Реклама 18+
Реклама 18+
Блог PROспорт-блог

Леонид Слуцкий: «Проработать всю жизнь в ЦСКА было бы счастьем»

На старте сезона-2011 Леонид Слуцкий так и не выиграл свой первый трофей (Суперкубок из Краснодара улетел в Питер, а не в Москву), но одним новым статусом все-таки обзавелся. Слуцкий — №9 в рейтинге самых перспективных тренеров Европы по версии журнала PROспорт. Очутившись по этому поводу среди причесанных мануфактур «Красного Октября», Слуцкий старательно машет джедайским мечом и изредка поглядывает на часы. В 19:00 он должен быть в театре.

— В какой театр идете?

— Могу даже показать (достает билеты). «Одолжите тенора», Театр имени Пушкина. Известный спектакль, всегда аншлаги.

— Сами высмотрели его в афише?

— Есть один знакомый болельщик ЦСКА, который знает, что я люблю театр. Периодически он предлагает спектакли, которые, на его взгляд, будут мне интересны. В театре я бываю в среднем раз в месяц. Когда были сборы, меня там не было пару месяцев. Сейчас пауза на сборную, и за последние 10 дней иду в третий раз.

— Спектакль, который вас больше всего впечатлил?

— Есть два таких. Первый — «№ 13» по Рэю Куни. В главной роли — Миронов. В мае — июне он идет два последних раза, и все, снимается. Хотя шел больше 15 лет при полных аншлагах — наверное, Миронову в творческом плане тяжело так долго играть в одном и том же спектакле. Но он очень смешной и качественный. Был на нем три раза и думаю выбраться еще раз на последние показы. Из серьезных мне больше всего понравился «Ричард III» в «Сатириконе», где играет Райкин. Он за него получил «Золотую маску», хотя бы ради него и стоит посмотреть.

«В этом году попробовал кататься на горных лыжах. Классно».

— Откуда у вас это увлечение?

— Я еще в Волгограде увлекался. Там есть Новый экспериментальный театр, он безальтернативный, но все же. Я еще игроков «Олимпии» пытался приучить к театральному искусству — бесполезно. В Волгограде я ходил на все постановки. Мне нравится. Это одно из немногих занятий, где душой ты несколько отдыхаешь.

— Где еще отдыхает душа?

— На КВН. И еще в этом году я попробовал кататься на горных лыжах. Мне всегда говорили, что это классно, а сейчас я в этом убедился сам. Когда катаешься, голова не думает о списке травмированных в команде или о том, кого ставить в состав. Настолько велика угроза твоей собственной жизни, что ты автоматически сосредотачиваешься на катании. Учился всему этому я в Турции. Не все знают, но там тоже есть хороший горнолыжный курорт — Эрзурум.

— Почему московские спектакли идут при полных залах, а на футболе трибуны пусты? А ведь театры в России еще старее стадионов.

— Да, театры старые, кресла неудобные, бутерброды тоже не особо хороши. Наверное, российский футбол сейчас пребывает в 90-х, когда в театрах играли при пяти-семи человеках в зрительном зале. Причем играли большие звезды!

«Ширвиндт мне сказал: «О! Вместо того чтобы водку пить, ты на КВН приперся!»

— Расскажите об идеальном выходном тренера Слуцкого.

— Для начала я должен долго спать — где-то до 12. Проснуться, чтобы никого не было дома — в противном случае ты поздно не проснешься. Встав с кровати, почитаю газеты, посмотрю новости в интернете. Обед — в «Эль Гаучо» с кем-то из друзей или знакомых, с которыми давно не виделся. Вечер — в кругу семьи. Схожу с ребенком в бассейн или на каток.

— За то время, что вы тренируете ЦСКА, у вас поприбавилось селебрити-знакомых?

— Тренируя ЦСКА, я резко ограничил собственное общение. Мне нравится общаться с людьми, у меня масса воспитанников, которые играют по разным командам, раньше я регулярно справлялся об их делах. Сейчас я этого практически не делаю. Не потому что мне стало неинтересно. Потому что мне нельзя, что называется, расплескиваться. Когда ты разговариваешь с кем-то и он говорит о своих проблемах, ты на несколько минут в любом случае на них сосредотачиваешься. К сожалению, тренер ЦСКА не может позволить себе такие вещи. Что касается знакомств, понятно, что многие со мной общаются не как со Слуцким, а как с тренером очень статусного клуба. Самая неожиданная встреча случилась на КВН — в день ноябрьского матча против «Спартака». Когда Александр Ширвиндт как член жюри взял слово и повернулся лицом к залу, заметил меня и начал общение со мной. «О! Вместо того чтобы водку пить, ты на КВН приперся!» — сказал он и поздравил с победой. Это было очень необычно, неожиданно и приятно.

Фарс, «Брюс Всемогущий»

— Какие у вас отношения с религией?

— Не могу сказать, что соблюдаю все посты. Но в целом верю, периодически хожу в церковь.

— Вам было смешно, когда прошлой осенью ЦСКА никак не мог забить пенальти, а журналисты спрашивали: может, всей командой сходить в церковь и поставить свечку?

— Да никакой реакции у меня не было. Во-первых, это вещь интимная. Во-вторых, у нас люди самых разных конфессий — не представляю их идущими в один храм. Хотя знаю, что раньше такие вещи практиковались. Игроки, которые сталкивались с этим, рассказывали. В команду приглашали батюшку, он подзывал футболистов, освящал, читал молитву. Иностранцы, естественно, вообще ничего не понимали. В итоге серьезная вещь превращалась в фарс.

— Вы же согласны, что никакого влияния на игру такие ритуалы не оказывают?

— Конечно, не имеют. Это слишком просто. Не жизнь, а «Брюс Всемогущий».

«Вот Лобановский считал, что встретить похоронную процессию по дороге на игру – хороший знак»

— У всех футболистов есть суеверия. Тренерское суеверие Леонида Слуцкого?

— Они столько раз разбивались, что я их от себя гоню… Хотя известно, что у тренеров суеверий полно. Вот Валерий Васильевич Лобановский считал, что встретить похоронную процессию по дороге на игру — это хороший знак и, наоборот, ужасно встретить свадьбу. Находчивый администратор договаривался с ритуальными услугами: мы во столько-то выезжаем с базы, а вы уж проедьте тут мимо со своим катафалком…

— Самое занятное суеверие, которое вы встречали у футболистов?

— Такого, чтобы выходило за рамки, не помню. У Красича поддевочная была майка, в которой он играл еще у себя дома. Она была выцветшая, потрепанная, смешно смотрелась, но на каждый матч он все равно надевал ее под низ. Хотя мне кажется, что футболисты сейчас тоже как-то легче ко всем этим вещам относятся.

Сумасшедший, крутой

— Болельщики и не только все еще подкалывают вас по поводу привычки покачиваться во время матчей. Вы стали спокойнее за последнее время?

— Самое интересное — я стал спокойнее в матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы. Могу это объяснить так: интерес, ажиотаж, необычность этих матчей перевешивают уровень волнения. В чемпионате России я такого добиться не могу: при всем уважении ко многим соперникам их не так интересно обыгрывать. Поэтому в России идет волнение за результат, а у ЦСКА он может быть только один. Так что волнение доминирует, и ничего поделать с ним я не могу.

— Ваш друг Герман Ткаченко сказал как-то: если Слуцкий справится с волнением, его ждет большая европейская карьера. Вы не хотите избавиться от этого специально? Курс психотренинга, транквилизаторы перед игрой…

— На самом деле я не считаю это своей огромной проблемой. Да, я переживаю во время матчей, но на мозги не жалуюсь. Я адекватно оцениваю то, что происходит на поле, делаю адекватные замены, в раздевалке веду себя спокойно, конструктивно. Но понятно, что вид сума­сшедшего человека, качающегося на лавке, — это, наверное, не самая лучшая картина. Мне бы хотелось, чтобы эмоции полыхали внутри, а я с искренней ленцой смотрел футбол…

«Понятно, что вид сумасшедшего человека, качающегося на лавке, – не самая лучшая картина»

— В 1995 году Андре Агасси, листая газету за утренним кофе, наткнулся на дерзкое интервью Бориса Беккера. Агасси объявил Лето Мести, три месяца выигрывал у всех подряд и успокоился, только когда сделал Беккера в полуфинале US Open. У вас такое бывало?

— Чтобы задевали конкретные слова — нет. Задевала манера общения. Тренеры ведь между собой постоянно общаются, и бывало, что определенная надменность вызывала у меня дикое желание выиграть. Был период, когда мне хотелось обыграть команду определенного человека, и это получалось, даже не раз. Фамилию этого человека я, конечно, не назову.

— Вы сказали, что мнение Александра Бубнова для вас совершенно не авторитетно. А чье авторитетно? Кого, открывая новости, сразу ищете в информационном потоке?

— Никого. Поясню. Дело не в том, что для меня не существует авторитетов. Просто каждый тренер оценивает команду в связи с тем, чего он хочет от нее добиться. Свои ошибки я вижу лучше, глубже, системнее, чем кто-либо со стороны. Скажем, мнение специалистов по зарубежным чемпионатам мне очень интересно. Когда мы приобретали тех или иных игроков, я звонил ребятам из «НТВ-Плюс», которые ведут этот чемпионат, спрашивал их мнение. Когда я не знаю или не знаю глубоко, есть много людей, мнение которых мне интересно. Но мнение о собственной команде, о том, что внутри, я и спрашиваю у тех, кто внутри.

— У всех футболистов есть любимый футболист. Кто ваш любимый тренер?

— На разных этапах — разные. Но если топ-3, то это Борис Аркадьев, Мишель Идальго и Карлос Билардо. И четвертым еще назову Арриго Сакки. Когда мои взгляды формировались, я многому у их команд учился. Конкретнее? Ну вот когда Сакки издал кассету «Зонные принципы обороны», она в моей голове систематизировала зону. На первом этапе своей работы я использовал именно те упражнения, которые Сакки делал для осваивания зонных принципов.

«Готовиться к «Интеру» в прошлом году нам помогал и «Рубин», и «Челси»

— Правда ли, что год назад Курбан Бердыев помогал вам готовиться к «Интеру»?

— Правда. «Рубин» играл с «Интером», я к нему обратился. Но я могу сказать, что нам помог с подготовкой и «Челси», который проиграл «Интеру» в 1/8. Помощь — это когда мы общаемся, говоря о нюансах, плюс нам присылают видеоматериал, по которому команда целенаправленно готовилась к сопернику. Не помогло. Но такая помощь — нормальное явление. Когда «Рубин» играл с «Вольфсбургом», мы им тоже помогали.

— Был случай, когда кто-то из российских тренеров помог не ЦСКА, а лично вам?

— Да много. Как-то я просил группу коллег — Гаджиева, Тарханова, Гершковича — прийти на защиту моей кандидатской диссертации в РГУФК, и Гаджи Муслимович там даже выступил. Но самое запоминающееся — мы с «Олимпией» оказались в одном отеле с «Анжи», который тренировал Гаджиев. Я, заметив, что он смотрит пару наших тренировок, набрался смелости, подошел и напросился на встречу. В итоге проговорили всю ночь, я задал миллион интересовавших меня вопросов. Это был 1999 год, мне было 28 лет.

— В 1/8 финала Лиги Европы вы проиграли «Порту», у которого молодой, но уже раскрученный тренер Андре Виллаш-Боаш. Играя против него, вы чувствовали, что он крутой?

— Конечно! Я почувствовал, что он крутой, еще когда мы готовились к «Порту». Посмотрел матчей 10 и увидел, что команда тренерская, что принципы, которые он проповедует, очень современны и очень мне близки. Некоторые вещи, которые видел у него, я хотел бы видеть в идеале. Продолжал наблюдать и думал: ну, может, случайно так получилось, что они одинаково пару матчей сыграли. Оказалось, «Порту» все игры проводит так. Что я имею в виду? Понятно, что в футболе есть атакующие действия, есть оборонительные. Сейчас самая большая проблема связана с переходами. Когда ты переходишь от атаки к обороне и от обороны к атаке, и возникают загвоздки. Переходы «Порту» — это то, чего я не видел ни у одной другой европейской команды! А это точно работа тренера, железно. Просто так, само по себе это происходить не может.

Титулы, заграница

— Вы согласны, что у ЦСКА сейчас самый сильный состав в премьер-лиге?

— Ну да.

— Вы готовы к тому, что все ваши успехи будут в первую очередь связывать с составом? Ну, вроде как с такими парнями любой будет брать медали и бурить плей-офф еврокубков.

— Конечно. Мы ярчайшим образом проводим концовку прошлого сезона, и все в один голос говорят: ну еще бы, просто Вагнер, Думбия, Нецид, Тошич, Секу в порядосе, они кого угодно обыграют. Мы начинаем новый сезон, играем примерно так же по качеству, но не забиваем — и тут же начинаются разговоры: Слуцкий их как-то не так подготовил. Я понимаю, что у меня заведомо проигрышная ситуация. Поэтому такие реакции мне абсолютно без разницы. Мне важны оценка акционеров и оценка игроков. Как больной всегда чувствует, как на него воздействует доктор, футболист чувствует воздействия тренера.

«Даже если спросить Вагнера об органической химии, ему будет что сказать»

— Расскажите, кого вы хотите сделать из Павла Мамаева? В ЦСКА он пришел атакующим игроком, сейчас — почти что опорный.

— Основное, что должно быть у футболиста, — универсальность. Я говорил о переходах Виллаш-Боаша. Эти переходы — переключение с отбора на атаку и наоборот. Игроки, которые держат этот баланс внутри команды, сейчас самые востребованные в мировом футболе. Я не беру топ-звезд, которые рождаются раз во много лет, но сейчас игрок с явным креном на атаку — это несколько несовременно, а футболисты а-ля Макелеле или, при всем уважении, Гаттузо — тем более несовременно. У Мамаева есть возможность вести и атакующие, и оборонительные действия. Единственное ограничение — уровень текущей формы. Он не богатырь, эти объемы ему даются тяжело. Ему надо быть всегда на пике формы, то есть ни в коем случае не травмироваться, не болеть, не нарушать режим. Моя задача — чтобы он держал этот пик как можно дольше.

— Вагнер вроде опять хочет уехать. Вы вообще ведете с ним индивидуальные беседы?

— Постоянно. Причем посвящены они могут быть чему угодно. Можем обсуждать карнавал (у него сестра самбистка, с четырех лет в них участвует), можем тактику. Да-да, тактику. Вагнер — человек, который имеет свое мнение — как правило, категоричное — по любому вопросу. Даже если спросить его об органической химии, ему будет что сказать. Как-то разговаривали про его сына, Вагнер рассказывал, как тот балуется. «Ну ты ведь его контролируешь?» — спрашиваю. «Какое там! Я и себя-то контролировать не всегда могу…»

— В чем вам нужно прибавить как тренеру?

— В весе точно не надо прибавлять… Тема отсутствия титулов заезженна, но это так, из песни слов не выкинешь. Понятно, что серебряные медали — это хорошо, четвертьфинал Лиги чемпионов — замечательно, но все же… Еще стресс и эмоции в игровые дни мешают. Не тренировать мешают. Мешают жить.

— У вас есть табу на общение перед игрой?

— Уже за день до матча я недоступен для всех. Никогда не беру трубку. За одним исключением — звонит президент клуба. Даже если папа римский меня наберет, трубку я не сниму.

— Вы сказали, что вам не хватает титулов. В связи с этим матч за Суперкубок против «Зенита» вы воспринимали как нечто особенное?

— Да, мне очень хотелось выиграть. Ни в коем случае не говорю, что команда не хотела взять Суперкубок, но многие не раз уже в нем играли, выигрывали. Для игроков Суперкубок — самый официальный товарищеский матч. Хотя понимаю, что победа проблемы все равно не решила бы. «Ну, один матч всегда выиграть можно», — говорили бы. Значит, будем выигрывать чемпионат.

— Пункт «сборная России» есть в ваших планах на карьеру?

— Если честно, не задумывался. Вот о работе в зарубежном клубе иногда, очень-очень редко, я задумываюсь. Потому что это очень интересно. Когда приходишь в ЦСКА, интересно, работают ли твои идеи против «МЮ», «Севильи», «Интера». И здорово, когда ты понимаешь, что работают. Проверить, будут ли твои идеи работать в другой стране, — это тоже интересно. Вот об этом иногда можно задуматься. Но надеюсь, все это будет в далекой-далекой перспективе. Потому что ЦСКА — клуб такого уровня, в котором было бы счастьем проработать всю жизнь.

Перейти на сайт журнала PROспорт

Подписаться на блог

Новый номер журнала PROспорт в продаже со следующей недели!

РАДУ ЗА СЕБЯ

Лучший хоккеист КХЛ Александр Радулов в интервью PROспорт – о том, зачем всем рассказал, сколько зарабатывает в Уфе, о Патрике Руа, у которого жил год, и о своем разгильдяйстве.

ДВИЖЕНИЕ НАШИХ

PROспорт, подводя итоги сезона в КХЛ, составил две символические сборные, заглянул в сундук Твердовского и отметил, что драться в лиге стало неинтересно.

ПОИСКОВЫЕ ЗАПРОСЫ

Каких тренеров ищут в «Спартаке» и «Динамо», а также варианты для «Рубина» и «Терека», которым новые тренеры могут понадобиться совсем скоро. 

КТО НА НОВАКА?

Лидер чемпионской гонки АТР серб Новак Джокович с начала года выиграл все турниры, в которых участвовал. Дважды в финалах он побеждал Надаля, один раз – Федерера. Мудрые эксперты уже предрекли, что в мировом теннисе появился новый гегемон. После беседы с Джоковичем PROспорт склонен этим экспертам поверить.

ТЕМА ЛЕБЕДЕВА

Рассказ о человеке, который собирался побить Роя Джонса в ДК «Машиностроитель».

БОРМАШИНА

Лучший российский борец Денис Царгуш выигрывает новое золото и говорит с PROспорт о войне, Олимпиаде и трех финиках в день.

ДОНАТА НА ВОСТОК

Новый лидер сборной России по пятиборью Доната Римшайте – о заботливости Евросоюза, трудностях русского языка и сентиментальности литовской литературы.

ПРОСТО ДОБАВЬ ВОДЫ

Екатеринбургский репортер Константин Саломатин, как-то раз просматривая подшивку газеты «Челябинский рабочий» на предмет новых тем, наткнулся на статью об успехах женской вАтерпольной команды «Уралочка». вскоре С целым мешком вспышек, штативов и водонепроницаемых боксов Константин провел с девушками из «Уралочки» 10 дней, узнал, что он положительно плавуч, и рассказал PROспорт о правилах подводного съема.

АНДРЕЙ ВОРОНИН: «Если Блохин захочет видеть меня в сборной – примчусь первой же электричкой»

Нападающий московского «Динамо» — об игре за «Барселону», знакомстве с Магатом, разговорах с Божовичем и суровой берлинской зиме.

БОБОВАЯ КУЛЬТУРА

Федерация бобслея и скелетона набирает кандидатов в нацио–нальную сборную России по объявлению. Теперь любой прохожий может стать пилотом. Даже корреспондент PROспорт.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+