Блог Жук в муравейнике

Иличич пропустил финиш сезона из-за приступов депрессии. Проблемы – с детства (война в Боснии), обострение – из-за ужасов пандемии

Йосип Иличич – главная загадка волшебной «Аталанты» Джан Пьеро Гасперини.

С одной стороны – невероятное сочетание антропометрии баскетболиста (190 cм роста) и техники бразильского фристайлера, покер в Лиге чемпионов (в последний раз из Серии А это делал Шевченко) и статус MVP лиги, где играют Роналду и Иммобиле. С другой – пугающая нестабильность, из-за которой Иличич вышел на пик только к 32 годам.

Постпандемический отрезок сезона должен был стать главным в карьере словенца: «Аталанта» рвалась в полуфинал Лиги чемпионов и мечтала о скудетто, а от Йосипа ждали перфоманса, сравнимого с покером «Валенсии». В итоге полный провал: Иличич провел несколько очень серых матчей, а затем и вовсе исчез из заявки. Особенно не хватало словенца в матче с «ПСЖ».

Тотальная нестабильность Иличича и пропущенный финиш сезона объясняются ментальными проблемами. Йосипа много лет терзают приступы депрессии, ему даже диагностировали биполярное аффективное расстройство личности.

И у этого есть причины.

Тяжелое детство: рано потерял отца, из-за войны семья бежала в другую страну. В 21 устал от жизни и хотел закончить с футболом

Очень часто проблемы взрослой жизни тянутся с детства. А детство Иличича переполнено травмирующими событиями.

Он родился в боснийском городке Приедор. В начале 90-х Югославия распалась, а затем конфликт перекинулся на отдельные государства. В Боснии вспыхнула война между боснийцами и сербами, и Приедор оказался среди городов, которые стороны не могли поделить.

Семья Иличича каждый день рисковала жизнью – днем и ночью в Приедоре велись перестрелки, а утром грузовики увозили тела убитых. Когда Йосипу было семь месяцев, в таком грузовике оказался его отец, которого застрелили недалеко от дома. Это стало последней каплей: через несколько месяцев мама Иличича Ана сбежала с детьми – Йосипом и его братом Игором – в безопасную Словению.

Публично Йосип не вспоминает то время и кажется, что война ему совсем не запомнилась. На самом деле его много лет терзали воспоминания о военной Боснии.

«Он был совсем маленьким, я надеялась, что он ничего не запомнил, – вспоминала Ана в интервью словенской газете Dnevnik. – Ему часто снились кошмары о войне. Он почти не застал своего папу, но много расспрашивал о нем и тосковал. Иногда он плакал без причины. В Словении мы были беженцами, поэтому о психологе речь не шла. Но сейчас я понимаю, что в детстве и юности у моего мальчика были проблемы».

Возможно, уже в этом возрасте формировались причины будущих проблем – Йосип все драматизировал и видел жизнь в черном свете. 

К 21 году Йосип оказался в непростой ситуации. После пары бодрых сезонов в «Интерблоке» он остался без клуба. Неприятно, но через это проходили многие игроки. У Иличича все было по-другому: его парализовала апатия, он опустил руки и всерьез подумывал уйти из футбола. 

«Это был один из самых тяжелых этапов жизни, – вспоминал позже Йосип. – Мной интересовались в Молдавии, но меня обманул агент, и я остался без клуба. Я думал о работе грузчиком, потому что иногда не ел целый день». Йосип выпутался из той ситуации (его подписал крепкий «Марибор», играющий в Кубка УЕФА), но глубокая меланхолия не исчезла.

В Италии Иличичу диагностировали биполярное расстройство личности

Благодаря классному выступлению за «Марибор» Иличича заметили скауты «Палермо», и в 2010-м он оказался в Италии. Кажется, жизнь наконец наладилась: в партнерах – Кавани и Пасторе, место в основе обеспечено, а через три года позвали на повышение в «Фиорентину». Но юношеские проблемы прогрессировали, с настроением Йосипа происходило что-то странное.

В один день он сиял жизнерадостностью, в другой – был хмурым и замкнутым. Жена Тина рассказывала, что искренняя доброта Йосипа могла резко меняться приступами истерик, а потом медленно угасала в депрессию: «Он мог не есть и не пить сутками, не замечать меня и детей. В такие дни я очень боялась трогать его, он говорил даже о суициде».

Состояние перекинулось и на футбол словенца. Спросите любого фаната «Фиорентины», он скажет, что Иличич – это нестабильность. «Он напоминал мне дерево: очень большой, но его так легко ранить», – анонимно рассказывал La Gazzetta dello Sport одноклубник по «Фиорентине». 

Иличич поехал в Неаполь к известному психотерапевту Пьетро Маранджелло. Он диагностировал не стандартную депрессию, а биполярное аффективное расстройство.

Подробнее об этой болезни Sports.ru рассказал кандидат медицинских наук и главный врач клиники РОСА Вячеслав Филашихин.

«Биполярное аффективное расстройство – психическое расстройство, имеющее хроническое течение. Оно проявляется фазами депрессии, мании (повышенного настроения) и ремиссии (когда все нормально)

Интересно, что фазы мании при БАР часто не замечаются ни больным, ни его окружением. В эти фазы они гиперактивны, не устают, добиваются больших результатов на работе. Самим больным это состояние очень нравится и они не чувствуют, что это болезнь и не идут к врачам за помощью. Я знаю много известных людей с БАР. Именно в период мании они очень много достигли, а потом в периоды депрессии страдают и растрачивают свои достижения. 

Как правило, болезнь замечают при фазе депрессии. Она проявляется  сниженным настроением с безосновательным чувством вины, тоски, апатии, тревоги. Степень тяжести и длительность перепадов сильно различается: от нескольких недель апатии до месяцев затворничества, когда нет сил встать с постели и умыться

БАР возникает из-за нарушения химических процессов в головном мозге. Но внешние обстоятельства могут провоцировать и усиливать болезнь».

Скорее всего Маранджелло выписал Иличичу курс лекарств, постоянный прием которых купирует фазы, делает их менее мощными.

Но даже лекарства не могут полностью вылечить БАР. Поэтому хрупкая психика Иличича нуждается в покое и заботе – любые тяжелые переживания могут выступить триггером и погрузить его в депрессивную фазу.  К сожалению, об умиротворении Иличичу приходится только мечтать.

В 2018-м Иличич тяжело переживал смерть Астори. А затем чуть не погиб сам из-за воспаления лимфоузлов

В марте 2018-го от остановки сердца умер защитник Давиде Астори. Они с Йосипом вместе играли за «Фиорентину» и были близкими друзьями. В 2017-м Иличич ушел в «Аталанту», но мужчины поддерживали связь. Смерть глубоко поразила Иличича: «Несколько дней я не мог заснуть. Я думал о случившемся с Давиде».

В июле 2018-го беда случилась уже с Йосипом. Пока в России гремел чемпионат мира, словенец отдыхал дома в Бергамо. Внезапно Иличич почувствовал сильную боль в шее: скорая диагностировала бактериальную инфекцию лимфоузлов. За пару дней началось осложнение, инфекция перекинулась с шеи на зубы и челюсть. Иличича моментально госпитализировали, потому что если бы инфекция распространилась по телу, он мог впасть в кому и умереть. 

Врач прописал Йосипу антибиотики и оставил в больнице до тех пор, пока инфекция не исчезнет. Его шея распухла так сильно, что он не мог есть, и с огромным трудом разговаривал. «Его шея была похожа на дыню», – поразился Гасперини.

Словенца каждый день навещала жена и одноклубники, благодаря оперативной реакции врачей здоровье было под контролем. Но только не ментальное: стрессовая ситуация успела активировать депрессивную фазу. «Тогда я просто боялся засыпать, – вспоминал Иличич. – Не мог забыть о смерти Астори и боялся того же. А что, если я тоже не проснусь? У меня была одна мысль: остаться в живых и быть со своей семьей. Был момент, когда мне было достаточно просто ходить и бегать, как нормальный человек. О возвращении в футбол я даже не думал».

Учитывая шаткую психику Йосипа, два месяца в больнице на антибиотиках были настоящим испытанием. Но Йосип выкарабкался благодаря поддержке жены – Тины Половины. Она важный персонаж в этой истории, поэтому познакомимся с ней немного подробнее.

Они познакомились в 2009 году в Словении. Иличич (на тот момент игрок «Интерблока») тренировался в спортивном комплексе Znak. На пробежке он увидел невысокую красивую шатенку – Тина профессионально занималась легкой атлетикой (бег на 400 и 800 метров) и тренировалась на том же стадионе. Через неделю они поцеловались (по инициативе Йосипа, в его автомобиле), а через четыре месяца съехались. Больше они не расставались: Марибор, Палермо, Флоренция, Бергамо – Тина всегда была с Йосипом и даже завершила карьеру ради семьи. В 2016-м пара поженилась, через год у них появилась первая дочь, а еще через год – вторая. Празднуя голы, он складывает пальцами сердечко – это послание Тине.

Летом 2018-го она постоянно заботилось о муже и каждый день была рядом. Спустя два месяца антибиотиков Йосипа выписали, и уже в октябре он снова забивал за «Аталанту». «Я не отдала бы его ни одной болезни, – рассказывала Тина. – Мы вместе сражались и вместе победили. Йосип – идеальный муж и идеальный отец, я не брошу его». 

Последний приступ депрессии начался с коронавируса. Бергамо (эпицентр пандемии) напомнил Иличичу о войне в Боснии

Из-за воспаления лимфоузлов и двухмесячной паузы сорвался трансфер Иличича в «Интер». Оказалось, к лучшему. В Гасперини словенец нашел тренера и друга, и благодаря нему стал одним из лучших в Серии А.  «Иличич так же важен для нас, как Дибала для «Ювентуса», – хвалил Гасперини, и, глядя на игру «Аталанты», понимаешь, что это не преувеличение.

Но ментальные проблемы не исчезли. В «Аталанте» Йосипа даже прозвали бабушкой за ранимость и желание окутать всех заботой. «Йосип жалуется на все, он такой по натуре. Но мы стараемся поддерживать его», – утверждал капитан «Аталанты» Папу Гомес.

Благодаря доверию Гасперини и поддержке партнеров Иличич наконец подуспокоился и обрел игровую стабильность. Острых приступов депрессии тоже не случалось (или они были слабыми и не влияли на футбол). Так было до февраля 2020-го и коронавируса.

Иличичу крупно не повезло – именно 120-тысячный Бергамо стал эпицентром пандемии. Мест в интенсивной терапии не хватало, газеты отдавали несколько полос под некрологи, а крематорий не справлялся с новыми телами. За четыре месяца в Бергамо умерли 670 человек: вроде немного, но в пересчете на долю от всех жителей это равно 45 тысячам смертей в Нью-Йорке или 65 тысячам в Ухане.

В такой обстановке тяжело даже обычному человеку. Еще весной было видно, что Иличич остро переживает коронакризис. 

В мае журналист Corriere della Sera связался с бывшим переводчиком и приятелем Иличича Антонио Сивеком: 

«Время от времени я звоню ему и узнаю о самочувствии. Но теперь Йосип не отвечает. Он говорил, что боится пандемии и беспокоится о своих девочках. Он хочет быть для них лучшим отцом, потому что своего папу он почти не застал. В Бергамо полыхала пандемия: вой сирен, подсчет погибших и военные грузовики, наполненные трупами. Это напомнило ему о детстве и о войне. Страх связал ему ноги, он не уверен, что сможет играть дальше».

Больше деталей дал журналист La Repubblica Франко Ванни: «В самоизоляции с Иличичем происходило что-то странное. Он не мог делать даже простые бытовые вещи. Он оборвал все социальные контакты. Только врачи могут сказать, депрессия это или нет».

Учитывая медицинскую карту Йосипа – очень похоже на обострение депрессивной фазы. Особое внимание на фразу «страх связал ноги» – это очень характерный симптом. 

«Депрессия влияет не только на эмоции человека, но и на волевую сферу, его физиологию и поведение, – объясняет Sports.ru психотерапевт и председатель Ассоциации когнитивно-поведенческой психологии Дмитрий Ковпак. – Тяжелая депрессия характеризуется соматическими симптомами: снижением энергии, выраженной усталостью и двигательной заторможенностью, чувством тяжести в груди. Поэтому для нас «связаны ноги» – это просто метафора, а для страдающего депрессией это физическое ощущение опустошения, слабости и скованности. Нередко они ложатся в позе эмбриона и лежат днями, вплоть до изнеможения и истощения».

Предсказуемо, что после пандемии вместо Иличича вернулась бледная тень: до паузы он сделал покер в ЛЧ и хет-трик «Торино», после – ноль голевых действий в пяти матчах. Итальянские журналисты заметили, что Йосип сильно похудел (по версии Il Corriere dello Sport – на 5 килограммов).

Итальянские медиа писали, что Иличич пропустил матч с «ПСЖ» из-за измены жены. Скорее всего, это фэйк

А теперь попробуем восстановить хронологию последних полутора месяцев, когда о депрессии словенца узнали все.

В последний раз Иличич отыграл 11 июля против «Юве» (2:2). «Аталанта» чуть не обыграла чемпионов, явно не благодаря словенцу: Иличич растворился на поле и был заменен на 58-й минуте. После этого матча Йосип не появлялся в заявке, а ближе к августу Гасперини сообщил, что Иличич пропустит четвертьфинал Лиги чемпионов (официальная причина – мышечная травма). Журналисты нашли самолет Иличича на аэродроме в Любляне и предположили, что словенец улетел на родину из-за обострения депрессии.

Некоторые итальянские медиа выдвинули свою версию – Иличич застукал Тину за изменой. Tuttosport написал, что после матча с «Юве» Гасперини разрешил лидеру «Аталанты» отдохнуть и слетать на родину. Йосип без предупреждения прилетел в Словению и застал Тину с молодым гандболистом из Черногории Стефаном Политичем. Они занимались сексом в доме Иличича. 

Хотя фактов почти нет (только инстаграм Йосипа, из которого как будто исчезли почти все фото с Тиной), версия моментально разлетелась. Куча не самых надежных сайтов написали, что Иличич пропускает матч с «ПСЖ» из-за измены жены, всплыла даже подробность о том, что Йосип увидел измену еще находясь в Италии, через камеру в доме, которую жена забыла отключить.

Болельщики из Бергамо поверили. Раньше Тина была любимицей фанатов «Аталанты» и дважды выигрывала конкурс красоты среди жен футболистов. После новостей об измене инстаграм Йосипа засыпали оскорблениями Тины и призывами скорее забыть о ней. Словенцу пришлось на время закрыть комментарии. Тина ответила (то ли фанатам, то ли мужу) статусом в инстаграме – I did not betray («Я не предавала»).

И все же у версии про измену нет достаточных доказательств. Ее не поддержали авторитетные медиа, а недавно Corriere dello Sport прямо написала, что измена жены была всего лишь выдумкой.

В начале августа Иличич выложил в сториз фото с Тиной. Это приняли за опровержение измены, хотя некоторые детали смущают: Иличич совсем не выглядит радостным, у фотографии нет подписи, размещена она в сториз, а не постом.

Еще недавно психотерапевт Иличича говорил, что он может завершить карьеру. Но, кажется, словенец вернется уже в ноябре

А вот депрессия точно не фэйковая, из-за нее Иличич находится в Словении с середины июля. 10 августа корреспондент словенской газеты Ekipa24 сфотографировал Иличича вместе с психотерапевтом Лукой Гораничем. Журналисты нашли Луку, но тот не прояснил ситуацию: «Я не могу говорить о проблемах Йосипа. Это нарушает врачебную этику. Хочу сказать лишь одно. Возможно, Иличич больше не вернется в футбол».

Психотерапевт не преувеличил, когда сказал о потенциальном завершении карьеры. Из-за ужасов итальянской пандемии можно глубоко увязнуть в депрессивной фазе. А совмещать депрессию с футболом (да и вообще с любой работой) практически нереально.

«Во время приступа депрессии восприятие и представление больного искажено, – объясняет психотерапевт Дмитрий Спивак. – Более-менее рядовые ситуации вроде пандемии или расставания кажутся безвыходными, а себя человек может воспринимать как беспомощного и ущербного. Любимые дела не приносят удовлетворения. Вообще ничего не приносит удовольствия. Исчезает сама способность испытывать чувства. 

Депрессия в разы увеличивает риск суицида. Мы помним пример Роберта Энке, голкипера сборной Германии, который в 2009-м покончил собой под колесами экспресса Гамбург-Бремен».

Похоже, Иличичу повезло больше, чем Энке. 20 августа La Gazzetta dello Sport написала, что словенцу значительно лучше и он возвращается в Италию на предсезонку с «Аталантой». Он уже набрал вес и медленно набирает форму, возвращение на поле ожидается ближе к ноябрю. 

Фанаты уже ждут: у ворот базы в Зиргании болельщики вывесили плакат – «Mola mia Josip. Bergamo è con te» («Не сдавайся, Йосип. Бергамо с тобой»).

Но остается главный вопрос – Йосипу предстоял главный матч в карьере, четвертьфинал Лиги чемпионов с комфортной сеткой и реальной перспективой финала. Неужели Йосип не мог собраться на одну игру, а Гасперини – мотивировать его? На него ответил психотерапевт Максим Алябьев в подкасте Cappuccino & Catenaccio:

«Если Иличич пришел к настоящей депрессии, то это биологическая проблема, и никакими мотивационными речами его не поднять. В его теле столько глюкокортикоидов гормона стресса, что его организм испытывает огромный стрессовый ответ, и ничего с этим не поделаешь. Тут сошлось все: предрасположенность Иличича, какие-то травмирующие события в жизни. Только тренеру решать, может он играть или нет. Видимо, не смогли его из этого состояния быстро вывести».

Фестиваль Иличича: первый гостевой покер в плей-офф. Еще недавно он просто мечтал забить в ЛЧ

Больше о здоровье спортсменов и спортивной медицине – в разделе «Здоровье»

Фото: Gettyimages.ru/Marco Di Lauro, Marco Luzzani; globallookpress.com/Maurizio Borsari/AFLO, Eibner-Pressefoto, Giacomo Morini; Instagram/ilicic72

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья