Блог Теннис Online

Спасибо, мама! Спасибо, папа!

Много интересного скрывается за взаимоотношениями детей-спортсменов с их родителями. Какую роль играют родители в формировании теннисного чемпиона? Откуда чемпион черпает силы для покорения вершин? Может быть это внутренняя уверенность, обретенная в детстве? Может быть, это ответственность перед людьми, вложившими огромное количество времени, всю душу и средства в его обучение? Или же только талант играет здесь главную роль? На некоторые из этих вопросов мы попытаемся ответить в сегодняшней заметке.

Безусловно, роль родителей в воспитании любого спортсмена трудно переоценить. На каждом этапе этого долгого пути – от первого дня на корте и до того момента, когда вчерашний юниор уже стоит в одном ряду с профессионалами, – родители чаще всего рядом и готовы помочь.

Пожалуй, одним из самых ярких примеров полной самоотдачи родителя своему чаду можно считать мать Джимми Коннорса Глорию, которая посвятила всю себя карьере сына, научила его играть и оставалась единственным тренером в его жизни (Глория умерла совсем недавно, в 2007 году, ей было 82).

Как правило, именно родители «заражают» ребенка страстью к теннису. Скажем, Ришар Гаске взял в руки ракетку раньше, чем начал ходить. И все благодаря своему отцу – теннисному инструктору Франсису Гаске. Будучи тренером, Франсис не любил играть на глазах у сына – боялся, что тот начнет копировать его манеру игры вместе со всеми ее недостатками. Кроме того, он ограничивал и количество турниров, в которых принимал участие Ришар, чтобы у Ришара не возникло чувства «теннисной пресыщенности». И уж что говорить о Мартине Хингис, игравшей в детстве с теннисными мячами вместо погремушек, в то время как ее мама тренировала других детей, а Мартина сидела рядом в своей коляске.

Если говорить о родителях-мечтателях, то здесь трудно превзойти Ричарда Уильямса, который рассказывал, что, когда увидел, как Вирджиния Рузичи получает чек на солидную сумму после одного из турниров, загорелся идеей воспитать в своей семье теннисистку. Что же, у него это прекрасно получилось, а цифры на чеках с тех пор только растут.

Как и обычные, теннисные родители бывают разными, например, они могут быть жесткими и даже жестокими. Мари Пирс испытала на себе всю силу родительской «любви», ведь ее отцу ничего не стоило подойти и ударить дочку прямо во время тренировки, если по его мнению она делала что-то не так.

Конечно, каждая история взлета уникальна, уникальны и семьи, в которых вырастают чемпионы. Но Алан Сольвэ, один из сотрудников Французской Теннисной Федерации, утверждает, без желания и помощи семьи, без «семейного проекта» успех маловероятен. Есть дети, которые не могут освоиться в теннисных школах, потому что к этому не готовы их родители. Начиная с девятилетнего возраста, ребята играют примерно на пятнадцати турнирах за год, и родители, как правило, путешествуют с ними, а это серьезная трата времени.

Эти слова может подтвердить Эмманюэль Хлиф, мама Ноэ Хлифа (Noe Khlif), одного из лучших игроков Франции в возрасте до 12 лет: «Ноэ тренируется в клубе четыре раза в неделю плюс еще какое-то время в другом месте, причем на дорогу туда и обратно приходится тратить примерно полтора часа. Мне катастрофически не хватает времени – ведь у меня пятеро детей, к тому же и я, и мой муж работаем».

Важнейшим моментом в карьере теннисиста является переход из юниоров в профессионалы. Здесь все меняется – вчерашние лидеры уходят в небытие, а ничем не примечательные в юном возрасте ребята могут вырваться вперед. Пожалуй, именно в это время поддержка родителей важна, как никогда. Финансы – одна из главных проблем в этот период. Если у родителей недостаточно денег на развитие ребенка, они могут привлекать спонсоров. Например, такой путь выбрали отец Марии Шараповой, отправившийся в США в академию Боллетьери с несколькими долларами в кармане или Ана Иванович, подготовку которой в Швейцарии оплатил один меценат.

Патрик Муратоглу, основатель теннисной академии, можно сказать, побил рекорд, приняв к себе на обучение юное американо-финское дарование всего четырех лет отроду по имени Ян Силва (Jan Silva), а заодно и всю его семью, только чтобы не упустить, как считают многие, будущую теннисную звезду. Маркос Багдатис, который был одним из первых, приметивших этого мальчика, утверждает, что недостаточно просто отдать ребенка на обучение в какой-нибудь центр и надеяться на успех. Ведь ребенок, как и взрослый человек, не любит трудностей и старается их всячески избегать. Если у родителей нечемпионский характер, то и ребенок вряд ли сможет стать звездой – считает киприот. Ради карьеры Маркоса его семье также приходилось жертвовать многим. Отец Багдатиса Кристос даже перевез семью из Лимасола в маленькую деревушку, чтобы оградить сына от соблазнов большого города. Но если бы не помощь Теннисной Федерации Кипра и Академии Муратоглу, возможно мы бы не увидели Багдатиса на кортах – для его семьи платить 60 тысяч евро в год в течение пяти лет было чем-то из области фантастики. Вообще, в судьбе Маркоса было много добрых людей – например, семья Бенэм, у котрых он жил, пока находился во Франции. По словам киприота, они относились к нему, как к родному сыну и делили с ним все успехи и неудачи.

Есть примеры, когда не только приятные, но и трагические моменты в жизни спортсмена дают толчок его развитию. Например, смерть матери заставила Жюстин Энен уйти с головой в теннис и своей первый титул на Ролан Гаррос она посвятила именно ей.

Естественно, чтобы лучше ответить на вопросы, поставленные в самом начале, лучше всего узнать подробности у самих родителей теннисистов. В нашем случае это будут Вальтер Бартоли и Эвелин Тсонга.

Вальтер Бартоли: «Марион всегда была требовательной к себе».

Хотя он и не первый отец, ставший тренером своей дочери, Вальтер Бартоли, простой терапевт, смог сотвроить маленькое чудо, воспитав настоящего теннисного профессионала.

– Я всегда предостерегаю людей, которые хотят пуститься в эту авантюру и стать наставниками для своих детей. Речь идет о деле, которое требует участия специалистов и становиться тренером только потому, что это твоя дочь или сын – большая глупость. Занятие это увлекательное и всеохватывающее: тренировки, сеансы с психологом, работа над физическим состоянием, причем это не просто нагрузки для развития мышц и выносливости, а, в первую очередь, предупреждение возникновения травм. Соотвественно, необходимо уметь обеспечить уход за спортсменом в случае каких-либо повреждений и разработать комплекс восстановительных процедур. Не буду хвастаться, но я думаю, что трудно заниматься всем этим сразу, если у вас нет медицинского образования, как у меня. По-моему, та часть, которая связана непосредственно с должностью тренера, самая простая из всех и требует меньше всего знаний. Особенно следует отметить психологическую подготовку, здесь недостаточно отношений «отец-дочь», чтобы решать возникающие проблемы. Нужно уметь бороться с часто возникающими в спорте ощущениями безысходности, отсутствия прогресса, неудовлетворенности результатами. Эти ощущения могут возникать, если изначально план работы спортсмена построен неверно. Поэтому без знаний в области психологии никак не обойтись.

Я думаю, если бы мы знали, сколько трудностей возникнет на нашем с Марион пути, мы ни за что не стали бы связываться с теннисом. Но у нас получилось пройти вместе с ней через все сложности, решая их по мере возникновения, и сейчас уровень доверя друг к другу у нас сильно вырос.

Определяющим моментом в нашей работе был выигрыш титула Чемпиона Франции (15-16 лет) и турнира «Criterium». Причем последний проводится на грунте, который Марион не любит. После этого мы остановились и решили обдумать то, что имели на тот момент. Я спросил ее: «Ты действительно хочешь посвятить себя теннису, уйти из юниоров и стать профессиональной теннисисткой?». Она сказала, что хочет этого. Я понимал, что не смогу одновременно работать и ездить с дочкой на турниры. Денег было не так много, и мы с Марион решили дать себе два года на то, чтобы понять, сможем мы войти в мир тенниса или нет. Я бросил свое дело (отец Марион работал врачом), а она – учебу, и мы начали двигаться вперед к цели. Я считаю, что мы достигли очень многого. Что же касается будущего, то здесь у нас нет никаких планов. Главная в нашей команде – Марион, не нужно об этом забывать. Я постепенно смог дать ей все, что нужно для управления своей карьерой и финансами. В то же время, Марион зависит от меня в том, что касается физической подготовки, без моей помощи она может навредить себе. Я спокоен за ее будущее – она очень амбициозный человек и всегда знает, чего хочет. Среди ее сверстниц было много девочек, которые подавали большие надежды, но благодаря своей воле и решительности она смогла вырасти до высочайшего уровня, а они нет.

Эвелин Тсонга: «Мы знали, что у Жо все получится».

Эвелин с удовольствием рассказала про путь, пройденный ею вместе с сыном. Хоть она и не занималась его тренировками, но без участия мамы карьера Жо наверное никогда бы не сложилась.

– Началось все с того, что мой муж (Дидье Тсонга) обучал детей азам тенниса в маленькой коммуне Фэй в департаменте Сарт. Жо ходил с ним на корты по средам и субботам. Ему было тогда около семи лет, он смотрел на других игроков и сам участвовал в тренировках. Безусловно, основы были заложены в сына мои мужем. Жо обладает удивиельной способностью к подражанию другим, и, кроме того, природной ловкостью, что позволило ему быстро освоить довольно много теннисных приемов. Мы поняли, что у него есть все задатки для успешной спортивной карьеры. У нас было трое детей, и нам с Дидье пришлось делить обязанности. Он тренировал Жо, я привозила его на тренировки (только на дорогу туда и обратно мы тратили в день около трех часов!). Наша старшая дочь постоянно оставалась одна, но мы всегда старались предоставить нашим детям как можно больше свободы. Но жить в таком ритме довольно тяжело и нам, родителям, и ребенку.

Со временем мы стали все больше ощущать нехватку финансов, ведь преподаватели (это основная работа Дидье) получают не так много. Тяжело было брать на себя все расходы: тренировки, переезды, турниры. Часто родители не думают об этом, но финансовая сторона – важная часть тенниса, и нужно это знать. Кроме того, кроме Жо мы должны были обеспечивать еще двоих детей. К нашему счастью, национальный институт спорта и физического развития (INSEP) помог нам и взял часть расходов на себя. Самым трудным моментом для меня было, когда пришлось отпустить Жо в 14 лет в Пуатье на обучение. Не иметь возможности видеть своего ребенка целый месяц – это пытка. Весь первый год его обучения там был для нас и для него очень сложным. Но вскоре ему посчастливилось встретить Патрика Лабази, который смог найти с ним общий язык и немного компенсировать наше отсутствие.

Но определенные трудности приходят и с первыми успехами – нам было довольно трудно перенести моментально возросшую популярность Жо после финала в Австралии. Честно говоря, мы были даже шокированы постоянными звонками, журналистами, которые приходили в наш дом без приглашения. И еще я никогда не забуду, как там же в Австралии меня фактически приперли к стене около тридцати журналистов и начали задавать вопросы, на которые мне приходилось отвечать. Особенно тяжело переживала этот период моя дочь, которая вообще не любит находиться в центре внимания. Сегодня мы очень гордимся за Жо. Я считаю, что задача родителей – развить в детях определенную жизненную философию. Ребенок формируется благодаря родителям и ему очень трудно прогрессировать без их поддержки.

Как отметил Вальтер Бартоли, важным является вопрос психологической подготовки ребенка, в том числе и родителями. Мелани Майар, психолог, помогающая молодым игрокам справляться с трудностями и работающая непосредственно с Теннисной Федерацией Франции, считает, что без помощи родителей невозможно полноценно решать проблемы детей, вовлеченных в спорт.

Мелани Майар: «От занятий нужно получать удовольствие».

- Мелани, в теннис начинают играть очень рано. В чем разница между родителями малышей 4-6 лет и, например, подростков?

– Разница довольно существенная. Я бы сказала, что в младшем возрасте главная задача – это привести ребенка на корт, обеспечить его необходимым оборудованием, подобрать тренера, с которым малышу будет удобно работать. Но, конечно, нужно уделять внимание и психологии – учить не сдаваться, не расстраиваться из-за мелких неудач. Ближе к подростковому возрасту ребенок все больше осознает свою независимость, имеющееся у него право выбора. Если в ранеем детстве, как правило, родители определяют, чем будет заниматься их ребенок, то в возрасте 13-15 лет необходимо прислушиваться к его мнению и ни в коем случае нельзя заставлять его заниматься тем, что ему не нравится, даже если это идет вразрез с вашими желаниями и амбициями. Конечно, любой спорт – это не только радость и веселье, но все-таки занятие теннисом должно приносить ребенку больше удовольствия, а не страданий. Если этот баланс нарушен, то могут начаться проблемы. И здесь как раз и важно внимание и участие родителей. Либо вы работаете в команде со своим ребенком и добиваетесь успеха вместе, либо не работаете, но тогда не нужно от него требовать невозможного.

- Наступает момент, когда приходится отпускать своего ребенка на учебу в какой-либо центр по подготовке, часто в другую страну или даже на другой континент. Вам не кажется, что сейчас этот разрыв происходит в несколько более позднем возрасте, чем раньше?

– Да, таковы реалии сегодняшнего общества. Дети все дольше остаются связанными с родителями, в первую очередь, из-за вопроса финансов. Но также и из-за опасений по поводу своего будущего. Мы все чаще можем видеть на трибунах родителей, которые сопровождают своих детей, даже когда они играют уже во взрослом туре. Я считаю, что авторитет тренера сейчас не так велик, как раньше. Сегодня команда теннисиста – это скорее тренер плюс родители. (Казалось бы, теннис – такая же работа. Ведь к вам в офис не приходят родители, чтобы поболеть за вас во время составления годового отчета? Видимо, родители для спортсменов – это дйствительно что-то очень важное).

- А как быть с неудачами, рано или поздно случающимися в жизни каждого спортсмена? Некоторые могут из-за этого бросить занятия, разочароваться в спорте и так далее...

– Необходимо объяснить ребенку, что неудачи – точно такая же составляющая тенниса, как и победы. Да, кто-то начинает думать о потерянных годах, о загубленном детстве. Но если у вас что-то сложилось плохо – это отличный повод задуматься. Любой неудаче всегда можно найти объяснение, на самом деле именно неудачи дают сильному человеку импульс, желание что-то изменить или улучшить. По моему опыту, такие негативные мысли чаще появляются у девочек, потому что они больше подвержены влиянию окружающих.

Часто я сталкиваюсь с тем, что ребенок, поднявшийся на довольно высокий уровень, становится в тупик, как будто ощущает, что дошел до некоторого предела. Ему сложно сделать важный шаг, ему не хватает уверенности, он боится расстаться с детством и вступить во взрослую жизнь. Именно такие дети чаще всего нуждаются в поддержке родителей.

Занятие спортом – это отличный способ познать самого себя. Чтобы стать чемпионом, необходимо с отличием окончить школу жизни.

По материалам Tennis Magazine (N 405)

Автор
  • RANDAJAD

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья