Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Критика спортивного разума

Меритократический миф: проблема несправедливости в российском футболе

Разместить пост до ЧМ у меня не получилось, но, надеюсь, и в пылу борьбы национальных сборных текст найдет читателя. Этот текст вырос на исследовании моего ученика из Лицея и посвящен очень важной проблеме в нашем спорте, связывающей детский и профессиональный футбол. Идейный источник - книга Малкольма Гладуэлла «Гении и аутсайдеры», но исполнение – оригинальное. Текст впервые опубликован на IQ.HSE (научно-образовательный портал Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Наука в Вышке и не только. Человеческим языком).

***

«Справедливость — это первая добродетель общественных институтов […] Законы и институты, как бы они ни были эффективны и успешно устроены, должны быть реформированы или ликвидированы, если они несправедливы». Джон Ролз. «Теория справедливости».

 

Профессиональный спорт зачастую представляется одной из немногих сфер, в которой реализуется принцип меритократии: вне зависимости от происхождения или связей, успеха добиваются наиболее талантливые спортсмены. Меритократический миф, тем не менее, во многом обусловлен тем, что спорт не так часто оказывается в фокусе внимания социальных и гуманитарных наук. В этой колонке демонстрируется, как нерефлексивное отношение к организации детского спорта и оценке эффективности работы детских тренеров в России приводит к возникновению несправедливости в футболе взрослом. Эта несправедливость заключается в том, что в российском профессиональном футболе «водолеи» и «рыбы» оказываются более востребованными, чем «скорпионы» и «стрельцы». Но виноваты в этом совсем не звезды.

Диаграмма 1.

Диаграмма 1 представляет данные о месяцах рождения всех российских футболистов, принимавших участие в розыгрышах Чемпионата России по футболу (РФПЛ) с 2004 года. Бросается в глаза не только тот факт, что среди игроков действительно очень много январских, февральских и мартовских именинников, но и то, насколько неумолимо снижается количество футболистов, рожденных по ходу календарного года. Наиболее вероятная реакция на эти цифры – предположение о соответствующем распределении рождаемости в нашей стране по месяцам. Если в течение года рождаемость снижается, то должно снижаться и количество профессиональных футболистов. Это объяснение, однако, неудовлетворительно.   

Диаграмма 2.

Диаграмма 2 отражает статистику рождаемости по месяцам за 1970–2000 гг. В первые три месяца года действительно рождается больше детей, чем в последние три, в первом полугодии – больше, чем во втором. Однако эта диаграмма разительно отличается от предыдущей. Так, с одной стороны, в феврале, одном из наиболее «футбольных» месяцев, рождается чуть ли не наименьшее число детей. С другой стороны, май, июнь и июль, месяцы-лидеры по рождаемости, не слишком благоволят будущим футболистам. Другое объяснение наблюдаемого феномена можно дать с помощью двух концепций – «эффекта относительного возраста» и «эффекта Матфея».

Первая концепция была предложена в середине 1980-х годов канадским психологом Роджером Барнсли. Рассматривая программку с составом молодежной хоккейной команды, он обратил внимание на подозрительно большое количество молодых спортсменов, рожденных в январе. Затем, собрав затем данные о североамериканских профессиональных хоккеистах, он обнаружил, что наиболее часто встречающимися месяцами рождения оказались январь, февраль и март. Барнсли объяснил полученные данные следующим образом: дети сильно отличаются друг от друга даже при небольшой разнице в возрасте. Поэтому между детьми одной возрастной группы (точнее, одного «периода отбора» – календарного или учебного года, спортивного сезона) возникает существенная разница в «успеваемости» в силу того, что некоторые из них родились раньше. Это легче понять на примере. В команду 2010 года футбольной школы попали два ребенка – родившиеся 1 января и 31 декабря. Хотя оба они родились в один год и будут тренироваться и играть в одной команде, первый фактически на год старше второго. В среднем, он более развит, а потому окажется более успешным и востребованным, чем его более «молодой» одноклубник.

Эффект относительного возраста объясняет несправедливое отношение к «поздним» детям в юношеском спорте, но почему это важно для профессионального спорта, в частности, футбола? Предположим, разница между 7-ми и 8-ми летними «спортсменами» бросится нам в глаза. Однако разница между 27-ми и 28-ми летними футболистами, скорее всего, будет практически незаметной. Здесь необходимо обратиться ко второй концепции, «эффекту Матфея». Она была концептуализирована американским социологом Робертом Мертоном в 1970-х годах. Он заметил, что степень признания и востребованность научных работ во многом зависят от «накопленной» известности ученого: «[…] [И]бо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Мф. 25:29). Этот эффект, как показала дальнейшая разработка, проявляется в совершенно разных областях, от спорта и науки до глобальной экономики. Он заключается в неравномерном распределении преимуществ, при котором тот, кто уже обладал некоторым превосходством, использует его для еще большего улучшения своей позиции, а изначально «обделенный» – со временем оказывается во всё худшем положении.

Как эти две концепции объясняют первую диаграмму? Для того чтобы гарантировать положительный результат, детские тренеры чаще всего выбирают наиболее «развитых» игроков в границах одной возрастной категории, т.е. ориентированы на тех, кто оказывается чуть старше других. В среднем, это именно родившиеся в январе, феврале и марте. Иными словами, детские тренеры склонны смешивать «развитость» и «талантливость». Чуть более взрослые игроки привлекают большее внимание, получают большее игровое время, наслаждаются большим доверием тренеров. У них больше шансов получить приглашение в лучшие спортивные школы, где нагрузки, количество и качество тренировок, а также квалификация тренеров на порядок выше.

«Да, мы можем выстроить правильную подготовку юных футболистов, не форсируя результат, но… Мы живем и работаем в определенной системе, по ее законам. И пока в российском детском футболе ситуация такова, что критерии оценки работы тренера сильно зависят от результата, который показывает его команда». Дмитрий Никитин, начальник отделения футбола академии «Росич».

Срабатывает самоисполняющееся пророчество: некоторое ошибочное представление («старшие» дети более талантливы) корректирует поведение, что воплощает изначальную ошибку в реальность (родившиеся в начале года чаще становятся профессионалами). Проблема заключается в том, что «младшие» игроки необоснованно лишаются внимания и возможностей для развития. Кто знает, сколько талантливых игроков, в итоге, не получило достаточного внимания, чтобы иметь возможность громко заявить о себе?

Это влияние хорошо просматривается не только на уровне всех игроков РФПЛ, но и на уровне молодежных сборных России, где комплектование подчинено возрастному цензу. Так, среди игроков молодежных сборных России до 17 (Диаграмма 3) и до 19 (Диаграмма 4) лет, вызываемых в состав с 2009 года, намного больше футболистов, родившихся в январе, феврале и марте, чем в октябре, ноябре и декабре.

Диаграмма 3.

 Диаграмма 4.

Вероятно, в наибольшей степени проблематичность указанного перекоса ощущается, если мы посмотрим на распределение по месяцам рождения игроков основной сборной России по футболу. Эффект относительного возраста и эффект Матфея объясняют неравномерное распределение количества профессиональных футболистов в зависимости от месяца рождения, но никакой «реальной» талантливости футболиста в зависимости от месяца рождения не существует. Если мы согласимся, что главная сборная – это коллектив наиболее талантливых футболистов страны, то обнаруженная зависимость на уровне сборной не должна просматриваться. Иными словами, месяц рождения – значительно обуславливает возможность «входа» в профессию, но не гарантирует успешность профессионала. Это подтверждается анализом дат рождения всех привлекаемых в главную сборную страны игроков за последние 15 лет (Диаграмма 5).

Диаграмма 5.

 «Моего ведущего игрока Игоря Струнина в 12-летнем возрасте выгнали из школы “Буревестник”. Как можно в 12 лет выгнать такого парня? Он очень хороший, просто изумительно играет. Но не нашлось места, и я понимаю почему. Потому что тренеру нужен результат: взяли большого, сильного физически парня, это расхожая история». Василий Уткин.

Тесно связанные между собой, эффект относительного возраста и эффект Матфея, приводят к возникновению очевидной несправедливости в доступе к профессии: родившиеся в начале года имеют бо́льшие шансы стать профессиональными футболистами. Исследование  выявляет важную проблему в развитии футбола в нашей стране, заключающуюся в том, что тренеры, ориентируясь на сиюминутный результат, уделяют больше внимания физически и психически более развитым, просто в силу возраста, юниорам. Соответственно, талантливые игроки, родившиеся в конце календарного года, находятся в менее комфортных для развития условиях, в результате чего их шансы на становление профессиональными футболистами значительно уменьшаются. Такая простая и, казалось бы, беспроблемная вещь, как дизайн детских соревнований, наряду с оценкой эффективности тренерской деятельности по результатам выступления детских команд, приводит к поразительно несправедливому распределению возможностей в профессиональном футболе.

 

Авторы: преподаватель Факультета гуманитарных наук Алексей Плешков и выпускник Лицея ВШЭ Никита Семенов.

IQ.HSE: научно-образовательный портал Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Наука в Вышке и не только. Человеческим языком.

 Текст на сайте

 ***

Если Вам понравился этот материал, пожалуйста, поставьте плюс, подпишитесь на блог и расскажите друзьям. И буду очень рад узнать Ваше мнение в комментариях!

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+