Блог OrangeAndBlack

Четыре аккорда Кувалды

С точки зрения хоккейных пуристов, грешно включать Дэйва Шульца в первую дюжину, или даже две дюжины, лучших игроков «Флайерз». Особо чувствительные зрители и репортеры считали, что Кувалда принес Игре больше вреда, чем пользы. Но никто из этих критиков не играл за «Филадельфию» в золотые годы начала 70-х.

Шульц был такой же значимой частью «Флайерз» чемпионских сезонов 1974 и 1975, как Бобби Кларк и Берни Парент. А по степени влияния на Игру его вполне можно сравнить с членами Зала славы.

Джин Харт, многолетний голос «Флайерз», описал наследие Шульца в своей книге «Score!» («Гол!»). С его точки зрения, Дэйв, возможно, уступал по чисто хоккейному таланту суперзвездам, против которых ему довелось играть, но его воздействие проявлялось по-другому.

«Возвращаясь назад в семидесятые, самыми заметными и значительными игроками декады были Бобби Орр, Фил Эспозито, Ги Лефлер, Кен Драйден, Бобби Кларк и Берни Парент. Кто-то может удивиться или даже рассмеяться, но я добавлю Шульца в этот список.

Он был уникален, потому что более, чем кто-либо другой в десятилетии, изменил лицо Игры, меняя лица других хоккеистов. Он переписал не только книгу рекордов, но и книгу правил. И он поменял образ мышления большинства команд лиги», - писал Харт.

Он привнес в команду то состояние драйва и куража, которого не хватало с плей-офф 1968 года, когда она была физически уничтожена «Сент-Луисом». В начале 1970-х менеджмент «Флайерз» признал необходимость приглашения в коллектив агрессоров, способных атаковать соперников первыми. Один за другим, в клуб перешли Боб Келли, Андре Дюпон и Дон Салески. Но «слаггером», обеспечившим настоящий прорыв, был именно Шульц.

«Каждый знал, почему я оказался здесь. До моего приезда «Флайерз» была командой, которую могли гонять по льду и ко всем чертям. Я не позволял этого делать в любом коллективе, где бы ни оказывался. Я охотно подставлю челюсть под удар в нужный момент ради победы», - говорил Кувалда.

Когда Шульц был «летчиком», он принимал на себя много ударов, но обычно наносил гораздо больше. На более позднем этапе его карьеры – это была уже другая история. Будучи в Филадельфии, он любил говорить, что оставляет автограф своими кулаками. Листом бумаги обычно была голова самого крутого парня, против которого доводилось играть. Уэйн Кэшмен из «Брюинз» или Пьер Бушар из «Канадиенс» - не имело значения. Шульц взял на вооружение конкретный стиль боя, который хорошо работал.

«Я даю возможность противнику нанести пару ударов в то время, пока я захватываю его. Как только в моей руке оказывается его свитер – преимущество на моей стороне», - вспоминал Дэйв.

При неоценимой поддержке таких забияк, как Боб Келли и Лось Дюпон, Шульц развязывал на льду настоящий террор, где бы он ни играл. Так к «Флайерз» привязалось прозвище «Бродстрит Буллиз». И подопечные Фреда Шеро носили его с гордостью.

«Это была своего рода калька с «Биг, Бэд Брюинз», но «летчики» быстро сделали данный слоган своей визитной карточкой», - замечал Джин Харт.

Но более важным было то, что «Флайерз» начали побеждать, как только Шульц прибыл в Филадельфию в сезоне-1972/73. У них было четыре главных вида оружия.

1. Игра Берни Парента в воротах была безупречной;

2. Их оборона, несмотря на отсутствие суперзвезд, действовала надежно, как единое целое;

3. Хорошо сбалансированные атакующие звенья, ведомые Бобби Кларком, Биллом Барбером и Риком Маклейшем, забивали достаточно много;

4. Шульц и его «оруженосцы» устрашали соперника так, как этого не делал еще никто – ни до, ни после.

Те, кто оценивал легенду Шульца в течение многих лет, часто упускали из виду один важный момент: Кувалда умел играть в хоккей. И, получив такую возможность, он играл действительно здорово. По ходу сезона-1973/74 – лучшего для «Флайерз» на тот момент – Дэйв доказал это. Несмотря на 348 минут штрафа, Шульц забросил 20 шайб и добавил 16 результативных передач. Вряд ли можно считать простым совпадением то, что «Филадельфия» именно тогда впервые завоевала Кубок Стэнли. По окончании регулярного чемпионата он продолжал играть хорошо, забросив две шайбы и сделав 4 ассиста в 17 матчах плей-офф.

Сам Шульц позднее пришел к выводу, что его потенциал как игрока и снайпера не был раскрыт в «Спектруме» в полной мере из-за манеры игры, акцента на устрашение противника.

«Я был счастлив находиться в чемпионской команде, но есть вещи, которые я бы сделал иначе, выпади такой шанс. Да, я мог стать лучше как хоккеист. Но когда я покинул «Флайерз» (1976), продолжал играть в том же стиле еще три года.

Я начал терять уверенность как игрок, как исполнитель. Из-за того, что я взял на себя определенную роль и свыкся с ней, многие люди сомневались в том, что я вообще умею играть. И эта уверенность так и не вернулась ко мне в полной мере», - вздыхал Шульц.

Кувалда зарекомендовал себя как боец в начале 1970-х, играя за клубы АХЛ из Квебека и Ричмонда. В 1972 году Дэйв стал бенефициаром одного важного события.

Новая лига – Всемирная Хоккейная Ассоциация (ВХА) – сформировалась и бросила вызов НХЛ. Молодые клубы ВХА, такие как «Нью-Йорк Рэйдерс» активно переманивали звезд НХЛ, стараясь раскрутиться. Шульц попался на глаза скаутам «Рэйдерс»: он был готов подписать контракт с новой командой из новой лиги. Шульц прибыл на Манхэттен и явился на пресс-конференцию, во время которой он якобы принял предложение «Рэйдерс». В последнем ряду сидел представитель «Флайерз» Джил Штайн, который отчитался о происходящем перед Эдом Снайдером. В результате, сделка с «Рэйдерс» сначала повисла в воздухе, а затем Шульц прибыл в Филадельфию и заключил соглашение с «летчиками».

Это был один из лучших ходов, когда-либо сделанных руководством «Флайерз». Шульц набрал 259 штрафных минут в свой дебютный сезон. Также он забросил 9 шайб и сделал 12 результативных передач в 76 проведенных матчах. Его боевой дух был замечен Шеро: тренер определил новичка в линию штатных разрушителей.

Город за городом, «Флайерз» производили фурор, где бы ни появлялись. Всего за несколько месяцев они приобрели репутацию самой «боевой» команды лиги, их игра была наиболее захватывающей.

«Чем больше я бился, тем больше мне доверяли и вознаграждали игровым временем. А вишенкой на торте стало то, что мы становились успешны как команда. Чем больше мы побеждали, тем более я чувствовал, что должен сражаться. Чем больше становилась известность и узнаваемость, тем больше была ответственность: я должен был соответствовать репутации», - объяснял Шульц.

В самое короткое время он стал большой знаменитостью из мира хоккея. Его приглашали для интервью для радио и телевидения, он появлялся в журнальных статьях и на обложках. Мори Леви в издании Philadelphia Magazine писал: «Хоккейная битва стала наукой и ремеслом с появлением Дэйва Шульца… Его не прозвали бы Кувалдой просто так».

В сезоне-1974/75 Шульц принял участие в 30 больших боях на льду, выиграв большинство из них и побив рекорды по штрафным минутам как в регулярных чемпионатах, так и в плей-офф. Он стал настолько популярной фигурой в городе братской любви, что группа фанатов организовалась и провозгласила себя «Армией Шульца». Эти болельщики появлялись на трибунах «Спектрума» в железных касках. Были у них и другие знаки отличия.

На контрасте, Дэйва искренне ненавидели на других хоккейных аренах. Когда он играл в «Нассау Колизеум» против «Айлендерс», фанаты кричали «Буууу!» всякий раз, когда канадец выходил на площадку. Появились оскорбительные баннеры, а один молодой болельщик даже пронес на трибуну чучело.

«Большинство фанатов из других городов ненавидели меня. Но когда я уходил с площадки, реакция была иной. Люди узнавали меня и желали удачи», - рассказывал Шульц.

Его удача оставалась с «Филадельфией» по ходу сезона-1975/76. «Флайерз», дважды завоевав Кубок Стэнли, вышли в третий большой финал за три года. У Кувалды был еще один хороший сезон (71 игра, 13 голов, 19 передач, 32 очка). Только четырех баллов за результативность не хватило ему до личного рекорда. Но когда Филли сразились в финальной серии с «Монреалем», сила запугивания Шульца была нейтрализована местными атлетами и громилами, такими как Ларри Робинсон (193 см, 102 кг). «Филадельфия» проиграла четыре матча кряду и, хотя Дэйв об этом еще не знал, это стало его лебединой песнью в составе команды. Пол Холмгрен, который также умел как играть, так и драться, был готов занять место Шульца.

Наличие в составе Холмгрена позволило «летчикам» обменять Шульца в «Лос-Анджелес» в конце 1976 года. Когда он вернулся в «Спектрум», будучи игроком «королей», верные фанаты устроили игроку овацию. Но когда Холмгрен сошелся с ним в схватке, Дэйв услышал с трибун свист.

Последние сезоны Шульца в НХЛ были разочаровывающими. Он сильно изменился в «Лос-Анджелесе», и был впоследствии обменян в «Питтсбург», а после этого – в «Баффало». Впоследствии он стал тренером в низших лигах (на два десятилетия), а последним местом его работы стала Лига Восточного побережья.

Несмотря на ранний уход из большого спорта, Шульц запомнился как лидер и вождь среди филадельфийских бойцов.

«Когда я играл, возникло так много новых команд. Лучшим способом добиться их уважения было играть жестко», - говорил он.

Ни одна команда не была грубее той «Филадельфии». И ни один игрок не был жестче, чем Дэйв Шульц в его лучшие годы. Есть люди, считающие, что благодаря своим кулакам Кувалда остается самым популярным «летчиком» всех времен.

Из книги Стэна Фишлера «Величайшие игроки и моменты «Филадельфии Флайерз»: до 2002 года».

Перевод - Orangeandblack.ru .

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья