Блог Simply a sport lover

Мартен Фуркад: «Буду смотреть биатлон, как смотрят на «бывшую»

Это дневник последнего сезона с абсолютно невероятным сюжетом. «Последний круг» подводит черту под ослепительной карьерой, которая сделала Мартена Фуркада самым титулованным французским олимпиоником. Чемпион записывал свои ощущения в течение всего сезона, когда еще не знал, что он станет последним. Книга, которую он опубликовал без исправлений и купюр, написана как им самим, там и Жаном Иссартелем (соавтором первой книги) по результатам телефонных интервью. «Терапия» для Мартена Фуркада, который, как он утверждает в предисловии, не имеет «ни раскаяния, ни сожалений» о решении завершить карьеру.

Эта книга – ваш дневник в течение сезона. Как вам удалось ее написать, ведь вы не знали, чем она завершится?

Этот дневник мне очень помог, это была своего рода терапия, потому что мне было трудно обсуждать тему окончания карьеры с Элен, моей женой, я замыкался, когда мы начинали об этом говорить. Моя мать спросила, буду ли я заканчивать в конце сезона, она собиралась взять билеты на этап кубка мира в Осло, но я ответил, что не знаю… На такой же вопрос я не мог ответить и моему дяде. Это правда, что я отгораживался от решения, которое было сложным, которое я рассматривал как насилие по отношению к себе. В итоге, пройдя что-то вроде терапии при написании этой книги, я смог окончательно созреть для того, чтобы его принять.

Два года после Пхенчхана, когда вы провалились в спортивный ад и воскресли из него, это был бы пробел в вашей жизни, если бы вы ушли сразу после Олимпиады…

Да, была бы совсем другая история, потому что предыдущие восемь лет моей карьеры на высоком уровне были сном наяву, когда я достигал 100% своих целей. 2019 год был разрывом в этой последовательности, он был очень сложным. Удивительно то, что у меня было много причин закончить карьеру после Пхенчхана. Но я это рассматривал как проявление слабости, почти как трусость. Я чувствовал, что это приключение еще не закончено, что мне еще многому предстоит научиться. Но ни секунды я не мог представить, что это примет форму провала 2019 года и воскрешения 2020-го. Я думал, мне предстоит еще многому научиться в своем спорте, лучше понять себя, оставить след в своей дисциплине и повести за собой товарищей в совместном деле, вкус к которому я почувствовал, будучи знаменосцем на Олимпиаде в Пхенчхане.

Когда вновь переживаешь события прошлого сезона, читая вашу книгу, понимаешь, что было несколько моментов, когда очки Кубка мира были «глупо» упущены. Вызывают ли у вас сожаление те два очка, которые вы уступили Йоханнесу Бо?

В свете столь малой разницы в очках, каждый промах, каждое место могли повлиять на финальный результат. У меня нет сожалений, потому что каждый раз я выкладывался полностью. Если говорить честно, Йоханнес пропустил четыре гонки и он был немного лучше в этом сезоне. У меня была возможность бороться с ним в результате его решения (пропустить четыре соревнования), я сражался до последней гонки, чтобы решить исход в свою пользу. Он дал мне этот шанс. Я был на шаг позади него в том сезоне, и Кубок в итоге достался сильнейшему.

После этапа в Гран-Борнан было впечатление, что вы «сломались», потому что тогда вы признали, что вы больше не прежний…

Это было странное чувство, как будто я был вне моего тела в тот момент, я видел, что происходит, был участником, но не мог по-настоящему реагировать, как во время гонок, так и в своем психологическом состоянии, которое было далеко от стандартов, к которым я привык. И тем не менее я получал удовольствие, даже если результаты и были не такими, как я надеялся. Это странный момент в моей карьере, я с удовольствием перечитываю то, что писал тогда, потому что с эйфорией конца сезона, я совсем позабыл о нем. Думаю, если бы я писал книгу уже после сезона, я не смог бы воспроизвести то странное ощущение, что я доволен, хотя я не должен был быть доволен. Это было что-то вроде смирения.

Книга является дневником, однако ее конец напоминает сценарий голливудского фильма, когда соревнования отменены из-за эпидемии, а вы проводите последнюю гонку в тот же день и в том же месте, где была ваша первая победа. И Йоханнес чуть не упускает Кубок мира…

Я заставлял себя ничего не исправлять, не переписывать, не сокращать и не приукрашивать. Последний сезон получился невероятным с этой пандемией, которая затронула и биатлон, сократила соревнования и заставила меня закончить день в день, когда случилась первая победа десять лет назад. Сюжет триллера, когда я выигрывал у Йоханнеса по очкам, и ему удалось закончить гонку 4-м, иначе он потерял бы Кубок мира. Невероятный сценарий, и я сознаю, что это особенный отрезок моей жизни. Написав книгу, я смог оглянуться назад и возможно впервые ощутить гордость, к которой я не особенно привык в течение моей карьеры. Потому что всегда был сконцентрирован на будущем: будущих гонках, будущих титулах, будущем сезоне. Написав книгу, я осознал, что больше не будет гонок, побед. И я смог насладиться победами, которые случились в прошлом.

Вы чувствуете гордость?

Да, но это не непомерная гордость или раздутое эго. Это чувство, когда говоришь себе, что дошел до конца пути, мечты, амбиций. Нашел возможности и людей, которые помогли и были вовлечены в твой путь. Самое большое признание – когда люди подходят ко мне выразить свою любовь. На прошлой неделе ко мне подошла дама, она плакала, потому что хотела, чтобы я вернулся в следующем сезоне. Такие вещи не нашли бы понимания во мне прошлом. Но сейчас я ценю эти знаки любви.

Вы написали, что не испытываете «ни раскаяния, ни сожалений», что вы «умиротворены»…

Это решение, которое я осознал как необходимое, и, возможно, это наименее рациональное решение в моей карьере. Считаю, что я его принял в самый подходящий момент. Все, что я пережил позже, убедило меня в его правильности. Карантин в кругу семьи, который позволил мне посвятить время жене и дочерям. Туманные перспективы будущего сезона, который мне было бы особенно тяжело прогнозировать на этом этапе карьеры. Я полностью умиротворен, это было спокойно принятое решение. Но после него мне нужно время, чтобы решить, кем я стану после. Я не чувствую себя писателем только потому, что выпустил книгу, или моделью потому, что снимаюсь в рекламе для спонсоров. Требуется время для того, чтобы назвать будущее дело жизни.

И правда, какой будет новая жизнь Мартен Фуркада? Занятие политикой в рамках МОК и оргкомитета Париж-2024?

Я хотел бы больше проводить времени с семьей, заниматься спортом, потому что я его люблю. Посвящать время семье и друзьям – потому что в последние годы я не мог это делать часто. В профессиональном плане, я хотел бы открывать новые области и не бросаться полностью во что-то одно. Проекты членства в МОК и оргкомитете Парижа 2024 меня вдохновляют, я хочу в них вкладываться. Но также организация Лыжного фестиваля в прошлом году вызвала желание продолжать это делать, организовывать мероприятия. Есть еще совместная работа с партнерами, которые продолжают со мной сотрудничать, и это тоже приносит много радости. Мне нужно время, чтобы понять, чем я хочу заниматься, но при этом не зацикливаться на чем-то одном.

В книге вы упоминаете о том, что Евгений Устюгов может лишиться олимпийского титула, что означает для вас шестое олимпийское золото. Раньше не казалось, что это имеет для вас большое значение. Теперь отношение изменилось?

Я никогда не чувствовал себя олимпийским чемпионом Ванкувера. Серебряная медаль, которую я завоевал тогда, помогла мне выстроить карьеру с прицелом на Сочи. Определенно, я бы никогда не поехал в Пхенчхан, если бы был олимпийским чемпионом Ванкувера. Но если обвинения будут признаны и медаль мне принадлежит, я должен ее принять. Я хочу, чтобы это решилось быстрее. Если Устюгов будет признан невиновным, он сохранит титул. Если нет, я приму медаль. Это ничего не изменит в моей карьере и в гордости, с которой я оглядываюсь на свой путь, на сражения, которые я провел и от которых получал удовольствие в течение всей карьеры. Я стараюсь много об этом не думать, но ситуация неизвестности неприятна. Прошло уже десять лет с той Олимпиады, так что я не знаю, удастся ли получить медаль, даже если мне её отдадут по праву.

Будучи спортсменом, вы были очень вовлечены в решение проблемы допинга, вы остаетесь заинтересованным наблюдателем?

Я хотел бы сохранить искренность в этом вопросе, кем бы я ни стал в будущем. Я говорил об этом, будучи спортсменом, хотя и находился под определенным давлением, хотя возможно это слишком сильное слово. В любом случае, были причины меньше высказываться на эту тему, но я хочу продолжать говорить. Этот сюжет меня глубоко волнует, потому что я его не понимаю. Часто моя сильная реакция была из-за непонимания, фрустрации, гнева. Я бы хотел лучше разбираться в вопросах допинга, но не думаю, что личностное развитие хорошо строить на эмоции гнева и непонимания, на чем-то негативном. Не уверен, что буду профессионально развиваться в этой области. Но конечно я буду внимательно следить, этот сюжет продолжает меня волновать.

В прошлом сезоне мы видели взлет карьеры Эмильена Жакелена, чемпиона мира в пасьюте, с которым вы, кажется, тесно связаны…

Тесно связаны - громкое слово, но это правда, что я очень уважаю и люблю Эмильена. То, что мы живем рядом, способствовало нашей дружбе. Мы оба дружим с Антоненом Гигонна, это тоже хорошо сказалось на наших отношениях. Мне хотелось помочь Эмильену развиваться в спорте. Думаю, то же можно сказать и о моем отношении ко всей сборной Франции. Я хочу, чтобы они достойно ответили на вызовы, которые их ждут. Прежде всего надеюсь на Кантена Фийон-Майе, который должен показать себя в следующем сезоне, на других членов команды тоже. Я буду следить за сборной с огромной любовью и пожеланием успеха.

Как вы воспринимаете то, что теперь будете «снаружи» биатлона, а не изнутри, как раньше?

Знаю, что буду его смотреть. Я обязательно буду испытывать противоречивые чувства, даже если я и примирился со своим решением и не вернусь ни за что на свете. Нельзя забыть десять лет жизни, и в тот или иной момент я буду испытывать, не знаю, как сказать... чувство, с которым иногда смотришь на свою «бывшую» (смеется).

Вы боитесь этого момента?

Не боюсь, потому что это необходимое решение, и я о нем нисколько не жалею. Думаю, что я пришел к концу этого путешествия и удовлетворил страсть к соревнованию, внутреннее желание что-то доказать, которое меня сильно продвигало в течение всей карьеры, толкало к вершинам. Но в последние два сезона эта страсть была чуть менее выражена. Несомненно, это один из уроков, который позволил мне перевернуть страницу.

Это означает, что теперь вы готовы проиграть в карты или в другую игру вашим дочкам?

Ну, не настолько… (смеется).

Источник

Кто соскучился по Мартену (хотя он очень активен в соцсетях), вот он на телевидении и радио :)

Эх, Мартенчик :(  

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья