Блог Пирожки с ядом

Сергей Демехин: «У меня со Звонаревой никогда ничего не было. Только рабочие отношения»

 

- Как Вы узнали о том, что больше не работаете со Звонаревой?

– Считаю, у нас был плодотворный союз с Верой. Мы многое прошли, многого достигли, я уверен могли бы добиться большего, проработав дольше. Я приобрел хороший опыт – для меня это очень важно. Что произошло, это нужно спросить у Веры, потому как у меня до сих пор конкретного ответа нет. Накануне матча Кубка Федерации – это был апрель 2011-го года, Вера сказала мне, что хочет пригласить в команду другого тренера – Карена Кротова, дабы привнести что-то новое, причем мне она оставляла второстепенную роль. 

- Кто такой Карен Кротов?

– На тот момент я и сам не знал кто это. Но как выяснилось, Кротов в то время работал в одной из американских теннисных академий то ли как тренер, то ли это академия была его...

- Вера не советовалась с Вами, а только ознакомила со своим решением?

– Да, меня поставили перед фактом, поэтому оставалось либо соглашаться, либо нет.

- Вы согласились? 

– Я сказал, что мне нужно взять время на размышление, хотя для себя уже все решил. С ее стороны была просьба продолжить работу при подготовке к Федкап. Конечно же, я согласился.

- И каково было в итоге Ваше решение?

– Сразу после окончания матча с итальянками я сказал Вере, что не готов принять ее предложение. Я объяснил, что наличие в команде двух тренеров может только навредить ее карьере, т.к. наши с Кареном мнения будут не совпадать по многим позициям, будут возникать конфликтные ситуации. Не хотел и отвечать за чужую работу – это я также озвучил Вере. Таким вот образом наши пути разошлись...

- Сергей, но Вы же наверняка в курсе, что о вас с Верой ходила масса слухов...

– ...да-да, конечно, я в курсе. Но спешу всех успокоить, а кого-то, возможно, и разочаровать. Между нами никогда ничего не было. Только рабочие отношения! Никаких разногласий, будь то финансовых или каких-либо еще.

- После того, как завершился этот этап в тренерской карьере, на некоторое время Вы ушли в тень. Переживали?

– Ну, переживать на сей счет я не стал. Мне удалось поработать с таким прекрасным игроком, приобрести уникальный опыт, и в то же время убедиться, что мое видение и понимание тенниса имеет место быть. Поэтому тут лишь большая благодарность Вере, что дала мне такой шанс. В общем, мне нужно было немного времени, чтобы все осмыслить и определиться с тем, что делать дальше...

- Быстро определились?

– Достаточно быстро. Я хотел начать работу с юниорами. Понимаете, реально оценивая собственные возможности, я отдавал себе отчет в том, что способен подготовить хорошего игрока, взяв его под свое крыло не в расцвете сил и полностью сформировавшегося, а когда можно закладывать свою базу и менять необходимое как в самом теннисе, так и в голове. По крайней мере мне хотелось делать все для этого, и я был готов.

- Неужели в то время из WTA не поступало соблазнительных предложений, которые могли существенно изменить Ваши планы? После столь успешной работы со Звонаревой-то!..

– Предложения были, и очень серьезные, но я отказывался, очень доходчиво объясняя свою позицию. Я не склонен к метаниям, и если уж выбрал путь, то никакие соблазны с него меня не сдвинут.

- И все-таки, почему в Вашем молодом возрасте было не попробовать на несколько лет задержаться в профессиональном туре? Дополнительный опыт, большая известность...

– В WTA на сегодня роль тренера при «звезде», а к такой категории теннисисток относятся далеко не только Серена и Шарапова, – это зачастую роль прислуги. Из серии «подай-принеси». Я к такому изначально не готов. А изменить ситуацию, когда тебя на работу принимает теннисистка, практически невозможно. Поэтому, выбор не слишком велик. Либо ты закрываешь глаза на собственные амбиции, и имея «громкую» должность – тренер, таскаешь сумки с ракетками и т.п., либо... Я никого не осуждаю, Вы знаете, было бы мне лет 40 или 50, и у меня была бы жена и дети, которых надо кормить, наверное я взглянул бы на ситуацию по-другому. Но на сегодня я не обременен ни тем, ни другим, и могу позволить себе делать то, что мне хочется, то, что я считаю нужным, коли уж я тренер.

- Насколько я знаю, не редко бывает так, что тренер по совместительству еще является и бой-френдом теннисисток. Так ли это?

– Такое бывает и наверное даже часто. Но опять-таки это дело сугубо личное, они сами должны осознавать на что идут, и каковы могут быть последствия. Не осуждаю ни тех, ни других. Думаю, что больше мне здесь добавить нечего.

- Два года назад Вы стали работать с Маргаритой Гаспарян. Как это произошло и почему именно с ней?

– На Риту мне посоветовал обратить внимание Алексей Жук, который вот уже два десятка лет возглавляет теннисную школу ЦСКА. И перед тем как продолжить отвечать не вопрос, я не могу не сказать несколько слов об этом человеке.

- Пожалуйста, конечно!..

– Поверьте, я не преувеличиваю, но другого такого фаната тенниса как Алексей Владимирович в нашей стране не знаю. В Москве ЦСКА – это, пожалуй, единственное место, где профессиональные игроки, а также все перспективные юниоры получают возможность тренироваться бесплатно. И все это благодаря руководству ЦСКА, и в частности, Жуку. Он тщательно подбирал тренерский состав, и на сегодняшний день теннисная школа ЦСКА – это сплоченная команда единомышленников и энтузиастов. Одна из важных стратегических целей ЦСКА, идеологом которой был Алексей Владимирович – это наличие и соблюдение системы, в которой мы пытаемся создавать небольшие команды – по два-три человека из числа самых талантливых и перспективных, которые будет вести один тренер. Главные плюсы здесь в том, что девочки ежедневно находятся в конкуренции между собой, закаляясь в том числе и психологически, тянутся друг за другом, имеют постоянных спарринг-партнеров. Нельзя не отметить и финансовую составляющую. Один тренер на троих или три тренера – есть разница?..

- Какие-либо подвижки в этом начинании уже имеются?

– Это не ноу хау, это советская система, проверенная временем. Так что это у нас всегда было. Другой вопрос, объединить хороший материал вместе. Я наблюдаю какую-то неправильную тенденцию. У нас ребенок еще толком бегать не научился, а ему уже ищут личного тренера, таким образом, калеча детей психологически, заставляя их заниматься зачастую нелюбимым делом. Не говоря уже о том, что тратится куча денег, дети не ходят в школу, у них отсутствует нормальное общестороннее развитие. И поэтому, даже выжимая результат в 14-летнем возрасте или ранее, к 18-ти годам человек часто сдувается и посылает всех куда подальше. Но вернемся к нам. В ЦСКА в тот момент я обратил внимание на трех девочек – Гаспарян, Силич и Кудерметову. Рита постарше, 94-го года рождения, Алина Силич – 96-го, Вероника – 97-го. Вот тут и возникла идея и у Жука, и у тренера сборной – Манюковой Евгении Александровны, создать такую группу на базе ЦСКА. Но поскольку у всех кроме Риты уже были личные тренеры, то я начал работать только с Гаспарян, ожидая когда ситуация может поменяться... и мне удастся создать такую группку. 

- В прошлом году фамилия Гаспарян достаточно регулярно появлялась в различных СМИ. Было немало успехов на различного уровня турнирах, да?

– Знаете, практически весь 2012-й год был очень удачный. Когда я начинал работать с Ритой, она в рейтинге находилась где-то в районе 900-го места. И нам вместе удалось совершить огромный скачок как в рейтинге, так и в качестве игры. В течение прошлого года Рита выиграла четыре турнира ITF, что позволило ей добраться до 207-го места. На Кубке Кремля, турнире, ставшем последним в нашей совместной работе, она в первом круге очень достойное сопротивление оказала Люси Шафаржовой, уступив лишь в третьем сете...

- Но...

– Не знаю, решение ли это только самой Риты, либо в большей степени ее родителей, но продолжения не последовало. И я, в принципе, знаю причину.

- Какова же она?

– Ко мне обратились родители Вероники Кудерметовой с просьбой взять ее в эту группу. И так сложилось, что в ноябре я должен был на месяц уехать вместе с ней в США на стажировку, которую финансировали сами американцы. Не воспользоваться такой возможностью было нельзя – это более чем очевидно. Я объяснил ситуацию Рите, но она не поняла. Или не захотела понять того, что я не ее личный тренер, а тренер команды, в которую входит и Вероника...

- И как раз с Вероникой Вы работаете сейчас?

– Да. По возвращении из Америки в Москву, Рита уже тренировалась с другим наставником. 

- Хорошо. Давайте поподробнее поговорим о Веронике Кудерметовой.

– Поскольку у меня нет сомнений в том, что Вероника прочтет эти строки, я постараюсь не перехвалить...(улыбается)

- А есть за что?

– Нет!..(улыбается) Если серьезно, то скрывать очевидные вещи смысла нет. Вероника на сегодня, пожалуй, одна из самых перспективных теннисисток в своем возрасте. И я надеюсь, что свой потенциал она полностью раскроет уже в ближайшем будущем. По крайней мере, мы будем очень стараться.

- Мы знаем массу примеров, когда переход из юниорского во взрослый теннис дается с большим трудом. Нет опасений насчет Вероники?

– Действительно, на юниорском уровне Кудерметова выступала очень хорошо. В том числе, совсем недавно, она в составе сборной России стала победительницей Кубка Федерации. Я практически уверен, что трудности будут. Но вопрос в том, как их преодолевать и предотвращать. Именно в этом я вижу одну из главных своих задач. Сделаю все от себя зависящее, чтобы помочь Веронике наиболее безболезненно преодолеть этот переход.

- На Ваш взгляд, в следующем сезоне Кудерметова способна уже серьезно «засветиться» в профессиональном туре?

– Про-тур – это понятие растяжимое!..(улыбается) И каждый человек подразумевает свое. Но для примера, в минувшем августе, когда на турнире в Казани с призовым фондом 50 тысяч долларов добралась до полуфинала в одиночном разряде, плюс к этому завоевала титул в паре. Я считаю, это хороший результат, учитывая, что раньше Вероника турниры такого класса практически не играла. Впрочем, конечно же, на этом мы останавливаться не намерены.

- Сформирован ли уже соревновательный план на 2014-й год?

– В большей степени нет. Есть четкое понимание, где мы бы хотели сыграть, я веду речь о взрослых турнирах, но, к сожалению, далеко не все может сложиться из-за отсутствия финансирования. Что же касается юниорского тура, то здесь имеется ряд обязательных турниров, однако их не так много.

- Как такое может быть, что для одной из наших самых перспективных теннисисток не находится финансирования? Разве это миллионы миллионов? Не понимаю!

– По сравнению с бюджетами футбольных и хоккейных команд – это даже не копейки!.. Тем не менее, для самого спортсмена сумма выходит приличная. Мы своими силами стараемся находить деньги...

- А как же Федерация тенниса России? Или у нас все так хорошо, что можем позволить не заметить одну из тысяч талантов?

– Я понимаю Вашу иронию!.. Конечно же, это непозволительная роскошь, но необходимой поддержки со стороны ФТР нет, и в обозримом будущем она вряд ли предвидится. Там говорят, что деньги не выделяются. Теннисисткам частично помогает Министерство Спорта, оплачивая поездки на некоторые турниры, за что им, конечно же, благодарность, но этого не достаточно. Надеемся только на себя! И это касается не только Вероники. Подобная проблема стоит перед многими юниорами.

- Будет жутко несправедливо, если именно отсутствие финансирования окажется определяющим в развитии их карьер!..

– Давайте не будем о грустном! Только с надеждой и верой!..

- Договорились! В завершении нашего разговора я хочу пожелать удачи и Вам, и Вашим подопечным!

– Удача всем нам точно не помешает! Спасибо!

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья