Блог Рижский Динамит

Сказ о том, как сборная Латвии в своем первом турнире участвовала (часть вторая)

«Рижский Динамит» продолжает урок истории Латвийского хоккея второй частью рассказа (первая часть - здесьо поездке сборной Латвии в Берлин на свой первый международный турнир - чемпионат Европы 1932 года (оригинал статьи - в блоге автора).

Девять Европейских наций

Чемпионат Европы (уже 14-ый) проходил в Берлине, столице в то время еще демократической Германии, с 14 по 20 марта. Турнир собрал девять стран: Австрию, Чехословакию, Францию, Латвию, Великобританию, Румынию, Швейцарию, Германию и Швецию.

Это был последний в истории хоккея чемпионат Европы, проведенный отдельно от чемпионата мира или турнира зимней Олимпиады. Тогда (в 1932 году) Олимпиада и чемпионат мира уже прошли с 4 по 13 февраля в Лейк-Плэсиде (США). Поездка в Северную Америку многим Европейским сборным была не по карману, в результате в Олимпиаде от Европы приняли участие только две сборные — Германии и Польши. Вместе с США и Канадой, Олимпийский хоккейный турнир собрал четыре сборные, и стал наименьшим по числу представленных команд хоккейный турниром за всю историю Олимпийских Игр. Именно поэтому проведение отдельного чемпионата Европы было логичным решением.

Как будто вышли из леса

В Берлине хоккеисты сборной Латвии вышли на крытый искусственный лед арены Der Berliner Sportpalast (открыта в 1910 году), что само по себе было событием. До этого момента, да и в течение многих лет после этого, в Латвии не было ни искусственного льда, ни крыш над площадками. Позднее защитник сборной Индрикис Рейнбахс рассказывал, что Латвийская сборная ощущала себя «как будто вошли в лес», хотя более подходящим здесь было бы другое сравнение — «как будто вышли из леса»...

«Что до того, что многие все еще держали хоккейную клюшку как в бенди (одной рукой), и ни у кого не было настоящих хоккейных коньков… На самом деле, никто и не знал, что таковые вообще существуют. Когда латыши впервые вышли на искусственное ледовое покрытие, всех удивил невиданный доселе метод разгона — на кончиках прямых коньков для бенди!» - писали исследователи Латвийского спорта А.Шмитс и В.Чика («Sporta Latvija» («Спортивная Латвия»), 1955).

Первая игра против Чехословакии. 0:7

Латвийская сборная начинала чемпионат в группе «Б», куда наши были отправлены вместе со сборными Чехословакии и Франции. Спортивный обозреватель журнала «Pēdējā Brīdī», так же, как это происходит и в наши дни, жаловался на сложность группы: «В этот раз для Латвии спортивная жеребьевка оказался не счастливой, потому что соперники по подгруппе — Чехословакия и Франция — сильнейшие участники турнира и наиболее серьезные кандидаты на первое место» (15 марта 1932 года). Прогноз, к слову, не сбылся — Чехословакия на этом турнире заняла пятое место, а Франция — шестое.

Первая игра прошла 15 марта против сборной Чехословакии. Уже в то время это государство являлось одной из наиболее прогрессивных Европейских хоккейных стран. Будучи частью Австро-Венгерской империи, Богемия вступила в международную федерацию LIHG уже в 1908 году — в год основания этой организации. Чехословакия подтвердила свой уровень, завоевав бронзу на первом Олимпийском турнире в 1920 году. Выше расположились только североамериканцы — сборные Канады и США. Чехословакия так же являлась многократным чемпионом Европы (в 1922, 1925, 1929 годах, а до этого (как Богемия) — в 1911, 1912 и 1914 годах).

«Крещение огнем» для Латвийской сборной прошло в виде основательного и «сухого» поражения. Впрочем, в то время катастрофы в этом событии не увидели, так как в то время «сухие» поражения даже с двузначным счетом были обычным делом, особенно если речь шла о матчах против североамериканских сборных. Но и между Европейскими сборными периодически случались поражения с двузначным счетом. Стоит добавить, что все это происходило за меньшее количество времени, чем сейчас — за 45 минут матча (3 х 15).

Хоккейные обозреватели Латвии первое «сухое» поражение объяснили недостатком опыта, а так же необычной грубой игрой чехов. «В связи с первым выступлением Латвии на чемпионате Европы, закончившимся поражением от Чехословакии со счетом 0:7, специалисты отмечают, что наши хоккеисты играли очень быстро, но им недоставало необходимой практики и опыта» - пишет «Pēdējā Brīdī» 17 марта 1932 года.

Несколько дней спустя, издание «Latvijas Sargs» добавило: «Для наших игроков оказались сюрпризом приемы, допустимые на хоккейных играх в Берлине. Например, чехи играли чересчур грубо, били по ногам, толкали игроков, которые вовсе не владели шайбой, ставили дерево [клюшки] на их пути и т. д. За такие приемы Рижские судьи удаляют игроков с площадки» (21 марта 1932 года).

Против Франции. 0:1

Против сборной Франции 16 марта все сложилось гораздо лучше. Французы были одними из основателей LIHG в 1908 году, но похвастаться заметными достижениями в последние годы не могли. Правда, за историю своего существования они уже стали чемпионами Европы (в 1924 году) и вице-чемпионами Европы (в 1923 году).

«[..] у нашей команды, во второй игре против команды Франции, было большое преимущество, но забросить шайбу в ворота соперника не удалось. Единственную шайбу французы забили во время неожиданного прорыва в первом периоде игры. Нашей команде сложно привыкнуть к мягкому, искусственному льду» - сравнительно лаконично пересказывает ход игры «Latvijas Kareivis» в выпуске за 18 марта 1932 года.

Более детализированное описание матча с пометкой «Телеграмма из Берлина» представляет журнал «Jaunākās Ziņas» (17 марта 1932 года): «Не смотря на то, что эту игру наши ледовые хоккеисты проиграли с окончательным результатом 0:1, в этот раз представители Латвийских спортивных цветов показали неожиданно хорошую сыгранность и были абсолютно равносильными соперниками для французов. Особенно в начале встречи игра протекала без какого-либо заметного преимущества той или иной стороны. Единственный гол французы забили после резкого прострела хитрого нападающего Мунца [Шарля Мунса, фр. Charles Muntz] в первом периоде. Все старания сравнять счет оказались тщетными, хотя латвийцы играли старательно и, в особенности в третьем периоде, угрожали воротам своего соперника. Здесь все стремительные нападения успешно ликвидировал отличный вратарь Лефебр [Филипп Лефебир, фр. Philippe Lefebure]. После игры Латвийских хоккеистов, несмотря на поражение в этом поединке, тепло приветствовала многочисленная публика и хоккейные специалисты. Последние особенно отметили блестящего Латвийского вратаря Кушкиса. Он был лучшим игроком своей команды и спас своих от более крупного поражения. Латвийские хоккеисты были особенно быстры и навязали французам быструю игру. Команде не хватило всего лишь международной отточенности и опыта [..]».

Против Румынии. 3:0

До своей первой победы на чемпионате Европы сборная Латвии добралась в третьей игре — 17 марта (в некоторых источниках - 18 марта) против сборной Румынии в рамках так называемого утешительного турнира. Для Румынии это был второй международный турнир. В LIHG эта страна вступила за 8 лет до этого — в январе 1924 года. При этом до этого момента Румыния приняла участия лишь в одном международном турнире — на чемпионате мира и Европы 1931 года. В конкуренции с 10 национальными сборными румыны заняли последнее место, что означало 10 место в мире и 8 — в Европе. По сравнению с Латвией, румыны считались более опытными.

Не смотря на это, лучшей в этом противостоянии оказалась сборная Латвии, победившая не пропустив при этом ни одного гола. В третьей игре чемпионата сборная забила свой первый гол; его автором стал нападающий Эрикс Петерсонс, забивший в этой встрече два гола. Автор третьего точного попадания — Арвидс Юргенс. Героем встречи стал девятнадцатилетний вратарь Хербертс Кушкис (он же Кушке), для которого эта игра стала второй «сухой» в международных играх.

«Прогрессирующую и уже сравнительно сильную Румынскую команду наши уверенно одолели с конечным результатом 3:0. Счет по периодам — 0:0, 2:0, 1:0. Голы за Латвийскую команду во втором периоде забили Петерсонс и Юргенсонс, а в третьем — снова Петерсонс. По оценкам многих зарубежных спортсменов и местной спортивной прессы, в этом поединки Латвийские хоккеисты сыгрались очень быстро и применили изобретательную тактику борьбы. При этом, лучший игрок команды — вратарь Кушке, проявивший себя прекрасной «формой»» - цитирует телеграмму из берлина «Jaunākās Ziņas» 18 марта 1932 года.

Кушкис был очень горд своими достижениями, но «звездную болезнь» преодолел очень быстро — уже в ближайшие дни. Это событие хорошо помнит его товарищ по команде Леонидс Ведейс: «[..] в поединке против Румынии, в котором мы выиграли 3:0, вратарь Кушке со своей чарующей игрой был действительно непобедим. На следующий день крупнейший спортивный журнал, описывая достижения Кушке против румын, поместил его изображение на первой странице. Он купил примерно дюжину этих журналов и, сложив их так, чтобы можно было видеть это изображение, положил в карман пальто. Все послеобеденное время он гулял по бульвару «Unter’n Linden». На следующий день у нас была дружеская игра против местного «Бранденбургского хоккейного клуба». К всеобщему удивлению, мы проиграли 5:7, и это произошло исключительно «благодаря» слабой игре Херберта. Каждый бросок шайбы он пытался отразить совсем новым, невиданным способом, конечно, без успеха. Зрители, конечно, поняли причину трюков Кушке и каждую пропущенную шайбу сопровождали громким свистом и выкриками» («Laiks» («Время»), 17 февраля 1990 года). Насколько понятно из написанного Леонидсом Ведейсом, игра прошла между Латвийской сборной и Берлинским клубом «SC Brandenburg». В прессе и в литературе сборная Латвиив в этой игре называлась Рижским «Унионсом», при этом в игре приняли участие не только игроки «Унионса». Точно так же и соперников называли «сборной города Бранденбург», этот вопрос требует отдельного исследования.

Против Великобритании. 2:5

Чемпионат Европы для сборной Латвии закончился 19 марта второй игрой утешительного турнира против Великобритании. Британцы вступили в LIHG в год ее основания (1908), и поэтому у них имелся огромный опыт международных игр — две олимпиады, два чемпионата мира, два отдельных чемпионата Европы. Из достижений — бронза Олимпиады в 1924 году (сильнее были только США и Канада) и выигранный в 1910 году первый чемпионат Европы. Несмотря на то, что после этих достижений уже прошло достаточно долгое время, британцы отнюдь не были в числе слабейших в хоккее.

Удалось организовать два взятия ворот, но при этом Хербертсу Кушкису в течение 45 минут пришлось пять раз доставать шайбу из своих ворот. «Наша команда, не привыкшая к грубому стилю игры, проиграла схватку с англичанами со счетом 2:5, несмотря на большое преимущество,» - так писал лаконичное издание «Latvijas Kareivis» 22 марта 1932 года. Шайбы забросили Индрикис Рейнбахс и Йоханс Скадыньш.

И в этот раз, благодаря специальной корреспонденции из Берлина, более детализированное описание приводит «Jaunākās Ziņas» 21 марта 1932 года: «Развернулась страстная борьба с переменным преимуществом то одной, то второй команды. Предыдущие достижения английской команды заставляли думать о тяжелом поражении наших хоккеистов. Однако наши хоккеисты не только достойно держались, но и снова преподнесли спортивным специалистам и зрителям приятный сюрприз, доставив английскому вратарю много хлопот. Корректная игра наших хоккеистов быстро завоевала симпатию зрителей. На протяжении всей встречи латыши играли неожиданно хорошо, хоть и недостаток быстрых решений в отдельных моментах борьбы стало причиной того, что поединок закончился со счетом 2:5 в пользу Англии. На протяжении игры наши хоккеисты в два раза чаще угрожали воротам англичан.

В первом периоде оставленный незамеченным левый нападающий Английской команды сделал счет 1:0 в пользу Англии. Фатально не везло нашим во втором периоде. Хотя Рейнбахс и неожиданно вырвался к воротам и, удивив вратаря соперников, выровнял счет — 1:1. Через несколько минут после этого удивительно проворный нападающий Дэйви [Джерри Дэйви, англ. Gerry Davey], воспользовавшись двумя нашими ошибками, сделал счет 3:1. В образовавшейся суете Дэйви забросил и четвертую шайбу. Казалось, что все равно удастся ликвидировать большое преимущество англичан, потому что наши атаки складывались хорошо, однако в решающих моментах, даже прямо перед самыми воротами, когда оставалось переиграть одного лишь вратаря, нам совсем не удавались броски. В последней трети игры развернулась оживленная и плотная борьба, в которой наши хоккеисты полностью держали инициативу в своих руках. Однако, после того как блистательный нападающий Дэйви довел счет до 5:1, Скандыньш в суете все же смог завести шайбу в ворота англичан, и наша команда покинула площадку со сравнительно значимым результатом 2:5, хоть и при этом проиграв. Зрители англичан в конце проводили свистом из-за грубой игры. Нашу команду зрители проводили громкими аплодисментами. Латвийских спортсменов здесь вообще хорошо встречают. Да и в прессе — хвалебные отзывы [..]»

По итогам турнира Латвия заняла 8-е место, оставив за собой побежденную Румынию. Чемпионом стала Швеция, серебро досталось Австрии, а бронза — Швейцарии.

Как Латвия выглядела на фоне Европы?

Если в прямом смысле — как хоккейный клуб «Унионс»! «Хоккейная команда нашей страны, как известно, в марте этого года, в Берлине, стартовала в форме «Унионс», потому что Союз Зимнего Спорта был не в силах приобрести специальную форму страны. На форме «Унионс» на груди изображена буква «U» на красном фоне. И что делала берлинская публика? Привыкшая видеть букву «U» над входами в станции подземной железной дороги, она испытывала особенные чувства к нашей команде, скандируя «Bravo, Untergrundmannschaft!»» (дословно с немецкого «Untergrundmannschaft» переводится как «подземная команда», т. е. «команда метро»; метро по-немецки - «U-Bahn»)

Рижский

"Унионс", 1931 год

В целом, достижения Латвийской сборной на чемпионате Европы были отмечены особенно. Первый старт оказался сравнительно сносным. Основными минусами были слабая техника и отсутствие опыта выступления на таком уровне. Но при этом особо отмечалась самоотдача нашей сборной, которая и поныне является нашей отличительной чертой. «Все спортивные эксперты особо отмечают старательность латышских хоккеистов [..]. Единственное, нашим не хватает хорошей техники,» - пишет «Pēdējā Brīdī» 20 марта 1932 года.

Или вот: «Отзывы немецкой спортивной прессы о нашей команде — хвалебные, особенно о вратаре Кушкисе, который был назван Латвийским «маленьким канадцем». Латвийская команда, которая впервые принимала участие в международных соревнованиях, очень быстро прочувствовала игру «больших» хоккейных держав и в будущем станет серьезным соперником, с которым придется считаться» («Latvijas Sargs», 21 марта 1932 года).

Спустя шесть лет о первом старте сборной в международных соревнованиях первый капитан сборной Индрикис Рейнбахс сказал следующее: «В начале наш хоккей на льду находился под большим влиянием бенди, и, когда в 1932 году мы впервые поехали на чемпионат Европы в Берлине, наблюдая за игрой других команд, почувствовали себя зашедшими в лес. Радость все же была — от того, что мы одержали первую победу — над Румынией со счетом 3:0, и что остальные результаты не были разгромными. [..] Берлинский урок оказался для нас важным и долгосрочным» («Sporta Pasaule» («Мир Спорта»), 22 декабря 1938 года).

Пионеры сборной.

Из официального списка отправленных в Берлин 14 человек в матчах приняли участие 10 — вратарь Хербертс Кушкис, защитники Индрикис Рейнбахс, Леонидс Ведейс, нападающие Андрейс Йессенс, Арвидс Юргенс, Юлийс Линденбергс, Адолфс Петровскис, Эрикс Петерсонс, Йоханс Скадыньш и Валентинс Волфрамс. Вратарь Петерис Скуя остался в резерве; так же не играли полевые игроки Алфредс Брашманис, Алфредс Вернерс и Херманис Залюмс. Так как Брашманис остался без игрового времени, то и его клуб (LSB) так и не был представлен на льду чемпионата.

Но есть одно имя, которое не было названо для участия в чемпионате Европы, и даже позже не появилось в приготовленном LZSS сезонном отчете. Речь о защитнике «Унионс» Арведсе Кеслерсе (позже в источниках упоминается как Хербертс Кеслерс). Позже исследователи хоккея установили его присутствие на площадке в последней игре чемпионата Европы — против Великобритании, а вот его современники тогда на льду его не заметили...

«Немного тактической мудрости»...

После возвращения сборной из Берлина, было решено продемонстрировать приобретенный на чемпионате Европы опыт в паре показательных игр. 28 марта «представление» показывали объединенная команда «RFK/US» и «Унионс». «У наших «берлинцев», участников чемпионата Европы, вчера, на катке Эспланады, был предусмотрен еще один поединок — чтобы наглядно показать Рижской публике, как в хоккей играют в Западной Европе. [..] Организаторы поединка сделали все, чтобы наши «берлинцы» в своей игре действительно сымитировали увиденную грубую игру и «принудительные» удары противника, но никто из них не позаботился, чтобы лед был защищен от губительного солнечного тепла. Поэтому вышло так, что игра проходила не на льду, а на снегообразной ледяной массе, в которой часто терялась черная шайба, а игроки, приспосабливаясь к мягкому льду, старались в поте лица, чтобы создать впечатление «игры» и, самое главное, продемонстрировать «настоящую» игру в хоккей. Увиденное не убедило. [..] Так что единственное, что мы приобрели в Берлине, будет, видимо, немного тактической мудрости (похожую мудрость демонстрировали литовцы) и... грубая игра,» - заявил спортивный обозреватель «Latvijas Sargs» 29 марта 1932 года. (В игре со счетом 1:0 победил «Унионс»)

Несмотря на критические выводы журналиста «Latvijas Sargs» и намеки на то, что для обучения хватило бы и игры против литовцев в Риге, участие Латвийской сборной в международных хоккейных турнирах продолжилось, и энтузиазм «продвигателей» хоккея не иссяк. Уже в феврале следующего (1933) года сборная Латвия отправилась проверить свои силы на чемпионате мира в Праге.

Сказ о том, как сборная Латвии в своем первом турнире участвовала (часть первая)

"Рижский Динамит" в Facebook

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья