100% фанатский стиль!
Блог
Трибуна

На ЧМ-86 он бил англичан и обнимался с Марадоной, а через 10 лет стал президентом «Велес Сарсфилд»

От редакции Sports.ru: вы в блоге «100% фанатский стиль!», здесь появляются лучшие сюжеты о болельщиках и их культуре. Сегодня автор рассказал историю аргентинского фана, который пробился на самый верх.

В конце прошлого года я пришел в гости к ребятам с ютуб-канала «Мы к вам приедем», где мы 2 часа беседовали о фанатизме во всем мире – от Марокко и Египта до Индонезии с Австралией. Не обошли мы стороной и Южную Америку – в частности Аргентину. Там я мельком затронул историю Рауля Гамеса – бывшего аргентинского барра-бравас (так называют организованные группы болельщиков в Латинской Америке – Sports.ru), который спустя много лет стал президентом клуба «Велес Сарсфилд».

Под видео есть таймкоды, но конкретно про Аргентину говорим на 39:40.

Сегодня хотелось бы поподробнее рассказать об этом человеке, о его удивительной судьбе, наполненной невероятными взлетами и падениями, и о том, как же он оказался на столь почетной должности.

***

22 июня 1986 года. В четвертьфинальном матче чемпионата мира на стадионе «Ацтека» в Мехико в присутствии 115 тысяч зрителей сошлись Англия и Аргентина. Погода стояла жаркая, но обстановка вокруг матча была и без этого накалена до предела: за 4 года до этого между Великобританией и Аргентиной развернулась скоротечная 10-недельная война за территории в Южной Атлантике: Фолклендские острова, Южную Георгию и Южные Сандвичевы острова.

Фолклендские острова были открыты английскими мореплавателями в 1690 году, но Аргентина, получившая независимость в начале XIX века, считала эти острова своими, хотя почти сразу после этого в 1833 году Великобритания захватила территорию. И тогда, и 150 лет спустя, и даже сегодня Аргентина продолжает заявлять, что является законным владельцем этих земель. Пришедший к власти в 1981 году генерал-лейтенант аргентинской армии Леопольдо Гальтиери решил закрепить свой успех проведением победоносной войны и возвратом собственной территории, считая безоговорочным превосходство Аргентины в воздухе: к тому моменту у Великобритании не было тяжелых авианосцев. Правительство Великобритании рассматривало боевые действия Аргентины как вторжение на территорию своей колонии, к тому же жители Фолклендских островов – преимущественно потомки британцев и поддерживают британский суверенитет.

Пейзажи Фолклендских островов.

Как бы там ни было, Гальтиери потерпел сокрушительное поражение и уже через 3 дня после окончания войны был отправлен в отставку под влиянием массовых протестов в Буэнос-Айресе. Великобритания и Аргентина стали друг для друга врагами №1, что и сказалось на настрое аргентинских барра-брава на ЧМ-1986: они ехали в Мексику как на войну, которая объединила враждующие стороны. На время мундиаля в Мексике было заключено перемирие. К нему, правда, присоединились не все, но сложившийся общак вел себя довольно сплоченно и хитро: общий моб из барра-брава «Бока Хуниорс», «Эстудиантеса», «Велес Сарсфилда», «Расинга», «Нуэва Чикаго» и «Чакарита Хуниорс» базировался в городе Монтеррей, что в 900 км от мексиканской столицы. Сделано это было для того, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, хотя все предыдущие 4 матча «альбиселесте» проводили в Мехико и Пуэбла-де-Сарагосе.

Когда судьба им предоставила возможность встретиться с англичанами лицом к лицу в четвертьфинале, аргентинцы объявили всеобщую мобилизацию. Первый ряд бойцов уже был сформирован, но аргентинцы понимали, что против английских хулиганов, которые в то время еще были на мировой вершине, этого явно недостаточно. Вожаки аргентинцев решили обратиться за помощью к мексиканским фанатам, но те, к большому удивлению аргентинцев, были настроены крайне враждебно, а когда лидеры аргентинских барра-брава попытались узнать причины такого отношения, то мексиканцы ответили, что объединятся с аргентинцами только тогда, когда те вернут Фолклендские острова.

Подмога Аргентине пришла, откуда не ждали: руку помощи протянули 50 шотландских хулиганов, которые мечтали надрать зад своим островным соседям. К тому же большинство из них были хулиганами «Селтика», то есть шотландцами с ирландскими корнями. Дополнился этот аргентино-шотландский состав членами аргентинской партизанской организации «Монтонерос». В 70-х они вели вооруженную борьбу против диктаторских режимов, но в 1978 году их разгромили; остатки были вынуждены уйти в глубокое подполье, а часть боевиков бежала и обосновалась в Мексике.

В день долгожданного матча еще до игры произошла массовая драка на улицах, прилегающих к стадиону: англичане, представленные хулиганами «Вест Хэма», «Челси», «МЮ» и «Ньюкасла», потерпели поражение от 120 аргентинцев, а несколько английских баннеров оказались в руках барра-брава. Следующие несколько лет трофейные флаги появлялись на многих матчах чемпионата Аргентины.

Баннер фанатов «Вест Хэма», стилизованный под логотип британской радикально-националистической политической партии «Национальный фронт» («National Front») на ЧМ-86 и несколько позднее уже на трибуне фэнов «Бока Хуниорс».

На самом поединке напряжение возросло до предела: этому, во-первых, способствовала смешанная рассадка болельщиков – не было разделения на отдельные трибуны или хотя бы сектора. Публику просто формально разделили по ярусам: на нижнем в основном сидели англичане, а на верхнем – аргентинцы. Во-вторых, Марадона в этот день забил два абсолютно разных, но великих гола – «рука Бога» и знаменитейший проход половины англичан просто взбесил британцев.

Они демонстративно сожгли аргентинский флаг – аргентинцы в ответ поступили так же с флагом Англии. В какой-то момент на нижнем ярусе образовался моб аргентинцев, которые собрались со всего яруса; к ним присоединились бригады с верхних рядов. Увидев это, англичане прыгнули на них. Локальные драки вспыхнули сразу в нескольких местах. В одном из них засветился наш сегодняшний герой – Рауль Гамес по кличке «Пистола» («Пистолет»).

Рауль Гамес (справа) наносит удар по английским хулиганам.

«Да, я ездил на тот чемпионат мира и дрался с англичанами, но это была реакция на их же агрессию. В тот день я был с друзьями, мы не искали конфликта, но в любую секунду были готовы достойно ответить. Англичан было гораздо больше, они прилично поколотили и меня в тот день, так что мне совсем не стыдно, когда мои внуки видят, как яростно и отчаянно я дрался», – рассказывал Гамес много лет спустя.

В скандальном во всех смыслах матче Аргентина победила 2:1, а спустя 3 дня на том же стадионе «Ацтека» в полуфинале сломила сопротивление Бельгии (обидчиков сборной СССР) – 2:0. 29 июня состоится тяжелейший финал против ФРГ с Руммениге, Феллером, Хенессом, Бреме, Маттеусом и Шумахером в воротах. Аргентина поведет 2:0 благодаря голам Брауна и Вальдано, но в концовке немцы отыграются. Лишь за 5 минут до конца Марадона отличным пасом в одно касание выведет Хорхе Бурручагу один на один с Шумахером, и форвард «Нанта» принесет своей стране второй титул чемпионов мира.

После финального свистка все облепят в первую очередь Марадону, чей вклад в чемпионство невозможно переоценить – одним из тех, кто будет рядом с Диего в тот момент, окажется Рауль Гамес.

Рауль Гамес слева от Марадоны и в олимпийке аргентинской сборной.

По возвращении в Аргентину футболисты и тренерский штаб в полном составе продемонстрируют Кубок чемпионов мира своим соотечественникам, а одним из тех, кто будет среди них на той сцене, снова будет Гамес, который на тот момент был лидером барра-брава клуба «Велес Сарсфилд».

Но давайте вернемся в детство Рауля и отследим его жизненный путь с самого начала.

***

Рауль родился 1 июля 1943 года в Буэнос-Айресе в районе Линьерс. Отец Рауля был типичным представителям рабочего класса и вместе с братом яростно болел за местный «Велес Сарсфилд». Разумеется, они старались передать эту любовь и маленькому Раулю: с ранних лет ходили на стадион «Хосе Амальфитани», где почти все 90 минут Рауль проводил либо на шее у отца, либо у дяди – иначе поле было просто не увидеть. Футбол так быстро и настолько сильно поглотил Гамеса, что уже в 6-м классе он фактически бросил школу ради того, чтобы сосредоточиться на поддержке «Велеса».

Став чуть старше, Рауль вступил в клуб болельщиков Circulo El Fortin, который скорее даже был не просто клубом болельщиков, а локальной футбольной политической партией. Она ставила своей задачей стать достойной оппозицией для партии Amalfitani Group, лидер которой Хосе Амальфитани был действующим президентом «Велеса». Это был его второй приход на эту должность: в первый раз он руководил клубом всего лишь с 1923 по 1925 год, но к моменту образования Circulo El Fortin правил уже без малого 30 лет (с 1941 года).

