Блог Обратный брейк

Денис Истомин: «Федерер назвал меня душкой? Тут он не прав!»

Вторая половина лета у Дениса Истомина получилась незабываемой: он сыграл в финале турнира ATP, выиграл золото Азиатских игр, а затем рванул в Нью-Йорк, чтобы успеть на US Open.

Спецкор сайта GameSetMatch.ru Мухтар Марданов встретился с Истоминым в Ташкенте и поговорил о его карьере.

– В этом году грунтовый сезон для вас сложился неоднозначно: отсутствие побед на протяжении всего отрезка и неожиданный прорыв в самом конце. Что это было?

– Было сложно без побед, не хватало положительного импульса, уверенности в себе. Были матчи, где я мог выиграть, оставалось приложить финальные усилия, но всякий раз победа уплывала из моих рук. Это касается матчей против Джере, Дональдсона, Бублика, Баутиста-Агута. При равной борьбе все решают мелочи, буквально пара розыгрышей. В тех играх в самые ответственные моменты все шло не по моему сценарию, и как бы я не старался, у меня не получалось изменить эту тенденцию.

Разумеется, перед Китцбюэлем я думал, что грунтовый сезон провален целиком и полностью. Резонно сомневался, что в Австрии сыграю много матчей и буду побеждать. Думал, пройду квал, может еще круг основы, но получилось показать почти идеальный теннис. Наверное, судьба вернула мне должок за все те матчи, что я проиграл 6:7 в решающих сетах. В Китцбюэле все совпало воедино: мы играли в горах, а в этих условиях наилучшим образом работает моя подача. Всю неделю я справлялся с различными трудностями, в том числе благодаря характеру обыгрывал сильных соперников, но в финале Клижан был просто неудержим.

Мартин Клижан и Денис Истомин

– В сентябре вам предстоит защищать очки за прошлогодний титул в Ченду и четвертьфинал Метца. Маячит вполне реальная перспектива вылететь за пределы сотни. Большего давления, наверное, сложно придумать?

– Как ни крути, это большой вызов, но я уже давно в Туре и привык к таким стрессовым моментам. Нужно просто поехать и сыграть, а дальше будет видно. Всегда говорил, что главное найти свою игру, а очки – это второстепенное. Будет качественная игра, очки никуда не денутся. Не нужно загоняться по этому поводу.

– Как оцениваете свои выступления на «Шлемах» в этом году?

– Нет общей картины, к каждому турниру ты подходишь в разном состоянии. Если говорить об Australian Open, то в Мельбурне я играл на фоне травмы бедра, которую получил еще в Брисбене. Обыграл Эрбера на старте, а потом проиграл Эдмунду. Кайл – отличный игрок, он уже в Топ-20 и продолжает прогрессировать. В Париже не повезло с жеребьевкой – играл с Баутиста-Агутом, был крутой матч, мы боролись пять сетов. В пятой партии я вел с брейком, но выиграть не смог. С Роберто всегда тяжело, он классический грунтовик, всегда играет цепко и борется до конца.

На «Уимблдоне» снова подвел жребий – никому не хочется играть с Кирьосом уже в первом круге. Это настоящий рандом: человек может быть ураганом, а в другой день его будто и нет на корте. А в нашем матче Ник играл просто офигенно, по-другому и не скажешь. Он постоянно рисковал, с одинаковой скоростью подавал и первую, и вторую. Были эйсы даже на второй подаче. Когда Кирьос играет с настроением и ловит кураж, его сложно остановить. У нас была равная борьба, а в четвертой партии все решил один гейм. Кто знает, если бы я довел тогда дело до тай-брейка, может и смог бы перевести игру в пятый сет. Не получилось, к сожалению.

Интересная ситуация получается с US Open. Сейчас нужно сыграть на Азиатских играх (интервью было записано 14 августа – прим. ред.), и если там я дохожу до финала, то мне нужно вылетать в Нью-Йорк сразу же после игры. В этом плане Азиада не то чтобы мешает, но, конечно, лучше бы этот турнир проводился в другие даты.

– Сколько придется лететь из Джакарты в Нью-Йорк?

– 12 часов до Стамбула, затем еще 12 до Нью-Йорка. В общей сложности часов 30 – принимаем в расчет еще и ожидания между рейсами. В общем, будет тяжело. Хотя бывает, трудности помогают, иногда даже лучше получается.

– Что для вас значат командные выступления? Впереди Азиатские игры в Индонезии.

– Всегда приятно играть за сборную. Пусть и неудобные даты, но все равно хочется доказать всему миру, что в Узбекистане есть хорошие спортсмены. Для спортсменов будь то Азиатские или Олимпийские игры, это всегда особенная история, желание выиграть что-то для страны перевешивает все остальное.

– Получается, US Open придется отдать в жертву Азиатским играм?

– В какой-то степени, да. Это нетипичный случай, многие игроки вообще отказались, но у меня другие приоритеты. Приятным бонусом может стать и то, что вместе с золотой медалью я смогу получить лицензию на Олимпийские игры-2020 в Токио. Для меня и для страны это важное событие. Я думаю про эту Олимпиаду, и надеюсь, что сыграю. Дай Бог, здоровье позволит.

– Ну, 34 года – вполне рабочий возраст, разве нет? Посмотрите на Федерера, Феррера и прочих.

–Да, как бы банально это ни звучало, возраст – это всего лишь цифры. Главное в физическом плане соответствовать высокому уровню, а чем старше ты становишься, тем легче играть психологически. Просто начинаются другие проблемы – ты не можешь так же быстро восстанавливаться после матчей, как в те же 20, или 23, или 25. После тридцати тело восстанавливается гораздо медленнее, играешь один-два матча, и уже чувствуешь некоторую усталость. Однако Китцбюэль показал, что я могу играть несколько матчей подряд и не сбавлять темп. А ведь там было очень жарко, что для той части Европы вообще аномально. Так что пока есть порох в пороховницах нужно продолжать играть, а дальше будет видно.

– Чего вам не хватает для стабильных выступлений каждую неделю? Только здоровья?

– Нет, не только. Многое зависит от здоровья, правильного подбора турниров и физического состояния. Что касается последнего, то в моем случае это не так просто, я не могу чисто физически играть стабильно несколько недель кряду. Хотя в Топ-30 войти реально, для этого нужно просто выигрывать те матчи, что я проигрывал 6:7 в третьем сете. Если я буду справляться, то мне легко удастся войти в тридцатку. Удачное стечение обстоятельств, хорошие сетки и хотя бы пару матчей, которые ты вытащил буквально на зубах.

В пресловутом Китцбюэле я отыгрался с матчбола в финале квалификации. Если бы я проиграл, все осталось бы как есть, но я переборол себя и игра пошла. Фарт в теннисе играет не последнюю роль. Нужно поймать победную волну, и на этом импульсе идти дальше и дальше.

– На неделе после US Open сборная Узбекистана сыграет гостевой матч Кубка Дэвиса с британцами. С какими мыслями поедете в Глазго на эту игру?

– У британцев собралась очень сильная, крутая команда. Есть молодые Эдмунд и Норри, Эванс вернулся после истории с кокаином, Энди, возможно, тоже сыграет. Плюс пара у них традиционно очень хорошая. Конечно, будет тяжело, но мы поедем не просто так, поборемся. Кубок Дэвиса – особое соревнование, шансы есть всегда, если ты играешь с желанием. А за страну, повторюсь, всегда приятно играть.

– Уже много лет Денис Истомин – главное лицо Узбекистана в большом теннисе. Если бы вас кто-нибудь попросил в двух-трех предложениях рассказать о родной стране, что бы вы сказали?

– В последнее время вопросов, что это за страна, становится все меньше. Но вот еще несколько лет назад в условной Америке вообще ничего не слышали об Узбекистане, даже не знали, где он находится. Обычно я говорю, что это древнее государство с богатой историей, культурой, интересными традициями. Советую посетить наши достопримечательности – в Самарканде, Ташкенте, Бухаре, Хиве и многих других городах. Иногда вдобавок к рассказам показываю фотографии, что окончательно добивает интересующихся. Они говорят: «Вау! Мы обязательно поедем и посмотрим».

Еще я говорю о национальной кухне. На мой взгляд, узбекская кухня – одна из самых лучших в мире. В Узбекистане готовят очень вкусные блюда, и многие люди со мной в этом согласятся. Ну и самое главное – гостеприимство, такого больше нигде в мире не встретишь. Это если вкратце, а вообще много всего могу рассказать. Единственный минус – летом очень жарко, но и это кому-то, наверное, нравится.

– Каким бы вы хотели остаться в памяти теннисного мира по завершении карьеры?

– Не важно, что будут говорить, главное, чтобы просто запомнили. Например, как неплохого теннисиста. И если будут копировать мой стиль игры, какие-то заготовки, то это будет означать, что было что-то интересное во мне. Это будет самым приятным.

– Федерер в одном из интервью назвал вас «душкой, славным парнем, который всем нравится». Вы согласны с этой формулировкой?

– Федерер немножко загнул (смеется), я не душка! Конечно, я со всеми нормально общаюсь, но не могу сказать, что поддерживаю дружеские отношения. С уважением отношусь к любому игроку – будь то Роджер или какой-нибудь парень из второй сотни рейтинга.

– Интернет всколыхнул сюжет узбекского телевидения, где рассказывается, что вы несколько лет оплачивали операции какому-то мальчику в Узбекистане, и сейчас благодаря вашей помощи он полностью здоров. Что это была за история?

– Ко мне обратился отец мальчика, рассказал, что его сына беспокоят проблемы с кишечником. Я согласился помочь, несколько лет оплачивал операции, курсы реабилитации. Сейчас все в порядке, мальчик здоров, а это самое главное. Мы все еще поддерживаем связь, и я рад, что моя помощь принесла результат. Не вижу ничего плохого в том, чтобы помогать людям, если у меня есть возможность. Если такой возможности нет, то извините, ничем помочь не могу.

– Вы хотели, чтобы эта история получила огласку?

– Нет, не хотел. Отец ребенка пожелал так, и я никак не мог на это повлиять. Человек хочет, ну пожалуйста. Главное, что ребенок здоров, и я от себя сделал все возможное.

Вторая часть интервью будет опубликована на сайте GameSetMatch.ru в ближайшие дни. 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья