Блог NapoliMania

Марадона давно канонизирован в Неаполе. Объясняем почему

Стадион «Наполи» теперь носит имя Марадоны, в следующем году откроют станцию метро имени аргентинца, а еще подумывают переименовать одну из улиц. Но это простые формальности, Эль-Пибе уже давно причислен к лику святых  

Диего снова всех переиграл. Многие удивлялись, как с таким образом жизни Марадона вообще дожил до 60, но когда узнали новость о смерти — не хотели верить. Как минимум, все сомневались и ждали опровержений. Дальше – шок

В 1991 году аргентинец покидал Италию в статусе самого ненавидимого человека на Планете, а сейчас Серия А устраивает трогательное прощание с Эль-Пибе. Весь мир горюет. Пока в богатейшем Дубае проецировали изображение Марадоны на Бурдж-Халифу, в разгромленной Сирии делали графити на стене разрушенного дома. В этом феномен Диего Армандо – он достояние всего человечества: богатых и бедных, христиан и мусульман, Южной Америки и Европы, Африки и Азии. Многие пытаются сравнить потерю Диего, но аналогов не находят. Кобе? Великий спортсмен, но не революционер. Али? Великий спортсмен, революционер, культорологический феномен, но не божество. Сенна? Великий спортсмен, но зажат в рамках автоспорта. Принцесса Диана? Не уверен, что о ней слышали в трущобах Африки или Южной Америки. Возможно, Курт Кобейн или Джон Леннон? Но в тех же бедных трущобах и гетто их вряд ли считали за своих. С другими футболистами Диего вообще бесполезно сравнивать – Марадона еще при жизни стал больше, чем просто футбол. Это миф, языческий бог, культ, религия. Голы и очки – просто цифры, хотя они тоже впечатляют. Подарить людям мечту и осуществить ее, когда обстоятельства против тебя – это уже совершенно другой уровень. При этом Диего Армандо всегда помнил кто он и откуда, что при таком уровне славы удается немногим. 

Перед важной встречей с политиками, в смокинге, попинать мячик с местными ребятишками только потому что они просят, а не потому что это соберет миллион лайков в инстаграме? Пожалуйста. Жители небольшого городка хотят, чтобы ты сыграл на убитом поле для больного ребенка? Никаких проблем, даже если президент клуба грозится впаять штраф. Отдать свою тачку консьержу, чтобы тот впечатлил свою девушку? Без вопросов. Благотворительность? О, Диего легко все получал, но еще быстрее отдавал. И считал низким вести какой-то учет подобной деятельности. Где-то творится несправедливость? Марадона плюет на политкорректность, не боясь дальнейших последствий. Матч с Англией летом 1986 и вовсе – самый важный политический акт в истории спорта. Тот, кто обвиняет Диего Армандо в хитрости, никогда не сталкивался с войной и не терял часть территории. Что до пороков и слабостей – они только усиливали эффект восприятия, делая персону трагичной. Диего – самый человечный из богов и самый божественный из людей.  

Эль-Пибе противостоял Ватикану, капиталистам, янки, НАТО, Англии, ФИФА c УЕФА, местным федерациям, Северу Италии, а сегодня все они пишут теплые слова в адрес Марадоны. Одна только колонка президента Франции Макрона чего стоит, в которой Эмманюэль назвал Диего – Богом. И это несмотря на наличие Платини и Зидана 

Именно поэтому не стоит удивляться толпам на улицах Неаполя во время пандемии и запретов. Совсем недавно на юге Италии произошло столкновение между полицией и недовольными карантином жителями. Люди вышли на протест, но массовые сборы в регионе Кампания запрещены — силовики вмешались. Cейчас, после смерти Диего, никто даже не пытался остановить неаполитанцев и что-то им запретить — все прекрасно все понимают.

Некоторые все же недоумевают: ну выиграл он два скудетто для Неаполя, ну лучший игрок в истории клуба, но почему Диего — аргентинца — вознесли до статуса божества? Он же просто спортсмен. Нет, не просто

Каким был Неаполь до Марадоны

Примерно год назад вышел огромный материал о взаимоотношениях Севера и Юга Италии.

Война Севера и Юга. Почему фанаты «Наполи» так ненавидят «Ювентус»

Давайте коротко. Под предлогом объединения страны некогда столицу Неаполитанского королевства разграбили северяне, чем спровоцировали небольшую войну и массовую эмиграцию на юге. Пока велись боевые действия, на деньги южан новое правительство укрепило промышленный треугольник Милан-Турин-Генуя. Регион Меццоджорно превратился в бедную провинцию, которая сидит на дотациях. А еще северяне развязали руки каморре. Поскольку в Неаполе (и не только Неаполе) рабочих мест не хватало — на заводы севера потянулись руки и головы юга, а кто был поудачливее — вообще переезжал в США или Южную Америку

Разруха, безработица, криминал, но при этом местные никогда не забывали, что когда-то являлись столицей и одним из главных городов Европы ХIХ столетия. К тому же, в Неаполе всегда было очень мощное культурное наследие. Недовольство росло, постоянно подпитываясь насмешки жителей северных регионов. 

Ко всем бедам добавились четыре события в ХХ столетии, которые до сих пор так или иначе оставляют отпечаток на бывшей столице:

1. Неаполь — единственный город Европы, который без поддержки армии сам себя освободил от немцев во время Второй мировой. Правда, ценой невероятных жертв и массовых подрывов. К примеру, нацисты при отступлении взорвали порт — пострадала часть набережной. До немцев город активно бомбардировали союзные войска — пострадали некоторые дома. 

После окончания войны стартовала массовая стройка, но вот только чиновники решили немного отпилить бюджет и часть зданий строили и восстанавливали из более дешевых материалов, что потом приведет к серьезных последствиям. 

2. Сразу после войны в городе наступила тотальная бедность. Правительство больше беспокоилось о восстановлении промышленного треугольника — не до южан. Люди выживали, как могли. Поговаривают, солдаты армии США в ту пору легко получали услуги женщин за еду. Мужчины брались за любую работу, а если ее не было — уходили в криминал. Это больно било по самолюбию Неаполя, который не так давно носил статус яркой столицы, а запасы золота в Южном королевстве были в два раза больше, чем во всей Италии вместе взятой 

3. Летом 1973 в Италии началась эпидемия холеры. Особенно досталось от этой заразы южным регионам. Паника привела к массовым протестам в Неаполе, а с «Наполи» никто не хотел играть и уж тем более приезжать на «Сан-Паоло». Благо, продлилась эпидемия недолго, но в фольклор северян войти успела

4. В ноябре 1980 на Юге случилось землетрясение, которое состояло из семи толчков силой до 6,8 баллов по шкале Рихтера. Затронуло Авеллино, Потенцу, Казерту и сам Неаполь. Катастрофа унесла жизни трех тысяч человек, еще полторы тысячи пропали без вести. Теперь вспоминаем некачественные материалы при постройке и восстановлении зданий после Второй мировой — примерно 250 тысяч людей остались без жилья 

В общем, Неаполь к 1984 году, когда туда приехал Марадона — обнищавшая бывшая столица, которая превратилась в провинцию Севера, а на местных жителей регулярно наваливались какие-то неприятности и насмешки

Каким был «Наполи» до Марадоны 

Часто встречается легенда, что «Наполи» был беспросветным аутсайдером, но приехал Диего и все изменил. Всех вводит в заблуждение итоговое место в чемпионате 82/83, в котором адзурри заняли 12 место, осев недалеко от зоны вылета. 

На самом деле все немного не так. «Наполи» до Марадоны 5 раз становился четвертым, 5 раз становился третьим и еще дважды становился вице-чемпионом. До скудетто, правда, так и не удавалось добраться. Зато взяли два Кубка Италии — в 1962 и 1976 

При этом средства в команду вливались немалые. Клубом управлял мэр города и один из богатейших людей Италии Акилле Лауро. Победил он, кстати, на выборах с лозунгом: «Красивому Неаполю — красивый «Наполи»! Это многое говорит о страсти местных к футболу

Лауро бил трансферные рекорды, легко прощался со звездами, быстро менял тренеров, устраивал скандалы — в общем, вел себя по-неаполитански. К клубу приклеился ярлык яркого, но неудачника.

Марадона, правда, ехал уже к другому президенту – Коррадо Ферлаино. Неаполитанский предприниматель действовал куда грамотнее мэра, но возможностей и связей предшественника не имел. Коррадо любил считать каждую копейку, чем очень напоминает нынешнего босса партенопеи Аурелио Де Лаурентиса. 