К середине 60-х годов недовольство болельщиков Амальфитани росло по многим аспектам – больше всего их не устраивало отсутствие инвестиций в трансферы. К тому моменту «Велес», образованный еще в 1910 году, не имел в своем активе никаких трофеев. Тем не менее, в 1968 году команда под руководством тренера Мануэля Джудиче, во многом собранная из молодых воспитанников клуба, таких как Мигель Марин, Хосе Луиса Луна, Хосе Солорсано, Эдуардо Заттола и явно выделяющегося на фоне остальных форварда Даниэля Уиллингтона, приползла к чемпионскому титулу. Хотя стиль команды многие называли антифутболом: в «Велесе» делали ставку на индивидуальную борьбу в каждом эпизоде, а также высокий прессинг на каждом участке поля сразу после потери мяча.

Разумеется, Амальфитани сделал очень многое для «Велеса» и его считают величайшим президентом в истории клуба (не зря же в декабре того же года домашний стадион был назван в его честь и носит его имя и сегодня), но недовольство публики все равно было большим. Одними из самых ярых критиков Амальфитани были члены Circulo El Fortin – в частности, Рауль Гамес. Его популярность росла в геометрической прогрессии и Амальфитани не мог не чувствовать увеличивающееся влияние молодых людей. В 1969 году Хосе Амальфитани скончался, не дожив месяц до своего 75-летнего юбилея. Новому президенту, кто бы им тогда ни стал, нужен был союзник в лице Гамеса, который к тому времени уже был одним из главных барра-брава.

Рауль Гамес на фанатской трибуне (второй справа).

6 дней в неделю он был футбольным политиком, но в день матча становился самым преданным фанатом клуба, который на передовой вел драку с хулиганами соперников. 

«Мы собирались вместе, чтобы защищать честь и цвета нашего клуба. И мы сражались на голых кулаках, без оружия и прочих подручных предметов. К тому же, мы не употребляли алкоголь или наркотики, но иногда даже я становился немного сумасшедшим. Из-за этого я провел полгода в тюрьме за нападение на полицейских и нанесения материального ущерба случайному зданию», – вспоминал он в одном из своих интервью.

Таких случаев в биографии Рауля было немало: в частности, 2 апреля 1978 года он угрожал тренеру Карлосу Каваньяро, схватив его за горло – настолько он был взбешен плохой игрой «Велеса» в матче против «Колона» в тот вечер. Но хорошо работал руками Гамес не только в уличных драках: нет, слава Дзюбы ему не светила – он просто был хорошим голкипером, защищал ворота любительской команды барра-брава «Велеса». В ее составе имели право играть только болельщики и члены клуба, а один из них, Родолфо Эрнандес по кличке «Питин», даже прошел отбор в главную команду профессионалов! В последствии Эрнандес провел вполне успешную игровую карьеру на родине, а также успел потренировать в Португалии.

Родолфо «Питин» Эрнандес (в самом нижнем ряду посередине) – фанат клуба «Велес Сарсфилд», который дорос до выступлений за главную команду.

В 1980 году популярность Гамеса возросла еще больше, ведь президент «Велеса» Рикардо Петракка взял его в руководство клуба. И пусть Рауль проработал в этой должности всего год, но в том сезоне «Велес» успел пошуметь в Кубке Либертадорес, выбив из розыгрыша грозный «Ривер Плейт». Во многом это была заслуга именно Гамеса: перед его назначением тренерский штаб из Альфредо Бермудеса, Антонио Челински и Хуана Карлоса Монтано привел «Велес» к большому успеху – в то время чемпионат состоял из двух обособленных розыгрышей: «Метрополитано» и «Насьональ».

В Метрополитано команды делились на 2 группы (по 9 команд), где каждый играл с каждым по два раза. После этого по 2 команды из каждой группы выходили в полуфиналы, где и разыгрывали титул. «Велес» в своей группе разделил 2-е место с «Аргентинос Хуниорс» с еще совсем молодым Марадоной в составе, но в отдельной переигровке «Велес» разгромил соперника (4:0) и вышел в полуфинал. Там они по сумме двух встреч прошли «Росарио Сентраль», но в финале уступили «Ривер Плейту».

А в розыгрыше Насьональ команды делились на 4 группы по 7 команд (добирались команды из дивизиона ниже): из каждой группы в плей-офф выходило по 2 клуба. «Велес» свою группу уверенно выиграл, но оступился уже в четвертьфинале, проиграв по пенальти тому же «Риверу». Несмотря на серебряные медали, Гамес был недоволен такими результатами. После слабого старта нового сезона он отправил всех троих в отставку, усадив в тренерское кресло Хорхе Солари. Позднее такое решение себя оправдало – пусть в чемпионате ситуацию выправить не удалось и «Велес» так и болтался во второй половине таблицы, зато смогли дойти до полуфинала Кубка Либертадорес, где их смог остановить лишь бразильский «Интернасьональ».

Несмотря на хорошие результаты в континентальном турнире, президент Петракка не рискнул продлевать с Гамесом контракт, так как его пугали слишком резкие (пусть и оправданные) решения Рауля, поэтому Гамес сложил с себя полномочия одного из клубных руководителей и вернулся на трибуну как фанат, но его репутация для болельщиков «Велеса» по-прежнему была фантастической, ведь он показал, как можно без особого труда преодолеть пропасть между барра-брава и высшим клубным руководством, при этом управляя командой также успешно, как он это делал с фанатской трибуной.

«Велес Сарсфилд» образца 1980 года.

К ЧМ-1986 Гамес уже был одной из самых известных фигур в аргентинском фанатизме и приехал в Мексику в составе официальной делегации своей страны. Все было относительно спокойно ровно до матча с англичанами, который не мог обойтись без околофутбольного насилия и где Гамес оказался в эпицентре событий.

«Страшный, злой и пугающий», – так описал один из журналистов фотографию подтянутого и мускулистого Рауля, скинувшего с себя футболку и наносящего многочисленные удары в сторону английских хулиганов.

Для остальной страны этот снимок стал настоящим образом аргентинской мужественности и яростного сопротивления после унизительного поражения в Фолклендской войне 4 года назад. Так что 22 июня героем дня для Аргентины был не только Марадона – поэтому, когда Аргентина выиграла турнир, Гамеса пригласили присоединиться к официальному чествованию команды на территории президентской резиденции «Каса Росада» в Буэнос-Айресе.

Но вместо продвижения по линии популярности на всю страну Раулю предстояло вернуться домой: Франсиско Антонио Перес, сменивший в 1985 году Рикардо Петракку на посту президента «Велеса», довел клуб до крайне серьезных финансовых трудностей и не добился никаких успехов на футбольном поле. В 1991 году в клуб как президент вернулся Риккардо Петракка и первым делом снова назначил Гамеса своим заместителем.

Рауль снова начал свою работу со смены главного тренера: им стал Эдуардо Манера. Манера провел в клубе всего год, но за этот короткий промежуток времени успел привести «Велес» к серебряным медалям в Клаусуре-1992 (к 1985 году такие понятия как «Метрополитано» и «Насьональ» были упразднены, а чемпионат Аргентины проводился по обычной европейской схеме. Лишь с сезона 1990-1991 чемпионат снова поделили на 2 отдельных розыгрыша, которые назвали уже привычными нам «Апертурой» и «Клаусурой»). Но уже в Апертуре-1992 «Велес» финишировал шестым, поэтому Манера оставил свой пост.

Гамесу пришлось искать нового коуча и после долгого выбора он пригласил на тренерский мостик Карлоса Бьянки. Бьянки к тому времени уже много лет тренировал во Франции: он завершил карьеру в «Реймсе» после сезона-1984/85, в котором уже был играющим тренером, а после окончания карьеры перешел на полноценную тренерскую работу в клубе. После трех самостоятельных лет в «Реймсе» он еще по одному сезону поработал в «Ницце» и «Париже», пока его не позвал на родину Гамес. Рауль знал, кого приглашать: статус Бьянки на «Хосе Амальфитани» был по-настоящему культовым. Карлос был воспитанником (7 лет в детских и юношеских командах «Велеса»), первые 6 лет взрослой карьеры в футболке «фортиков» провел просто блестяще: 121 гол за 165 матчей, после чего уехал в Европу. Во французских «Реймсе», «ПСЖ» и «Страсбуре» он провел 7 лет, забив за это время под 200 голов! Далее Бьянки, истосковавшись по родине, еще на 4 года вернулся в «Велес», и его результативность снова поражала: 159 игр и 85 голов – для форварда за 30 показатели очень приличные. Ну а потом уже было короткое возвращение во Францию на 1 сезон и начало тренерской деятельности.

Но приглашение Бьянки в Аргентине считали большим риском, так как его тренерская работа во Франции не была слишком удачной: за 3 сезона он так и не смог поднять «Реймс» из 2-го дивизиона (хоть и доходил дважды до полуфинала Кубка Франции), а в единственном, да и то неполном сезоне в «Ницце», он спасал «орлят» от вылета – клуб занял 18-е место и отправился в стыковые матчи против «Страсбура» с Джоркаеффом и Лебефом в составе. В первой игре «Ницца» проиграла 1:3, но в ответном матче просто уничтожила соперника (6:0). После выполнения своей задачи Карлос заявил президенту о желании покинуть свой пост и перебрался в столицу, где еще год поработал спортивным директором ФК «Париж».

Но ставка на легенду «Велеса» себя полностью оправдала: ошеломительная победа в Клаусуре-1993, в которой «Велес» пропустил всего лишь 7 мячей в 19 играх. На следующий год «Велесу» предстояло играть в Кубке Либертадорес, решающую роль в котором будет суждено сыграть Хосе Луису Чилаверту, который пришел в клуб в том же году, что и Петракка с Гамесом: «фортики» выиграли сложнейшую группу с «Крузейро», «Палмейрасом» и «Бока Хуниорс», в плей-офф с большим трудом прошли уругвайский «Дефенсор Спортинг», венесуэльский «Минервен Боливар» и колумбийский «Атлетико Хуниор».

В финале их ждал грозный «Сан-Паулу» Теле Сантаны с Кафу, Жуниньо Паулистой и Палиньей. Команды обменялись домашними победами 1:0, и судьба титула решалась в серии пенальти: Чилаверт, блестяще отыгравший весь матч на «Морумби» и неоднократно спасавший команду, отразил послематчевый пенальти от Палиньи, а также сам реализовал один из ударов с точки, принеся тем самым долгожданный титул своему клубу.

Но всего этого могло и не быть, если бы в перерыве матча разъяренный Гамес не ворвался в судейскую и не начал орать на уругвайскую бригаду во главе с Эрнесто Филиппи:

«Ты первый уругвайский трус, которого я знаю!» – такой была реакция Рауля на судейство в 1-м тайме. Во второй половине игры рефери действительно стал судить более ровно и перед каждым свистком тщательно взвешивал свое решение.

Серия пенальти финала Кубка Либертадорес-1994.

К тому моменту президентом клуба уже был Эктор Гаудио, пришедший к власти в 1993 году. При нем Гамес получил еще больше свободы и титулы посыпались один за другим: кроме Кубка Либертадорес, в том же 1994-м «Велес» завоевал межконтинентальный кубок, уверенно обыграв великий «Милан» (2:0), добавив к ним победы в Апертуре-1995 и Апертуре-1996. Еще одним титулом для «Велеса»-1996 оказался очень странный Суперкубок Либертадорес, в котором принимали участие только победители. В четвертьфинале аргентинцы по сумме двух матчей разгромили парагвайскую «Олимпию», в полуфинале также по сумме двух игр оказались сильнее «Сантоса», а в финале дважды обыграли «Крузейро» – 1:0 в гостях с голом Чилаверта с точки и 2:0 дома.

Но главное для Гамеса было впереди: в 1996 году он был избран президентом «Велеса». При новом начальнике «фортики» сразу взяли Межамериканский кубок: в решающем противостоянии (обычно из двух матчей) встречались победители Кубка Либертадорес и Кубка Чемпионов КОНКАКАФ. В том году «Велес» по сумме двух встреч оказался сильнее клуба «Картахинес» из Коста-Рики. А через год выиграли и Рекопу Южной Америки, которая являлась подобием европейского Суперкубка УЕФА: в матче, который проходил в Токио, по пенальти был обыгран «Ривер Плейт».

Было и мнение, что нельзя приписывать успех «Велеса» в тот период одному Гамесу, ведь до его прихода на пост президента клубом управляла коалиция всех членов, включая 4 главных фракции: «Хосе Амальфитани», «Unidad Velezana» (оттуда был предшественник нашего героя Эктор Гаудио), «Cruzada Renovadora» и «Circulo El Fortin», представителем которой как раз и был Гамес. Для любого президентского решения требовался консенсус со стороны всех 4 партий. Но после своего избрания в 1996 году он стал главным и в «Circulo El Fortin», поэтому и на ключевые должности в клубе тоже стал ставить людей из своей партии. Отработав свой трехлетний срок до 1999 года, Рауль временно отдал бразды правления клубом Карлосу Муссеаду, чтобы в 2002-м снова победить на выборах.

Он хотел продолжить победную поступь «Велеса», но у клуба снова появились финансовые трудности. Поэтому Рауль ввел строгий финансовый контроль клубного бюджета, заодно сделав ставку на молодых игроков и собственных воспитанников. В 2005 году клуб неожиданно выиграл Клаусуру под руководством тренера Мигеля Анхеля Руссо, а костяком команды были Хонас Гутьеррес (потом долго пылил в «Ньюкасле»), Адриан Сентурион (дважды неудачно пытался заиграть в «Дженоа»), Лукас Кастроман (в начале нулевых мелькал в «Лацио» и «Удинезе») и братья Сарате – Роландо, который в сезоне 1999-2000 даже съездил в аренду в мадридский «Реал», и Мауро, не нуждающийся в представлении.

Чемпионский состав «Велеса» образца 2005 года.

Если в профессиональном плане успехи Рауля Гамеса шли вверх, то в личной жизни все шло крайне плохо: в 2005 году закончился его президентский срок, ему на смену пришел Альваро Балестрини, а позже стало известно о том, что у самого Гамеса огромные долги.

«Для меня «Велес» – это мой крест, который я буду нести по жизни. Семья часто обвиняла меня в том, что клубу я уделяю гораздо больше времени, чем своим родным. Я приезжал в клуб к 8 утра и уезжал не раньше 12 ночи. И за все это время я почти не заработал денег», – признавался Гамес.

Он был вынужден продать свой дом, чтобы расплатиться с кредиторами, а отношения с семьей и друзьями начали ухудшаться. В 2013 году во время прогулки с женой по столичному району Флореста Рауля похитили вооруженные люди, которые затолкали его в темный «Форд Фокус». Уже в машине он получил несколько ударов прикладом автомата – похитители орали «Возвращай деньги, ублюдок! Ты был президентом «Велес Сарсфилд», а значит должен быть миллионером!». Рауль пытался возразить, но ему никто не верил.

Лишь через несколько миль ему представился шанс выскочить из машины и убежать, чем он и воспользовался.

Но Рауль Гамес был в заголовках газет и без похищений. Например, постоянно атаковал президента Ассоциации футбола Аргентины Хулио Грондона, которого постоянно называл «больным властью». Для Гамеса Грондона был аферистом, который работал лишь ради денег от телетрансляций для себя и двух главных команд страны – «Боки» и «Ривера». Часто его «Против» было единственным на голосовании совета Ассоциации футбола Аргентины.

Доставалось и президенту Аргентины: «Маурисио Макри считает, что для развития футбола нужно привлекать крупные корпорации? Я так никогда не сделаю».

В декабре 2014 года «Велес» был вынужден сыграть стыковой матч против «Бока Хуниорс» за право сыграть в Кубке Либертадорес: команды разделили 1-е место в сводной таблице чемпионата с одинаковым количеством очков, но у «Велеса» была лучше разница мячей – именно поэтому формально он и сегодня возглавляет ту таблицу на всех сайтах. «Велес» проиграл 0:1, а Гамес обозвал президента «Боки» Даниэля Анжеличи «мусорным мешком, имеющим власть».

Рауль Гамес с завоеванными трофеями в музее «Велеса».

Когда летом 2014 года Грандона скончался в возрасте 82 лет, многие считали, что на его место должен прийти именно Гамес. Тем более за Рауля был сам Диего Марадона, который был с ним хорошо знаком еще со времен того самого ЧМ-1986 в Мексике. Но сам Гамес видел себя только в любимом клубе и считал, что только «Велес» – его призвание (в подтверждение этому можно привести пример того, как он хотел стать серьезным политиком и был кандидатом в национальные депутаты от левоцентристской партии, но толком никакого успеха в этой отрасли не добился, не получил места в Конгрессе). Несмотря на то, что он с 2005 года официально не был в структуре клуба, Рауль никогда не отдалялся от «Велеса» и по многим принимаемым решениям советовались именно с ним, тем более что в управлении еще оставались несколько членов его партии «Circulo El Fortin».

Даже отдаленное влияние на «Велес» и багаж Гамеса позволял команде бороться за чемпионство и в течение следующих нескольких лет после ухода в 2005 году: так «фортики» выиграли Клаусуру в 2009 и 2011 годах, а когда в сезонах 2012-2013 и 2013-2014 аргентинские функционеры переименовали «Апертуру» и «Клаусуру» в «Инисиаль» и «Финаль», «Велес Сарсфилд» выиграл Инисиаль-2012, а в 2013 получил статус суперчемпиона (его получал победитель матча между чемпионами «Инисиаль» и «Финаль»). Но быть долго вне структуры клуба Гамес не мог, поэтому решил в третий раз баллотироваться на пост президента вместо Мигеля Калельо. В голосовании 2014 года он просто уничтожил своего визави Освальдо Сегаде из фракции «Unidad Velezana», набрав больше 65% голосов. На том голосовании была отмечена рекордная явка избирателей, а журналисты отмечали, что кого бы они ни спрашивали при выходе из зала голосования, каждый отвечал «За Рауля, конечно же!».

«Мне сейчас трудно говорить... Мы не «Барселона» или «Реал», но мы отличный клуб, лучший в этой стране!» – так эмоционально прокомментировал Гамес журналистам свое переизбрание.

