Реклама 18+
Реклама 18+
Блог На максимальной скорости

Ники Лауда: воспоминания о легенде Формулы 1

В наши дни редко можно встретить настоящих героев, не говоря уже о том, чтобы их можно было назвать друзьями, но Андреас Никлаус Лауда был именно таким человеком.

Конечно, австриец был одним из величайших гонщиков мира, и три чемпионских титула подтверждают это. Но это не все его достижения. Одним из примеров, доказывающих это, было то, как он вернулся в гонки почти с того света через пять с половиной недель после своей тяжелейшей аварии на смертельно опасном Нюрбургринге во время Гран-при Германии 1976 года.

Через несколько дней после того, как он очень критично высказывался об участии в гонке по 14-мильной трассе, он попал именно в такую аварию, которую и предсказывал. Вероятно, из-за отказа подвески его Ferrari дернуло в сторону и машина ударилась о барьер в повороте Bergwerk. После этого с машиной Лауды столкнулись другие гонщики, его шлем слетел с головы, а сам он застрял в кокпите, машина загорелась. Его спасали другие гонщики: Бретт Лангер, Артуро Мерцарио, Гай Эдвардс и Харальд Эртл, а также храбрые маршалы, которые все вместе бросились в огонь и извлекли австрийца из машины. Его лицо было сильно обожжено, он надышался едкого дыма и токсичного порошка огнетушителя. Лауду уже были готовы отправить в последний путь. Но в своем типичном стиле тот лишь ответил ругательствами на такую наглость и не умер в тот день.

Работая со знаменитым физиотерапевтом Вилли Данглом, он встал на ноги, и, к большому удивлению Энцо Феррари, вернулся в кокпит Ferrari в Монце. Жесткий и безжалостный коммендаторе уже нанял Карлоса Ройтемана, чтобы тот заменил австрийца, но Лауда опередил аргентинца в гонке, финишировал четвертым и сохранил надежды на титул чемпиона мира. Это был год великого сражения Лауды с его близким другом, Джеймсом Хантом (впоследствии экранизированного в фильме «Гонка», 2013).

С Джеймсом Хантом и Ронни Петерсеном перед Гран-При Японии 1976.

 

Позже, в том же году, он прибежал в номер Ханта утром перед гонкой в американском Уоткинс-Глене и заявил: «Сегодня я выграю чимпианат мира!» (в оригинале английские слова также искажены, чтобы имитировать произношение – прим. переводчика). И ушел. Хант говорил, что это было невероятно смешно.

В итоге Лауда не выиграл титул в том году. Во время дождя в финальной гонке в Фудзи он просто не мог достаточно хорошо видеть из-за своих повреждений лица на Нюрбургринге, поэтому он в своей манере решил прекратить борьбу в гонке после первого круга (хотя некоторые предполагают, что это был план – сойти в знак протеста против того, в каких условиях проходила гонка).

Они называли его компьютером за рулем, и для него всегда существовало только черное и белое. Но он также был и прагматиком. И азартным человеком.

Лауда начал участвовать в гонках на Mini, затем на одноместных автомобилях Формулы Vee с двигателем Volkswagen, а затем за рулем нелюбимого McNamara в Формуле 3, где он встретил Ханта, и журналиста, покойного Алана Генри, который станет его близким другом…

«Я наблюдал, как этот австриец пытается справиться с неконкурентоспособной машиной, и, если честно, сначала подумал, что он болван», - сказал Генри. «Но через год или около того мы наблюдали, как он обогнал Ронни Петерсона на круг в жару в гонке Формулы-2 в Руане, и поняли, что он, на самом деле, довольно хорош». 

Блондин Петерсон, блистательный «Супершвед», считался самым быстрым гонщиком в то время, переняв эту славу от соотечественника Лауды, Йохена Риндта, единственного чемпиона мира Формулы 1, награжденного посмертно.

Дизайнер March, Робин Херд, вспоминал тесты Формулы 2 в Тракстоне, когда Петерсон выезжал и устанавливал время круга, и Лауда сразу же его перебивал. И так по кругу. «Я подумал: О Боже, у нас проблема!» - рассмеялся Херд. «У нас здесь не одна суперзвезда, а две!»

Лауда начинал свою карьеру в Формуле 1 в March

 

Лауда, однако, также имел аналитический склад ума и мог разобраться в гоночной машине. Это помогало ему на протяжении всей его карьеры.

Вопреки воле деда, с которым он никогда больше не разговаривал, Лауда променял семейное богатство на банковский заем в 35000 фунтов стерлингов и использовал его для покупки места в команде March в Формуле 2 и Формуле 1 в 1971/72 годах. Это была смелая и отчаянная авантюра, которая никогда не должна была сработать, как позже говорил сам Лауда. Но после пилотирования неконкурентоспособной машины в 1972 году он использовал свои деньги, чтобы попасть в увядающую команду BRM на сезон 1973.

Вскоре он засветился, занимая некоторое время третье место в Монако время и лидируя в канадском Гран-При на мокрой трассе. Энцо Феррари заинтересовался им и подписал с Лаудой контракт на 1974 год. Великая команда была не в лучшей форме, и после того, как Лауда впервые попробовал одну из машин, он прямо сказал старику Энцо, что это мусор. Но, работая с конструктором Мауро Форгьери и молодым человеком по имени Лука ди Монтедземоло, который пришел в качестве менеджера команды, он сумел изменить положение дел в Ferrari.

В 1974 году у него все еще наблюдалась импульсивность, из-за которой он потерял шансы на чемпионство – его развернуло на Нюрбургринге. Но он доминировал в 1975 году, уступил Ханту в 1976 году и снова выиграл чемпионат в 1977 году.

Тогда он обыграл Ройтемана, победив в Южной Африке. Но его радость от победы на машине, которая наехала на обломки и ехала без масла и воды в течение последних 10 кругов, полностью испарилась на подиуме, когда ему сообщили о смерти Тома Прайса.

А позже ему задавал вопросы журналист, которого он узнал. «Я знаю тебя, не так ли?» - спросил он. «Я так не думаю», - ответил журналист. Но Лауда-компьютер пробежался по своей памяти, и вспомнил безжалостность человека во время первой после своей аварии пресс-конференции. Именно тогда люди впервые увидели изуродованное лицо Лауды, которое он всегда являл миру впоследствии. «Я помню», - сказал Лауда. «Ты тот парень, который спросил меня, что моя жена думает о моем уродстве». Подняв свой недавно завоеванный трофей, он направил его на негодяя и сказал: «Ну, ты можешь засунуть его в свою задницу».

В этом был весь Лауда. Прямой и резкий. Так же прямо он отвечал, если его спрашивали, что он думает о каком-нибудь гонщике. Британец, например, выразится аккуратно и обтекаемо. Лауда же выложит всю правду, а затем скажет: «Ну, вы же спросили меня, что я думаю».

Лауда проехал лишь несколько кругов во время уик-энда ГП Канады 1979, прежде чем он объявил о своем уходе.

 

В конце 1979 года он был за рулем прекрасной Brabham BT49 с двигателем Cosworth на трассе Иль Нотр-Дам в Канаде во время тренировки перед Гран При, когда ему вдруг пришло в голову, что он больше не хочет ездить по кругу. Он разыскал владельца команды Берни Экклстоуна и сказал, что уходит из гонок. К тому времени, когда паддок понял, что за рулем машины уже сидел аргентинский гонщик Риккардо Зунино, Лауда был в самолете на пути домой.

У Ники была новая цель - он создал собственную авиакомпанию Lauda Air и бросил себе новый вызов. Но когда босс McLaren Рон Деннис, с которым он выиграл серию BMW ProCar, проходившую во время Гран-при в 1979 году, названивал ему весь сезон 1981 года, Лауда начал понимать, что он все еще болен гонками. Он поверил в McLaren и решил вернуться. В его контракте говорилось, что после первых трех гонок его результаты оценят, чтобы понять, стоит ли продолжать, но в этом не было необходимости. Он выиграл третий этап в Лонг-Бич, в Калифорнии. Чемпион вернулся.

После того, как в конце 1983 года Деннис и технический партнер Джон Барнард пришли в ярость, когда Лауда за спиной у всех договорился с Marlboro, чтобы поставить на машину новый турбированный двигатель Porsche, спонсируемый TAG, он смог обыграть товарища по команде, Алена Проста, на пол-очка в борьбе за титул 1984 года. Но, будучи прагматиком, он знал, что француз намного быстрее в квалификации и будет еще быстрее в гонках в 1985 году. Так и случилось, но Лауда смог одержать последнюю из своих 24 побед в Голландии. Он одержал такую же победу над Простом, как и его приятель, Джеймс Хант, там же девять лет назад.

Лауда вернулся в Ф1 с McLaren и выиграл еще один титул в 1984.

 

После своего второго ухода из гонок Лауда сосредоточился на своем авиационном бизнесе, но позже вернулся в качестве консультанта с Ferrari и Jaguar. Но именно в роли неисполнительного директора команды Mercedes, начиная с 2010 года, он добился наибольшего успеха, тесно сотрудничая с боссом команды, Тото Вольффом. Вначале это были сложные отношения - по сообщениям, Вольф штрафовал его каждый раз, когда австриец использовал слово «я» вместо «мы» - но впоследствии эти отношения превратились в одни из самых сенсационных в истории. Никто больше не выигрывал чемпионат мира после начал новой турбоэры в 2014 году. И в этом году Льюис Хэмилтон и Валттери Боттас продолжают задавать темп.

Ни одна другая история о Ники Лауде не дает лучшего представления о том, каким человеком он был, чем катастрофа 26 мая 1991 года, когда потерпел крушение самолет Lauda Air 004, летевший из Бангкока в Австрию. Двигатель самолета Боинг 767 внезапно изменил направление тяги на обратное. Все 213 пассажиров и 10 членов экипажа на борту погибли. «Если я совершу ошибку за рулем и погибну в гоночной машине, мне не повезет. Это будет моя ошибка. Но люди, которые летают моей авиакомпанией, справедливо ожидают безопасный перелет», - сказал Лауда.

Он обратился к компании Боинг, угрожая, что, если они не сделают полного заявления о причине инцидента, он сам пролетит на 767-ом над Сиэтлом и продемонстрирует, что, в конце концов, включение обратной тяги в полете было небезопасно. К тому времени, когда он вернулся в свой отель, Боинг капитулировал.

Но так же ничто не иллюстрирует его безумное чувство юмора, чем его реакция, когда ему сообщили, что книга статистики гонок, по иронии судьбы, не зафиксировала старта Лауды в Гран-При Германии 1976 года. Ведь после первого старта Ники попал в аварию, и именно второй старт стал официальным и отменил первый. «Так что же случилось с моим ухом?» - спросил он на фоне всеобщего смеха.

Сорок лет спустя ответ был найден. Он и его близкий друг, Карл-Хайнц Циммерманн, бывший личный шеф-повар Берни Экклстоуна, отправились на Нюрбургринг, в поворот Bergwerk. «Вы Ники Лауда!» - воскликнул стоявший рядом фанат. «Я знаю», - ответил Лауда. «Но что Вы здесь делаете?» - спросил фанат. «Я ищу свое ухо…» - непринужденно ответил Лауда. В этот момент Лауда нырнул вниз, взял что-то и поднес к голове. Это было свиное ухо, которое Циммерманн только что уронил туда...

Лауда помог сделать из Mercedes команду-победителя

 

Когда такой человек уходит, мы обычно говорим, что таких людей, как он, больше не будет. Но в случае с Ники Лаудой это жестокая реальность. Он был уникален, как и его история.

Но, как и другие великие люди, которые оставили этот мир, этот великий воин будет жить вечно в наших сердцах и наших воспоминаниях. И точно так же, как шрамы, которые он пронес через года с гордостью, смирением и достоинством, так и записи, которые останутся в книгах рекордов и в летописи автоспорта, никогда не померкнут.

Это перевод статьи Дэвида Трэмейна на сайте Formula1.com

Фото: Formula1.com

Автор
  • gd92

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+