Несмотря на неудачи в чемпионате, игроков «Наполи» в городе обожали. К примеру, голландец Рууд Крол вспоминал, что его постоянно сопровождала толпа людей куда бы он не пошел, а каждое утро неизвестные оставляли под дверью разнообразные продукты, хотя в городе царила бедность. В Неаполе всегда кипел (и до сих пор кипит) реваншизм по отношению к Северу, но поскольку войну заменили на более гуманный футбол — пришлось молиться за победу адзурри. Отсюда такое отношение к игрокам 

Будущий герой ЧМ-82 Паоло Росси однажды отказался переходить в «Наполи», мотивируя это тем, что у его дома наверняка будут собираться толпы болельщиков — отвлекает. Местные обиделись и побили рекорд посещаемости «Сан-Паоло» на матче с «Перуджей», в которую в итоге перешел Росси. Обиженный город хотел высказать Паоло все, что он думает о форварде 

Регион фанатиков рано или поздно будет остывать к происходящему, если нет результата. Каждый год все ждали чудо, а оно не происходило. Более того, «Наполи» как будто кто-то проклял: в сезоне 1974/75 лучшая по игре команда чемпионата обидно отстала от «Ювентуса» на 2 очка, а в сезоне 1980/81 (за три года по приезда Диего) чемпионские надежды убил автогол Морено Феррарио в матче с «Перуджей». 

В Италии к тому времени все уже крепко подсели на ТВ, так что неаполитанским мальчишкам были доступны побеждающие «Милан», «Интер», «Ювентус». Большинство ведь хочет находиться поближе к победителям. И тут пришел Диего

Переход аргентинца – чудо! Он вернул Неаполю достоинство  

Трансфер Марадоны летом 1984 — самое настоящее чудо. Один из лучших игроков мира с зашкаливающей популярностью переезжал в один из беднейших городов Европы, стремительно теряющий гордость и достоинство. Переходил в клуб, который сезоном ранее чуть не вылетел из Серии А и никогда в своей истории не становился первым. Тут точно не обошлось без вмешательства святых, как считали в Неаполе. 

На самом деле такой переход и правда космос. Очень многие детали сошлись в тот момент. Диего в Барселоне больше лечился, чем играл, а когда наконец-то оправился после перелома – схлопотал трехмесячный бан от местной федерации за драку с игроками Бильбао. Заполучить Марадону хотели все, но то были времена жесткого лимита на легионеров. В сильнейшем на тот момент чемпионате – итальянском – разрешали только двух иностранцев. В «Ювентусе» и «Интере» места все были заняты, в топовой тогда «Роме» тоже, а «Милан» и вовсе только недавно вернулся из Серии Б. Случись вся эта история на два года позже – Марадона, уверен, оказался бы в лапах магната Берлускони. Но летом 84-го лучше всех сориентировался Неаполь: местный муниципалитет выступил гарантом, а один из старейший банков в мире Banco di Napoli выдал боссу «Наполи» кредит на 14 миллиардов лир – самый дорогой трансфер игрока на тот момент.    

Диего же благодаря неумелой работе своих менеджеров как раз нуждался в деньгах, поэтому ему все равно было куда переходить, лишь бы подальше от не очень гостеприимной Испании. Неаполь? Ну, пусть будет Неаполь.

Марадона еще ни минуты не сыграл за «Наполи», но уже стал святым для неаполитанцев. Звезда мирового футбола согласился представлять зачахший в бедности город, в котором даже некоторые местные стеснялись своего происхождения. Диего вернул людям мечту и гордость. А еще на ближайшие годы вернул Неаполю статус столицы, пускай и футбольной.  

К примеру, Миммо Мальфитано, журналист Gazzetta dello Sport, рассказывает, что после трансфера Марадоны все издательства поняли – Неаполь станет горячим на новости местом, поэтому владельцы всех крупных СМИ открыли десятки неаполитанских филиалов.  

Кстати, Диего Армандо мог оказаться в «Наполи» еще раньше. В конце 70-х юного таланта из «Архентинос Хуниорс» заприметил тогдашний тренер неаполитанцев Джанни Ди Марцио (отец известного инсайдера – Джанлуки Ди Марцио). Босс Ферлаино не захотел сорить деньгами ради туманных перспектив, запрет на иностранцев только готовились снять, а хунта в Аргентине никуда не отпускала гения до 1982. И, надо сказать, слава богу, что тот трансфер не состоялся. Заехав в молодом возрасте в столицу Юга Италии Диего не вызвал бы такого эффекта. Это был бы приезд просто талантливого игрока, а не социальное явление!

Летом же 1984 Неаполь не спал всю ночь Праздновали так ярко, будто выиграли скудетто. Местные пацаны перестали поглядывать на «Ювентус» и миланские команды – все стали молиться на Диего 

 

Местный святой 

Ну, какой же он аргентинец? Он вылитый неаполитанец! – твердили на улицах города. Марадона внешне и правда напоминал жителя исторического центра. Ко всему прочему, Диего прекрасно знал, что такое бедность и страдания: «Я хочу стать идолом для бедных детей Неаполя – сам был таким же как они, когда жил в Буэнос-Айресе». И это правда, ведь Эль-Пибе всю жизнь пытался убежать от нищеты, превратив это в оружие. Более гармоничный союз тяжело было представить. Именно в Неаполе, изучив биографию Че Гевары, Марадона четко поделил мир на своих и чужих. Свои – простые люди, чужие/мафия – элита и политики.

Только на презентацию Марадоны заявилось 70 тыс неаполитанцев, размахивающих баннерами «Приветствуем бога футбола». Остальная Италия, конечно, была не столь доброжелательна. Диего понял это сразу, когда на выездном матче в Вероне увидел транспаранты «Добро пожаловать в Италию» и «Везувий, омой их огнем». И он принял вызов. Каждый матч – небольшая война. «Марадона относился к «Наполи» как к своей собственности. Он моментально превращался в грубияна и атаковал любого, кто позволял себе критиковать клуб. Настолько он сроднился с этой футболкой, командой, городом и болельщиками» – рассказывает экс-кипер неаполитанцев Джованни Галли

При этом Эль-Пибе уважал всех своих соперников не зависимо от статуса. Эусебио Ди Франческо рассказал типичную ситуацию для матчей «Наполи» тех дней: «У меня до сих пор мурашки, когда я думаю о Марадоне. Один из лучших моментов в моей карьере произошел в «Эмполи», когда мне было 18. Тренер Сальвемини включил меня в заявку на матч в Неаполе. Диего меня поразил. Он тогда нас встретил и поздоровался с каждым — пожал руки с впечатляющей сердечностью. Я еще мальчишка, и вообще-то это я должен был так реагировать на культового игрока. Сегодня молодым футболистам порой даже тяжело просто поздороваться. Им бы поучиться у Диего, как себя вести. Но еще более неожиданным были его открытки на Рождество, которые он тоже разослал всей нашей команде. У меня до сих пор хранится одна такая»

Интересно, что Диего не только рассылал открытки и воевал на поле, но и вербовал игроков для клуба. К примеру, Бруно Джордано оказался в Неаполе после того, как в матче с «Лацио» Марадона всю игру уговаривал итальянца перейти к нему в команду. Лотар Маттеус рассказывал, что представители Марадоны приезжали к нему в Мюнхен – настойчиво звали в «Наполи». 

Арриго Сакки недавно вспоминал, как Диего в 1990 звал его тренировать: «Арриго, давай к нам! Со мной и Карекой ты всегда будешь начинать с преимуществом». И таких примеров полно. Марадона был не просто игроком и капитаном – он еще и роль своеобразного менеджера исполнял. Все трансферы Наполи того периода – это в первую очередь желание футболистов поиграть в одной команде с Диего. Никакой Баньи, Джордано, Карека, Алемао и другие знаковые личности того периода в Неаполь при других раскладах не поехали бы. Диего отвечал им всем взаимностью – никто никогда не видел, чтобы Марадона критиковал партнеров. Не говоря уже о том, чтобы неоправданно тянуть одеяло на себя. Удовольствие должны получать все – так считал Эль-Пибе. Формулировка «Выигрывает команда, а не один игрок» в данном случае не совсем работает. Без Марадоны не было бы этой самой команды 

Партнеры чувствуют напряжение после первого тайма выездного матча с «Юве»? Диего веселит всех, чеканя лимон. Талантливый кипер Пино Тальятела получает маленькую зарплату? Диего врывается в кабинет Лучано Моджи и выбивает повышение. Нужно объединить группу на сборах? Диего закатывает вечеринку. 

«Невероятно сердечный человек. Он был близок со всеми! Поймите, это бог, но при этом Диего самый человечный из людей. Мы ни разу не видели, чтобы он зазнавался или ставил себя выше команды. Если ему и приходилось указывать на ошибки партнера — он обязательно ждал пока раздевалка опустеет, отводил вас в сторону и доброжелательно все объяснял. Встреча с Марадоной — невероятное преимущество для моей жизни и карьеры» – легендарный Чиро Феррара до сих пор под впечатлением. 

А вот куда более скромный парень – Маурицио Нери, который сейчас тренирует молодежку «Сассуоло». Летом 1988 он только перешел в «Наполи» из скромной «Анконы»: «Первый мой день в клубе помню как сейчас. Я только и делал, что пялился на место в раздевалке, где должен был находиться Диего. Он в тот день опоздал и появился на поле, когда мы уже вовсю тренировались. Даже не взглянул на меня — так обидно. Не спал всю ночь после этого эпизода, ведь ждал теплой встречи с кумиром. 

На следующий день перед тренировкой слышу шаги — понимаю, что это Марадона, но не хватило смелости поднять глаза. И тут он подходит со своей улыбкой: Привет, Маурицио! Я Диего. Прости, если я вчера с тобой не поздоровался — был очень зол после ссоры с президентом. Теперь ты в «Наполи» и тебе не о чем беспокоиться» 

Поддержка Диего не ограничивалась только основой – часто Марадона помогал юным неаполитанским игрокам. Рассказывает Кристиан Бальери, который входил в состав молодежной команды: «Примавера частенько оставалась ночевать на базе клуба. Однажды Диего разбудил всех нас и попросил выйти на улицу. Мы думали, что это какой-то розыгрыш — он ведь любил повеселиться. Но мы все-таки спустились. Внизу нас ждал фирменный фургон Puma со всевозможными футболками, костюмами, бутсами и мячами. Диего открыл дверь фургона со славами: Ребята, это все ваше, берите что нужно и не забудьте про свои семьи.

Он относился к молодежи так, будто знал нас очень давно. Как-то он дал совет, которым я пользуюсь до сих пор: Ребята, кайфовать легко, но вот оставаться самим собой – гораздо сложнее» 

Марадона был очень щедрым. «Несмотря на свой рост, это был гигант по своей человечности. Диего вечно помогал всем, но никогда этого не афишировал. Его щедрость порой удивляла. Как-то на свой день рождения он подарил каждому из нас по золотому кольцу с переплетенными кольцами и добавил: Все, ребята, теперь мы друзья навсегда» – вспоминаем Андреа Карневале, форвард первого чемпионства

Подобных респектов очень много. Причем, душевность и доброта Диего не замыкалась в рамках только футбольного клуба. Есть куча историй, связанных с обычными гражданами Неаполя. К примеру, Диего всегда дожидалась толпа людей на мопедах и когда где-то появлялась машина с кумиром – ее обязательно сопровождали. Марадона частенько выходил, чтобы раздать автографы.

Рассказывают, что однажды Диего отдал свою машину консьержу, который собирался на свидание к девушке: «Она хоть красивая? – Конечно, Диего! – Ну, тогда машина твоя». 

Часто Марадона играл в футбол на улицах Неаполя с детьми. Однажды его пригласили на встречу с видными политиками, так что пришлось даже надевать смокинг. Проезжая мимо испанских кварталов, Диего заметил детей пинающих мяч. Когда машина остановилась, а из нее вышел бог – дети ошалели. Нарушила идиллию какая-то женщина – ей мешал стук мяча под окном, так что она просто вылила ведро воды с балкона на импровизированную площадку. Диего тоже досталось. На важную встречу аргентинец опоздал, потому что пришлось заново переодеваться

Неаполь так сильно влюбился в Марадону, а Марадона в Неаполь, что подобная страсть обречена была стать болезненной. Куда Диего звали – туда он по возможности приезжал. Будь то день рождение сына простого парикмахера в историческом центре или вечеринка богачей в Позилиппо. Конечно, приглашала и каморра. Но Диего вряд ли задумывался, кто эти люди и чем они занимаются. Какая-то семья Джулиано очень просит тебя приехать к ним – они мечтают познакомиться. Давай, Диего, будет весело! И Диего ехал, чего дома скучать?     

Рассказывает Луиджи, племянник боссов Кармине и Раффаэле Джулиано: «Дядя Кармине был фанатом «Наполи» и однажды попросил лидера ультрас разрешить ему встретиться с Марадоной. Помню, было сильно за полночь, а я с другими пацанами патрулировал район, чтобы предупредить всех в случае приезда полиции. Но Марадона – это Марадона, поэтому я часто покидал пост охраны и заходил в здание, где проходила вечеринка. Он, наш миф, был там и со всеми шутил. Мой дядя был рядом, постоянно обнимая его. Они разговаривали о футболе и пили шампанское. 

Кокаин? Послушайте, Марадона приезжал в Форчеллу не для этого. Нет. Он пришел к нам, потому что мы его очень просили. Полагаю, что он совершенно не задавался вопросом: правильно ли было идти к каморре. В этом весь Диего – он был тем, кто ни в чем тебе не отказывал. Часто встречал его в модных клубах, которые мы оба посещали. Я был еще мальчиком, хотя в четырнадцать лет уже ездил с оружием и водил машину. Конечно, я был хулиганом, но, как и все, перед Диего я замолкал»

Неаполь сходил с ума по Марадоне, Марадона отвечал Неаполю взаимностью. С понедельника по четверг Диего зажигал в разных уголках города, но затем пахал на тренировках, чтобы в воскресенье явить своей пастве новое чудо в храме «Сан-Паоло». Для некоторых эта была единственная возможность сбежать от проблем и бедности.   

Диего пожертвовал собой  

Летом 1986 Марадона совершил лучший индивидуальный перфоманс в истории футбола, подарив радость Аргентине. После ЧМ пришла пора радовать Неаполь. Сезон 1986/87 – лучший в истории клуба. Наполи в первый и пока последний раз оформил золотой дубль! Диего после победы в чемпионате назвал себя «сыном Неаполя» и окончательно закрепился в пантеоне местных богов, рядом со святым Януарием. 

Но столица Кампании – город особенный и горячий. Ему всегда всего мало. Диего начал задыхаться от тотального контроля и внимания. Автор гимна ЧМ-90, неаполитанец Эдоардо Беннато: «Он был узником на своей вилле. В своей золотой клетке жизнь ему давалась нелегко. Диего считал себя избранным, которому помогал Бог, именно поэтому он всегда думал, что был в долгу перед другими людьми. Он действительно всегда был доступен каждому. Неаполь – прекрасный город, но полный подводных камней, здесь нельзя даже спокойно прогуляться»

Накладывались многочисленные скандалы. Диего и раньше попадал в передряги, но после чемпионства журналисты (особенно северные) с особым остервенением набросились на Марадону. Еще со времен ЧМ в Мексике шумела история с внебрачным сыном Марадоны, дальше всплывали многочисленные женщины, вечеринки, наркотики и каморра. Весной 1988 Наполи, уверенно летевший ко второму подряд скудетто, неожиданно уступил дома «Милану» после чего посыпался. Разочарование было таким сильным, что все посчитали это сливом для интересов мафии. Никого не интересовало, что «Милан» Сакки – такая же великая команда, а в неаполитанской раздевалке бушевала война между игроками и тренером Оттавио Бьянки, что в конечном итоге и сказалось на результате. Знаменитая фотография в золотой ванне клана Джулиано была сделана еще в 1987 году (в прессу попала спустя 2 года), полицейские и детективы пристально следили за Диего, так что о мутных схемах тут речь не идет.  

В 1989 году на Марадону вышел владелец богатого на тот момент «Марселя» Бернар Тапи. Француз с помощниками лично приехал в Италию на переговоры с Диего, а президенту «Наполи» Коррадо Ферлаино был выслан пустой чек – неаполитанец мог сам вписать туда любую цифру. Ферлаино выбросил конверт в мусорный бак – после продажи Марадоны его бы линчевали на центральной площади недовольные местные. Аргентинец же настаивал на отъезде и даже выбил у босса вялое «Посмотрим», когда предложил пари: я выигрываю кубок УЕФА – вы отпускаете меня в «Марсель». Слухи о возможном отъезде быстро распространились по городу – на матче с «Пизой» стадио «Сан-Паоло» впервые освистал своего бога. 

«Я хочу уехать из Неаполя, потому что терпеть не могу ту жизнь, которую вынужден вести в Италии. Пришло время для перемен. Моя семья не может спокойно жить – мы не можем спокойно выйти из дома. Я хочу водить своих дочерей в парки развлечений, как все отцы в мире, но в Неаполе это абсолютно невозможно» – откровенничал Эль-Пибе в аргентинских СМИ

Кубок УЕФА в Неаполь уехал (тоже впервые в истории), но Ферлаино Марадону никуда не отпустил. Неаполь радовался такому повороту, но Диего уже задыхался. От обиды за сорвавшийся трансфер он даже пропустил старт нового сезона – не хотел уезжать из Южной Америки. Вернулся Эль-Пибе только к 5 туру, но зато включился по полной – в итоге стал лучшим бомбардиром и завоевал для Неаполя второе чемпионство в истории! 

Параллельно чемпионскому походу, аргентинца таскали на многочисленные допросы в полицию, а на ТВ чуть ли не каждую неделю находили фейковых внебрачных детей или таких же фейковых подружек. В том же 1989 году два профсоюзных активиста подали демагогическую «жалобу на зарплату миллиардера Марадоны», которая «оскорбляет условия жизни простых рабочих». 

Марадона в ту пору находил спасение только в футболе. Причем, играл активно и посреди недели, собрав команду единомышленников и любителей красивой игры. Рассказывает один из неаполитанских адвокатов Луиджи Ферранте: «В марте 1991, преследуемый по обвинению в наркотиках, Диего пришлось защищаться в прокуратуре. После допроса мы отправились к выходу, но нас остановила полиция – снаружи собралась тысячная армия болельщиков, которая пришла поддержать Марадону. Нас долго не выпускали, потому что правоохранительные органы не смогли бы сдержать толпу людей, которая закипела бы при виде кумира 

– Мамма миа, Диего, и так всегда?

– Так было всю мою жизнь, Луиджи. Слушай, адвокат, а ты случайно не играешь в футбол? У Кареки небольшое повреждение, у нас не хватает людей на четверг 

Оказывается, у Марадоны была команда с Карекой, Тальялателой и еще двумя парнями из молодежки «Наполи». Они собирались на полях Аньяно и постоянно устраивали турниры по будням. Я хоть и не был крутым игроком, но с радостью приехал. Что меня больше всего поразило, так это Диего, радующийся голам и финтам, как будто это был важный матч на «Сан-Паоло». Только на поле он был по-настоящему счастлив» 

Скудетто 1990 очень отличалось от скудетто 1987. Первое чемпионство – месть Северу и радость для людей Неаполя. Второе чемпионство – спасение и попытка уйти от навалившихся проблем. Вне поля Диего страдал, заглушая боль вечеринками и наркотиками. Коррадо Ферлаино до сих пор называет себя «тюремщиком Марадоны», признавая свою ошибку.

Критической точкой стал ЧМ-90. Италия к тому моменту, начитавшись газет и насмотревшись ТВ, ненавидела Марадону. На первом матче Аргентины, который проходил в Милане, весь стадион поддерживал Камерун и освистывал южноамериканцев. Диего только подливал масла в огонь: «Видите, благодаря мне миланцы наконец-то перестали быть расистами и впервые поддержали африканцев». Италия, которая до сих пор страдает от расизма на стадионах, обиделась еще больше. 

Полуфинал турнира, Италия – Аргентина, матч в Неаполе на родном «Сан-Паоло». Это же просто сюжет из кино! Только с Марадоной могло случиться нечто подобное в реальной жизни. В нашумевшем документальном фильме Кападии есть очень характерный диалог неаполитанцев:

– Сегодня играет Италия, мы должны объединиться и точка!

– А где была твоя Италия раньше? Почему они все время играли в Риме, а матч-открытие ЧМ запихнули в Милане?

Конечно же, включился и сам Диего: «Я уже 6 лет живу здесь и много сделал для неаполитанцев. Если они хотят, чтобы я был счастлив – прошу поддержать Аргентину» 

Весь Неаполь не болел за Аргентину – только часть, чтобы там не говорили в байках. Но бывшая столица Южного королевства не болела и за Италию. Большинство разрывалось между местным святым и страной. Речь, конечно, же о неаполитанцах, а не северянах приехавших на тот матч поддержать свою сборную 

«Я не мог болеть против человека, который спас мне жизнь» – великий режиссер Паоло Соррентино один из тех, кто поддерживал Диего. 

Марадона – главная фигура в жизни режиссера Паоло Соррентино. Он верит, что Диего спас его от гибели, и называет своим проводником в мир искусства

«Марадона постоянно помогал нам забыть дрянную жизнь, которая творилась тогда на Юге. Я мальчишкой тоже был на том полуфинале. Помню, в какой-то момент наступила странная тишина и тут сверху кто-то закричал: «Диего, Диего». Стадион тут же подхватил» – автор нашумевшей «Гаморры» Роберто Савиано до сих пор под впечатлением от аргентинца 

Сборная Аргентины испортила «итальянские ночи» и прошла в финал, а Марадона стал самым ненавидимым человеком в Италии. И это не эпитет, а реальный опрос La Reppublica. Диего чуть ли не прямо обвиняли в сепаратизме, а за немцев в римском финале болели как будто за своих. Но даже тут Эль-Пибе умудрился все усложнить, обвинив ФИФА и лично президента итальянской Федерации футбола Антонио Матаррезе в краже. Аргентинцам поставили пенальти на 85 минуте, а по ходу встречи удалили двоих игроков 

Чуть меньше года спустя после матча чемпионата с «Бари» в крови у Марадоны обнаружили следы кокаина. Не то чтобы Диего не принимал, но странно, что до этого следы не находили, а тут обнаружили. Еще более странно, что Антони Матаррезе перед тем как стать видным деятелем кальчо, занимал пост президента этого самого «Бари». Но это уже теории заговора. 

Эль-Пибе получил 15-месячный бан и покинул Италию. Ненавидимый всеми, кроме Неаполя. Причем, прощаться пришлось в спешке и без каких-то церемоний, правоохранительные органы были настроены очень серьезно – Марадона по сути бежал. Вернулся в родной город он только в 2005 году, на прощальный матч своего друга Чиро Феррары. Неаполь снова сошел с ума – обезумевшие толпы ходили по Неаполю и распевали знаменитую «Ho visto maradona» (Я видел Марадону).

«Наполи» в тот самый момент переживал банкротство – это чтобы вы понимали, какое было похмелье после эры Диего.

Марадона жив! Даже сейчас чувствуется его влияние  

Неаполь выжал все соки из Марадоны, но теперь будет благодарен ему вечно. Такова участь всех святых: ты приносишь себя в жертву во благо других людей, ничего не прося взамен. Марадона примерто так и жил. С его влиянием и статусом, он мог бы просто послать Ферлаино в 1989 году – все бы поняли. Но он остался, чем обрек себя на страдания. 

Феномен Диего не в голах и трофеях, как уже говорилось раньше. Это прежде всего социальное и культурное явление для города переросшее в настоящую религию. Тут, конечно, и фактор самого города играет роль. Неаполь сильно отличается от других мест в Италии. Он постоянно балансирует между католицизмом и оккультизмом. Город-театр, где любой бедняк может оказаться богачом и наоборот. Город-эмоция, который тебя боготворит, а завтра ненавидит. Наверняка, без магии Неаполя не было бы и феномена Марадоны. Это союз, который случается раз в жизни. Другого такого не будет 

Но еще более удивительно, что влияние Диего на город в эти дни только возросло. На юге сейчас и правда творится что-то сверхъестественное. В тот самый момент, когда бога везли на кладбище в далекой Аргентине, неаполитанец Армандо Анастасио из «Риеки» забил автогол, чем обозначил победу «Наполи» в матче Лиги Европы. Стоит ли объяснять, в честь кого назвали Анастасио? 

Серия А провожает Марадону масштабнее всех

Матч с «Ромой» и вовсе не поддается объяснению: римляне, которые до этого ни разу не проигрывали в чемпионате на поле (только техническое поражение от «Вероны») всего раз попали в створ ворот. Зато «Наполи» забил сразу четыре. Первый и последний – настоящие марадоновские флешбеки: Инсинье, не забивающий со штрафного несколько лет, исполнил стандарт в стиле Диего, а Политано выдал мини-копию гола англичанам на ЧМ-86. И это вы еще не видели пас пяткой от вечно зашуганного Марио Руи в моменте со вторым голом! 

Но куда более серьезные вещи произошли за несколько часов до игры. Легенда «Ромы» Бруно Конти приехал в испанские кварталы к алтарю Марадоны, чтобы почтить память давнего соперника. Бруно встал на колени и расплакался. Неаполитанцы, у которых с романистами кровавая вражда из-за смерти фаната Чиро Эспозито, оценили жест Конти криками «Бруно! Бруно!». Итальянские журналисты уже рапортуют, что смерть Диего и такая акция могут примирить враждующие группировки

В это время в самом Риме ультрас «Лацио», тоже воюющие с неаполитанцами, вывесили баннер: «Плевать на моралистов! Он обыграл смерть и теперь играет со святыми... aDI0s!». Уверен, этот жест на юге тоже оценят по достоинству. 

Марадона бежал из Италии с проклятиями, а теперь вся страна и Лига горюют вместе с неаполитанцами. На всех стадионах, где нещадно освистывали бога, появляется изображение Эль-Пибе. Видите, он снова всех победил! 

Неаполь же давно принял Диего Армандо в ряд святых. «Сан-Паоло» переименовали сразу (остались бюрократические детали), готовятся отрыть станцию метро Марадона недалеко от стадиона, местные и дальше будут называть детей Армандо или Диего в знак благодарности. Собственно, как говорят в самой южной столице: великая сила Диего в том, что он сумел объединить весь город, вернул достоинство, подарил надежду и, что случается очень редко, сдержал свое слово данное неаполитанцам.  

Аминь  

Подписывайтесь на главный телеграм-канал о «Наполи»!

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья