Футбич
Блог

«Второй всегда должен быть где-то на уровне первого». Лучший вратарь страны после Яшина, которого надул Старостин

От редакции: привет! Вы в пользовательском блоге «Футбол и косноязычие». Автор Владислав Прусов написал отличный исторический текст о советском вратаре и сменщике Льва Яшина Владимире Беляеве. Ставьте плюсы, подписывайтесь – и таких постов на Трибуне будет еще больше!

Советская футбольная школа блистала штамповкой гениальных вратарей. Когда время кипера подходило к концу или он надолго выбывал из-за травмы, в сборной СССР моментально находили новую модернизированную версию предыдущего и ставили в раму. Новичок занимал за собой место лучшего в стране на десятки лет, пока советские тренеры разрабатывали непробивную машину для основы.

Такое же будущее пророчили и Владимиру Беляеву, совершившему трип по трем динамовским клубам по возрастанию: Нальчик, Сталинград, Москва –  в итоге переехав в столичный клуб на ПМЖ.

После армейской службы он из Сталинграда направился в Москву, где его ждал дубль «Динамо». По счастливому случаю, тогдашний тренер москвичей Михаил Семичастный реформировал состав вратарей, избавившись от главных звезд Алексея Хомича и Вальтера Саная, и поставил в старт Льва Яшина, а Лапшин и Беляев переросли в резервных вратарей первой категории.

Владимир Беляев

Почти сразу после прихода Владимир отправился с командой в одно из первых европейских турне в Австрию. Помимо тренировок на топовом венском газоне, «Динамо» провело товарищеские матчи с сильнейшими клубами страны – «Аустрией» и «Рапидом». Из-за понятной неосведомленности СМИ по поводу советских клубов местные ожидали легкого раската, но динамовцы дважды сыграли вничью, хотя возили соперников в обеих играх: «Перед отъездом австрийцы устроили банкет, пригласили всю команду с сопутствующими лицами. И на банкете их журналисты иронично так интересуются: у кого из футболистов какая профессия на самом деле? А с нами в турне был известный радиокомментатор Вадим Синявский. Ну, у него-то язык хорошо подвешен. «Вот, – говорит, – если будете в нашей столице, прогуливаясь по набережной Москвы-реки, вы сможете увидеть нашего правого крайнего Шаброва с мольбертом и кистью в руках, он художник». Мы еле удержались от смеха. Шабров впервые в жизни узнал, что он, оказывается, художник. А Синявский как ни в чем не бывало продолжает: «Если в Москве у вас сломается машина, то вы можете обратиться за помощью к нашему полузащитнику Савдунину – он автослесарь». А потом и все остальные узнали, кто из нас токарь, а кто пекарь. Нам это было тем более смешно: ведь мы все в «Динамо» имели офицерские звания». 

Уже в конце сезона пост главного тренера занял Михаил Якушин, но список киперов не поменялся. В финале Кубка СССР в 1953 году против куйбышевского «Зенита» Яшин получил травму, когда динамовцы вели 1:0. На поле вышел дебютант Владимир Белов – именно так фамилию Беляева объявили по стадиону:

«Надо мной тихий голос Якушина: «Выручай, сынок». В начале матча я и внимания не обратил, кто там у куйбышевцев играет. А тут сразу кровь к вискам прилила, ведь на поле Ворошилов, Гулевский, Карпов, гремевшие тогда наравне со столичными знаменитостями. Помню, Бесков подбежал: «Володенька, не мандражируй, не теряйся. Выбивай мяч подальше от ворот, а мы к ним постараемся никого не подпускать». Ну как не подпускать? Минут через пять – угловой. Стремглав выхожу на перехват, ловлю мяч, и напряжение, скованность как рукой снимает. Оставшиеся полчаса пролетели незаметно. Захожу в раздевалку, Лёва только-только в сознание пришел. «Выиграли?» – спрашивает. «Выиграли». – «Ну, ты – молодец!» – хлопает меня по спине. За победу в Кубке нам тогда подарили по телевизору «КВН» и фотоаппарату». 

Лев Яшин

Тем не менее в 1954 году Яшин вернулся и забронировал позицию кипера на 2 года – до очередной травмы. Беляев же тащил за дубль «Динамо» и ожидал шанса, наблюдая за игрой лучшего вратаря планеты с ветхой деревянной скамейки запасных. В 1957 году Яшин загремел в больницу с язвой желудка, а Владимир Беляев стал основным и впечатлил всех сэйвами и реакцией. На него тут же обратил внимание тренер советской молодежки Андрей Пономарев, который поставил его в основной состав на Международных спортивных играх молодежи, где СССР завоевал золотые медали. Затем Беляев дебютировал за главную сборную против Финляндии. Советский Союз проглотил финнов 10:0, а Владимир поучаствовал в крупнейшем разгроме в истории СССР. Уже в 1958 году Беляев стал вторым вратарем страны и поехал на чемпионат мира в Швецию, куда сборная попала впервые.

Карьера Беляева неслась вверх. «Новый Яшин» выступал за основу, показывал классную игру, брал заслуженные личные награды, но все равно всегда оставался вторым номером. Даже в списке 33-х лучших футболистов сезона в СССР он занял второе место, хотя Яшин фактически полностью пропускал сезон.

В 1958 году один матч навсегда изменил карьеру Беляева. Сборная Англии захотела отомстить СССР за поражение на последнем чемпионате мира 0:1. Игра проходила на «Уэмбли», и в первом тайме Советский Союз пропустил один мяч. Во втором тайме англичане забили Беляеву еще четыре: «Несмотря на разгромное поражение, игра в основном была равной. И голы в наши ворота, за исключением, может быть, одного, выглядели случайными – то немыслимый рикошет, то необъяснимая ошибка защитника».

 

В этом же матче у Владимира возникли проблемы со спиной, но он доиграл. После возвращения всю сборную повезли в Комитет по физкультуре и спорту объясняться за самое крупное поражение СССР в истории. Когда очередь дошла до Беляева, который назвал результат «неудачным стечением обстоятельств», ему ответили, что он опозорил честь советского человека. Так или иначе, в сборную Беляев больше не вызывался.

У вратаря пошел спад. На поле уже вернулся Лев Яшин, опять посадив Беляева на банку. У Владимира начались проблемы со спиной, из-за которых он в 1961 году не смог подменить Яшина в воротах. Да и с доверием появились проблемы: Беляева уже рассматривали не как подмену, а как обычного дублера Льва Ивановича.

Его не вызвали на победный чемпионат Европы-1960 – поехал Владимир Маслаченко. А найти новый клуб было невозможно. Беляев был обречен сидеть в «Динамо» до конца карьеры: «По окончании срочной службы мне присвоили звание лейтенанта внутренних войск. Демобилизоваться или даже сменить это звание на просто армейского лейтенанта оказалось невозможным, даже несмотря на хлопоты тогдашнего министра обороны знаменитого маршала Жукова. Сколько бы рапортов я ни подавал по этому поводу, все оказывалось напрасным. Требовалось согласие «Динамо», Михаила Якушина, а он ни в какую не хотел меня отпускать».

Владимир Маслаченко

При этом была куча предложений от других советских клубов: ЦДСА, «Торпедо» и так далее. Основатель «Спартака» Николай Старостин даже договорился с Беляевым о заявлении, в котором указано желание Владимира поменять клуб, но слился, как только начались реальные переговоры: «В 1959 году нас с Игорем Численко пригласили в поездку по Южной Америке «Спартак». Не в последнюю очередь с целью «охмурения». Правда, я тогда сломался на первой же тренировке и так и не сыграл ни разу. Николай Старостин тем не менее стал меня уговаривать, а я ему в ответ: «Меня уже в «Торпедо» и «Зенит» приглашали». Он тогда почему-то обрадовался и посоветовал: «А ты напиши заявления сразу в три команды. Сначала схлопочешь дисквалификацию, но потом мы тебя отобьем». Я сдуру так и сделал. Якушин как узнал, сразу вызвал, сидит, заявления мои перелистывает: «Tак, «Зенит» – это чепуха, тебе там делать нечего. «Торпедо»? Тоже не твоя команда. А вот «Спартак» –это уже серьезно. Позвоню-ка Старостину, негоже все-таки у главных конкурентов игроков переманивать». Тут же и набрал номер. Николай Петрович от всего открестился: «Не звал я его». Якушин хитро улыбнулся: «Ну что, – говорит, – оказывается, ты «Спартаку» совсем и не нужен».

В 1964 году Беляев ушел из «Динамо» и закончил карьеру. Он вернулся в Нальчик, где открыл вратарскую школу. Оттуда вышло много крепких вратарей, которые потом пылили за советские клубы, самые известные – Заур Хапов и Хасанби Биджиев. Первый сделал приличную карьеру в «Алании», а второй метался между клубами и в итоге поиграл за ростовский СКА, московские ЦСКА и «Локомотив»:

«Если кого-то выделять из своих учеников, то ответ, наверное, очевиден – это Хапов. Все-таки когда человека включают в первую сборную страны – это большое признание. А значит, и признание для тренера… Я считаю Хапова лучшим вратарем в cтране. По-моему, Хапов сильнее Черчесова и Харина. Просто те играли за столичные клубы, а пробиться из провинции, к сожалению, гораздо сложнее. Но матчи «Алании» с «Боруссией», которые видела по телевидению вся страна, показали, на что способен Xапов на поле.

Заур Хапов

А Хасану Биджиеву, я думаю, просто очень не повезло. Его спортивную карьеру загубил один-единственный матч. Toт самый, когда в финале Кубка СССР «Локомотив» проиграл киевскому «Динамо» 1:6. А ведь начал он тот матч отлично. К тому же не столько Хасан был виноват в пропущенных мячах, сколько проваливалась защита «железнодорожников». Если бы удача не отвернулась от Хасана, все могло быть иначе».

Беляева часто спрашивали, не жалеет ли он о том, что так и не покинул «Динамо», ведь быть вечно вторым и при этом иметь безграничный талант – горе для футболиста. А Владимир отвечал: «Мы все – и первые, и вторые номера – одна команда. Из-за второго можно ведь и первенство, и медали упустить. Если второй, заменяя травмированного первого, пускает на ветер все турнирное достояние, завоеванное командой, то грош ему цена. Второй всегда должен быть где-то на уровне первого».

Владимир Беляев умер в январе 2001 года. Ему было 67 лет.

Яшин выиграл «Золотой мяч» в год, когда советские газеты его не замечали, а болельщики – оскорбляли с трибун

Раньше вместо серии пенальти бросали жребий – из-за этого СССР не вышел в финал Евро-68

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные