Тонкий филолог
Блог

Медный звон червонца. Позиция «десятки» вымирает?

Этот пост написан пользователем Sports.ru, начать писать может каждый болельщик (сделать это можно здесь).

Блог «Тонкий филолог» разбирается в новых видах магии

Недавно в блоге «Сухой лист» появился пост о том, как типичное понимание роли «десятки» оказалось нежизнеспособным в современном футболе. Очаровывающе вальяжные треквартисты типа Руя Кошты, Мишеля Платини или Зинедина Зидана действительно с огромным трудом возможны в эпоху нынешней высокотемповой игры. И Андрей Клещёнок показал, как самая магическая позиция зарождалась, как она стала такой значимой и почему начала испытывать кризис в середине девяностых, уйдя в 21-м веке в небытие.

Более того, автор обмолвился, что «десятки» трансформировались в соответствии с эпохой и приняли иные формы. Именно это меня и натолкнуло на написание материала: раз уж есть статья про смерть «классического», то нужно разобраться в «ином». Какие «десятки» сейчас существуют? В чём заключается их роль? Имеется ли хоть какая-то преемственность современных креативных полузащитников с небожителями прошлого? Возможно ли сейчас «трушному» треквартисте стать успешным в крупном клубе? И потеряла ли роль плеймейкера свою магию с отказом от привычного понимания этой функции? Ведь уже не первый год говорят о том, что особая позиция потеряла тот неповторимый шарм, превратившись в «на скорости открыться – пробежать – отдать пас». Вот раньше люди со вздохом смотрели на эротику типа «Эммануэль», ценили каждый поцелуй – а сейчас им только подавай бездуховную порнографию, где быстро переходят к делу.

Здесь мы не будем касаться реджист, т.е. плеймейкеров из опорной зоны, ибо их функции различны с задачами «десяток». Да, конечно, игрок типа Франка Райкаарда или Луки Модрича тоже принимает важные для фазы атаки решения, нестандартен в своих действиях, обладает великолепным пасом, но креативная «шестёрка» больше ответственна за быстрый вывод мяча вперёд, тогда как треквартиста именно что создаёт момент в последней трети поля.

И, что очень важно, моя классификация «десяток», конечно же, не может быть предельно точной. Ибо современный футбол очень сложен, и в каждой успешной команде с системной тактической моделью под каждого игрока есть свои особенные корректировки по позиции, поэтому Джейдон Санчо и Анхель Ди Мария, несмотря на схожесть в общем плане (вингеры-«десятки»), всё равно играют по-разному из-за требований тренеров своих команд. И вообще, любая попытка впихнуть всех в рамки в любом случае будет нести в себе погрешность – но нужно же хотя бы попытаться разобраться в вопросе.

Raumdeuter

Представители: Томас Мюллер, Делле Алли

Начнём с той вариации, которая кажется максимально далёкой от классического понимания «десятки». Если типичный треквартиста создаёт момент, владея мячом, то раумдойтер может оказаться гораздо опаснее именно без снаряда. Его преимущества заключаются не в потрясающей технике, природном артистизме или мастерстве вырезать передачи по непредсказуемым траекториям – а в бесконечном движении без мяча, активном заполнении пустых пространств и быстрых и эффективных действиях. Чем меньше раумдойтер проводит времени с мячом – тем лучше для всей команды. В идеале от него вообще требуется занять пространство, получить мяч и в 1-2 касания сделать необходимое действие. Согласитесь, полная противоположность вальяжным треквартистам прошлого, которые обожали превращать каждое владение мячом в нарцисстичный спектакль.

Но почему тогда раумдойтеры являются треквартистами, если такую же работу может выполнить вингер-замыкала или ложная «девятка»? Потому что, оказавшись на пространстве, такой игрок всё равно нацелен на создание моментов для остальных, тогда как личное завершение – это факультатив. Даже Мюлли, обладающий отличным ударом с правой, в первую очередь думает о позиции своих партнёров. Но, кстати, раумдойтеры действительно близки с ложными «девятками»: отсутствие конкретного места, разрыв линии защиты за счёт активного передвижения, отличный подыгрыш, отсутствие эгоизма.

Более того, тот самый человек, благодаря которому мы и узнали об этом термине, был как раз нападающим. Дело в том, что Томаса Мюллера всё детство готовили на позицию настоящего немецкого центрофорварда: высокий, физически мощный, выносливый, активный и напористый в штрафной. Но стукнуло Фоме Мельникову 18 лет – а он никак не может пробиться в основу, ибо в конкурентах у него Миро Клозе, Лука Тони и Лукас Подольски. Плюс истинный баварец в свои юные годы был слишком деревянным для наконечника топ-клуба (давайте забудем о том, что в те времена «Бавария» постоянно вылетала в четвертьфинале ЛЧ, а потом вообще была унижена «Зенитом» в Кубке УЕФА, что непозволительно для команды такого ранга).

И был бы Мюлли форвардом уровня «Ганноверов», но Луи Ван Гал, помешанный на идее использования пустых пространств, увидел в парне удивительную способность: без мяча и в оттяжке немец опаснее, чем со снарядом и в завершении. И дал двадцатилетнему воспитаннику рискованно много свободы – как вы помните, в сезоне 2009/2010 Томас стал одним из главных открытий еврофутбола. Собственно, манеру игры Мюллера вы и так знаете: движение по всей ширине поля, умное использование пространства, быстрый пас в два касания и полная непредсказуемость. Человек с видением треквартисты (мало кто так чувствует своих партнёров) и инстинктами, а также решительностью центрофорварда. Именно это сочетание и делает Томаса одной из лучших «десяток» футбола XXI-го века, пусть его стиль и разрушает типичное представление о функциях плеймейкера.

И мы переходим к ещё одному нестандартному игроку, правда, выделяется он не только своим футбольным мышлением, но ещё и удивительной концентранцией дури в башке – Делле Алли. По юношам он считался одним из главных талантов Британии, и ему прелрекали звание самого талантливого плеймейкера Островов. Но тут Делле попадает в команду, где неплохо так обосновался умничка Эриксен, прекрасный треквартиста. И Почеттино понимает, что такого парня терять не хочется – так Алли получает интересную позицию. Британец располагался между звеном бокс-ту-боксов (Ваньяма-Дайер/Сиссоко-Уинкс) и Кристи, в реальности будучи игроком без позиции. И так раскрылось главное качество любителя прямых эфиров в Instagram: инстинктивное понимание того, как двумя шагами развить атаку. Его умение быстро проанализировать обстановку, увидеть пространство, мгновенно на нём оказаться и принять решение – это магия. Причём Делле может действовать по-разному: быстро отпасовать на ход, ударить (очень опасен в штрафной) или же протащить мяч. У него классная техника, за счёт которой ему не составляет проблем и самому создать пространство – но он редко заигрывается. Более того, иногда его действия не просто своевременны, но ещё и поражающие – как тот самый пас финтом на Лукаса Моуру.

Британская команда была бы превосходна и с одним Эриксеном, но внедрение Делле Алли на свободную позицию превратило «петухов» в страшную атакующую машину, которую сложно было остановить из-за необходимости держать классического треквартисту Кристи и нестандартного раумдойтера Делле. К сожалению, Алли сам себя нейтрализует собственностью глупостью. Он прекрасный футболист, не справившийся со своими тараканами внутри черепной коробки.

Специфика применения: Раумдойтеры необходимы только тогда, когда сама система движения мяча выстроена органично и надёжно. Игроки такого плана нужны, чтобы при заполнении зоны ускорять транзит снаряда – без отлаженной позиционки «исследователи пространства» не принесут ощутимой пользы.

Alleskönner

Представители: Кай Хаверц, Марко Ройс в годы расцвета, Йосип Иличич, Неймар, Лео Месси

Термин немецкий, но игроки такого плана имелись давно. Это «десятки», не имеющие точной привязки по зоне, а также способные быть как чистыми диспетчерами, как протащить мяч и обыграть соперника, так и реализовывать моменты словно настоящий форвард. Техничные, креативные и не лишённые мастерства центрофорварда. Если вы при таком описании вспомнили Марадону или Баджо – да, именно они. Мне ещё на ум приходит Ривалдо, который был одновременно блуждающей «десяткой» и одним из лучших бомбардиров Примеры.

Аллескённером прозвали Кая Хаверца во время его второго сезона в «Байере», т. е. мастером на все руки. Но до чудо-Кая в Вестфалии уже появлялся разносторонний плеймейкер, способный быть всем в атаке – конечно же, речь о «ЗупаМарко». Ройс уже в Мёнхенгладбахе разорвал Германию тем, как он может сконцентрировать всю атаку клуба вокруг себя в достаточно строгом и системном немецком футболе, где и у художника имеются тактические ограничения. Даже Диего в «Вердере» не имел столько власти, хотя, казалось бы, в истории современной Бундеслиги именно он казался самым свободным треквартистой. Потом Марко переехал в Дортмунд – мгновенно же вписался в ту безумную банду Клоппа, не потеряв собственной значимости во влиянии на развитие атак.

А ведь Ройс переходил в тот момент, когда рудокопы лишились Кагавы. И что же было в нём такого, если «шмели» ничего не потеряли от смены «десяток» – даже приобрели больше? Марко способен подхватывать мяч у центрального круга, в то же время обожает открываться на левом фланге – но с лёгкостью заходит и на правый. Привык работать у входа в штрафную, но без проблем залезает внутрь. Прекрасно протаскивает мяч, суперски открывается под забег и классно видит партнёра. Кстати, про забег: классические треквартисты известны тем, что они либо не самые быстрые, либо не самые выносливые. Так вот, «ЗупаМарко» способен хреначить в высочайшем темпе весь матч, из-за чего «шмели» не проседают на протяжении игры. Единственный минус Ройса – всё же никогда не заменит крутого центрофорварда. Да, он любит и может завершать, но несколько сезонов пытались его обосновать на позиции наконечника – и всё же сначала Дортмунд нашёл Пако, а потом и вовсе сорвал джек-пот с Холландом. Про второй минус не будем говорить, ибо повесть о Ройсе и его состянии здоровья пробивает на слёзы сожаления.

Через почти 10 лет появился Кай Хаверц. Казалось, у «аспириновых» за декаду хватало хороших треквартист: Хакан, Брандт, Шюррле. Но юнец-переросток вышел на иной уровень, по сравнению с предшественниками. Чудо-Кай совместил в себе умения разных функций: 1) прекрасно двигался без мяча, развивая атаки за счёт грамотного использования пространства, словно природный раумдойтер; 2) уверенно играл на позиции центрофорварда в конце сезона 19/20, расширив ротацию на позиции, где был лишь один Кевин Фолланд; 3) суперски протаскивал мяч и создавал моменты, как настоящий плеймейкер. Хаверц в Леверкузене сочетал в себе как умную тактическую игру современных реалий, так и классическую магию продвинутого треквартисты. Если Чалханоглу или Брандт просто дополняли атаку и обеспечивали доставку мяча до последнего игрока в штрафной, то Кай являлся именно что центрообразующим элементом и был как началом, так и развитием с завершением атаки.

Йосип Иличич – пример того, как «списанный» уже ветеран Серии А попал в ту схему, где наконец-то нашли раскрывающую все его лучшие стороны роль. Формально балканец выходит на позиции правого вингера, но вот что интересно: в «Аталанте», которая обожает перегружать фланги и устраивает по ним высокоскоростные забеги, Иличич не является вингером. Его можно обозначить как правого инсайда, тяготеющего с самого угла к центру. Но и это не совсем так, ибо и зоной правого полуфланга не заканчивается ареал активности словенца.

Иличич постоянно балансировал между позициями правого инсайда и оттянутого форварда, что делало персональную опеку особой степенью боли. И его любовь к смещениям в центр, когда Хатебур или Меле заполняет фланг, сильно расшатывает соперника. А если ещё и номинальные центрхавы типа Пашалича, что любят подниматься выше, оккупируют подступы к штрафной, то Йосипа очень легко потерять. Агрессивное и интенсивное движение команды Гасперини позволяет словенцу свободно курсировать между зонами и быть всем: инсайдом, треквартистой, оттянутым форвардом или же чистым замыкалой, если Сапата идёт в подыгрыш. Так Йосип становится неудержимым. Но он прекрасен не только своим позиционным чутьём, но и тем, что в системе «Аталанты» ему даны особые вольности в работе с мячом. Иличич – главная сила в выводе мяча из под прессинга, причём не перестаёшь удивляться, как не особо молодой, стройный и быстрый (сравните скорость Йоси с резвостью Госенса или Пессины) балканец мгновенно способен протащить снаряд. Но самое страшное, когда перед штрафной Йосип начинает трусцой передвигаться, что обозначает его готовность сделать что-то. И магия в том, что он может осуществить почти что всё. Разрезать передачей линию, мгновенно перепасоваться, ударить в два касания, открыться и пробить – Иличич быстро и точно исполняет задуманное.

Он не так много просит мяча, как тот же Ройс, и больше действует на быстром позиционном заполнении, после чего уже получает мяч и творит – но в этом его прелесть! Йосип отлично вписывается в идеологию Гасперини с минимумом касаний, будучи, наверное, одним из самых одарённых универсалов современности в плане атаки. И больно понимать, что человек сверкает эпизодами из-за серьёзных проблем со своим душевным омутом.

Ну а про специфику игры Неймара и Лео Месси вы и так всё знаете. Несмотря на то, что формально Лионеля ставили и центрофорвардом, и правым вингером, он являлся чистым аллескённером. Если в системах Пепа и Энрике это работало, то потом все наработки были пущены на самотёк, из-за чего аргентинец фактически остался без адекватной поддержки в линии атаки.

Специфика применения: Аллескённеры должны не просто и подыгрывать, и проводить на дриблинге, и забивать по 10+ мячей – эти игроки обязаны быть адекватно вписаны в систему, чтобы их способность к разнообразным действиям выглядела органично и синтезировалась в командный темп. Иначе от треквартисты такого плана больше вреда, что мы видели в первом сезоне Хаверца за «Челси», когда немец хотел что-то сделать, но его полномочия были ограничены тактикой «синих». Или же вспоминаем «Барселону» последних лет, где даже усилия Месси ничего не значили в глобальном плане, ведь весь хаос в игровой системе «гранатовых» нивелировал его умения. «Быть мастером на все руки» не равно «делать всё за всех».

Бокс-ту-бокс 10

Последователи: Мейсон Маунт, Марко Ройс весной 2021-го

Немецкая футбольная идея с приматом прессинга над всем остальным окончательно свихнулась с ума, сделав даже из художников отменных чернорабочих. Томас Тухель создал из маленького, ещё наивного юноши настоящего монстра, что работает чуть ли не от опорной зоны до трекварти. И имя ему – Мейсон Маунт. У «Челси» с креативщиками, способными отрабатывать в переходных фазах, всё прекрасно: Зиеш, Пули, Хаверц. Но англичанин сносит крышу тем, что даже на фоне таких игроков убивается, будто ему накидывают хороших бонусов за каждое успешное прессинг-действие. В прошлом году именно Маунт был лучшим по совокупности пользы в прессинге и количества созданных моментов.

Пока передняя линия из Вернера-Хаверца-Пули накрывает центральных защитников, Мейсон откатывается вниз для помощи Канте и Жоржику, при этом в случае неудачного паса соперника или каких-то проблем англичанин быстро вытягивается вперёд и развивает атаку. Он не одарён навыками современного бокс-ту-бокса, конечно, но объём работы и частая активная работа с этой линией даёт нам формальное право называть его именно B2B-10. Сон разума рождает чудовищ, а желание Тухеля построить лучшую систему в мире создаёт Мэйсона Маунта. Англичанин далеко не самый изобратательный в плане креатива (Зиеш и Хаверц гораздо сильнее в этом компоненте), но за счёт своей уникальной роли он становится чересчур опасным.

И мы возвращаемся к «ЗупаМарко»: когда тренером «шмелей» стал Эдин Терзич, то вестфальская команда впервые лет так за 15 начала играть в аккуратный контратакующий футбол. В сериях с «Севильей» и «Сити» и вовсе использовали откровенно оборонительные схемы. А там ещё и у Санчо были проблемы со здоровьем, поэтому Ройсу хорватский тренер отвёл особую роль: взаимодействовать в линии с Даудом и Беллингемом, проделывать значительный объём оборонительной работы – но в случае перехода владения переходить к молниеносному конструированию атак. Я могу сейчас ошибаться, но в серии с «Севильей» Ройс набегал на 11-12 км в каждом матче и демонстрировал чудеса прессинга. И это показывал переломанный 30-летний футболист, чьи лучшие сезоны уже прошли. Никогда не перестану восхищаться «ЗупаМарко»!

Специфика применения: такие «десятки» возможны при совпадении нескольких условий: 1) наличие у футболиста трёх пар лёгких; 2) умение команды играть вторым номером («Челси» – не самая атакующая команда и способна подстраиваться под соперника); 3) до мелочей отлаженный механизм переходных фаз. В противном случае бокс-ту-бокс 10 будет просто бесполезно наматывать круги.

«Десятка» аргентинского психопата

Представитель: Антуан Гризманн

А теперь представьте, что будет, если совместить бокс-ту-бокс 10 с аллескённером? Что говорите? Такое невозможно? Ну, один специалист из Мадрида посмеялся. И подарил нам Антуана Гризманна периода «Атлетико»: блуждающую «десятку» со всеми умениями, которая покрывает площадь от собственной опорной зоны до пятачка у ворот соперника.

Низкий блок и невыносимый рваный темп команды Симеоне позволяет игрокам немного по-иному распределять силы в черновой работе. Нет, конечно, они уж точно не отдыхают, но каждый в механизме не наматывает километры на пределе возможностей – вместо этого все в линии просто максимально слаженно двигаются, не прибегая к беготне. Именно подобное и помогало Гриззи быть и полезным в оборонительной фазе, и являться центрообразующей концепцией атаки «матрасников».

По сути, Симеоне заключил с Маленьким Принцем договор: ты активно участвуешь в работе низким блоком, стараешься искать перехват, подстраховываешь время от времени ниже – а за это я даю тебе возможность делать всё, что тебе захочется, в атаке. Гризз одновременно и кошка, что ходит сама по себе, и дисциплинированная часть слаженного механизма мадридской команды. И его вариативность являлась (судя по декабрьской форме, то и является до сих пор) главным козырем «матрасников» в продвижении мяча, ведь Антуан может начать это делать и с позиции чуть ли не левого фуллбэка, и где-то из зоны бокс-ту-боксов, или же в роли центрофорварда. У него нет конкретного места, причём его страшно оставлять что со снарядом в ногах, что без него.

Изначальная топорность атакующих идей Симеоне значительно усовершенствовалась именно из-за наличия Гриззи, обладающего уверенной техникой работы с мячом обеими ногами, отличным рывком, внеземным видением партнёров, умнейшим движением без мяча и инстинктами очень хорошего форварда последнего касания. Антуан амбивалентен, т.к. в нём равнозначно живут и прагматичная тягомотность, и тонкая гениальность. Игроки такого склада мышления необходимы командам с изнурительным и медленным футболом для того, чтобы добиваться вершин. И пока что такой игрок лишь один, что технически одарён на уровне лучших футболистов мира и одновременно настолько работоспособен и адаптивен. Когда же Симеоне лишился француза, то решил постараться поставить иной футбол именно потому, что та самая модель, приведшая клуб к финалу ЛЧ 2016-го года, без Гриззи теряет гораздо больше, чем половину своей эффективности.

Специфика применения: работает только в том случае, если ваша команда играет вторым номером в достаточно прагматичный и «душный» футбол. И если в вашем распоряжении имеется именно Антуан Гризманн.

То ли 8, то ли 10

Представители: Хакан Чалханоглу сейчас, Кевин Де Брюйне в последний год, Аарон Рэмзи, Пётр Зелиньски, Поль Погба.

Этот вид диспетчеров, наверное, появился с Фрэнком Лэмпардом. Номинально и линейно эти игроки позиционируются бокс-ту-боксами, но на самом деле не выполняют работы настоящей восьмёрки, при этом расположены низковато для классического треквартисты.

Да, такие игроки не боятся отрабатывать в переходной фазе, опускаются очень низко для протаскивания мяча и могут даже в атакующей фазе располагаться не в трекварти – но чистыми центрхавами от этого они не становятся по той причине, что основной объём за них выполняют партнёры для линии. Большинство работы по подбору и отбору мяча за Френки делали Макелеле-Эссьен/Баллак-Микель и давали ему на ход у центрального круга. Дальше уже Лэмпс исполнял типичную «десятку». Кстати, Баллак в сборной Германии тоже был близок к позиции «8,5», когда Шолль уже потерял форму – и именно тогда самый невезучий футболист стал генератором креатива для Бундесманншафт, обеспечив себе звание героя ЧМ-2002.

То же самое делает Де Брюйне, у которого в опорке есть пара Родри-Канселу + Гюндоган туда постоянно опускается. По натуре Кевин, конечно, работоспособный парень и крутой адепт гегенпрессинга, но у него нет ни навыков, ни задач для настоящего бокс-ту-бокса. Сверкающий в последние месяцы Чалханоглу как раз наименее активный в отборе игрок, но за него весь центр сожрут монстры с жабрами Барелла и Брозович. Это идеальные случаи номинальной «8.5», когда звено бокс-ту-боксов идеально подобрано, а от самого игрока требуется просто работать чуть глубже. Но по натуре КДБ, Хакан и Лэмпс – истинные «десятки». Чалханоглу всю жизнь был чистым треквартистой, и переход на новую позицию обусловлен лишь схемой Индзаги – а Рыжему пришлось опуститься из-за перебора атакующих игроков в Манчестере.

А вот у Зелиньски ситуация осложнена тем, что в один момент ему приходилось находить себе место на поле при Гамшике, Мертенсе и Инсинье – а ниже располагался Жоржиньо! Я до сих пор не понимаю, сколько нужно выкурить «Беломора», чтобы попытаться впихнуть столько креативных товарищей – но у Сарри это получалось, причём достаточно прикольно! И даже сейчас у Петра странная ситуация: крутой и дисциплинированный футболист, способный выполнять функции плеймейкера на роли восьмёрки – но ему реально иногда хочется подняться выше, только вот мяч у Инсинье не заберёшь. Ещё и в центре поля имеется талантливый Фабиан Руис, поэтому поляк застрял между двумя линиями – и да, пока что у него приличные 5+5, но остаётся ощущение, будто Зелиньски может выступать гораздо мощнее, имей он более чёткую позицию.

Поль Погба – особый случай в мировом футболе. В некоторых аспектах и вовсе клинический, но сейчас не об инфантилизме золотого мальчика Франции. В первые сезоны в «Юве» из Поля хотели слепить реджисту, оценив его умение протаскивать мяч из-под прессинга и способность вырезать точные лонгболлы. И затмил бы Погба всех этих ваших Пирл и Скоулзов, но дисциплинированность и объём оборонительной работы, возможно, второго таланта поколения (первым-то, конечно, является Неймар) поражали далеко не в позитивной коннотации. Хорошо, двигаем человека чуть выше, делая его той самой «8,5» – да, на ЧМ-2018 это сработало, когда за Поля выжигали центр Матюиди и Канте, но в «Ман Юнайтед» почему-то подобное не привело к чемпионству со связкой МакТоминей-Фред.

Почему? Ну, первая причина заключается в норвежских рыболовах – а вторая, конечно же, в лени и капризности собственно нашего треквартисты. Есть ещё третья: Поль иногда авантюрен и передерживает мяч у себя при дриблинге. Причём, это превращается в лотерею, когда француз может один тайм замедлять движение мяча и пытаться из себя кого-то корчить, но потом в двух-трёх владениях подряд сделает всё правильно и эффективно! Ну а четвёртая заключается в том, что Поль с таким телосложением ужасен в единоборствах. Я не понимаю, как можно с параметрами 190/88 проигрывать верх и не уметь ставить корпус. Причём я видел мотивированного и умирающего в прессинге Погба – ему всё равно не хватает мощи для силовой игры в переходных фазах, что просто абсурд.

Если же представить в вакууме идеальные условия для Поля, то мы получим прекрасную «десятку», способную играть и «8,5», и почти что реджисту, и удобно себя чувствующую в трекварти. Но у парня всё и так шикарно: высокая зарплата, реклама, лучший в мире агент – зачем ему для нас, унтерменшей, каждый день стараться?

Специфика применения: «8,5» полезны в том плане, что они позволяют быстро выводить мяч из зоны центрального круга и обеспечивают позиционную поддержку в переходных фазах. За счёт своего расположения они могут вытягивать опорников соперника достаточно далеко и пользоваться данными разрывами. Но «8,5» нуждаются в надёжном прикрытии в виде двух моторных бокс-ту-боксов за спиной, которые способны компенсировать недостаток черновой работы.

«Десятка»-вингер

Представители: Эден Азар, Анхель Ди Мария, Хаким Зиеш, Мемфис Депай, Лоренцо Инсинье и т.д.

Самый распространённый сейчас типаж. Собственно, чего объяснять: современный футбол ориентирован на создание пространств на флангах, поэтому именно отсюда исходит наибольшее количество опасных пасов и прострелов. И для повышения эффективности в данной зоне нужно использовать игроков особой креативности. А ещё можно использовать ширину фланга для смещения внутрь.

Честно говоря, данные треквартисты не особо отличаются от классических «десяток» в центре – просто переместились по горизонтальной линии, тогда как по вертикальной оси координат не сдвинулись. Однако они вполне себе могут открыться по центру, если выпадает шанс.

Собственно, тут сложно разглагольствовать, потому что стиль данных игроков вам прекрасно известен – наверное, больше всего за это ответственны Рональдиньо и Эден Азар. Бразилец, будучи номинально левым вингером, сделал из своей позиции один большой хайлайт, хотя Ронни всё же играл немного по-другому, чем нынешние крайние «десятки». Гораздо ближе к ним был, например, Саша Глеб времён «Штуттгарта» и «Арсенала». Но Рональдиньо впился всем неокрепшим юным умам как доказательство того, что треквартиста сбоку опаснее, чем по центру (правда, по ходу матча бразилец как раз туда и уходил).

Наступили десятые, и один полноватенький бельгиец показал новый тренд во всей красоте. От вингера Эден взял резкость, любовь к обыгрышу, способность выдавать спринт на половину поля. Вы и так прекрасно знаете, что Азар в свои лучшие годы был непревзойдённым мастером обыгрыша – но он не пускался в дриблинг, предпочитая смену направлений на ускорении. Это просто быстрее и эффективнее, ибо финты, хоть и красивые, обычно убивают темп. Так бельгиец и обеспечивал быстрое самостоятельное продвижение мяча. И именно подобным образом играют вингеры-«десятки». От треквартисты же Эденчику достались качество паса, страсть к смещениям в центр и креативность.

В чём ещё удобство вингеров-«десяток» – их заменяемость. Если Томас Мюллер уйдёт из вашего клуба, то свободных раумдойтеров на рынке вы не откопаете. А с фланговыми треквартистами существует целое раздолье: ушёл Азар – берём Пулишича, выкупили Санчо – без проблем поставили Джио Рейну, перестали надеяться на Сане – купили Мареза. И это немного так обесценивает данную роль, потому что при всём этом богатстве действительно талантливых ребят проскакивает единообразие. Вот назовите вингера-«десятку», что выделяется и фиг его с кем-то спутаешь? Наверное, только Инсинье (за счёт движения без мяча и умения освобождать пространство), молодой Азар (его было невозможно остановить) и Ди Мария времён «Реала» (причём Анхель весьма предсказуемый игрок, но он делал одно и то же с такой отточенностью, что всегда прокатывало). Ну и ещё, как по мне, в Зиеше периода «Аякса» было что-то неотразимое.

Специфика применения: легко найти на рынке, не так сложно подобрать схему и роль для реализации. Быстрый, техничный и умеющий в видение поля вингер-«десятка» быстро принесёт результат. Есть только ещё один момент, не считая отсутствия уникальности – без креативного игрока в центре ценность треквартисты с фланга снижается. У Росицки был Фабрегас, у Азара был сначала Кабай (ещё в «Лилле), далее Оскар, а потом... тоже Фабрегас. У Зиеша был Тадич, у Санчо был Ройс. Ибо вингер-«десятка» имеет немного так ограниченный функционал.

Мерсисайдская «десятка»

Представители: Диогу Жота, Роберто Фирмино

«Ливерпуль» уникален тем, что уже 4 года играет без «десятки»: последними «красными» диспетчерами являлись Адам Лаллана и Коутиньо. Не, конечно, Алекс Окслейд-Чемберлен может сыграть на данной позиции, но от центрального защитника впереди больше толку, чем от этого бриллианта академии «Арсенала». Система Клоппа вообще исключает наличие игрока, который бы передерживал мяч или требовал для себя слишком много владений. Даже Мо Салах возится со снарядом гораздо меньше времени, чем игроки аналогичных ролей. Поэтому хоть чего-то близкого к треквартисте быть в «Ливерпуле» не может. И это забавно, учитывая то, что в Дортмунде у Юргена имелись Кагава, Мхитарян, Ройс и Гётце.

Но как же мерсисайдская команда создаёт себе моменты? Гордое знамя креатива несут в основном фуллбэки (Трент и Робо) и бокс-ту-бокс хавы (Робертсон, Джонс, Вейналдум до перехода), использующие ширину предоставляемого пространства. Судя по результатам, жизнь без «десятки» прекрасна! Но герр Юрген не выменял все червонцы на купюры покрупнее.

Дело в том, что Клопп интересно интерпретирует роль центрофорварда. Как мы знаем, ближе всех к воротам соперника играет левый вингер Мане с его звериным чувством позиции. За создание моментов на индивидуальном мастерстве отвечает Мо Салах, который даже при минимуме движения способен создать себе пространство. А «девятки» у Клоппа то ли ложные, то ли вообще примеряют на себя фрак диспетчеров. Лучше всего это видно, конечно, по Бобби Фирмино, что одновременно и типичная оттянутая девятка, вытягивающая на себя защитника, и немного раумдойтер за счёт работы с пространством, и хороший треквартиста, умеющий развивать атаку за счёт видения поля.

Трансфер Жоты поначалу выглядел странным, т. к. португалец не славился высокой результативностью в «Вулвере» – а тут ему нужно было конкурировать с Мане. Но спад Бобби и игровой кризис мерсисайдцев подарил Диогу не только шанс, но и возможность показать себя со стороны. Жота никогда не был классическим центрофорвардом, поэтому он быстро вписался в роль ливерпульской «девятки», постоянно обозначая движение на свой родной левый фланг и разбивая линию защиты. Плюс это расположение между краем и центром позволяет португальцу делать отличные диагональные пасы, перед которыми даже прилично выстроенной защите очень сложно сохранить геометрию линии. И так Жота становится то ли ложной «девяткой», то ли эпизодической «десяткой».

И Бобби, и Диогу объединяет именно эта трактовка роли центрофорварда как начала развития позиционной атаки в заключительной трети, а не как завершения. Они действительно близки к концепции ложных «девяток», но движение, участие в розыгрыше и карта занимаемых позиций делают их нечто большим, приближая к пониманию современных «десяток».

Специфика применения: достаточно сложная, потому что здесь необходимы тактически гибкие игроки, способные быть и форвардами, и время от времени «десятками».

Почему вымерли классические «десятки»? И вымерли ли?

В своём тексте Андрей употребил прилагательное «автономный» – и именно от него и нужно двигаться. Автономный – способный функционировать исключительно своими ресурсами. В контексте футбольного понимания – независимый от остальных, имеющий определённые вольности. Да, трушные треквартисты были действительно автономны, но вот случился казус: к началу двухтысячных «автономность» сменилась «отрешённостью». Независимость десяток превратилась из «самостоятельной мощи» в откровенный балласт, ибо футбол перешёл к более системному подходу, в котором взаимодействие всех футболистов должно быть гораздо активнее и плотнее. Особенно это касается переходных фаз.

Треквартисты стали носителями двойной угрозы: когда у вас мяч, то его креативные навыки повышают возможность гола – но как только вы лишаетесь владения, то «художник» становится катастрофой для вас самих, ибо он обособлен и не внедрён в командное движение без мяча. И пропустить в контратаке из-за дыры, спровоцированной «автономностью» такого игрока, гораздо вероятнее. Сколько бы вы ни создавали, рано или поздно мяч перейдёт к сопернику – и он легко разорвёт в транзишне ту команду, которая верит в своего Рикельме.

Теория вероятности и элементарная математика победили искусство? Прагматичные и работоспособные Томасы Мюллеры отобрали у Хуанов Мат холст? Я бы так не сказал, честно говоря. Во времена зарождающихся перемен мы видели лучшие сезоны Кака и Уэсли Снейдера – они были ещё теми треквартистами, просто хотя бы старались работать в прессинге. Им не нужно было становиться полностью современным рабочими лошадками: нет, упаси Господь, творите – но и не исчезайте в переходных фазах. Это не такое уж и невыполнимое требование. Причём и Рикардиньо, и Уэсли создавали магию у прагматичных тренеров Анчелотти и Моуриньо.

Хорошо, можно сказать, что мои примеры всё же не настолько современные. Допустим, но в 2015-2019 футбол уже был высокоскоростным и интенсивным – и в это время нас очаровывал Кристи Эриксен, настоящая классическая «десятка». И в свой лучший сезон он дошёл с «Тотеном» до финала ЛЧ! При том, что датчанин никогда не славился умением вступать в единоборства, да и тихоходом был знатным. Месут Озил, несмотря на весь анекдотичный флёр вокруг его работоспособности, в «Арсенале» играл прекрасно – и закончился не из-за «веяния времени», а из-за собственной лени. Всё у него было хорошо с современным футболом, пока парень не задумался о богатой пенсии.

Пауло Дибала всё ещё крут, когда он в настроении – его проблема заключается не в «рудиментарности», а просто в инфантилизме (и постоянных травмах). Несмотря на все его слабости, в огне аргентинец неудержим. Генрик Мхитарян прошлый сезон в «Роме» провёл прелестно, Иско вообще был игроком старта в том легендарном «Реале» времён три-пита. Классические десятки могут себя уверенно чувствовать что в тягомотном ритме Аллегри (Дибала), что в бешеном темпе Венгера (Озил), что в современных схемах Почеттино (Кристи). Вопрос исключительно в желании самого игрока, который может компенсировать свои недостатки. Если он теряет мотивацию или считает себя ранимой творческой фигурой (что касается Хуана Маты, который загубил свою карьеру нытьём и нежеланием заниматься в спортзале) – да, он будет нежизнеспособен. Прямо сейчас есть классическая «десятка», у которой всё отлично складывается – Бруну Фернандеш. Играет на сумасшедшем уровне (правда, если только соперника зовут не «Ливерпулем», «ПСЖ» или «Челси) и вписывается в нынешние «жестокие» реалии футбола. Поэтому ответ таков: вымерла не функция – вымерли особо эгоистичные или ленивые особи как класс. Магия будет жить в любых условиях. Она до сих пор живёт: вспомните Хакима Зиеша в «Аяксе», посмотрите на Де Брюйне, застаньте мотивированного Иличича – да, роль «десяток» изменилась, но волшебники всё ещё среди нас!

P.S. Мне аж стало интересно, и я посчитал количество игроков, которых можно подвести под понятие современной «десятки», в крупных и успешных европейских клубах. Получилось, мягко говоря, впечатляюще. И вывод таков: расширение функционала треквартист и появление новых вариаций сделали футбол гораздо более креативным, чем это было раньше. Как минимум это касается увеличения количества футболистов, способных исполнять данную роль.

Манчестер Сити: Джек Грилиш, Рияд Марез, Фил Фоден, Кевин Де Брюйне, Бернарду Сильва

Челси: Кристиан Пулишич, Хаким Зиеш, Мейсон Маунт, Кай Хаверц

Манчестер Юнайтед: Бруну Фернандеш, Джейдон Санчо, Хуан Мата

ПСЖ: Юлиан Дракслер, Анхель Ди Мария, Неймар, Лионель Месси

Аталанта: Алексей Миранчук, Руслан Малиновский, Йосип Иличич

Ювентус: Пауло Дибала, Аарон Рэмзи, Деян Кулусевски

Наполи: Дрис Мертенс, Лоренцо Инсинье, Пётр Зелиньски

Севилья: Алехандро Гомес, Сусо, Эрик Ламела

РБ Лейпциг: Доминик Собослаи, Кристофер Нкунку, Эмиль Форсберг, Дани Ольмо

Бенфика: Пицци, Рафа Сильва, Адель Таарабт, Жоау Мариу

Бавария: Джамал Мусиала, Томас Мюллер, Лерой Сане

Лучшие тексты блога «Тонкий филолог» в 2021-м году:

Абсолют гениальности Шумахера на Гран-При Бразилии 2006

Карате – это особый мир восточной философии единоборств

5 доказательств божественного происхождения Златана

Арсен Венгер приезжал в недружественную ему Англию и менял местный футбол

Почему Руй Витория не имел никаких шансов в «Спартаке»?

Нелогичность как часть истории «Челси»

Хроники монетарного разврата в «Барселоне»

Гаэль Монфис должен был изменить историю тенниса

Почему система футбола в России не имеет будущего?

Насколько успешны дорогостоящие трансферы из португальской лиги?

 

 

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные