Блог Разделка

Передается ли допинг через секс? Спортсмены все чаще ссылаются на это, но врачи не верят (мы выяснили почему)

В допинг-детективах новая мода – пикантная и сомнительная. Атлеты, провалившие тесты, называют причиной интимную близость с партнером, который употреблял запрещенное вещество.

11-кратная чемпионка мира по гребле Лоренс Винсен-Лапойнт доказала, что допинг попал в ее организм после контакта с парнем. Канадку оправдали с туманной формулировкой о передаче веществ после «обильного обмена жидкостями».

Австралийский регбист Гэйб Хэмлин получил бан за кокаин. Он утверждал, что наркотик попал в его организм после поцелуев с девушкой. Хэмлина не оправдали, хотя 10 лет назад после схемы «девушка + поцелуи = кокаин» простили французского теннисиста Ришара Гаске.

Трехкратный чемпион мира по вольной борьбе Билял Махов провалил допинг-тест на гормон роста. Российский борец заявил, что его супруга принимала комплекс препаратов, в которых присутствовала эта субстанция.

Мы поговорили с врачом «Газпром-РусВело» и велотрековой сборной России Вячеславом Ефремовым на сложную тему.

Вячеслав Ефремов

Допинг вряд ли передается половым путем

– История канадской спортсменки у меня вызвала сначала улыбку, потом гнев. Доктору смешно слушать такие вещи. По мне, такой способ передачи вещества – вообще нереальный.

В медвузе нам говорят, что разными способами передаются вирусы, бактерии и грибы. Существует несколько путей передачи: фекально-оральный, воздушно-капельный, контактный, трансмиссивный и так далее. А вот история канадки больше похожа на издевательство над людьми и спортсменами.

Канадская чемпионка спаслась от бана: допинг принимал ее парень, вещество попало к ней после «обильного обмена жидкостями»

Если бы это было какое-то другое лекарство – может быть, я бы еще усомнился. Но та субстанция, которую обнаружили, явно принималась для увеличения спортивных результатов. Это селективные модуляторы андрогенных рецепторов – лигандрол. Раньше из этой серии принимали остарин, а лигандрол – более современный, более сильный по анаболической активности (в 4-5 раз).

Если бы я был судьей CAS, я бы на 100% не оправдал бы такого человека. В кодексе WADA сказано, что достаточным доказательством нарушения антидопинговых правил является наличие запрещенной субстанции или ее метаболитов. Если у спортсмена нашли какое-то вещество – он уже виновен. Да, есть определенные субстанции, которые вырабатываются в организме и появляются в очень маленькой концентрации. Тогда спортсмен может доказать, что для его организма это нормально.

То же самое с биологическим паспортом: у нас в команде есть спортсмены, у которых гемоглобин за 175-180 – это родные цифры человека. Но если показатели крови низкие (140-150), а перед соревнованиями вдруг 170, то это, конечно, вызовет интерес.

Передача лекарства через поцелуй или половым путем… мы тогда так лечиться будем. Не надо в больницу ходить – просто оформим кого-нибудь, и этот человек будет всех опылять. Очень удобно: одного накормил витаминами, он всех поцеловал – и сразу все здоровы.

Препарат может попасть в организм с жидкостью, но другим путем

Передать от человека к человеку кокаин, наверное, возможно – правда, если кокаин был во рту. Я верю, что субстанцию можно передать перорально, но только если ты разжевал эту таблетку, она была во рту – и ты ее передал. И все равно спортсмен лично отвечает за то, чтобы никакая запрещенная субстанция не попала в его организм – так что в любом случае это нарушение.

Передача половым путем – это для меня абсурд; в фармакологии такого способа передачи нет. Иначе получается, можно прийти и сказать: мне вот так попало. Даже если у вас девушки нет, то можно сказать, что мужчина передал: жили вместе в комнате, а он такой сильный; или вы с бодибилдиром каким-то переспали. Для абсурда можно и такое придумать.

Единственное, лекарство может попасть с жидкостью, если препарат в ней развели. Поэтому мы запрещаем спортсменам употреблять непроверенные жидкости, еду не с нашего стола. Каждый спортсмен знает, что если бутылка открыта, то из нее пить нельзя.

Что такое «обильный обмен жидкостями»?

Сама формулировка – странная. Мы обсуждали это с тренерами, один сказал: похоже, они сношаются не как мы. Я не знаю, что это. Может, круговорот какой-то: снизу – вверх, все это глотается – и заново. Это ведь смешно.

Обильный обмен жидкостями – это обмен кровью. Недавно у одной из наших спортсменок была большая носовая кровопотеря, плюс у нее была менструация. Она попала в больницу, ей перелили кровь – это я могу назвать обильным обменом жидкостями, и то это не по-медицински.

Тогда мы все официально задекларировали. Я написал письмо, взяли справки, перевели на английский, прикрепили – в кабинете АДАМС сделали разрешение на терапевтическое использование. В данном случае это называет ретроспективное TUE – мы использовали, а потом подали – мы никого не обманывали. Мы перелили спортсменке запрещенную субстанцию, но все сделали официально. Нам сказали: ребята, спасибо, никаких проблем. Мы не увеличивали результаты, а помогли спортсменке.

Смешно, если будем делать разрешение на терапевтическое использование секса. Причем бывают же разные виды секса – так что будет забавно, если это все пропишут.

Дело Винсен-Лапойнт – обычная маскировка допинга?

У ее парня нашли два вещества, а у нее одно? Думаю, все это сделано для обмана. Первую субстанцию она принимала, поэтому решили так. Я в этом полностью уверен. Возможно, он принял второе лекарство уже после того, как у нее обнаружили первое.

Концентрация 0,004 (которую обнаружили у канадки) – очень маленькая. Сейчас фармококинетика лекарств в открытом доступе, у врачей есть сайт, где можно отследить все. Информация о выведении лекарства не доступна для обычного человека – только для докторов. Но и эту информацию можно достать – толковые врачи ею владеют.

Если ты знаешь период выведения лекарства, то возможно подвести спортсмена к соревнованиям и предположить, что этого лекарства уже не будет в моче или крови. Так что они могли не рассчитать. Или не предполагали, что к ним придут допинг-офицеры.

В Испании накрыли допинг-сеть: она 10 лет воровала ЭПО у государства и продавала по интернету всей Европе

Конечно, если есть доступ к лаборатории и комиссару, который выдает квоту по количеству взятых проб, то можно предугадать приезд проверяющих. Но бывает, что месяц не приезжают, хотя всегда берут пробы перед крупными турнирами: чемпионатом Европы, мира. Перед Олимпиадой за два месяца берут и за месяц.

У меня полная уверенность, что это обман. Просто грамотно подыграли. Если вы думаете, что они все там такие честные – это неправда.

Какие шансы у Махова избежать бана?

Если спортсмен не несет ответственность в таком случае, то надо менять кодекс WADA: добавлять про передачу веществ половым путем, определять концентрации, проводить исследования. Иначе любой может кричать, что он занимается сексом, целуется со всеми, особенно с бодибилдерами. Это дикость. 

Вот первый уже есть – Махов.

Вообще, на гормон роста проводят специальную проверку – у допинг-офицеров есть пробирки красного цвета и фиолетового. Фиолетовая – на паспорт крови, красная – на гормоны. Большинство офицеров берут только фиолетовую пробирку на паспорт крови, а на гормоны – нет. Если бы брали, количество пойманных на гормоне роста было бы на порядок выше.

Давайте я предположу, побуду Вангой. Думаю, у Махова не пройдет. Потому что гормон роста вводят подкожно: чтобы словили, должна быть именно инъекционная форма. А как это передалось от супруги ему?

Думаю, это очередная отмазка в духе «раз у канадки получилось, то и у меня получится». Но, может, я и не прав. На месте судьи я бы наказал.

В велоспорте тоже много странных допинговых историй

У Криса Фрума были проблемы, у Брэдли Уиггинса. По какой-то случайности доктору команды прислали тестостерон. Или случайно Фрум принял свыше 1600 микрограмм сальбутамола. Хотя, чтобы снять бронхоспазм, хватит и 400. Если вы возьмете любого астматика, он две дозы по 200 пшикнет – у него пройдет спазм. Если не пройдет – значит, поможет уже другое лекарство, а сальбутамол ему не подходит.

Не нужно брызгать 1600 сразу. Для таких самых наглых, которые пытаются обмануть систему, уже разрешили употреблять сальбутамол, ввели большой порог – забрызгайся просто; разрешили еще одно лекарство – фенотерол.

Лучшего гонщика оправдали перед «Тур де Франс». Он точно не принимал допинг?

Когда назначали лекарства Уиггинсу, я был в шоке. Но у них это все прокатывает; а когда наши делают, то сразу загребают.

Брэдли Уиггинс

Идет фармакологическая гонка вооружений, потому что это деньги, это бизнес. У нас вызывают огромные сомнения результаты англичан в велоспорте. В течение олимпийского цикла они три года выступают так себе, а на Олимпиаде – первые. Не берем того, кто был в пятерке-шестерке и стал первым – такое может быть. А человек, который в топ-10 никогда не был на протяжении четырех лет, вдруг становится вторым на Олимпиаде. За четыре месяца до Игр у нас чемпионат мира – и с 10-го места человек становится 2-м. Это какая-то супермегаподводка. Если это правда, то остальные просто не разбираются в профессиональном спорте.

Взять команду Sky (с прошлого сезона – Ineos): все удивляются, как они все выигрывают. Во-первых, там собраны лучшие гонщики. И вот у доктора находят тестостерон, который не может находиться в его медицинской сумке – мы им не пользуемся. Такие лекарства назначают доктора в специализированных клиниках после определенного обследования.

И когда лекарства находят у командного врача, это вызывает подозрение. Я понимаю, для чего они, но не понимаю, почему у них все это прокатывает.

 

Фото: пресс-служба «Газпром-РусВело»/Eugene Petrushanskiy; globallookpress.com/Katerina Sulova/CTK, GERALLT/SCOTT A/KEOLA, Jiri Hubatka/imageBROKER.com; РИА Новости/Саид Царнаев; Gettyimages.ru/Bryn Lennon, Robert Cianflone

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья