Русский дом
Блог
Фото

Трын-трава

Наудачу его предложение – билет на женский хоккей на траве – и мои намерения на него попасть через 10 минут торгов сошлись на приемлемой цене. В качестве бонуса Лу выдал небольшой ликбез о природе олимпийской спекуляции.

– Все просто. Нам в университете раздали бесплатные билеты, это ознакомительная программа. Куратор сказал, кто хочет, может идти, а может продать, но часть денег отдать ему. Мы здесь катаемся по вечерам, продаем по 300 юаней, ему даем по 50. У нас все хотят на баскетбол попасть, а туда мало билетов.

Несмотря на разумный запрет спекуляции в Пекине, за нашей сделкой улыбаясь наблюдали несколько полицейских, а Лу охотно согласился сфотографироваться с уликами в руках на месте преступления.

Попасть на игру было интересно по трем причинам – во-первых, был полуфинал, во-вторых, играли китаянки с немками, в-третьих, в голове вертелась знаменитая фраза Фаины Раневской, одну из составляющих которой – балет на льду – я уже как-то видел и хотел закрыть коллекцию.

Хоккейный стадион действительно припрятали в спортивном парке в самый дальний угол. До него нужно было сначала ехать на специальном олимпийском метро, потом толкаться в специальном олимпийском автобусе, а потом еще километр пилить вдоль забора. Правда, в транспорте время шло быстро – на встроенных мониторах показывали баскетбол со сборной Китая.

«Зеленая арена», один из восьми олимпийских объектов, которые после игр разберут и забудут, оказалась абсолютно утилитарным сооружением, начисто лишенным каких-либо архитектурных изысков. Четыре трибуны, четыре мачты, две железные сетки за воротами, трава и табло – больше ничего.

Сектор, в который я попал с легкой руки Лу, действительно занимали «социальные» болельщики. Рядом со мной развалились в креслах 2 маленькие девочки, снимавшие все происходившее на мобильники, сзади настойчиво жевала поп-корн старушка с китайским флагом. Хоккей их занимал ровно столько же, сколько немцы на соседней трибуне и большая красная луна на небе. У китайцев на Олимпиаде есть одно большое развлечение – фотографироваться с иностранцами. Меня дергали первые 10 минут игры, а немцев поочередно щелкали весь матч.

Хоккей на траве оказался чуть более интересным, чем недавний софтбол, но также скорее унылым, чем захватывающим видом. Судья-информатор громко разъяснял правила игры на трех языках, зрители зевали. Пару раз случилось самое интересное игровое предложение – так называемый угловой штрафной. Несколько игроков одевали большие пластиковые маски и выстраивались в воротах, их в упор расстреливали трое-четверо соперниц, а остальные сочувственно на это смотрели.

Пока немки забивали, а китаянки отыгрывались, я внимательнее наблюдал за тем, как китайцы болеют за своих. Предположения подтвердились – поддержка получалась с трудом. Кто-то безумно прыгал, кто-то просто орал без умолку – каждый в меру своей эмоциональности. Руководить процессом пытались волонтеры, кооперировавшие свои действия по рации, но тоже получалось жидко.

Уныло протолкавшись на поле 2 получасовых тайма, китаянки украсили финал встречи победным мячом и кругом почета, немки ожидаемо разрыдались, а я радостно вздохнул и отправился доживать вечер в «Русский дом».

На берегу Цяньхая ожидаемо продолжалась довольно однообразная светская жизнь. Вечер спонтанно посвятили медали Ларисы Ильченко. Миниатюрная девятнадцатилетняя девушка по очереди тонула в объятиях Гедиминаса Таранды, Михаила Куснировича и Алексея Кортнева, слушала поздравления Александра Карелина, затем спела по бумажке гимн и уехала отдыхать. Гости ели и пили, на сцене веселился неугомонные Валерий Сюткин, Алексей Кортнев и подъехавшие на подмогу братья Кристовские.

Я уже пятый день наблюдал за жуирующим бомондом и чемпионскими радостями, но в этот вечер почему-то думал только о том, как была права Фаина Раневская, вспомнив хоккей, и как жаль, что она ничего не говорила о русских вечеринках за границей.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья