Блог Выигранный воздух

Дарюс Каспарайтис: «Позвал Ягра поужинать»

Защитник СКА Дарюс Каспарайтис в студии Радио «Зенит» повспоминал советскую молодость, нашел свое объяснение проблемам питерского клуба в атаке и рассказал о взаимной ненависти двух нью-йоркских команд.

– Неделю назад у нас в гостях побывал Барри Смит и многие радиослушатели передавали вам поздравления с днем рождения. Мы хотели бы присоединиться и еще раз поздравить вас с праздником лично. В этой связи хотелось бы узнать, как вас поздравила команда, как вообще празднуются дни рождения в середине сезона?

– Спасибо за поздравления. Если честно, то праздновать особо не получается, потому что очень много игр. Лучший подарок, который сделали ребята это победа над «Химиком». Мы летели домой, это было в ночь с 15 на 16, и в самолете объявили, что сегодня у меня день рождения. Ребята похлопали и на этом все кончилось.

- Дарюс, ваш возраст по хоккейным меркам достаточно солидный. Как хватает сил, здоровья и энергии выполнять ту серьезную работу на площадке, которую вы делаете?

– С начала своей карьеры я придерживаюсь правила, что надо постоянно работать над собой. Чем больше тренируешься, тем больше у тебя возможностей для того, чтобы хорошо играть. Все-таки то, что вкладываешь в свое физическое состояние, потом возвращается сторицей. У кого бы из команды вы ни спросили, каждый скажет, что у меня в СКА больше всего энергии. Хоть я, наверное, самый старый (смеется), но в то же время и самый энергичный.

«Чувствую себя, как 20-летний парень»

- Можно сказать, что вы можете отметить двадцатилетие своей карьеры? В 1988-89 вы сыграли за «Динамо» первые матчи.

– Действительно, моя карьера началась, когда мне было 16 лет. Помню, как я волновался и как это было тяжело и страшно. Сейчас, спустя 20 лет, я все-таки играю и если не смотреть сколько мне лет, то могу сказать, что я чувствую себя как двадцатилетний парень. Тем не менее, люди часто заглядывают спортсмену в паспорт, и это порой осложняет жизнь.

Звонок болельщика: В те времена, когда вы начинали выступать в большом спорте, в одном из юмористических журналов я видел карикатуру, там стояли несколько хоккеистов и один из них был настоящий амбал, на груди у него была надпись ЦСКА. Остальные хоккеисты, стоящие рядом с ним, выглядели просто маленькими мальчиками. И этот амбал спрашивал у них, мол «будете сопротивляться или так чемпионство отдадите?». Тогда было господство ЦСКА. А вот сейчас в чемпионате КХЛ намечается какой-то лидер, вроде этого амбала?

– Я не думаю. То были времена, когда в ЦСКА играли все лучшие хоккеисты страны. Их находили и в Сибири, и в Прибалтике, и везде, где только возможно. Второе место стабильно занимало «Динамо», потому что оно также искало себе по всей стране игроков самого высокого уровня. В сегодняшней КХЛ, конечно, есть команды, играющие в очень хороший хоккей, но в то же самое время любой соперник может преподнести сюрприз. Вчера, например, «Атлант», считающийся сейчас самой сильной командой лиги уступил менее мастеровитой команде – «Трактору». Я думаю, что таких команд, как ЦСКА 80-90 годов, не будет уже никогда.

- То есть, вот таких клубных династий уже не будет?

– Будет трудно, потому что меняются зарплаты, игроки меняют клубы, то же самое происходит и в НХЛ. Игроки не остаются в одном клубе надолго.

- Звонок болельщика: Дарюс, как вы думаете, стоит ли изменить в России правила хоккея, для большей зрелищности. Например, игроку вашего амплуа, как мне кажется, тяжело здесь играть. Достаточно вспомнить прошлогоднюю дисквалификацию, которую в НХЛ, не дали бы. Так стоит поменять правила или лучше оставить их в том виде, в котором они существуют сейчас?

– Думаю, для зрелищности стоило бы сделать площадки поменьше, как в НХЛ. Все-таки, когда меньше места, происходит больше столкновений и игра получается более эффектной. И судьи привыкают к большему количеству столкновений. Лично мне интереснее играть, когда хоккейная площадка меньше размером. То, что у нас в хоккее удаляют за некоторые столкновения, это конечно же проблема, так как иногда судья реагирует на звук в борт, а не на само нарушение, которого могло просто не быть в реальности. В гостях это стопроцентные две минуты. Так что мне постоянно приходится думать, прежде чем применить какой-либо прием против соперника.

- Это первый сезон КХЛ. Вы почувствовали какие-то изменения? Понятно, что КХЛ все таки держит некий образец и стремится к тем стандартам, которые заложены в НХЛ.

– В этом году судейство повысило свою квалификацию, судьи прошли новые курсы. Все мы сейчас учимся новому, думаю, судьи привыкают к более жестким играм, так как наша лига становится более интернациональной, приезжает много канадцев и американцев, думаю, это говорит о возможности большого количества драк и судьи так же к этому привыкают.

«Ребята обижались на меня, гонялись за мной по площадке, пытаясь что-нибудь мне сделать. В итоге они получали удаления»

- Вы никогда не позиционировали себя, как тафгая. Вы позиционировали себя, как человека жесткого, который может в рамках правил доставить противнику много неприятных моментов.

Да, я играю жестко и стараюсь вывести соперника из себя. Иногда я применял силовые приемы, против самых лучших игроков команды соперника. Ребята обижались на меня, гонялись за мной по площадке, пытаясь что-нибудь мне сделать. В итоге они получали удаления и таким образом я выводил команду соперника из строя. Пару раз я пытался драться, но понял, что это не мое. Тогда я решил, что должен лишь подстрекать противника на драки, а потом разрешать драться другим ребятам. Самое главное, чтобы вовремя подъехал судья и помог решить проблему.

- Многие молодые ребята, играющие сейчас в лиге, самоутверждаются за счет того, что вызывают на поединок Каспарайтиса?

– Бывает и такое. Но за скинутые перчатки удаляют на 10 минут. Это очень долго. Так что я стараюсь этого избегать.

СМС-вопрос: Дарюс, как назвали дочек?

– Одну назвал Леф, а вторую Лели.

- Расскажите немного о своей семье.

– Моя семья находится сейчас в Петербурге. Они приехали на сезон. Я каждый день гуляю по Васильевскому острову. Если кто-то видит человека с двойной коляской, то, значит, это я. Люди узнают меня, так что мои дочки не дают мне спрятаться.

- Очень часто у хоккеистов рождаются именно девочки. Не шутили на эту тему со своими товарищами?

– Нет. Мне просто повезло, так как мы с женой не ожидали, что будет двойня. Это воздух, наверное, в Петербурге особенный.

Звонок: Что не хватает нашему нападению, учитывая, что у нас собраны высококлассные игроки, чтобы забивать голы?

– Думаю, не хватает Малкина, Кросби, Овечкина...(смеется). А если серьезно, то у нас отличные ребята, которые могут забивать голы. Просто в начале сезона нам, возможно, не хватало уверенности, так как была новая команда, много новых нападающих. Сейчас мы потихоньку начинаем набирать обороты, думаю теперь все будет все нормально. Самое главное, все-таки играть в обороне, потому что за счет нее выигрывается большинство матчей, а в нападении всегда все можно поправить.

- СКА – действительно вторая сейчас по пропущенным шайбам. Разумеется это и ваша заслуга...

– Хоккей это командная игра, и мы хорошо играем в командную оборону. У нас хорошие вратари и защитники, а также нападающие, которые могут играть в защите. Может быть, поэтому у нас такие проблемы с забиванием голов. Мы очень много концентрируемся на защите. Но у нас есть ребята, такие как Максим Сушинский, которые могут и забить, и отдать, так что у нас все будет нормально.

- В своем блоге вы писали, что ребята часто сильно волнуются. Действительно ли существует в команде этот момент волнения, который мешает реализовывать моменты?

– Просто иногда игроки думают, что, мол, я не забиваю десять игр подряд, что же это такое, может, я вообще не забью в этом году, и у них начинается мандраж, они становятся суеверными, начинают верить в приметы. В общем, некоторые ребята начинают сходить с ума. Но думаю, что это бывает в игровом сезоне у всех хоккеистов. В итоге они все равно забивают.

«Даже не знаю, что говорить Яромиру и другим ребятам этой команды»

- Вы один из самых любимых хоккеистов петербургской публики. Она чувствует, когда команда отдается игре целиком и полностью.

– Действительно, приехав в Петербург я удивился насколько быстро болельщики этого города полюбили меня, как игрока и относятся ко мне с уважением, как к человеку. Я тоже полюбил этот город и почувствовал себя, как дома. Большое им спасибо за это. За то, что они приходят на игру, и мы слышим их, нам это очень помогает.

- Дарюс, а ваши дочки, получается, петербурженки?

– Нет, они родились в Стокгольме.

СМС-вопрос: С какими чувствами вы ждете встречи с Ягром и «Авангардом»?

– Это будет волнительный матч, потому что у них случилось большое несчастье. Это несчастье для всей лиги. Даже не знаю, что говорить Яромиру и другим ребятам этой команды. Так что я жду эту игру с волнением. Во время игры, наверное, первые пять минут игры будет тяжело, а потом, как это обычно и бывает во время игры, все позабудется, и мы будем биться друг с другом в полную силу, на победу.

- Как эта трагедия повлияла на хоккеистов? Вы как-то по-другому стараетесь вести себя на площадке в свете этих событий?

– Дело в том, что хоккей очень старая игра. Он все время был мужским, жестким видом спорта. Ребята бьются, зарабатывают шрамы, теряют зубы, ломают носы. Бывали и несчастные случаи. Вряд ли она поменяется и теперь. Хотя, конечно, задумываешься о том, насколько страшно погибнуть так, как погиб Алексей Черепанов. Это очень тяжелая трагедия для всех.

- Вы играли с Ягром в Питтсбурге. С тех пор у вас сохранились какие-то приятельские отношения, вы созваниваетесь, общаетесь?

– Я созванивался с ним, когда случилась беда с Алексеем Черепановым. Я сказал ему, что когда он приедет в Петербург, то мы обязательно сходим с ним куда-нибудь поужинать. А на площадке все будет иначе. Я буду стараться мешать ему, а он, думаю, будет стараться обыграть меня. Так всегда бывает. Яромир мой очень хороший друг. Мы с ним много играли вместе. Для нас обоих это будет такой же матч, как и все прочие матчи.

- Когда вы еще играли вместе с Яромиром в Питсбурге, было ли ощущение, что он превратится со временем в мегазвезду? Ведь он приехал туда совсем молодым пареньком.

– Когда я в 96-м году приехал в Питтсбург, Ягр уже был звездой. Для меня уже тогда было большим волнением играть с ним, хоть мы и были одногодками.

«Сейчас много русских и много европейцев играет в НХЛ, все вперемешку, поэтому трудно сделать вокруг таких матчей какой-то особый ажиотаж»


Звонок болельщика: Во времена моей молодости, в 70-х годах, наши встречались с канадцами на уровне клубов. Насколько, по вашему мнению, наши сегодняшние клубы конкурентноспособны и могли бы оказать достойное сопротивление канадским клубам?

– Думаю, это мог бы быть любой клуб, клубы, которые идут вверху турнирной таблицы могли бы даже обыгрывать канадские команды. Сейчас много русских и много европейцев играет в НХЛ, все вперемешку, поэтому трудно сделать вокруг таких матчей какой-то особый ажиотаж. В те годы все было закрыто. У нас была одна страна, у них была другая. Другие законы, другие жизненные понятия. Мы бились за коммуниз, а они бились за капитализм.

Звонок болельщика: Дарюс, бывают ли случаи, когда вы применяете силовые приемы ради эффектности?

– Нет. Конечно, иногда получается красиво, но когда ты играешь в силовую игру, то в первую очередь стремишься остановить соперника, который атакует тебя и твоего вратаря шайбой. Когда я это делаю, то не задумываюсь над тем, каким плечом мне его остановить, правым или левым. Все это происходит в динамике и я не размышляю, как это покрасивее сделать.

- Вы не практикуете свою знаменитую «мельницу» из-за правил?

– Не только. Здесь площадки побольше, соответственно у нападающего больше возможностей для того, чтобы объехать соперника. Поэтому надо быть уверенным в том, что сможешь поймать его на «мельницу», ведь все это надо делать у борта. В НХЛ, все это происходит немного по-другому, так как площадки там меньше и соперника легче поймать на бедро.

- Почему вы стали практиковать этот прием? Ведь не так много людей, которые его регулярно использовали.

– Видимо это дано природой. Я не знал, что могу совершать такие приемы. Когда я приехал в НХЛ, то начал это делать и у меня так легко получалось, что это стало козырем в моей игре на протяжении всей моей карьеры.

- Есть ли для вас разница, в каком дворце играть? В Ледовом дворце, например, есть аура домашней арены для Вас?

– Мне нравится «Юбилейный», потому что он находится в центре города, и такое ощущение, что ты играешь как в Нью-Йорке, в «Мэдисон Сквер Гарден». Ты приезжаешь на игру, рядом все гостиницы, все рестораны и поэтому на хоккей должно приходить больше людей, так как это центр. Тяжело создать домашнюю атмосферу, потому что мы играем в «Юбилейном» 4-5 игр в сезоне. В Ледовом дворце, конечно, интереснее, думаю, что это самый красивый дворец в России, там все на самом высоком уровне.

- Можно ли сравнить атмосферу нью-йоркских хоккейных игр с петербургскими?

– Это трудно сделать, потому что в Нью-Йорке на матч приходят 18 тысяч зрителей, и они дают знать о себе, если ты плохо играешь. Петербургские болельщики более вежливые, они болеют за команду и когда плохо и когда хорошо.

- Если говорить о вашем нью-йоркском этапе карьеры, вы играли и за «Айлендерс», и за «Рейнджерс». Какое дерби главное? Между этими командами, или с «Нью-Джерси» все бьются?

– В начале 80-90-х, главным было дерби «Айлендерс» – «Рейнджерс», потому что это две нью-йоркские команды, они находятся рядом. И более всего ненависть шла со стороны «Айлендерс». Когда я там играл, мы просто ненавидели «Рейнджерс». С приходом в «Рейджерс» чувство ненависти к кому бы то ни было, у меня пропало, так как мы играли против всех одинаково, а болельщики в любом городе приходили на матч, чтобы освистывать Нью-Йорк.

- Тяжело жить в Нью-Йорке? Вы же приехали туда совсем молодой, из-за «железного занавеса».

– Было тяжеловато. Я не говорил по-английски, не знал где кушать, в деньгах не разбирался. Но было интересно, первый год был самым лучшим, потому что все было новое. Как в прошлом году в Петербурге, когда не знал где какая улица. Все новое мне интересно.

«В НХЛ, даже если ты играешь в самой плохой команде, перед тобой все равно ставят задачу попасть в плей-офф и выиграть Кубок Стэнли»

Звонок болельщика: Как вы знаете, наверное, руководство клуба поставило перед командой очень высокие задачи. Как минимум выиграть золото чемпионата. На Ваш взгляд это возможно? И на что способен, по вашему мнению, СКА в этом году?

– Конечно, возможно. Любой клуб должен ставить такие задачи. И такую задачу перед нами действительно ставили. И это правильно. В НХЛ, даже если ты играешь в самой плохой команде, перед тобой все равно ставят задачу попасть в плей-офф и выиграть Кубок Стэнли. Это дает определенный настрой игрокам.

СМС-вопрос: Болеете ли Вы за «Зенит»? Что думаете о команде?

– Я болею за «Зенит», поскольку это команда города, и я знаю, что она очень популярна. У меня даже был билет на матч Лиги чемпионов, но я не пошел, в итоге отправился смотреть матч в ресторане, на большом экране. За команду болею, смотрю по телевизору матчи с ее участием. Никогда не видел, что бы где-то в России так фанатично относились к команде. Приятно видеть, как одна спортивная команда объединяет такое количество людей вместе.

- Пишут, что вы хоккейный Тимощук. Мне кажется, что это комплимент.

– Ну да, у меня раньше была такая же прическа, как у него (смеется).

- Почему у Вас на спине 19-й номер?

– Когда я пришел в команду, 11 и 6 номера были заняты. 19 числа родилась моя первая дочь, так же 19 числа родилась моя жена, поэтому я решил таким образом их поздравить.

- Почему так мало стоит в воротах Ячанов?

– Он стоит не так уж и мало. Они играют по очереди, и получается так, что Дима Ячанов оказывается в воротах на выездах, поэтому кажется, что он играет мало.

«В Литве меня нашел Валерий Васильев. Я тогда играл против московского «Динамо»

Звонок болельщика: Ваша манера игры напоминает манеру, легендарного в свое время, защитника московского «Динамо» и сборной Валерия Васильева. Вы перенимали его опыт?

– Вообще-то меня в Литве нашел именно Валерий Васильев. Я играл против московского «Динамо», он приехал, в качестве тренера молодежной команды, увидел, как я играю, тогда мне было 13 или 14 лет. Он подошел ко мне и спросил, хочу ли я играть в «Динамо». Я, конечно же, сказал, что хочу и он ответил мне: «Будешь». Они с моим батей выпили водки и отвезли меня в Москву. Я и шестой номер одевал, потому что Валерий Иванович Васильев дал мне дорогу в большой хоккей.

- Ваши кумиры в мире хоккея?

– Фетисов и Касатонов, так как я сначала смотрел по телевизору, на то как они играли, а потом играл с ними в одной команде. Я рос в то время, когда играли Макаров, Фетисов, Ларионов.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.