Еще одним оппонентом Гамеса, помимо Сегаде, был Чилаверт. После поражения легендарный парагвайский вратарь обвинил Рауля в угрозах в свой адрес:

«Вся его семья: Гастон, Ванеса, Максимилиано и его жена Аналия оскорбляли меня, в том числе и в СМИ. Они называли меня предателем, вором и голодным парагвайцем. Им в этом помогала группа социальных неудачников и алкашей (Чилаверт имеет в виду барра-брава – прим. Амир), угрожавших всем в нашей партии».

А Гамес, в свою очередь, не забывал про старых друзей с трибуны. «В марте 2015 года я заключил договор с нашими барра-брава. Да, я лично знаю их всех, ведь они – дети моих друзей, с кем мы «движили» еще 40 лет назад. Поэтому я могу просто поговорить с ними. Если надо, я просто звоню им и прошу не устраивать беспорядки», – так Рауль объяснял свою особую систему управления клубом, которая позволяла ему сдерживать барра-брава клуба и контролировать их действия с помощью простой беседы за чашкой кофе.

«Мы выделяем автобусы для фанатов и не берем с них ни одного песо за это, поэтому наши фанаты всегда уважают нас. Точно так же же мы предоставляем автобусы и бесплатные билеты и для простых болельщиков клуба. Поймите, у «Велеса» иной стиль боления, чем в остальной Аргентине – наш фанатизм завязан на людях, которые родились в близлежащем к стадиону районе и с детства ходят на матчи команды, зачастую проводя на арене или около нее весь день. Поэтому я никогда не скрывал, что я – выходец из барра-брава. Но мое время было совсем иное, не такое жестокое, нежели сегодня: обычно мы дрались с фанатами других команд 5-10 минут, пока не приезжала полиция и мы не убегали.

А сегодня барра-брава – это бич аргентинского футбола, ведь они тесно связаны с криминалом и спокойно практикуют похищения людей, угрозы, торговлю наркотиками и ношение огнестрельного оружия. А президент страны говорит, что те, кто стоит на террасах – хорошие парни... Это мы были хорошими парнями 50 лет назад, но тогда само общество было совсем другим», – так Гамес прокомментировал слова тогдашнего президента Аргентины Кристины Фернандес де Киршнер.

Третий приход Гамеса в клуб не оказался успешным – во многом из-за того, что методы работы сильно устарели, а он сам не обращал никакого внимания на современные примеры управления футбольным клубом и просто ненавидел технологии. Это порождало непонимание с остальными членами правления. К тому же, склонность к вспышкам гнева, несмотря на уже преклонный возраст, никуда не делась. С другой стороны, Рауль был реалистом и понимал, что единственный реальный способ улучшить финансовое положение «Велеса» и поддерживать его на должном уровне – это продажа талантливых игроков. Но за 3 года правления Гамесом «Велес» так и не взял ни одного титула. Все это привело к тому, что в конце 2017 года работа администрации Гамеса бесславно закончилась, а его партия «Circulo de Fortin» впервые за 21 год не получила ни одного кресла в клубе. Ему на смену пришел Серхио Раписарда из «Cruzada Renovadora», который обещал вложения в трансферы клуба и ставил самые амбициозные задачи для команды.

«Я всю жизнь провел в этом клубе, я болел за него и занимался административными делами. Так как я выходец из барра-брава, то меня знали все, но из-за этого функционеры клуба всегда смотрели на меня с недоверием. Но я всегда был простым парнем, всегда идущим вперед и защищающим все свое до последней капли крови. Управление большим футбольным клубом во многом похоже на управление нашим фанатским баром, и именно этот опыт мне помог в будущем, когда меня избрали президентом «Велеса».

У меня всегда были отличные коллеги в совете директоров, и все мы были очень верны «Велесу». Мы добились многого – выигрывали чемпионат, Кубок Либертадорес и межконтинентальный кубок, а также вытащили клуб из долговой ямы. Мы сделали много других хороших вещей, которые оставляем в наследство любимой команде. Я рад, что у нас все получилось и испытываю огромное уважение к каждому человеку, с кем работал, а также остаюсь навсегда привязанным к цветам нашего клуба», – сказал Гамес напоследок перед уходом из клуба.

Несмотря на то, что в конце своего срока «Пистола» перестал выделять бесплатные билеты для фанатов из объединения «La Pandilla De Liniers», и это вызвало большое недовольство со стороны барра-брава, работу Рауля Гамеса в «Велесе» все равно вспоминают исключительно с теплотой.

«Рауль – это яркая глава в истории нашего клуба. Для нас он настоящий герой и самый преданный фанат «Велеса». После Амальфитани именно он самый важный президент команды», – считает журналист Федерико Новелло, который также является и болельщиком «Велеса». 

«Он был лучшим президентом после Дона Пепе (прозвище Хосе Амальфитани). Если вы хотите настоящий «Велес», то вам нужен Рауль. Никто не осмелится оспаривать тот факт, что Рауль сделал клуб по-настоящему профессиональным, и что он очень хорошо умеет выбирать тренера. Он доказал это не только с Хорхе Солари или Карлосом Бьянки, но и с Марсело Бьелсой или Габриэлем Хайнце, ставшими в последствии большими тренерами», – поделился своими мыслями старый болельщик «Велес Сарсфилд».

«Он был первым и единственным, кто возглавлял барра-брава и стал президентом одного и того же клуба. Причем не просто возглавлял – он был настоящим чемпионом на обеих позициях. Да, он известен как лидер, который был главным на трибуне, но люди его уважают и всегда рады видеть не из-за этого, а потому, что он добрый, честный и уважительный ко всем остальным человек. Он был хозяином фанатского бара, он был главным на трибуне и все наши главные флаги были у него. Если вы спросите барра-брава из любого другого клуба, то вам всегда ответят, что все его безмерно уважают, что бы не происходило между ними в свое время», – говорит барра-брава «Велеса».

Уход Гамеса из клуба тут же сменился скандалом в команде с участием фанатов: в ноябре 2017 года главный тренер «Велеса» Омар Де Фелиппе подал в отставку после домашнего поражения от «Униона» в матче 8-го тура чемпионата Аргентины, после которого клуб опустился на 18-ю строчку в турнирной таблице. Но причиной для такого решения стали не плохие результаты команды, а плевок одного из болельщиков команды: «Покидаю клуб из-за того, что один болельщик плюнул в меня. Не собираюсь терпеть плевка в себя со стороны какого-то идиота, от которого не знаю, чего ждать в следующий раз, поэтому лучше уйду сейчас», – заявил Де Фелиппе.

Не спасло Омара от гнева фанатов даже то, что он был участником войны за Фолклендские острова.

Омар Де Фелиппе – крайний слева.

В общей сложности Рауль Гамес рулил клубом «Велес Сарсфилд» девять лет: с 1996 по 1999 год, с 2002 по 2005 и с 2014 по 2017. Непосредственно под его руководством «фортики» взяли 4 титула: дважды брали Клаусуру (в 1998 и 2005), Межамериканский кубок-1996 и Рекопу Южной Америки-1997. Еще множество трофеев «Велес» взял, когда Гамес не был президентом, но занимал в клубе высокие посты. После ухода из родной команды в 2017-м Гамес заявил, что он принял решение навсегда уйти из большого футбола и больше времени проводить со своей семьей. Но как он собрался абстрагироваться от футбола в целом и «Велеса» в частности, если и его сын, и его внук являются барра-брава клуба?

«Любовь к «Велесу» в семье Гамес передается из поколения в поколение: раньше главным на фанатской трибуне был мой отец, затем я много лет отдал поддержке родной команды, а теперь на заворотную трибуну поднимается мой сын. Наша династия в барра-брава еще не закончилась, так что я жду, когда за «Велес» придет болеть и мой внук», – с гордостью резюмирует Гастон Гамес, сын Рауля. 

Гастон Гамес с сыном.

Хочется верить, что сын и внук Рауля Гамеса окажутся достойной сменой для него, но друзья Рауля говорят, что только наивный дурак поверит в то, что Рауль в 77 лет будет спокойно сидеть на пенсии, а не предпримет еще хотя бы одну попытку победить на выборах президента клуба «Велес Сарсфилд».

P.S. Понравился пост? Тогда ставьте плюсы, пишите комментарии и подписывайтесь на блог «100% фанатский стиль!». Дальше будет еще интереснее!

Также можете прочитать про фаната из Польши со схожей судьбой, который 22 года назад бросил ножом в Баджо, а сегодня стал самым ненавистным человеком в стране.

Ну и как-то совсем незаслуженно вы обделили вниманием другого героя нашей рубрики: бывшего футболиста, в 17 лет завершившего карьеру из-за страшной травмы колена, в 18 ставшим заводящего фанатского сектора, в 20 едва не погибшего в фанатской драке, а в 24 ставшего тренером в Англии.

До новых встреч!

Фото: Gettyimages.ru/Allsport; East News/AP Photo/Sergio Dorantes; globallookpress.com/Juha Tamminen/AFLO, Julietta Ferrario/ZUMAPRESS.com; velez.com.ar; facebook.com/Hay una banda sola ok; commons.wikimedia.org; twitter.com/elfortindevelez

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья