Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Live Large

«У Олега усы выросли в 17 лет – с тех пор и не сбривает». Игорь Знарок – о брате

Главный тренер сборной России в юности дрался, растил усы и покорял тещу, а его младший брат обо всем этом рассказал Sports.ru.

Лак для волос, мебель и клеш

Рига. Матч «Динамо» – «Трактор». Центрфорвард рижан Знарок против центрального нападающего челябинцев Знарка. На вбрасывании братья закусились…

– Это был единственный раз в жизни, когда мы сцепились, – вспоминает Игорь. – И то, в шутку. Чтобы завести себя и народ, сошлись в схватке.

- Кто был зачинщиком?

– Конечно, Олег (смеется). Повеселили всех. А так, серьезных конфликтов у нас не было. Олег знал, где моя слабость – в детстве он меня сразу в нос бил, чтобы кровь пошла, потому что я боялся ее вида. Вот и все, на этом наши драки заканчивались. Можно сказать, и не начавшись.

Брат Игорь моложе Олега на четыре года. Как и у всех братьев, в детстве младший доставал старшего. И если старшему нужна была какая-то вещь, она тут же интересовала младшего.

– В то время была мода на брюки клеш. Мне очень хотелось иметь такие же крутые широкие штаны, как у брата. Но я был поменьше, поэтому надевал его брюки и обвязывался солдатским ремнем, чтобы они не падали, и ходил в них. Но мне они потом так и не достались. Наверное, Олег их порвал.

- Как старший брат относился к тому, что вы примеряете его вещи?

– Нормально. Так вспоминаешь – мы были как все дети. В то время тяжело было что-то купить, а родители где-то достали немецкую лакированную мебель. Так мы ее всю клюшками пооббивали – играли дома в хоккей.

- Это одна из самых хулиганских ваших совместных проделок?

– Нет. Если честно, родителей послушаешь – так мы и с волосами своими такое творили...  У нас они росли торчком, и мы опрыскивали их лаком. А потом надевали косынки, чтобы уложить волосы. Так и ходили одинаковые. А Олега еще и лопоухим звали – у него уши были в разные стороны.

- Известно про шрам на щеке Олега, про его стычку с Сумманеном. В детстве брат тоже всегда мог постоять за себя?

– Да. Он когда приехал в Челябинск из Усть-Катава, сразу попал в спортивный лагерь, где так и отвоевывал свое место. Через кулаки, свой авторитет и через игры.

Коньки 44-го размера, здоровье, усы

Братьев на льду звали «Зима». Когда старший стал играть на более высоком уровне, партнеры уже обращались к Олегу по-свойски и шутливо «Значок», а позже придумали емкое и серьезное  «Знара». Младшему – прозвища и длительная карьера игрока по наследству от брата не передались.

– Где-то клюшка мне перепадала. Что-то из старой формы. Брат стал ездить по заграницам со сборной пораньше. Мы – чуть попозже. Привозил и жвачку, и джинсы. Помню, что Олег мне свои коньки отдал: у него был 44-й размер, а у меня – 37-й. И в этих коньках я первый раз поехал играть за сборную.

- Как на лыжах.

– Да, мне так и говорили. Вся Москва обалдела: «Что вы, пришли на лыжах здесь кататься?!». Но дебютировал я успешно. Три года, правда, у меня не получалось попасть на чемпионаты Европы и мира по состоянию здоровья, а так мы постоянно ездили на разные турниры. У нас в команде были Толик Фетисов, Володя Константинов – все ребята 67-го года.

- Если бы не ваше здоровье, мы бы сейчас больше знали о хоккеисте Игоре Знарке?

– Да. Я очень рано закончил играть – в 21 год. Только пошел расцвет, и пришлось завершить карьеру.

- Где потом себя искали?

– Ушел в бизнес. В то время это были разные «купи-продай». Потом работал в Высшей лиге – в Оренбурге. И еще на Севере. В Челябинске, в «Мечеле», один сезон был помощником главного тренера. Сейчас — уже пять лет тренирую ребятишек в «Тракторе» и работаю со сборной до 16 лет. А со следующего сезона буду еще помогать Александру Рожкову в «Челмете».

- В какой момент стало понятно, что ваш брат станет большим хоккеистом?

– Когда он выиграл чемпионат Европы и стал лучшим бомбардиром турнира, пошли разговоры, что из Олега, может быть, вырастет хоккеист. Ему тогда было 17 – только выросли усы. Они, кстати, как пошли, он их и не сбривает.

Телефон, драка, спаивание

В отличие от брата Олег в Челябинске надолго не задержался. Знарок-старший получил дисквалификацию с чисто советской формулировкой «за спаивание коллектива». Но это, как и другие неоднократные отлучения от хоккея, его только закалило. Вариант с рижским «Динамо» появился довольно быстро.

- Для Олега главный город в его жизни – это Рига?

– Думаю, да. Это первый город, где он серьезно заиграл в хоккей, где встретил свою первую любовь. У него были очень хорошие отношения с будущей тещей. И он на Илону действовал через ее маму. А сейчас дочки уже влияют на него, и брат, кстати, стал мягче.

- Насколько вы близки с человеком, можно понять по тому, помните ли вы наизусть его номер телефона.

– Мы не очень часто созваниваемся с Олегом, но после каждой игры – всегда смс или звонок с поздравлением. У нас хорошие отношения, но лишний раз отвлекать его от работы не хочется. И видимся мы только тогда, когда он с командой в Челябинск приезжает.

- Почему вас не было на дне рождения Олега в ресторане в Юрмале, когда брат сражался с местными авторитетами, защищая посетителей?

– Мы тогда находились с «Трактором» в поездке по Германии. Приехали седьмого января – буквально через три дня после этого инцидента. Совершил брат подвиг или нет, но характер он проявил. Он вступился за семью, за всех, кто там был.

- А в рижском доме Олега вы были?

– Да. Лет семь-восемь назад – очень давно. Видел хоккейный музей Олега, который Илона создала на чердаке. Думаю, сейчас там экспонатов уже больше в несколько раз – увеличилось количество наград, орденов и медалей. Конечно, хотелось бы посмотреть снова. Я ни у кого из знакомых хоккеистов не видел таких музеев – столько всего там удивило. Там есть и майки, и фотографии из команд, где Олег играл. И этот контракт НХЛ, который ему предложили в Америке. И дали непереведенный.

- Поэтому ваш брат в свое время с ним не разобрался?

– Олег же тогда подумал, что зарплата там указана за год, а не за месяц, и не поехал в НХЛ. Мы потом смотрели этот контракт в музее и в шутку вспоминали все.

- А если бы Олег поехал за океан, закрепился бы в НХЛ?

– Конечно. Он действовал всегда в жестком стиле. И у Олега практически никто не мог выиграть вбрасывание.

- А что, кстати, за история с дисквалификацией в Челябинске?

– Я не знаю, как было на самом деле. Но как может быть такое, чтобы 17-летний паренек спаивал «стариков», которым по 30-35 лет? Смешно. Сейчас уже все забылось. А тогда эта ситуация задела не только брата, но и всю нашу семью. Все это муссировалось в прессе, и у папы начались проблемы с работой из-за Олега.

Пинск, блат, корона

- Когда Олег закончил играть, он стал тренировать детишек в Риге, получая 150 долларов, а сейчас дает установки хоккеистам сборной России. Что ему помогло пробиться наверх?

– За счет характера все получилось. Возможно, у него были какие-то задатки от нашего отца – футбольного тренера. К тому же Олег долгое время занимался у Юрзинова, был в сборной при Тихонове – знания откладывались. Это не прошло просто так. Ему поступило предложение тренировать на более высоком уровне, и он решил попробовать свои силы.

- В вашей жизни был шанс взлететь в профессии?

– Пока нет. Надеюсь, еще будет. Доказываю.

- С Олегом советуетесь по тренерским вопросам?

– Один раз у нас был разговор. Брат сказал: «Если хочешь, приезжай, посмотри на наши тренировки». И я несколько лет назад поехал с московским «Динамо» на сборы в Пинск. Видел всю эту нашумевшую предсезонку Олега. Конечно, что-то записал, взял себе. Нагрузки ребятам он дает действительно серьезные. Но я не был удивлен. Мы в свое время у Геннадия Цыгурова проходили такие же, если не жестче. Бегали и прыгали, кажется, еще больше.

- При нынешнем статусе Олега он наверняка мог бы устроить вас в любой московский клуб и на любую должность. Брат вам предлагал это или для вас так вопрос даже не стоит?

– Нет, у нас в семье не приветствуется, чтобы кто-то за кого-то так хлопотал. Многие сейчас стремятся перевезти своих родственников поближе, устраивают их на работу. Но у нас – нет, даже разговоров на эту тему мы никогда не поднимали.

- Но популярность Олега отражается на вас?

– Естественно. При его успехах все поздравляют, говорят: «Молодец». Это приятно. Но самое странное – многие начинают что-то спрашивать, интересоваться. Я отвечаю: «Что вы, ребята, не я же чемпионат мира выиграл, почему ко мне вопросы?». Родители же как волновались, так и волнуются. Что Олег проиграл, что выиграл – все равно беспокоятся.

Для меня, кстати, не было откровением то, что Олег займет первое место на чемпионате мира в Минске. Как только брат взял сборную, я был уверен, что команда победит. Не знаю, почему. И уже по первым матчам видел, что пацаны будут биться и своего не упустят.

- Чемпионства Олега не изменили?

– Нет. Олег каким был, таким и остался. Корону не надел.

Фото: из личного архива Светланы Знарок, инстаграм Алисы Знарок, fhr.ru

«Олега тащат, щека разорвана, а он мне подмигивает». Мама Олега Знарка – о приключениях сына

11 причин считать Знарка самым крутым мужиком на Земле

Знарок-фестиваль. 5 историй о главном тренере сборной России

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья