуть физическое состояние Шараповой на докризисный уровень, а затем подводить на пике формы к крупнейшим соревнованиям. Но оказалось, что этого мало. Маша была в хорошей форме на всех мэйджорах сезона, но ей все время чего-то не хватало. То уверенности (а судьба еще как назло подбрасывала ей рано по сетке Уильямс и Энен), то тактического разнообразия. А иной раз не хватало опыта. Да-да. Чтобы выиграть у Каролин Возняцки, которую Маша помнила еще совсем зеленой девочкой и которая за время ее отсутствия стала «тащилой» (без обид) мирового масштаба, а с такими Маша еще просто никогда не сталкивалась, это совершенно новая для нее реальность, да еще в лучшем матче ее жизни – нужно было сначала ей дважды проиграть. Точно также как и Виктории Азаренко, которая тоже теперь флагман этой новой – обезжюстиненной, обезсерененной – реальности. И именно на этот вызов нового времени у Майкла Джойса не нашлось что ответить.

Именно столько времени, полтора года, Марии понадобилось, чтобы понять, что это партнерство полностью себя исчерпало. Может быть, Маша поняла это и раньше, но нужен был подходящий момент, повод, последняя капля или просто конец сезона как некий рубеж – в конце концов, трудно бывает вот так запросто подойти и на прощание похлопать по плечу человека, который за многие годы стал верным другом и почти что членом семьи.

2011

Но она это сделала, и рядом с ней появился Томас Хогстедт. Неизвестно, как сложилось это новое сотрудничество – то ли Маша его нашла, то ли он гладя на ее мучения, выработал некий план и сам пришел, но сейчас очевидно, что у него есть план, и этот план включает в себя не только физическую подготовку. Хогстедт видится кем-то вроде Пигмалиона, который из остатков прекрасной некогда статуи женского рода лепит новую, свою Галатею. Голова осталась? Прекрасно. Но сделаем новую форму ушей. Он проводит комплексную терапию. Есть следы технической работы над ударом справа, подачей, подбросом. Не исключено, что именно с его подачи Маша задумалась о новой ракетке, которая должна соответствовать новым требованиям игры. Он работает над тем, чтобы добавить игре Шараповой вариативности, как в смысле ударов (в ее арсенале появился крученые), так и в смысле тактических ходов. Согласитесь, сейчас игра Шараповой больше похожа именно на игру, а не на совокупность разрозненных ударов, как это было раньше – в наличии появилось еще несколько ходовых комбинаций. Плюс стало заметно, что у Маши под отдельных соперниц есть план. Вот, например, в финале весь первый сет она играла Стосур под право. Далеко не все на это решаются, Стосур справа очень опасна, но Маша, видимо, рассчитывала на то, что сможет в этой перестрелке быть стабильнее, и была. А в последнем гейме перевела игру под лево, и во многом благодаря именно этому эффекту неожиданности выиграла первый сет, который ей очень помог в этой победе. В общем, в Хогстедте распознается хороший специалист – он отталкивается от ситуации и от требований момента.

А что такое для такой работы пять месяцев. Они сотрудничают всего пять месяцев, а перестройка довольно масштабная затеяна. Можно сказать, что Томас с Машей даже идут с опережением графика. Если учесть, что Шарапову после Кубка Федерации в феврале, где Маша еще играла просто ужасно, на целый месяц подкосила болезнь, а в конце марта она уже была в финале Майами, то эта победа в Риме даже кажется несколько преждевременной.

Но как бы там ни было, а эта победа – настоящий символ проделанной работы. Правильной работы – как бы много человек ни работал, если он работает не в ту сторону, результата не будет. А тут хороший результат, даже несколько хороших результатов.

Первый – хорошая игра и уверенность. Маша, по сути, провела матч-близнец против Возняцки – это был очень плотный матч с высоким уровнем игры, но в тот раз на US Open Мария в такой борьбе проиграла, на чем-то почти невидимом проиграла, а теперь выиграла. Второй – титул. Крупный титул. Таких в зачете у Марии после возвращения еще не было – Токио не считается, так как был выигран на отказе. Третий – качество этого титула. Мария обыграла трех теннисисток первой десятки, включая первую ракетку мира. Четвертый – титул на грунте. До сих пор, не только после возвращения, а за всю карьеру, Маша не выигрывала грунтовых турниров такого уровня. И по ходу турнира она обыграла трех теннисисток, которые на этом покрытии играют очень хорошо. Пятый – взят реванш за четыре обиднейших поражения от Возняцки и Азаренко. Вика снялась, но было видно, что Маша в состоянии играть на победу. Шестой – Маша, которая в прежней жизни воевала со старым поколением, сестрами и бельгийками, смогла найти свое место в новой реальности, среди теннисисток самого последнего поколения. Поэтому вывод после Рима очень утешительный – Шарапова по-прежнему актуальна.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья