Блог Открытое письмо

Открытое письмо Сергея Паршивлюка: как потерять мечту после крестов, но принять себя к 30 годам

Всем привет.

Сегодня мы запускаем новую рубрику и новый блог – Открытое письмо. Здесь игроки, тренеры, менеджеры, обычно незаметные сотрудники клубов и даже болельщики будут рассуждать о том, что их заботит, трогает, огорчает и веселит. 

В первом выпуске – Сергей Паршивлюк. Когда-то – самый молодой капитан «Спартака», который пострадал из-за двух разрывов крестообразных связок колена, потерял место в родной команде и расстался с целью стать легендой как Джеррард или Тотти. Махачкала, «Ростов», «Динамо» – вы знаете путь Сергея после «Спартака», но вряд ли представляете, что он чувствовал, смиряясь с травмами и раздавливая прежние желания. В этом рассказе – осмысление карьеры и взросление.

Пожалуйста, делитесь мнениями о нашей новой рубрике в комментариях и говорите, чьи открытые письма хотите прочитать в этом блоге. Мы все изучим и лучшие варианты постараемся воплотить.

А пока – слово Сергею Паршивлюку.

***

В детстве все хотят быть похожими на кого-то. В школе «Спартака» я играл на флангах полузащиты, поэтому кумиром был Криштиану Роналду. Я смотрел нарезки его финтов на ютубе, поражался, как он уничтожал всех, даже Эшли Коула. Пытался на тренировках повторить эластико.

Забивал я нечасто, но в выпускной год стал лучшим бомбардиром «Спартака» на Кубке России в Сочи – исполнял все пенальти. Но, видимо, во мне не видели особых перспектив: много ребят подключали к дублю еще по ходу выпускного года, а со мной все было непонятно. Спасибо папе – он нашел человека, который пообщался с тренерами дубля и организовал мне просмотр.

В дубле работал Мирослав Ромащенко – он перевел меня в защиту. Переход получился очень тяжелым: я же всю жизнь играл на одной позиции. Вроде тот же фланг, но все равно не то. Помню, в одном из первых матчей за дубль команда держала линию, а я стоял на два метра ниже и с поднятой рукой зажигал офсайд. Было забавно.

Ромащенко показывал, как правильно принимать мяч – чтобы сразу разворачивался. Справа в защите можно смотреть на центрального защитника и сразу вернуть мяч обратно, а можно сразу расположиться так, чтобы и его видеть, и оценивать, что происходит впереди. Конечно, такие вещи закладываются в школе, но там я редко получал передачу от центрального защитника.

Но все получилось хорошо. В 21 год я стал капитаном «Спартака». Представьте: игра с «Челси», «Лужники», 80 тысяч зрителей, ты выходишь вместе с Джоном Терри, все кричат, что ты самый молодой капитан в истории, через пару недель ты должен сыграть на «Стэмфорд Бридж». В то же время Адвокат вызвал меня в сборную, хотя говорили, что сборная – это закрытый клуб. Это был просто сон.

Он закончился через пару недель.

Я порвал кресты в матче с «Сибирью». 

А ведь я мог вообще не лететь в Новосибирск. В чемпионате мы играли неудачно, спасти сезон могла только Лига чемпионов. Перед отлетом Карпин спрашивал: «Все готовы лететь в Сибирь? Через несколько дней гостевой матч с «Челси». А я же капитан, я не могу сказать: «Нет, я не лечу».

Отыграли первый тайм – в перерыве заболело колено, правда, другое. Снова подумал про себя: «Ну я же капитан, не могу замениться». Вышел на второй тайм – и сломался на ровном месте.

Когда восстанавливался, много разговаривал с Карпиным. Он объяснял: «Не бойся, если порвешься еще раз – значит, порвешься. Но так ты хотя бы попробуешь вернуться».  Карпин приводил в пример Валерона, у которого было трое крестов, но он все равно вышел на определенный уровень. Поэтому теперь я говорю Карпину: «Валерий Георгиевич, я с вами до конца жизни не расплачусь».

Карпин – главный тренер в моей жизни. Самый запоминающийся пихач – после 0:3 от «Рубина» в 2009-м. Это был матч за первое место, но нас вынесли. Первый гол забил Семак, а мы возвращались назад не на полной скорости. Очень неприятно, когда перед всей командой в тебя тычут пальцем и говорят: «Вот бежит Семак, ему сколько лет? Вы такие молодые и стоите смотрите, как он вам забивает».

После первых крестов в Мюнхене случайно встретился с Данни. Я – молодой пацан, он – одна из главных звезд лиги, выигрывал Суперкубок УЕФА. Данни совершенно спокойно спросил: «Как колено? Если что-то надо, я тебе помогу». Меня это поразило – после этого всегда, когда пересекались в матчах, очень аккуратно действовали против друг друга. Он вообще бесстрашный: когда он порвал кресты в третий раз в матче со «Спартаком», я находился в нескольких метрах. Видел, как он ставил ногу – я так не делаю уже на уровне подсознания. Теперь ставлю ногу только прямо.

Игорь Акинфеев возвращался после двух крестов. Помню, как перед матчем с ЦСКА желали друг другу удачи, говорили: «Главное – здоровье». Начинается игра – и Акинфеев сталкивается с Веллитоном. После матча написал Игорю сообщение: «Выздоравливай, ты вернешься еще сильнее». Он поблагодарил.

Через пару лет у меня случились вторые кресты. Перед травмой у меня были проблемы с коленом. В матче с «Динамо» неудачно поставил ногу – вроде как повреждение крестов, но не полный разрыв. Мне сделали артроскопию, начал закачивать ногу, тренироваться на сборах (это когда в «Спартак» пришел Эмери). Но уверенности в ноге не было – в последний день сбора опять неудачно ее поставил и в Россию полетел с огромным опухшим коленом. В Москве «Спартак» представлял форму на новый сезон, а я специально натягивал повыше гетру, чтобы никто не заметил размеры моего колена. На следующий день боль сошла, я вышел на тренировку. 

Но один момент – и все.

Из-за того, что колено беспокоило, я вроде бы был готов морально. Мне так казалось. Но когда ехал в машине в Германии на операцию, думал: «Может, закончить нафиг? Что я делаю не так?» 

После первых крестов я не пил газировку, не ел белый хлеб, вел максимально здоровый образ жизни. Мой максимум в то время – домашний компот. 

Ты суперпрофессионал: час до тренировки в зале, час – после. И все равно ломаешься. Я даже купил часы в подарок, а потом их продал – накрыл депрессняк, потому что они были дорогие. Не мог себя занять чем-то, только думал: «Почему?»

Самое бесячее в восстановлении – процедура, когда тебе гнут ногу для большей мобилизации. Ты ложишься на живот, и доктора тянут твою ногу к попе. Ты страшно потеешь, тебе очень больно – из-за этого ты кроешь всеми словами терапевтов.

Я смотрел видео, как Пепе восстанавливался после разрыва крестов в «Реале». Тогда пришли мысли: «Он же работал и вернулся. Значит, и я смогу».

Летом 2016-го меня отправили в «Спартак-2». Появилось предложение от «Краснодара» – я согласился, но не прошел медосмотр из-за колена. Так встал выбор: «Спартак-2» или «Анжи». Конечно, можно было зарабатывать деньги и остаться в «Спартаке-2». Но я выбрал футбол. Семи игр в ФНЛ мне хватило.

Тогда «Анжи» базировался в Раменском, тренером был Павел Врба, в составе были достаточно качественные игроки. До базы доезжал за час – в общем, все неплохо. Но после первой части чемпионата все рухнуло, 31 декабря пришло письмо: «В связи с изменением курса команды можете искать себе новый клуб». Классный подарок.  

В январе поехал с «Анжи» на сборы в Турцию и после каждой тренировки возвращался в номер с надеждой увидеть сообщение от агента: «Я нашел вариант. Собирай вещи и уезжай». Потом оказалось, что я заигран за «Спартак-2» и за «Анжи» – куда-то перейти в том сезоне я больше не мог.

После Турции команда улетела в Махачкалу. Там мы жили на стадионе. С четырьмя-пятью пацанами хотели снять дом, чтобы можно было просто пожарить мяса. Но ничего не нашли. Плюс я еще подхватил гайморит – три раза пришлось ездить в больницу на прокалывания. Помню, однажды увидел в больнице кучу детей, спросил: «Почему их так много?» Мне ответила медсестра: «У нас бактерия в воздухе, дети часто болеют». Это было страшно.

В Махачкале почти все игроки жили без семей. Когда ты в компании, все вроде нормально – отвлекаешься, тренируешься. Но приходишь в номер – и все. Звонишь семье, видишь, что ты – здесь, а дети – там. И как только у тебя возникает хотя бы половина выходного – сразу летишь в Москву.  

Летом 2017-го я перешел в «Ростов», с семьей сразу решили, что переезжаем вместе. Приехали, вышли на улицу – солнышко, дети бегают, играют. Думаешь: «Блин, как классно!»

Москва – главный город для меня. Здесь я родился, здесь живут родные и близкие. Осенью дочка идет в школу – это один из факторов за возвращение, не хотелось, чтобы потом она переезжала с места на место. Но и Ростов мы очень полюбили – запланировали поехать туда, когда будут выходные. Любимое место – «Ростов Арена». Второе – Пушкинская улица. Мы жили в центре, выходишь: гуляешь, кафешки – здорово.

Перед сном мы с женой можем посмотреть серию сериала на Netflix. Раньше я практически не спал после матчей – ночью пересматривал игры, анализировал ошибки. Выходишь на тренировку через день после игры, думаешь: «Блин, какой я дурак, как можно было так сыграть?» Конечно, и тренировка рассчитана на учет этих ошибок. Поэтому ошибки нужно признавать и исправлять, но не думать: «Ай, я такой ужасный».

И вот году в 2013-м я перестал смотреть свои игры – переключился на американский футбол, который шел в четыре утра. В «Спартаке» тогда играл Ким Чельстрем – мы с ним обсуждали все матчи. Сначала я вникал в правила, потом уже реально увлекся, посмотрел пару документалок на Netflix о жизни команд. Так подписка и осталась, сейчас смотрю сериалы: «Очень странные дела», «Бумажный дом», «Формула-1».

Игроки, которые не получали серьезных травм, не понимают, как можно приезжать на базу и смотреть в окошко, наблюдая, как тренируется команда. Никому такого не желаю. После крестов игроки становятся профессиональнее: ты уже не можешь просто приехать и выйти на поле – нужно покрутить велосипед, размять суставы, подготовить колено. В «Динамо» Панченко, Юсупов, Морозов постоянно в зале – они не хотят, чтобы у них снова было что-то не так.

Похожая ситуация с воспитанниками больших клубов, закрепившимися в основе. Когда ты в «Спартаке», то считаешь, что все круто, тебя любят миллионы, ты всего добился. Когда ты уезжаешь в «Анжи», видишь, что может быть по-другому. Перешел в «Ростов» – снова иначе. 

Воспитанники больших команд, играющие в них всю жизнь, – счастливчики. Большинство из них думает: «А, что там, меня все хотят». Так не работает. Ко мне это понимание пришло, когда ушел из «Спартака». В «Ростове» я провел два замечательных года, время в «Анжи» меня тоже закалило.

Я всегда говорил, что если я буду нужен своей команде, я готов провести в ней всю жизнь. Для меня эталон преданности – Джеррард. Его хотели «Реал» и «Челси», а он оставался в «Ливерпуле». Джеррард – true legend. Моя история показала, что все может пойти не так, как мы хотим. Сейчас я в «Динамо» и готов жертвовать всем ради него. 

Предполагал, что на встрече с болельщиками «Динамо» будет какой-то провокационный вопрос, но не думал, что попросят поцеловать эмблему. Я не сказал ничего сверхъестественного (Паршивлюк ответил: «Уважение зарабатывается не поцелуями эмблемы, а честной игрой» – Sports.ru). Это реально моя история, которую никуда не выкинешь. Я был вторым вице-капитаном «Спартака»: Йиранек ушел, у Алекса начались проблемы с женой, я стал капитаном. Мы играем в футбол, а не соревнуемся, кто поцелует эмблему или у кого самая красивая форма. Сказал то, что думаю. Вижу, что меня поняли.

К сожалению, мысли «Как бы все сложилось, если бы не кресты?» лезут очень часто. Едешь один в машине, думаешь: «Вот, а если бы?» Но это уже случилось – ничего не изменить. Лучше самому отодвинуть эти мысли от себя. Я и так благодарен всему, что имею.

Сейчас меня больше всего радуют дети, здоровые родители и сам факт того, что я могу тренироваться с командой. Недавно дети прилетели из Турции – мы не виделись двадцать дней. Они стали рассказывать, что там делали, младший сын начал выговаривать букву «р». Ты же привыкаешь к его «л», а тут «р» – вот это счастье.

А мечты… Если человек не мечтает – зачем жить? В моем восприятии мечта – что-то нереальное. До нее можно чуть не добраться, но все равно показать отличный результат. Есть цели, которые могут привести к мечте. В футболе – обходиться без травм и помогать побеждать своей команде. Можно быть хорошим футболистом, но ничего не выиграть – в Википедии будет количество матчей, голов, карточек. И все.

Поэтому надеюсь, у меня получится что-то выиграть.

Фото: fcdynamo.ru; РИА Новости/Александр Вильф, Владимир Федоренко, Григорий Сысоев; vk.com/fc_anji_ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья