Irk+Спорт
Блог

Андрей МИШИН: Я плакал три раза в жизни

Андрей Мишин

– Андрей о тебе не так много информации, но вот на странице одного довольно известного сайта написано «Родился в поселке Новочунка, Иркутской области»...

–  Да, я родился в поселке Новочунка Чунского района Иркутской области. Первый мой тренер – Зайнулин Михаил Григорьевич, под его руководством и начал заниматься боксом в 1986 году. Мне было 7 лет. Отец меня рекомендовал. В общем, там больше никуда и не пойдешь: баскетбол или бокс. Баскетбол – постольку поскольку, а в боксе какие-то результаты были. Ребята на 5-7 лет старше меня ездили на областные соревнования, выигрывали. Отец мой тогда работал в леспромхозе, в деревне – у нас тайга кругом. Помогал как-то, курировал бокс, выражаясь современным языком, немного «спонсировал» и сам привел меня за ручку в секцию.

– Кстати, а ты один в семье?

– Нет, у меня старшая сестра. Работает при администрации города Иркутска.

– И как тебя встретила секция, сразу стал показывать результаты?

– Да нет, конечно. О чем ты? Было как у всех: приходил, уходил, пропускал. Ну как обычно у маленьких ребятишек. Потом спустя лет 5-7 начали выезжать «на область». Выиграл «область», радости было – рот до ушей. Потом турниры Сибирского федерального округа: ездили в Улан-Удэ, Северобайкальск, межрегиональные соревнования. Потихоньку стал набираться опыта, нас было несколько ребят, потом кто-то стал отсеиваться, оставалось все меньше и меньше.

– А почему, из-за чего идет этот отсев?

Понимаешь, у каждого есть свой уровень, до которого доходишь и все. «Теряешься». Я тоже достиг своего. «Звездочкой» не был, но что- то мог.  

– Скромничаешь?

– Да нет, не скромничаю. Ты знаешь, чем я изначально заинтересовался? У нас в Новочунке проходил республиканский турнир. С области приезжали, из Иркутска, Вихоревки, Улан-Удэ. Такие достаточно серьезные боксеры были. А приз – часы «Победа». Вот я и «загорелся». И это был мой первый приз, выиграл, счастье было – «до потолка прыгал».

– А был ли какой-то азарт?

– Азарт, наверное, проявился, когда уже область выиграл, поехал на чемпионат Сибири и Дальнего Востока. А в 1993-м я уже выступал на соревнования ЦСО «Динамо» в Кронштадте, Ленинградской области, там, откровенно говоря,  меня засудили в финале.

– Постой, «засудили», а как это происходит?

– Ну как происходит. Смотрят на нас: приехали непонятно откуда, из Иркутска. Неизвестное место для них, для «запада», а они там все крутятся в одной обойме: Москва, Кавказ, общаются между собой. В общем, одному считают удары, другом нет. Вот так и происходит.

– Говорят, что когда засуживают в таком возрасте, молодом, многих это может «сломать»?

– Ну да, перелом наступает. Многие ребята так заканчивают, и мальчишки, которые у меня тренируются, так завязывают с боксом, потому что засуживают, не дают дальше развиваться.

Конечно, обидно, когда пашешь-пашешь, а кто-то другой вроде проигрывает, а ему руку поднимают. Да у меня самого такое было, но не до такой степени я расстраивался, чтобы руки опускались.

– Продолжаем.

– Ну так вот, после этого поехал на первенство России от Иркутской области, это уже был 1994 год. Нас 15 человек было, в Новороссийске соревнования, мне единственному удалось победить из той команды. Провел пять боев, Россию выиграл, отобрался на первенство Европы. Уже сборная юношеская команда России, тренер у нас был Григорян Анатолий Иосифович.

И опять Москва, и снова хотели «сплавить», отцепить от команды и тут мне помогло «Динамо» – позвонили, сказали: «Не дай Бог, нашего единственного «динамовца» в команде не будет.

А тогда в сборной были и «Юность России», и профсоюзы и ЦСКА, а «динамовец» только я оказался. И вот последний сбор перед чемпионатом Европы в Каспийске, и у меня что-то с загранпаспортом, а параллельно ехал еще один парень-боксер, второй номер. У него папа – директором завода в Гусь-Хрустальном – уже оплатил поездку, и вот он может поехать, а я – нет. Но все же меня практически насильно протолкнули и на Европу все-таки полетел. Парень тот тоже с нами вместе, в качестве туриста.

– Ну и как Европа?

– Везли нас тяжело. Долетели до Анкары. Потом с Анкары ехали на автобусе. Часов 12 поездочка, просто кошмар. Провинция Элазиг. Переночевали в городе, и на следующий день еще 5 часов – остаток пути.  Доехали еле живые, но тем не менее занял третье место. Это был мой первый юношеский чемпионат Европы. Обратно снова до Трабзона на автобусе, а потом уже на катере до Сочи. 

Первые впечатления от Турции ошеломительные. Как говорят, с открытом ртом на все смотрели:  кожа, куртки, в общем, культурный шок (смеется). Интересно было, много знакомств. Ребята, с которыми до сих пор общаемся, созваниваемся.

– А та сборная была сильная, много было будущих «звезд»?

– Мы перешли в молодежную сборную из юношеской. Человека четыре у нас были, кто позже стали первыми номерами в сборной.

 

– Почему не пошел в профессионалы? 

– Тогда как раз женился в первый раз (через два года развелся). Учился.  Звали меня, конечно. Менеджер Александра Поветкина,Хрюнов, мне предлагал переходить в профессиональный бокс. Многие с кем вместе были в сборной, тот же Денис Лебедев, Поветкин в профессионалах и сейчас. Конечно, фактически мог бы до сих пор боксировать. Но не мое. Завязал. Если честно, и не жалею.

– По здоровью?

- Да нет, по здоровью там совершенно другой уровень в профессионалах, фармакология, индивидуальный подход, это в сборной у нас был конвейер: основной принцип – «незаменимых нет».

– Ты тренировался в знаменитом клубе «Витязь» из Чехова?

– Да, знаменитая школа. Хороший город. Чистый, ухоженный, абсолютно без криминала. Тренер – Белов Валерий Иванович. Очень благодарен ему. Как отец для меня второй. Вывел меня на новый  уровень. Научил настоящему мужскому боксу. Этот человек показал мне нюансы, на которые  раньше не обращал внимание. Например, правая у меня фактически всегда была неударной,  ведь я – «левша», а он указал мне на недоработки, довел «до ума».

 – С друзьями боксерами дружишь?

– Конечно, общаемся и с Поветкиным, и Саитовым (он сейчас на Сахалине), и с тем же Федором Емельяненко знаком, Александром Лебзяком. У боксеров есть такая практика: в ринге друзей нет, зато за пределами ринга – друзья, братство, коллектив обычно очень дружный, добродушный.

– Скажи, а что случилось с Борисом Кандером?

– Что сказать - случай. 2002 год. Я это время был перед Европой в Кисловодске на сборах, смотрим по ТВ сообщают: в Иркутске убит мастер спорта международного класса по боксу. Сразу стали прозванивать, что случилось, подробности. Шок, конечно. На «Баньке», какой-то отморозок пристал в магазине, поспорили, вышли на улицу, выстрел. В общем, случай.

– А у тебя было что-то подобное на улице, экстремальное?

Нет, считаю, что со всеми можно договориться, есть общение, язык, применять свои боксерские навыки нельзя. Смотри на YouTube сколько случаев, смертей, это очень опасно.

– Что скажешь о ситуации с боксом в Иркутской области?

– Вопрос очень больной для меня. Считаю, что в регионе у нас в боксе сейчас не те люди у власти. Президент федерации и те, кто рядом с ним. Не разбираются в нем, не понимают бокс, не занимаются организацией турниров и проч.

– Хорошо, расскажи, а в чем твои амбиции заключаются? Хочешь быть председателем областной федерации бокса?

– Нет, нет, нет.

Хочется, на самом деле, создать дружный тренерский коллектив и помочь подъему бокса, пониманию его у нас в городе. Вспоминаю свое время, турниры, в залах не было яблоку упасть, а сейчас?

– Насколько это тяжело организовать турнир?

– Весной этого года мы проводили товарищеский показательный турнир в «Байкал-арене». Приехали 150 человек, из Монголии, Китая, Хабаровска, Новосибирск, Омск, других городов. Конечно, я не один был, команда, ребята помогали, организовывали, созванивались. Отнимает, конечно, много сил, но это стоит того. Интерес к боксу есть, но этим надо заниматься профессионально, уметь и хотеть.

– А как ты относишься к боям без правил, MMA, панкратиону?

– Положительно отношусь.

– Ну вот смотри, есть Александр Поветкин и есть Федор Емельяненко, и в глазах мира всего, молодежи, наверное Федор все же популярней. Не отнимают ли бойцы MMA у бокса внимание зрителей?

– Считаю, что у каждого вида есть свои веточки, вот и у бокса это и MMA, и «рукопашка», бои без правил. Сейчас у нас тенденция к повышению зрелищности. Бокс в какое то время стал чуть ли не «женским» видом спорта.

Помню, раньше были и нокауты и перчатки такие «конские» мало не покажется, потом стали смягчать-смягчать, до того досмягчались, что и бокса-то не осталось. Сейчас ситуация меняется – к примеру, с прошлого года сняли маски.

– А кто к тебе приходит тренироваться?

– Разные люди, разных возрастов, дети, есть и группа здоровье «кому за 40», те, кому в в молодости не хватило. Правда, иногда бывает для любителя самое интересное встать в пару с «профи»,  ведь расти можно только в противоборстве с сильным. Да и сам иногда встаю в пару, когда просят.

– А кто приводит детей к тебе?

Вот я тебе скажу так. К нам многие приходят в бокс потому, что хотят  научить ребенка драке. А это неправильно. Учить надо труду, вот, например, говорят мне «давай поставим руки за две недели» – сразу же отвожу взгляд в сторону. Ерунда это. Руки поставить – два года надо, продолжительный трудоемкий процесс. И такое сплошь и рядом – дилетантский подход, приходится объяснять, доказывать. Кому то не помогает.

– Расскажи о своей семье.

–У меня любимая жена Олеся и дочь Лиза – 4 года, спортивная, занимается большим теннисом. С Олесей познакомились через друзей. Она младше меня. С начала просто общались, потом отношения перешли на другой уровень – уже 6 лет вместе.

– Насколько изменилась жизнь с появлением дочери?

– Естественно сильно изменилась, с возрастом обрезаются все гулянки, многие вещи переосмысливаешь. Основное это для меня – семья, работа. Планируем еще детей, может быть даже двух.

– Скажи, а если бы у тебя был сын, отдал бы ты его в бокс?

– Вопрос непростой для меня. Нет. Не отдал бы. Откуда я выбирался, папа – егерь, мама – заведующая аптекой. Жили очень скромно. Своими руками, силами, болью добился того, что имею, постоянные удары в голову. Считаю, что я вовремя ушел. Очень трудно приходилось.

– Были у  тебя случаи, когда ты плакал?

– Три раза в честь меня играл гимн, и естественно все это было очень трогательно, комок к горлу подкатывал. Гимн в Бирмингеме, Нью-Йорке, Перми. Наши «золотые» годы.

Полный текст интервью Андрея Мишина читайте здесь.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья