Блог Турецкий гамбит
Трибуна

В сборной США играет глухой волейболист. До того, как взять бронзу на Олимпиаде, он строил мосты

От редакции: вы читаете блог «Турецкий гамбит» с эксклюзивными историями о спорте, которые нередко заслуживают выноса в редакционную ленту и вашего внимания. Поддержите автора подпиской, комментариями и плюсами. 

Вы когда-нибудь задумывались, может ли спортсмен с нарушением слуха успешно выступать в игровых видах спорта?

Познакомьтесь с Дэвидом Смитом, супергероем сборной США по волейболу.

Дэвид играет почти на всех важных турнирах, в 2015-м со сборной он выиграл Кубок мира, а на Олимпиаде-2016 стал бронзовым призером. Да, он почти не слышит установок тренера и подсказок партнеров.

Ниже – его невероятная история.

Уверен, мне принадлежит рекорд по очкам после свистка

Дэвид увлекся волейболом в девятом классе благодаря старшему брату, который серьезно занимался этим видом спорта. В 5 лет он оказался на футбольном поле, после занимался бейсболом, баскетболом и легкой атлетикой. Дэвид рассказывал, что даже если поначалу к нему и относились как к неравному, он быстро доказывал, что с ним стоит считаться. 

Девизом Дэвида стала известная тренерская мантра: “Играй, пока не услышишь свисток”. Так как Смит часто физически не мог слышать рефери, во время игры он никогда не останавливался.

Дэвид рос замкнутым ребенком, ему не нравилось повышенное внимание, которое было неизбежно. Он преодолел чувство стыда и признал, что иногда продолжает играть после свистка. В профессиональной карьере Дэвида бывали такие случаи, но он научился воспринимать их спокойно.

 “Уверен, мне принадлежит своеобразный рекорд по набранным очкам после свистка судьи”, – шутил волейболист в инстаграме.

 

View this post on Instagram

Today is the International Day of Persons with Disabilities so I want to share a bit about my life as a child with a disability. While being born with a hearing impairment was at times difficult, I always felt like it was up to me to make the best of it and not let it hold me back. I think I had a pretty “normal” childhood. I went to public school from 3rd grade on, being in class with all hearing kids, as I was always the only hearing impaired child.  I had speech therapy through 4th grade to help with sounds that I struggled with, mostly softer sounds like s, and sh. In class, I wore a special set of hearing aids that would connect to a microphone the teacher would wear, and I always sat in front of the class so I could lip read better. The biggest thing that set me apart was that I hated school movie days and assemblies, because it was impossible for me to follow along with the dialog. . . Sports, however, were my great equalizer. It was evident to my parents early on that I loved sports and they encouraged me to join a variety of teams. I started soccer when I was 5 yrs old and picked up baseball, basketball, track and eventually volleyball along the way. My teammates may have been a little uneasy about having a hard of hearing kid being on their team, but once I showed I was capable of playing with the best of them, they quickly forgot and treated me like a normal kid. The common coaches mantra of “play until you hear the whistle” became my motto, and since I couldn’t hear the whistle, I never stopped playing. I am sure I have some sort of record for most points scored after the referee blew the whistle. . . I never wanted to be the kid that everyone was staring at, confused as to why he kept playing after the coach or referee clearly blew the whistle to end the play. It was embarrassing and as a shy and introverted kid already, I did not like the extra attention. But the only way that I could keep playing sports that I loved was to push through feelings of shame and accept that sometimes moments like those happen. It still happens sometimes now, where I don’t hear a whistle so I keep playing, but I’ve learned to not let it bother me.

A post shared by David Smith 🇺🇸 (@davidmsmith15) on

 После окончания школы волейболист был задрафтован калифорнийским университетом Ирвайна. Во время обучения Дэвид считал, что игра за университетскую команду – потолок его профессиональной карьеры. После победы в студенческом чемпионате он даже на год уходил из спорта и работал в компании, занимающейся городской застройкой. Но в итоге любовь к волейболу победила, и Дэвид Смит вернулся. Как оказалось, его ждали большие успехи.

Школьные будни: читал учителя по губам, пересматривал лекции с мамой

Дэвид родился с инвалидностью – потерей слуха на 90% и с трех лет пользуется слуховым аппаратом. Он учился в обычной школе, каких сотни в Калифорнии. Учиться было непросто, вот как он описывал школьное время:

“Считаю, что у меня было довольно нормальное детство. Я был единственным ребенком с нарушениями слуха. До 4-го класса мне проводилась логопедия, чтобы помочь со звуками, в основном это были “с” и “ш”.

В классе носил специальный слуховой аппарат, подключающийся к микрофону, который надевал учитель. Я всегда сидел за первой партой перед ним, чтобы лучше читать по губам. От сверстников отличался тем, что ненавидел школьные киносеансы и собрания, потому что не успевал за ходом диалогов.

В школе приходилось стараться больше, чем любому другому ребенку, чтобы просто получить базовые знания. Частый пример, который я привожу: нам включали 30-минутный фильм VHS без субтитров. А после давали тест. Я не мог его решить, потому что не понимал ни слова. Приходилось брать у учителя кассету, и дома мы с мамой садились пересматривать. Мама ставила видео на паузу каждые 10 секунд, объясняла, что произошло, включала еще на 10 секунд, останавливала, и так мы смотрели всю лекцию. На получасовое видео уходило полтора часа.

Я был стеснительным ребенком, не хотел быть тем, кто постоянно поднимает руку и задает вопрос. Но, с другой стороны, что мне еще оставалось делать? Если я хотел оставаться в обычной школе и играть за местные команды, то просто должен был адаптироваться и позволить себе быть “нормальным” ребенком. Мои родители проделали блестящую работу: они не разрешили выдавать мою особенность за оправдание».

“И это не значило, что мне следует учиться в школе только на “отлично” или же непременно быть лучшим игроком команды. Это было про поиск решения, благодаря которому я бы мог продолжать путь”, – вспоминал Смит.

Слуховые аппараты стоят недешево – около двух тысяч долларов за штуку. Срок использования аппарата – примерно три года. Так как спортсмены потеют во время игры, аппараты у них изнашиваются в два раза быстрее. Устройства почти не защищены от попадания воды. Дэвид объяснял: “Когда я тренировался или играл в жарких местах, мне приходилось долго их сушить или регулярно менять батарейки”.

В жизни Дэвида было два момента, когда он почувствовал вибрацию.

Первый раз это случилось во время Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро. Вместе со сборной США он завоевал там бронзовую медаль, а после матча команда отправилась на финал Бразилия – Италия. Чем были ближе решающие очки хозяев, тем больше шума генерировали 10 000 зрителей на легендарной «Маракане».

 «Это было похоже на грозу. Звуки слились в одно», – вспоминает Дэвид.

Аналогичная ситуация произошла в Иране, где в каждом матче крики нескольких тысяч человек переплетаются со звуком труб.

«Держа мяч в руке перед подачей, я почувствовал, как по нему пробежали вибрации. Это было потрясающе», – рассказывает волейболист.

Поддержка главного человека в его жизни – жены Келли

Дэвид и Келли познакомились в Ирвайне. Она бегала за сборную университета и думала о профессиональной карьере. До знакомства с будущим мужем Келли уже знала язык жестов, так как раньше работала в этой сфере, что облегчило их общение. Но, конечно, у этой пары были и трудности:

“Большинство людей, которых я встречаю, никогда не общались с глухим человеком. Когда я познакомился с женой, мы учились тому, как лучше всего общаться. Удобно, что мы оба знаем язык жестов, и я могу читать ее по губам через весь шумный спортзал. Большинство шумных мест ужасны для меня. Диалог как бы смывается морем белого шума. Наверное, трудно объяснить это кому-то, кто никогда не сталкивался с этой проблемой.

Походы в кинотеатр заканчиваются тем, что я ухожу с фильма, не имея представления о сюжете. Шепот или разговоры в темноте бесполезны, а находиться в шумных ресторанах невозможно. Иногда бывает неприятно, что мы не можем общаться как нормальная пара, но мы оба уже поняли – это часть нашей уникальной истории.

Келли звонит за меня , помогает регулировать громкость речи (я часто говорю тихо, потому что боюсь быть слишком громким), и переводит все объявления в аэропортах. У нас порой бывают моменты, когда мы устали от того, что повторяем фразу снова и снова. Но сочетание юмора, терпения и серьезных усилий, как правило, помогает нам.

Иногда мы просто должны принять потерю и двигаться вперед как можно лучше. Я думаю, что мы справились.

Именно с Келли Дэвид в 2008 году перебрался в Германию, где впервые выступал как профи за клуб “Ротенбург”.

Келли решила не продолжать профессиональную карьеру ради мужа. Она бегает для себя, Дэвид часто шутит, что жена тренируется больше, чем он.

 

Дэвид не верил, что поедет на Олимпиаду 

Впервые Смит попал в сборную США в 2009 году. В 2010-м он выиграл Панамериканский кубок, а в 2011-м стал вторым бомбардиром команды. Все шло к поездке на Кубок мира-2011 в Японии, но внезапно планы рухнули. 

В интервью польскому ютуб-каналу Mentalność Mistrza #MentalMastery волейболист поделился историей, изменившей его взгляды на жизнь и на спорт. Даем слово Дэвиду:

“История, которая определенно меня изменила, произошла в 2011 году. Я проводил первый сезон во Франции. Меня вызвали домой в тренировочный лагерь, после которого должны были определиться участники сборной на Кубке мира в Японии. А Кубок мира был первым квалификационным турниром на Олимпиаду.

Эти две недели лагеря были лучшими днями в моей волейбольной жизни, я играл настолько хорошо, насколько могу. Думал, что точно попаду в состав. В последний день кэмпа тренер сказал мне: “Ты отлично проявил себя, но мы тебя не берем”. Я помню, просто ответил: “Окей”. Конечно, я хотел быть частью той команды, но, видимо, так было суждено. 

Через два дня я прилетел обратно во Францию. Моя команда завершила сезон на первом месте. И, примерно в июне, я подумал, что, видимо, не выступлю на Олимпийских играх. 

Но спустя три недели меня включили в состав. 

Сам не понимаю, как это объяснить. Но то, что я был в гармонии с собой, отдал все силы, и осознавал, что ничего не могу изменить, позволило мне просто продолжать тренироваться. Я не беспокоился о месте в сборной. Я просто хотел быть лучшим игроком, насколько могу им быть, быть лучшим тиммейтом, лучшим отцом (тогда у меня родился сын), лучшим мужем, и просто становиться лучшей версией себя каждый день. И я думаю, что эта свобода позволила мне играть спокойно, без волнений, что о тебе подумают люди.

Это был один из тех важных моментов, когда я понял, насколько важно оставаться в гармонии с собой. Важно не позволять окружающим диктовать твои победы и поражения”.

Спустя четыре года Дэвид наденет на шею бронзовую медаль Олимпийских игр. На том турнире он набрал 8 очков, хотя начинал матчи в запасе.

Смит работал в городском строительстве, после завершения карьеры не против вернуться

Следуя примеру старшего брата Роберта, Дэвид ходил не только на тренировки по волейболу, но и изучал машиностроение. Через некоторое время Смит понял, что это не его, и всерьез увлекся городским строительством. Когда он на год покидал волейбол, как раз работал в компании, занимавшейся проектированием и строительством мостов.

«Это было похоже на расстановку больших головоломок, сопоставление отдельных частей со всей загадкой. Мне это очень понравилось, и я до сих пор люблю строить, ремонтировать и делать что-то руками», – признается волейболист.

Меня удивило увлечение Дэвида, захотелось узнать о работе в подробнее, но информации ни на английском, ни на польском в интернете не было. Тогда я написала Дэвиду в инстаграме и попросила его ответить на несколько вопросов. Уже через час он написал, что будет рад ответить.

– Можете рассказать подробнее об этом увлечении?

– Я всегда был хорош в математике, так что было логично изучать в университете инженерное дело, потому что мне действительно нравится решать задачи. Я бы хотел вернуться в городское строительство после завершения карьеры. Прошло много времени с тех пор, как я этим занимался, но уверен, все навыки вернутся довольно быстро.

Сейчас Смит выступает за польскую команду ZAKSA Kedziezyn-Koziе. Месяц назад она играла в четвертьфинале Лиги чемпионов против кузбасского “Кемерово”. Польские гости победили 3:2.

 

– Не так давно вы были в Кемерово. Какие у вас впечатления от России? 

–  Я был в России много раз, и со сборной, и с моими европейскими командами. Мне понравились все поездки. Пока что Кемерово было моим самым холодным городом в России. Не говоря о том, что это был тяжелый выезд.

–  Где вы находитесь в эпоху карантина?

– Я вернулся в Калифорнию. Из-за пандемии большинство общественных мест закрыто, так что сейчас я тренируюсь дома. Стараюсь как можно лучше подготовиться к возвращению, правда, пока не знаю куда – либо в сборную, либо в клуб на следующий сезон.

Смиты уверены, что когда Дэвид завершит карьеру, семья обязательно вернется в США. Но они ни за что не забудут места, в которых оказывались благодаря волейболу. 

Фото: globallookpress.com/Naoki Nishimura/AFLO SPORT; Gettyimages.ru/Matthew Stockman, Elsa

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья