Блог Разговоры о

Андрей Канчельскис: «Мог и вовсе завязать с большим футболом. Я ведь был в одном шаге от Карабаха!»

После успешного ЧЕ-2008 российские футболисты, завоевав бронзовые медали континентального первенства, массово отправились покорять родину большого футбола — Англию. Язык, культура, традиции… Все эти барьеры стали непроходимым препятствием на пути лучшей эмиграционной волны в новейшей российской истории. Оказавшись в чужой среде, никто из той четверки (Аршавин, Жирков, Павлюченко и Билялетдинов) так и не стал по-настоящему своим для топ-клубов АПЛ. В отличие от нашего героя — Андрея Канчельскиса. В своих мемуарах россиянина добрым словом вспоминал легенда «МЮ» Дэвид Бэкхем, перед ним публично извинялся сэр Алекс Фергюсон, а британские рокеры из Status Quo использовали его имя при записи неофициального гимна клуба — Сome on you Reds. Об этом и многом другом — в большом интервью экс-хавбека «Манчестер Юнайтед», «Глазго Рейнджерс» и «Фиорентины» Андрея Канчельскиса.

Игровая и тренерская карьера Андрея Канчельскиса богата на яркие события. Пожалуй, он является лучшим российским легионером, во всяком случае по громкости имён клубов, за которые выступал уж точно. Мы разделили это весьма атмосферное и информативное интервью на два тайма плюс дополнительное время, чтобы подробно рассказать о жизни выдающегося спортсмена.

1-й тайм, в котором Андрей Канчельскис рассказывает:

  • почему частный бизнес обходит стороной российский футбол
  • как бизнесмен Александр Мамут разочаровался в «Торпедо»
  • что такое студенческий футбол в России
  • о религиозности в Узбекистане
  • о том, как коронавирус изменил современный футбол
  • об армейской подготовке в киевском «Динамо» и риске отправиться в Карабах
  • о мифах про Лобановского и «Динамо» Киев
  • о «Волге» и других подарках донецкого «Шахтера»

Школа в Марокко, студенческий футбол

— В одном из интервью вы говорили, что хотели бы открыть футбольную школу в Марокко и реализуете идею создания спортивной академии в России. Не отказались ли еще от своих предпринимательских планов?

— С Марокко все было на уровне разговоров, тем и закончилось. Что же касается академии, в будущем действительно хотелось бы сделать проект, нацеленный на развитие детско-юношеского футбола в России.

Однако для таких целей нужно основательно подходить к процессу — искать правильных единомышленников, хороших спонсоров, инвесторов… Времени на это сейчас, к сожалению, не хватает. Что уж там говорить, если мне порой даже в Москву слетать некогда!

— Касательно открытия академии, чего России не хватает для полноценного развития детско-юношеского футбола?

— С развалом СССР целая система, идеи, традиции ушли в небытие. Я родился в Советском Союзе, стал профессиональным спортсменом незадолго до распада государства. Все лучшее, что было у нас в футболе, забрали все, кому не лень — итальянцы, немцы… А то дерьмо, с которым столкнулась страна, так и продолжаем расхлебывать до сих пор.

В 90-е годы в российский футбол пришло столько дилетантов и проходимцев, что последствия их нахождения во власти мы ощущаем до сих пор. Ну как может общаться условный пятиборец с теми же футболистами? Все почему-то поголовно пошли в Премьер-лигу: борцы, легкоатлеты… Я вот не видел ни одного футболиста, который бы тренировал боксеров! Спрашивается, что же им всем было нужно?

Все предельно просто — этих дельцов интересовали только деньги. Однако всему когда-то должен наступить предел. Нельзя же все время ходить по кругу и вешать лапшу людям на уши! Наверняка в руководстве клубов РПЛ, да и попечительском совете РФС до сих пор сидят люди, которые были с теми нуворишами в одной доле…

 

— Получается, не зря Юрий Семин говорил, что на должности спортивного директора «Локомотива» последнее время работал «бывший агроном» (прим. Андрей Лосюк)?

— Ну так был же в «Спартаке» одно время на должности генерального директора переводчик (прим. Роман Асхабадзе — с 2013 по 2015 год). Cейчас клубом Премьер-лиги может руководить даже шофер! В российском футболе это абсолютно неудивительно.

— Почему же при таком положении дел частный бизнес не спасает российский футбол?

— Бизнесмены понимают, что ничего хорошего их там не ждет — в РПЛ ловить нечего! В настоящее время российский футбол — убыточный продукт. Только за время проведения ЧМ-2018 у нас обанкротились 11 профессиональных клубов. А сколько еще закроются в ближайшее время!                                    

Еще многие боятся столкнуться с интересами бюджетных спонсоров, которые не захотят так просто расставаться со столь лакомым куском. Для борьбы с подобной тенденцией я бы предложил ввести в российском футболе льготы для частного бизнеса, чтобы привлечь внимание неравнодушных предпринимателей.

С распадом СССР столько времени было потрачено впустую! Система, просуществовавшая более 70 лет так просто никуда не исчезнет. Так что в обозримом будущем бюджетное финансирование точно никуда не денется.

— Были ли примеры неудачного вкладывания средств в российский футбол у вас в карьере?

— Да, когда работал главным тренером «Торпедо-ЗИЛ». В конце нулевых команду приобрел известный бизнесмен Александр Мамут. Богатый, надежный инвестор, любящий футбол, хотел возрождать клуб из той ямы, в которую угодила команда к концу нулевых.

Он активно помогал торпедовским ветеранам, налаживал связи с болельщиками… Однако когда понял, с какими жуликами столкнулся — сразу покинул клуб и наотрез отказался от дальнейшего финансирования.

В то время команда занимала второе место в лиге и претендовала на прямое повышение в классе. Вместо этого в первый дивизион вышел «Факел», оказавшийся по итогам чемпионата лишь на шестой строчке.

Это же настоящий беспредел! Кто-то просто занес кому нужно хорошие деньги. Братва, знакомства, связи — как это обычно бывает у нас. Вот Мамут и подумал: «А зачем вообще мне все это нужно?!»

Пока спортивная справедливость не будет главенствовать в российском футболе, никакой бизнесмен не захочет вкладывать туда ни копейки собственных средств. Сейчас же никто с уверенностью не может сказать, где будут ваши деньги через год или два после заключения сделки.

— Известно, что вы работали главным тренером сборной Национальной студенческой футбольной лиги (НСФЛ). Поделитесь впечатлениями от ее игры.

— Да я и сейчас являюсь тренером студенческой сборной. Это очень самобытная и по-настоящему классная команда! В ее исполнении я видел настоящий искрометный футбол, несмотря на нехватку мастерства у большинства игроков,

Эта команда всегда была мотивирована до предела и билась до конца в каждом матче. В сравнении с той же студенческой сборной матчи с участием клубов ПФЛ выглядят откровенной пародией на футбол.

— Какие задачи поставили перед вами в сборной НСФЛ?

— Мы хотели выйти на международный уровень, но без солидного спонсора сделать это будет очень сложно. Тем не менее я верю в светлое будущее студенческого футбола. Обратите внимание, сколько учащихся ВУЗов в него играет по всему миру! Надеюсь, что с годами студенческий футбол обретет серьезные деньги,  начнет серьезно прогрессировать и у нас в России.

Узбекистан: жара и религиозность

— Сейчас в Москве (прим. на момент интервью - начало июня) страшная жара, из-за чего можно представить, насколько ужасен в эти дни зной в Узбекистане. Как там спасаются в столь экстремальных условиях?

— Днем обычно дома сидят, а на улице стараются чаще проводить время в тени. Вообще в это время года в Узбекистане не рекомендуют гулять, ведь долгое нахождение под палящим солнцем на такой жаре становится опасным для здоровья.

Именно поэтому жизнь там по-настоящему закипает только к вечеру. Из-за всего этого приходится проводить тренировки в позднее время суток, что довольно непривычно для среднестатистического европейца.

— Вы пережидаете жару в квартире, или где-то еще?

— Нет, живу на базе «Навбахора». В Узбекистане нет никого из моих родных и близких. Не вижу смысла проводить время в квартире одному.

— Что можете сказать о проживании на базе?

— Там есть все необходимое для комфортного существования. Рядом с ней столовая и поле. А еще есть бассейн.

— Как долго привыкали к жизни в таких условиях?

— Для меня все это не в новинку.

— ???

— Столкнулся с подобным, когда играл в Саудовской Аравии за «Аль-Хиляль». Там все «просыпается» ближе к девяти вечера.

— Насколько же аравийские реалии отличаются от узбекских?

— По образу жизни это практически одинаковые страны. Единственное, цивилизация в Саудовской Аравии все-таки несколько лучше, нежели в Узбекистане.

— А в чем их сходство?

— Обе страны — преимущественно мусульманские с прочными религиозными традициями.

—  Наверное, там очень строго относятся к соблюдению постов…

— По-разному бывает. Любопытный факт, что некоторые жители выставляют соблюдение постов напоказ, а по сути дела — не только не выполняют их, но и вообще порой грешат. Среди православных такие люди тоже встречаются.

—  Получается, что исключительная религиозность исламских жителей – миф?

— Не сказал бы. Если говорить о Саудовской Аравии, то в ней мусульманские традиции соблюдает больше половины населения. Там же Мекка, в которую исламисты обязаны хотя бы раз в жизни совершить паломничество. В свою очередь, у 90% граждан Узбекистана есть обычай каждую пятницу ходить перед обедом на молитву.

— Соблюдается ли все это в «Навбахоре»?

— Конечно. Я и сам неоднократно видел массовые молитвы во время карантина, когда был закрыт с футболистами на базе.

Коронавирус, «Навбахор»

— За возобновленными чемпионатами следите?

— Естественно.

— Как вам Бундеслига после рестарта?

— Без болельщиков восприятие и уровень европейского футбола существенно снижается. Даже с 10% зрителей на трибунах смотреть матчи гораздо увлекательнее, нежели в условиях пустых стадионов.

Что же касается непосредственно самой игры, то с момента возобновления Бундеслиги исход большинства матчей в большей степени стало решать индивидуальное мастерство отдельных игроков.

— В России большой резонанс вызвало решение руководства Премьер-лиги сохранить на трибунах 10% фанатской аудитории. Планировалось ли подобное в Узбекистане?

— Это даже не обсуждалось. Играть при пустых трибунах было решено сразу.

— Ваше отношение к этому…

— Сейчас в Узбекистане не такой уж и большой процент заболеваемости коронавирусом. Ситуация с пандемией, на мой взгляд, резко преувеличена. На сегодняшний день COVID-19 видится многим причиной каждой смерти, что выглядит в целом довольно абсурдно. Складывается впечатление, что вся эта паника кому-то явно выгодна. Поэтому думаю, второй круг уже будет играться со зрителями.

— Какова сейчас ситуация с ограничениями Узбекистане?

— Карантин там уже закончился. Скоро начнут открываться кафе, рестораны, магазины бытовой техники и все такое. Вот-вот возобновится чемпионат Узбекистана (прим. на момент интервью — начало июня).

— Где были более жесткие требования к соблюдению правил самоизоляции — в Узбекистане или в России?

— Первое. В Узбекистане с ограничениями с самого начала пандемии было очень строго. Штраф взимали даже за отсутствие маски. Появление же на улице людей без особой необходимости после 21:00 приводило к задержанию полицией. В соблюдении порядка узбеки — настоящие молодцы.

— Оказывается ли со стороны властей помощь гражданам Узбекистана, которые попали в трудную ситуацию из-за пандемии?

— Конечно. Президент распорядился, чтобы после отмены карантина всем жителям страны выплатили зарплату. Данная мера призвана поддержать местных людей, оказавшихся в тяжелых обстоятельствах.

В условиях пандемии это очень важно. Подобным решением президент показал себя очень грамотным руководителем. Для сравнения, в России в этот же период всех просто закрыли по домам без всяких средств к существованию.

— Что можете сказать об изменениях в тренировочном процессе вашей команды в условиях пандемии? 

— Их практически не было, разве что во время поста мы постепенно снижали нагрузки. В таких условиях интенсивный тренировочный процесс всегда дает обратный эффект. Вспомните хотя бы Саудовскую Аравию, которая после поста приехала на чемпионат мира в России и в первом же матче действовала откровенно пассивно. Из-за этого арабы разгромно уступили команде Станислава Черчесова (0:5 — прим. редакции).

— На какую дату назначен рестарт первенства?

— 13 июня, а уже на следующий день мой «Навбахор» сыграет с «Насафом» (прим. на момент интервью — начало июня).

— Не боитесь высокого уровня травмированности игроков после столь долгого перерыва?

— Определенные риски в футболе всегда присутствуют. Однако пока у меня нет особых поводов для паники. Сейчас все мои футболисты живы-здоровы (прим. стучит по дереву). Посмотрим, как будет дальше складываться ситуация.

— Какие факторы могут повлиять на «Навбахор» после возобновления чемпионата?

— В первую очередь — отсутствие на трибунах болельщиков. Подобная ситуация негативным образом отразится на всех командах чемпионата без исключения, в том числе — «Навбахоре». Клуб ощутимо потеряет в финансовом плане. Наша команда ведь существует исключительно за счет бюджетных средств и денег, отданных поклонниками за билеты.

Да и в плане поддержки клубу будет очень не хватать преданных фанатов, ведь у «Навбахора» самая широкая аудитория болельщиков во всем Узбекистане. На местный стадион регулярно приходят по 25 тысяч человек. Во многом именно из-за такой популярности футбола в ферганской долине посещаемость футбольных матчей узбекистанского первенства поддерживается на должном уровне. 

— А как же непростые погодные условия?

— Это не менее важный фактор. После возобновления чемпионата клуб элементарно может не выдержать того самого невыносимого узбекского зноя. В июле в стране играть становится абсолютно невозможно. Поэтому в знойное время года в местном первенстве объявляется перерыв.

Однако из-за недавней приостановки чемпионат наверняка продолжится, несмотря ни на какие погодные условия. Затягивать и без того столь длительную паузу нет никакого смысла. Так что единственный способ играть в полную силу под палящим солнцем — широкий спектр замен.

Служба в армии

— Как вы решили перейти в киевское «Динамо»?

— У меня на руках были предложения от «Днепра» и «Динамо». В то время в Кировограде, который сейчас называется Кропивницкий, играло множество талантливых футболистов — Владимир Веремеев, Вадим Евтушенко, Валерий Поркуян, участвовавший еще в 1966 году на Чемпионате мира в Англии…

Компанию им составляли Николай Латыш, который в дальнейшем выступал за московское «Динамо» и работал в ЦСКА с Валерием Газзаевым. Брат Веремеева в итоге и убедил меня выбрать киевское «Динамо».

— А как же служба в армии?

— Когда переехал в столицу, первым же делом меня отправили в местную часть. Там три месяца оттрубил от звонка до звонка, носил портянки, подшивал воротнички…  Прочувствовал на себе, что такое «Рота, подъем!»

Собирать и разбирать автомат Калашникова для меня было, как семечки щелкать. Благо, что этому меня учили еще в интернате. Также бегали марш-броски, стреляли, бросали гранаты.

— Дедовщина была?

— Конечно. Дрались, получали наряды вне очереди… Чуть дашь слабину — идешь чистить унитазы. Было такое, что народ и стреляться хотел, и вешаться даже. Все зависит от того, как себя зарекомендуешь. Важно уметь постоять за слабого, показать другим их место. Тогда и отношение к тебе будет соответствующим. В этом плане армия — хорошая школа жизни!

— Это была регулярная часть?

— Да. Я ведь вообще был в одном шаге от Карабаха!

— Расскажите поподробнее…

— Наша часть относилась к органам МВД. Нас хотели уже отсылать в горячую точку, выдали полный комплект экипировки. Шлемы, дубинки — все, как положено... Мы вовсю тренировались, нас учили разгонять демонстрантов.

Внезапно раздался звонок, меня вызвали в Киев по поводу перевода в другую часть. В то время там находилась воинская ставка, куда в последствии каждый месяц приходил получать зарплату. Ну а потом уже полтора года жил в общежитии, тренировался и выступал за дублирующий состав «Динамо».

— Присягу принимали?

— Можно сказать, ее и не было в общепринятом понимании этого слова. Все это работало по схеме «пришел — ушел». Да и как по-другому можно было поступить с профессиональными футболистами, игроками сборной СССР? Литовченко и Протасов присягу приняли и уехали себе спокойно, делов-то. Никто же в здравом уме не собирался их в часть насильно отправлять!

— Какая зарплата была тогда в дубле «Динамо» Киев?

— Получал стабильно 250 рублей в месяц. В советское время это считалось шикарными деньгами. Грех жаловаться, если моя мать, для сравнения, получала всего 120…

Лобановский, игровые упражнения, кроссы

— А как обстояли дела с зарплатой в «Динамо» при Лобановском?

— У Валерия Васильевича, Царство ему Небесное, с деньгами особо не забалуешь. В то время в «Динамо» никакого карт-бланша молодым игрокам не давали. О квартирах, машинах, контрактах оставалось только мечтать. Например, Алексей Михайличенко только через четыре года смог заработать себе на жилье в Киеве.

Василич грамотно выстраивал отношения с футболистами, знал к ним подход, не баловал молодежь. Поэтому он и смог воспитать звезд советского футбола — Игоря Беланова, Александра Заварова или Олега Кузнецова. А потом в конце 90-х открыл миру Андрея Шевченко, Каху Каладзе и Сергея Реброва. Это дорогого стоит!

— В киевском «Динамо» вы играли под руководством Валерия Лобановского, от тяжелых тренировок которого многие стонали. В чем видите его уникальность, как великого специалиста?

— Лобановский изначально брал в команду здоровых, физически сильных футболистов и выжимал из них максимум возможностей. И не надо здесь придумывать, что футболисты принимали какие-то таблетки, кололи запрещенные вещества… За два года я и близко ничего подобного не видел.

Приведу пример Ивана Яремчука. В то время он играл в закарпатье, в обычной сельской команде. Валерий Васильевич пригласил его в команду, посмотрел игрока в деле, обучил и оставил в «Динамо».

Тот же Василий Рац на тренировках бегал побыстрее того же Рууда Гуллита. Про Игоря Беланова и говорить нечего — он первым в СССР получил Золотой Мяч, приз лучшему футболисту Европы!

За счет физического здоровья команда уничтожала прессингом соперников, сохраняла высокие скорости на протяжении всего матча. Методика Лобановского была донельзя простой. Если ты хорошо готов функционально, то обязательно будешь играть — вот и все секреты.

Эта тактика работала на все сто — достаточно взглянуть на многочисленные советские и международные кубки, выигранные при Василиче. Подобных достижений «Динамо» и близко не достигало ни при одном другом специалисте!

— А касательно игровых упражнений, что бы вы отметили у Лобановского?

— Весь тренировочный процесс у него был отточен до автоматизма. В основном футболисты отрабатывали любимое тактическое построение Лобановского — схему 4-4-2.

Это означало, что все комбинации сводились к фланговой игре латералей, стремительным передачам и навесами в штрафную в расчете на подключения рослых центрфорвардов. Особое внимание также уделялось и розыгрышам стандартных положений.

Именно благодаря усиленной работе с мячом и физического состоянию игроков в 75 году киевлянам удалось победить «Баварию» по сумме двух матчей (прим. 3:0 и 1:0) в финале Суперкубка Европы. А ведь тогда за мюнхенский клуб выступали легенды мирового футбола — Герд Мюллер, Франц Беккенбауэр…

Спустя всего десять лет после знаковой победы «Динамо» и вовсе не оставило шансов еще одному европейскому гранду — мадридскому «Атлетико», победив испанцев в решающем матче со счетом 3:0. Таких результатов способны достичь лишь великие!

И это с учетом того, что в середине 80-х советских футболистов в Европе особенно никто не любил. Например, на мексиканском ЧМ в 1/8 финала против бельгийцев шведский судья (прим. Фредрик Фредрикссон) откровенно убил советскую команду, засчитав два гола из явных офсайдов.

Тем не менее, двумя годами позже на ЧЕ-1988 все те же парни из «Динамо» на групповой стадии загнали в угол Англию 3:1, а уже в полуфинале и саму Италию — 2:0! Именно методики Лобановского во многом обеспечили тогда сборной СССР серебряные медали.

— Кроссы в «Динамо» бегали больше, чем в любых других командах?

— Все команды бегают на тренировках. «Динамо» — не исключение. Однако процесс подготовки состоял не только из кроссов. Когда выступал в Италии за «Фиорентину» мы и штанги таскали небольшого веса, и прыгали.

Основные физические нагрузки приходятся именно на предсезонную подготовку. Сейчас говорят о какой-то там особой европейской модели тренировок, мол, вся подготовка к чемпионатам идет исключительно через мяч… Причем заявляют об этом те, кто никогда и не был за пределами России! Какой мяч? Набивной, если только (прим. смеется)?

В той же Англии нагрузок во время сезона вообще нет, все тренировки носят восстановительный характер. А как еще, если, например, в Премьер-лиге мы играли вообще через день?

Поэтому основной фундамент в европейских командах закладывался именно на сборах из совокупности различных упражнений — так было и в Киеве.

«Шахтер» Донецк

— Оглядываясь назад, не считаете ли вы уход из киевского «Динамо» поспешным решением?

— Валерий Васильевич не хотел меня отпускать в «Шахтер». Мы с ним много разговаривали на этот счет. Он меня упрекал: «Ну куда ты едешь? Они (прим. «Шахтер») до сих пор на паршивеньком «Икарусе» ездят на матчи». Дело в том, что незадолго до этого разговора «Динамо» подарили дорогой итальянский автобус за 5 миллионов рублей.

Честно говоря, я может быть и остался бы в команде тогда. Тем не менее, многие футболисты, с которыми я часто общался на тот момент, уже покинули клуб.

У нас в дубле, например, в то время играл Виктор Онопко, который вскоре ушел в «Шахтер». Юрий Никифоров тоже решил не оставаться и перебрался в Одессу — в местный «Черноморец».

Тогда мы жили в общаге по несколько человек в комнате, без полноценного питания… В Донецке же предложили двухкомнатную квартиру, автомобиль «Газ-2104». Сами понимаете, какие тогда соблазны в голове возникли.

Тем более дончане сделали мне такое финансовое предложение, на которое в Киеве никогда бы не решились, имея дело с 20-летним юнцом. Лобановский был категорически против раздутых «молодежных» контрактов.

Ну и самое главное — в Донецке я мог рассчитывать на место в стартовом составе. Поэтому взвесив все «за» и «против», все же принял решение перейти в «Шахтер».

— Сейчас «Шахтер» — один из сильнейших клубов восточной Европы (прим. участник полуфинала Лиги Европы-2019/20). А что он представлял собой в начале 90-х?

— В то время дончане считались кубковой командой. «Шахтер» был одним из рекордсменов по количеству выигранных трофеев в Советском Союзе (прим. 4-кратные обладатели Кубка, столько же раз выходили в финал).

Во внутреннем же первенстве команда была крепким середняком по сравнению с тем же киевским «Динамо». 4-5-7-е места были для горняков потолком.

Тот клуб по уровню организации не мог сравниться с нынешним «Шахтером». Однако и в начале 90-х у команды несомненно было свое лицо, прослеживался узнаваемый игровой стиль.

У нас был оптимальный сплав молодости и опыта. В то время в Донецке играли крепкие профессионалы — Щербаков, Погодин, Ковтун, Корниец…

В историческом последнем сезоне чемпионата СССР мы долгое время шли вровень с будущими победителями первенства — ЦСКА. После этого многие разъехались по Европе — Щербаков уехал в Португалию, а я отправился покорять Англию.

— Вы уже упоминали ранее о выгодном финансовом предложении «Шахтера». По сравнению с «Динамо» насколько сильно разнились цифры?

— В «Шахтере» я получал тысячу рублей в месяц плюс бонус в виде «Волги». Официальная рыночная цена автомобиля тогда варьировалась в районе 16,5 тысяч.

Позднее мы продали ее аж за 100! В 90-е годы с этой суммой ты считался настоящим миллионером. Для сравнения, в «Манчестере» я зарабатывал не сильно больше. Разница была максимум в 100 рублей. 

— Сейчас Михайличенко (прим. более 18 лет в тренерской структуре «Динамо») можно в какой-то степени считать преемником Лобановского (прим. на момент интервью — все еще главный тренер киевского клуба)?

— Василич — уникальный человек. Его методики пытались внедрить тренеры по всей Европе: от Капелло до Анчелотти. Но даже у признанных мастеров ничего не вышло.

Михайличенко, конечно, почерпнул от мэтра какие-то тактические нюансы, но полностью повторить его стиль работы невозможно. Лобановский — единственный в своем роде!

Продолжение интервью Андрея Канчельскиса читайте в ближайшие дни.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья