Блог Newsweek-блог

Неспортивный интерес

Футболист Алексей Попов, который в составе «Рубина» в 2008 году стал чемпионом России, давно мечтал о не связанном со спортом серьезном бизнесе. Первый опыт много лет назад был неудачным, говорит футболист: производство оцилиндрованного бревна для строительства домов требовало времени, а его не хватало.

Производство встало. К работе с деревом Попов вернулся в прошлом году: закупил несколько станков и теперь производит топливные гранулы. «Спрос на биотопливо хороший, пол-Европы на нем сидит, – объясняет футболист. – В России этот бизнес не развит, и это хорошо: здесь я точно буду на ведущих ролях».

Таких бизнесменов от спорта, как футболист Попов, в России единицы. Чаще всего действующие спортсмены просто вкладываются в недвижимость. С ней все понятно: скупают в строящихся домах сразу по несколько этажей, а потом перепродают квартиры или сдают их в аренду. Например, нападающий «Локомотива» Питер Одемвинги купил несколько квартир в Европе и построил мини-отель в родной Нигерии. Прибыль от аренды, может быть, и не такая большая, зато гарантированная. Заработки в спорте снижаются, и спортсмены теперь активнее пытаются подработать на стороне. Получается не у всех.

Спортсмены, открывающие собственное дело, сильно рискуют: нужно не только вложить свои деньги, но и найти честного компаньона, который бы вел дела во время соревнований. В роли таких помощников чаще всего выступают не занятые в спорте друзья. «По сути, спортсмены вкладывают деньги в бизнес этих самых друзей. А сами получают определенную долю», – говорит Максим Белицкий, директор по спорту агентства Brand Action Group. Алексей Попов этого не отрицает: «Все равно это лучше, чем, завершив спортивную карьеру, остаться вообще ни с чем».

Мертвый сезон

Хоккеист питерского СКА Максим Сушинский с друзьями финансовых дел не ведет – привык работать в одиночку. Семь лет назад он снимал небольшой офис в Санкт-Петербурге и торговал подержанными машинами из Америки и Германии – возил под заказ. В месяц, рассказал он Newsweek, выходило около десяти авто. Зарабатывал он немного – конкурировать с официальными автодилерами ему, как и всем перегонщикам, было непросто.

Зато теперь у Сушинского свой двухэтажный автосалон, он торгует дорогими «мерседесами», придумывает различные антикризисные акции и хвастается, что иногда продает по полсотни автомобилей за месяц. Тот факт, что он известный спортсмен, ему только в помощь. Все-таки Сушинский – чемпион мира 2008 года. Сделки с оптовыми покупателями он заключает лично: «Людям приятно, когда я сам им продаю автомобили». Но хоккей, уверяет бизнесмен-чемпион, для него по-прежнему работа номер один. Пока шел регулярный чемпионат, ему было непросто: утром тренировался вместе с командой, а вечером ехал в салон. Везде успеть у хоккеиста не получилось: со стартом чемпионата его автомобильные дела стали идти хуже. А тут еще и кризис.

Не заладилось в этом году у Сушинского и в хоккее. Его СКА вылетел уже в первом раунде плей-офф Кубка Гагарина, пропустив вперед московский «Спартак». «Эти проигранные матчи – хуже всякого кризиса. В бизнесе у меня такого провала точно не было», – говорит хоккеист. Впрочем, бизнесмена Сушинского хоккейные поражения из колеи все равно не выбили – он везде привык искать плюсы: «Потому что я оптимист. Думать о плохом – не в моих правилах». Сразу после досрочного завершения чемпионата он взял в клубе отпуск и теперь все свободное время занимается делами в автосалоне.

Капитан казанского «Рубина», футболист сборной и бронзовый призер чемпионата Европы Сергей Семак о таком отдыхе от спорта только мечтает: в футбольном чемпионате практически нет пауз и, соответственно, нет времени заниматься собственным делом. Три года назад, еще когда играл в Москве, он вместе со знакомым банкиром купил несколько лимузинов. Вместе они открыли в столице фирму по прокату машин, которая сначала держалась только на имидже футболиста: люди платили за то, чтобы прокатиться на машине кумира.

В прошлом году Семак переехал в Казань, а дела передал жене Светлане. Через полгода футболист с ней развелся, но свою долю в бизнесе сохранил. Он заверил Newsweek, что по-прежнему держит руку на пульсе: «Вот сейчас у нас мертвый сезон: в начале весны клиентов почти нет, изредка бывают свадьбы. Да и кризис сказался: люди стали более грамотно тратить деньги».

Заплыв в открытой воде

С кризисом спортсмены уже не так охотно вкладывают деньги в недвижимость. «Боятся быть обманутыми», – предполагает Максим Белицкий. Спортсмены, опрошенные Newsweek, объясняют это по-своему: инвестиции в недвижимость стали в спортивной среде чуть ли не признаком дурного тона. «Что с нее взять? – недоумевает Максим Сушинский. – Стоит дом и стоит, никакого стимула работать дальше нет».

С ними не согласен пловец Владимир Дятчин, действующий чемпион мира на открытой воде. Постройка дома – это целое искусство, считает он и может рассказывать об этом часами. В 2003 году Дятчин ушел из спорта в строительный бизнес: вместе с отцом возводил жилые многоэтажки в Тольятти. Тогда плавание на открытой воде было неолимпийским видом спорта и не получало государственного финансирования. Маленькую стипендию тогдашнему чемпиону мира и Европы Владимиру Дятчину выписывал лишь Липецкий металлургический комбинат, за который спортсмен выступал на российских соревнованиях. Когда перестали платить и там, пришлось уйти в бизнес. «И я к тому моменту уже все выиграл, расти дальше было некуда», – объясняет пловец.

Вернулся он в спорт лишь в 2006 году, да и то по чистой случайности. В начале года попал в аварию, сломал ключицу, и врачи посоветовали бывшему пловцу восстанавливаться в бассейне. Там Дятчин случайно узнал, что плавание на открытой воде включили в программу Олимпийских игр, и решил вернуться. Через год – в 2007 году – он снова выиграл чемпионат мира и завоевал путевку в Пекин. На спортсмене-строителе еще недавно поставили было крест, а теперь ждали от него олимпийской медали. Не получилось. Дятчина дисквалифицировали в финальном заплыве за нарушение правил: судьи посчитали, что он толкал своих соперников под водой.

Его засудили по политическим причинам, уверяет сегодня Дятчин, но в подробности не вдается. Плавание он бросать не собирается – в том числе и из финансовых соображений: после того как открытую воду включили в олимпийскую программу, ежемесячные выплаты взлетели до $3000–4000. А ждать прибыли от строительного бизнеса не приходится: в кризисный год, говорит Дятчин, строить – себе в убыток. Теперь, продолжает пловец, остается только сдать в аренду квартиру, в которой он практически не живет из-за постоянных сборов, и готовиться к чемпионату мира в июле. «А серьезно заниматься стройкой надо будет уже в следующем году, когда все утихнет», – уверяет спортсмен.

Футболист «Рубина» чемпион России Алексей Попов конца финансового кризиса ждать не намерен. Самое большое потрясение в бизнесе он уже пережил в конце 2006 года. Тогда он перечислил 5 млн рублей на счет компании ООО «Телетрейд», которая занималась продажей станков для производства топливных древесных гранул, но вместо агрегатов получил, как он выразился, «груду металлолома». В июне прошлого года ГУВД по Пермскому краю – Попов тогда выступал за местный «Амкар» – даже возбудило уголовное дело за мошенничество в особо крупном размере. Но расследование ничего не выявило. «По их данным, все шито-крыто», – переживает Попов.

Сейчас за своим бизнесом Попов следит преимущественно по интернету: компаньон постоянно сбрасывает ему на электронную почту корпоративные отчеты. Судя по ним, говорит футболист, производство биотоплива продвигается очень успешно: штат увеличился до 12 человек, можно работать уже в две смены. Появились и первые клиенты.

Если к концу этого года компания еще вырастет, Попов вложит дополнительные деньги: заменит отечественную технику на более дорогую импортную. «Тогда точно на жизнь хватит и мне, и моему компаньону, – уверен 30-летний футболист. Но вдруг добавляет: – Когда закончу играть, может, мне в «Амкаре» предложат работу. Все-таки хочется связать себя не только с деньгами, но и со спортом».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья