android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог Душевная кухня

Из Молдавии в серию А. Как это вообще возможно?

Денис Романцов поговорил с Артуром Ионицэ

Десять лет назад Артур Ионицэ дебютировал в заводской команде «Искра-Сталь», а в 2014-м очутился в «Вероне» и с тех пор забил в серии А девять мячей – хотя он опорный полузащитник и из-за разных травм пропустил почти год. Прошлой весной Ионицэ отдал голевую передачу Федерико Вивиани в игре с «Ювентусом», а летом переехал в Кальяри, где я и поймал его между двумя домашними матчами – с «Сассуоло» и «Кьево».

Тренировочный комплекс «Кальяри» находится в пятнадцати километрах от центра города. Приехав туда пятничным вечером, я застал на одном из двух полей тренировку команды шестнадцатилетних игроков «Кальяри». Их тренирует, вы не поверите, славный бомбардир из Гондураса Давид Суасо, за которого десять лет назад рубились «Милан» и «Интер». Ионицэ встретил меня в кафе рядом с бассейном, окруженном пальмами – где любят фотографироваться новички «Кальяри». 

– Когда мне было девять лет, отец – его зовут Георге – подарил мне на Рождество мои первые бутсы, черные с зеленой эмблемой Lotto, – вспоминает Артур. – По меркам конца девяностых, они считались дорогими, стоили сто лей – по сегодняшнему курсу это четыре – пять евро. Вы не представляете, как я был рад тем бутсам. В школе кишиневского «Зимбру» мы тогда тренировались на земле, а играли по воскресеньям на гаревых полях. Тем не менее, те бутсы я не убил, они до сих пор у меня, хотя и прошло восемнадцать лет.

Отец мой работает дальнобойщиком. Уезжает на два дня, потом несколько дней отдыхает – и по-новой. Он очень любит футбол, играл за команду своего родного города, что в восьмидесяти километрах от Кишинева, но в Молдавии наступили тяжелые времена, у него было много братьев и сестер, и его отец сказал ему: «Нужно больше помогать семье. Тебе нельзя дальше играть в футбол». После этого папа пошел учиться и работать.

- Зарплата, которую вам предложили в «Зимбру», тоже была недостаточной для того, чтобы помогать семье?

– Да. В семнадцать лет я сыграл за основу «Зимбру» пару матчей. Когда мне исполнилось восемнадцать, клуб предложил профессиональный контракт, но я не остался в команде. Как всегда, иностранцам платили большие зарплаты, а мне как воспитаннику предложили совсем маленькую. Мне позвонил тренер Влад Гоян, у которого я играл в юниорской сборной Молдавии, и пригласил в команду «Искра-Сталь» из города Рыбница. Я решил, что это хорошая возможность прогрессировать и поменял команду, хотя боялся этого шага – не знал, как все выйдет на новом месте. Рыбница – это небольшой город в Приднестровье, он очень сильно отличается от Кишинева. В Рыбнице я в основном тренировался, ужинал и сидел в гостинице, на прогулку выбирался от силы на десять – пятнадцать минут. Хорошо еще, что после игр на день отпускали в Кишинев.

Зато в футболе все получилось отлично – у Влада Гояна я полтора года играл в стартовом составе, мы заняли третье место, пробились в еврокубки, я добился приглашения во взрослую сборную Молдавии. Дебютный матч за нее я провел в Кишиневе против Швейцарии, и в тот день на меня обратили внимание скауты «Аарау». К сожалению, через два с половиной года после моего отъезда в Швейцарию команда «Искра-Сталь» закрылась из-за проблем на металлургическом заводе.

- Как происходил ваш переход в «Аарау»?

– В сборной было много травмированных, поэтому Иваныч Добровольский дал мне шанс. Так сложилось, что «Аарау» нужен был нападающий, и они взяли Сергея Алексеева из тираспольского «Шерифа». А заодно решили прихватить молодого перспективного игрока, чтобы Алексееву в новом чемпионате и языковой среде было проще осваиваться. Мы с Сергеем подписали контракты на три года, поселились в одной квартире, гуляли и кушали вместе, но так получилось, что он через несколько месяцев покинул Швейцарию и уехал в «Закарпатье», и я остался в Аарау один. В первый год мне было очень сложно: я безумно скучал по дому, потом одна за другой пошли травмы. Было дело: повредил колено, пропустил месяц, потом потренировался три – четыре дня, и меня снова ударили в то же колено.

Я попал в психологическую яму: все-таки мне было девятнадцать лет, появились даже мысли вернуться в Молдавию и попроситься назад к Владу Гояну, но, когда я приехал на пару дней к родителям и поделился своими планами с папой, он мне сказал: «Соберись. Вернуться ты всегда успеешь, а вот уехать отсюда второй раз будет куда сложнее. Не сдавайся». После этого я залечил свои травмы, хорошо провел предсезонку, освоил местные языки, заиграл в основе «Аарау», мы вышли в швейцарскую суперлигу, и меня позвали в «Верону».

- Вы ведь не единственный из того «Аарау», кто попал в топ-чемпионаты?

– Да, правого защитника Сильвена Видмера купил «Удинезе», наш вратарь Джоэл Малл перешел этим летом в «Дармштадт», ну а албанский полузащитник Шкельзен Гаши поиграл с «Базелем» в Лиге чемпионов, а с прошлого года выступает за американский «Колорадо Рэпидс».

- Когда вас заметила «Верона»?

– Уже в ноябре – декабре 2013-го они приезжали на мои игры и так вышло, что в январе – за полгода до конца своего контракта с «Аарау» – я подписал контракт с «Вероной». До переезда в Италию я всегда играл центрального полузащитника. Это уже в «Вероне» – в зависимости от соперника – меня начали ставить то левее, то правее, то под нападающими. Та же история и сейчас в «Кальяри» – в недавней игре с «Ювентусом» тренер Растелли, исходя из характеристик туринских защитников, поставил меня на левый фланг.

- Первый сбор с «Вероной» отличался от того, как вы раньше готовились к сезону?

– О да, гораздо тяжелее были и силовая работа в тренажерном зале, и пробежки. Наверно, первые дни в «Вероне» были бы совсем мучительными, если бы я не подготовился к ним заранее – дома, в Кишиневе, я начал тренироваться за две недели до старта итальянской предсезонки.

- На вашей позиции в «Вероне» летом 2014-го было семь человек. Как на вас влияла такая конкуренция?

– А мне сразу объяснили: «Ты приходишь из маленькой команды «Аарау», о которой многие в Италии даже не слышали. Подписав тебя, мы ничем не рискуем, потому что ты пришел по свободному трансферу. Если плохо проведешь предсезонку или не понадобишься тренеру, просто отдадим тебя в аренду». Но в итоге я здорово отработал летом и через несколько недель после старта чемпионата закрепился в стартовом составе. В первых турах травмировался исландец Эмиль Хадльвредссон, тренер «Вероны» Андреа Мандорлини выпустил меня на замену в гостевом матче с «Торино» и через две минуты я забил победный мяч.

- А в следующей игре с «Дженоа» – гол + пас. Как это удалось, учитывая, что вы играли в центре поля?

– Это от сумасшедшего желания не упустить шанс, который мне дали. В итоге этим супержеланием я себе же и навредил. После десяти – двенадцати игр в основе «Вероны» я физически сдулся, стало побаливать в разных местах, но я не хотел останавливаться и ничего не говорил доктору – боялся, что меня уберут из состава и я туда уже не вернусь. Это привело к тому, что я серьезно травмировался и три месяца не играл – только из-за того, что был дураком.

- Как команда отреагировала на ваш первый гол?

– И игроки, и тренеры поздравили в раздевалке – все-таки это не только для меня было огромным событием, те три очка были очень важны для «Вероны» и позволили нам подняться на третье место. В ресторан команду я в честь первого гола не приглашал – в Италии это не принято. Здесь другой обычай: все новички приносят на первую тренировку маленькие десерты.

- Одним из ваших партнеров по «Вероне» был Лука Тони.

– В предыдущем чемпионате он забил двадцать мячей, хотя ему уже было тридцать шесть, выдал с Итурбе и Ромуло сумасшедший сезон, сделав «Верону» главным открытием серии А. Тони – великий футболист и человек. Открытый, отзывчивый, позитивный. Вместе с бразильцем Маркесом Лука был главным приколистом в команде. Тони начинал сезон в паре с Хавьером Савиолой, скромным, тихим парнем (в этом он был похож на мексиканца Рафаэля Маркеса, который в том сезоне тоже играл за «Верону» – Маркес не бросался словами и говорил правильные слова в нужное время, таким и должен быть лидер). Савиола показывал очень высокий класс на тренировках, но в серии А не заиграл – все-таки итальянский футбол сильно отличается от испанского, где Хавьер играл за «Реал» с «Барселоной», и у него не получилось перестроиться.

- В первом итальянском сезоне было так же трудно, как после переезда из Молдавии в Швейцарию?

– В Вероне работает мой двоюродный брат, который живет там со всей семьей уже много лет. Так что я избежал тех проблем, что были в первый год в Швейцарии, сразу адаптировался и очень полюбил Верону, иногда даже скучаю по ней. Играя у Андреа Мандорлини, я чувствовал себя ребенком, который начинает познавать футбол. И тактика, и тренировки полностью, на сто процентов отличались от того, с чем я сталкивался дома и в Аарау. Правда, в моем втором сезоне в Италии мы с «Вероной» боролись за выживание, Мандорлини злился, вел себя очень эмоционально. Это был очень тяжелый год.

- Почему в «Вероне» не заиграл Георгий Чантурия, в юности выступавший в молодежке «Барселоны»?

– Он провел с нами только предсезонку-2014, но, видимо, Мандорлини решил, что в команде есть форварды сильнее, и Чантурия уехал в румынский ЧФР.

- Почему «Верона» вылетела в прошлом году?

– Самое обидное – мы играли-то неплохо, создавали много моментов, но с голами было тяжко. Когда вместо Мандорлини пришел Луиджи Дель Нери, мы выиграли пару матчей – даже дерби у «Кьево», но потом опять началось невезение. В «Вероне» очень горячие болельщики, в том неудачном сезоне они часто приходили на тренировки команды и обзывали нас – причем каждому игроку придумывали отдельное ругательство: в этом тоже есть своя эстетика. Одному итальянскому игроку «Вероны» поздно вечером поцарапали машину, другому – бросили петарду в дом (со мной такого, к счастью, не происходило). Для итальянских болельщиков такое поведение нормально, но в то же время, когда ты выходишь на поле, фанаты «Вероны» поддерживают тебя как никто в Италии: их трибуна одна из самых красивых в стране.

- В «Кальяри» не было проблем с болельщиками?

– Пока нет. Все-таки в прошлом сезоне мы выступили очень хорошо, остановились в одном очке от десятого места, хотя команда только-только вернулась из серии В. Так же и в этом году: наша задача – побыстрее обеспечить себе место в серии А. Я, кстати, сразу согласился, когда прошлым летом меня позвали в «Кальяри». Так получилось, что я два года подряд отдыхал на Сардинии – правда, не в Кальяри, а в Порто-Черво, а тут появилась возможность поселиться на Сардинии. Как можно было отказаться? Например, этим летом я покинул остров всего на пару дней, а так весь отпуск провел здесь, на море. В Сардинии столько красивых мест! Что увидеть их все, нужны годы и годы.

- Бывает, что после тренировки вы идете загорать на пляж?

– После 15 августа, когда мы сыграли первый матч сезона, на Кубок с «Палермо», я уже не загорал. Есть время только погулять возле моря. В основном большую часть дня я провожу в тренировочном центре «Кальяри». Например, сегодня у нас тренировка в три часа. Уже в двенадцать я был здесь: подготовился, покушал, отдохнул в комнате, потренировался, а сейчас уже половина седьмого. Полчаса займет дорога домой. Поужинаю, погуляю и день закончится. Так что загорать некогда.

- Чем вас удивил сорокалетний президент «Кальяри» Томмазо Джулини?

– Он за четыре месяца построил команде новый стадион, «Арену Сардиния», где мы играем пока строится еще один стадион, большой и современный. Джулини любит «Кальяри» и инвестирует в клуб очень большие деньги.

- В центре обороны «Кальяри» в прошлом сезоне играл Бруну Алвеш, уехавший этим летом в шотландский «Рейнджерс». Чем он вас впечатлил?

– Безумно энергичный человек. В тридцать пять лет он и в зале, и на поле тренировался так страстно, будто он юниор, которому нужно что-то доказывать тренеру. Он каждый день был супермотивирован: бегал как сумасшедший, прыгал в подкаты – иногда чересчур жесткие для тренировок. Он был отличным примером для молодых игроков «Кальяри» – как и его напарник в центре защиты Фабио Пизакане.

Ему предложили сдать матч за 50 тысяч евро. История Фабио Пизакане

Фабио тяжело болел, пережил много травм, начинал с самых низших лиг, но его характер таков, что он не мог остановиться, продолжал двигаться вперед и в тридцать лет дебютировал в серии А. Вообще молодым игрокам полезно находиться в «Кальяри». Наш тренер Массимо Растелли одержим постоянным прогрессом и помогает развиваться каждому игроку, даже запасному – я думаю, у него такой потенциал, что он может в будущем тренировать какой-то топ-клуб.

- В прошлом сезоне в заявку «Кальяри» попадал защитник Илья Брюхов из Донецка, приехавший в Италию по редкому виду на жительство – беженца от войны.

– У него, по-моему, даже не было контракта с первой командой. Выдерживать уровень «Кальяри» ему было очень тяжело, поэтому он и ушел.

- Самый тяжелый момент в «Кальяри»?

– Год назад я сломал правую малоберцовую кость на девяностой минуте матча с «Болоньей». Это очень серьезно: после того перелома я не играл пять месяцев. Врачи говорили, что провести девяносто минут я смогу только в конце февраля, но уже в середине месяца я отыграл весь матч против «Сампдории» (и даже отдал голевой пас Исле). Первые четыре – пять игр после травмы была большая боязнь за ногу, психологически было трудно, но потом я набрал форму и получилось забить два мяча «Палермо».

- Против кого вам труднее всего играть в серии А?

– Лукас Биглия! В нашей игре с «Лацио» я ни разу не отобрал у него мяч. Он так интеллигентно и грамотно играл, что я постоянно оставался в пролете. Даже когда думал, что вот-вот сыграю на опережение, он аккуратно забирал мяч себе. Конечно, Раджа Наингголан тоже очень крут, но с ним было не так трудно, как с Биглией.

- Несколько лет назад вы говорили, что не считаете себя талантливым игроком. Почему?

– Я и на четвертый год в серии А не поменял свое мнение. Все, чего я добился – это от огромного желания доказать, что даже игрок из Молдавии может попасть в топ-лигу, а не от врожденного таланта. Я никогда не забываю, с чего я начинал – в «Зимбру» и рыбницкой «Искре» хватало разных сложностей, но они меня не остановили. Как не остановил меня ни трудный первый год в «Аарау», ни несколько серьезных травм в Италии.

В «Искре» я получал пятьсот – шестьсот долларов, но это не имело значения – для меня было важнее, что я регулярно играл. У меня и в Швейцарии не было большой зарплаты, но я понимал, что это отличное место для шага вперед, и много вкалывал. Я не чувствую себя талантливым, я просто работяга – но тут в Италии очень уважают и любят таких, как я.

PS. Постер Артура Ионицэ из клубного журнала «Кальяри» (да и весь журнал, ладно уж) получит 3000-й подписчик этого блога

«Ходили на вечеринки с сыном Каддафи. Он нас угощал». Серия А изнутри

«Говорят, наш защитник продал в сезоне 15 матчей». Итальянский футбол изнутри

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы