helluo librorum
Блог

«Клуб» Часть III: Захватчики на берегу. 14

Примечание автора/Пролог

Часть I: Отрыв

Часть II: Восстань вновь восстань

Часть III: Захватчики на берегу

Часть IV: Корпорация «Премьер-лига»

Часть V: Новая империя Британии

Эпилог/Благодарности

Избранная библиография/Состав участников/Об авторах

***

Дождь заливал ботинки Алекса Фергюсона. Его одежда промокла насквозь. И на бровке стадиона «Лужники» холод московского воздуха проник в его шестидесятилетние кости. Он миллион раз за свою карьеру сам играл и управлял командами и при худших условиях, чем эти. В конце концов, он был из Шотландии. Но это был май, и было уже далеко за полночь, и эта адская игра — финал Лиги чемпионов 2008 года между «Челси» и его «Манчестер Юнайтед» с самым большим призом в Европе на кону — просто никак не кончалась.

Девяносто минут основного времени пришли и ушли со счетом 1:1. Затем еще тридцать минут невыразимо напряженного дополнительного времени, в течение которого любая из команд могла вырвать трофей. У «Манчестер Юнайтед» был шанс, но мяч был вынесен с линии ворот. «Челси» пробил в нижнюю часть перекладины. Несмотря на все это, краснолицый Фергюсон жевал резинку, как будто его челюсть приводилась в действие паром.

Фергюсон всегда считал, что «Юнайтед» должен быть более успешным в Европе. При всем своем доминировании дома в эпоху Премьер-лиги — к тому времени десять титулов и четыре Кубка Англии — за все время его пребывания в должности клуб выиграл Лигу чемпионов лишь раз. Что-то в дерзком атакующем стиле «Юнайтед» из года в год не совсем отражалось на зарубежных приключениях клуба. Как и многие британские туристы, они говорили только на одном языке, а затем удивлялись, почему их должным образом не могут обслужить за границей.

Однако в течение длившихся до 2008 года сезонов это, наконец, изменилось. Не только для «Манчестер Юнайтед», но и для таких клубов, как «Челси», «Ливерпуль» и «Арсенал». Внезапно в каждом полуфинале Лиги чемпионов, казалось, появлялся клуб Премьер-лиги, если не два. Было вполне логично, что самый престижный матч в европейском календаре в конечном итоге станет сугубо английским.

«Все чувствовали, что это был потрясающий театральный спектакль, один из лучших финалов Кубка чемпионов, — писал позже Фергюсон. — Было приятно быть частью шоу, которое показало нашу лигу в столь хорошем свете».

Не то чтобы это занимало Фергюсона, когда он и его помощник тренера Карлуш Кейруш расхаживали вокруг своих измученных игроков на поле после дополнительного времени. В десяти метрах от себя он мог видеть лежащих игроков «Челси», таких же полумертвых, и тех же игроков, которых «Юнайтед» переиграл в борьбе за титул Премьер-лиги у себя дома двумя неделями ранее. Промокший насквозь, со все еще работающей сверх меры челюстью, Фергюсон расхаживал по своим войскам, глядя каждому из них в глаза. Ему нужно было убедиться, что у пятерых мужчин из этой группы все еще достаточно ясные головы для того, чтобы внести еще один вклад в этот вечер. Финал Лиги чемпионов решится в серии пенальти.

Фергюсон знал, что может доверять своим ребятам — они держали себя в руках, единственным голом в полуфинале нокаутировав «Барселону». Но тридцатилетний опыт также подсказывал ему, что в серии одиннадцатиметровых напряженность серьезной игры может творить с футболистами забавные вещи. У него были доказывающие это шрамы. Ни одна команда Фергюсона в крупных соревнованиях никогда не выигрывала по пенальти. Он проиграл три таких серии в качестве главного тренера «Абердина» в Шотландии и еще три в качестве главного в «Юнайтед». Если когда-нибудь Фергюсону и нужно было прервать эту полосу, то только сейчас. Его часы показывали час ночи.

Фергюсон определил свой состав из пяти бьющих. Аккурат посередке был лучший бомбардир Лиги чемпионов в том сезоне Криштиану Роналду, который обогнал в этом споре коротышку из Аргентины по имени Лионель Месси и ранее забил единственный гол «Юнайтед» в той игре.

Но первым вышел Карлос Тевес, аргентинский ротвейлер, которого Фергюсон переманил прошлым летом из скромного «Вест Хэма». Когда Тевес с важным видом подошел к точке у заполненной болельщиками «Юнайтед» трибуны, Фергюсон отступил к скамейке запасных и присел. Кейруш остался на ногах: «У меня не такое сильное сердце, как у сэра Алекса», — сказал он. Им больше ничего не оставалось делать. Финал от них уже не зависел.

Не важно кто победит в ту ночь в Лужниках, «Юнайтед» или «Челси», в 2400 километрах от дома происходило что-то еще. Более важное и оно уже было сделано. Грань между лучшими командами Европы и лучшими командами Англии полностью стерлась. Вопроса больше не стояло: В 2008 году Премьер-лига была величайшим футбольным шоу на земле.

Это была высшая точка.

Самым удивительным в этом английском финале было то, что он точно никого не удивил. Между поездкой Фергюсона на финал Лиги чемпионов в Барселоне в 1999 году и той дождливой ночью в Москве девять лет спустя — целая футбольная вечность — Премьер-лига стала непреодолимой силой.

Каждый сезон создавал новую определяющую эпоху команду. Непобедимый «Арсенал» 2003/04 годов, выигравший чемпионат без единого поражения в тридцати восьми матчах. Первый «Челси» Жозе Моуринью в 2004/05 годах, набравший рекордные девяносто три очка и пропустивший всего пятнадцать мячей на пути к титулу. А затем возрождение «Манчестер Юнайтед» Алекса Фергюсона, с 2006 года выигравшего три титула подряд , вдохновленного тем напыжистым вингером, подписанным из Португалии — Криштиану Роналду.

Наконец-то сблизились все фантазии, о которых мечтали английские клубы в 1990-е годы. Колоссальные коммерческие доходы и деньги со стадионов означали, что лучшие клубы Англии платили больше, чем почти все остальные в Европе. И иностранные игроки больше не были диковинкой в составе английских команд. «Кто мог поверить, что бразильцы смогут заиграть в Англии? — сказал суперагент Пини Захави, один из главных импортеров этих иностранных талантов. — Кто бы мог поверить, что приедут другие южноамериканцы? Но это случилось. И это факт. Мечтой всегда была Испания или Италия, а не Англия. Но все изменилось».

В глазах Европы и всего остального мира именно тогда Премьер-лига стала Премьер-лигой.

Кампания «Манчестер Юнайтед» в Лиге чемпионов 1998/99 годов была блестящей, но она больше походила на триумф английского футбольного духа крови, тяжелого труда, слез и пота, чем на какое-либо техническое и тактическое превосходство. Проходя «Ювентус» и мюнхенскую «Баварию» «Юнайтед» ни разу не был фаворитом. И кроме того, «Юнайтед» стоял особняком среди английских клубов; ни одна другая команда Премьер-лиги еще не была способна общаться с континентальной элитой в течение всей весны так, как это сделала команда Фергюсона.

Рейтинги лиги, составленные руководящим органом европейского футбола отлично это отражали. Основываясь на том, как команды из каждой страны выступали на европейской арене, до 2003 года Англия не входила в тройку лидеров УЕФА и все еще сильно отставала от испанской Ла Лиги и итальянской Серии А.

Английские клубы знали, что им нужно делать.

Поначалу победные заявления приходили медленно, то тут, то там были расстройства. Затем раздался устойчивый барабанный бой, который никто не силах был игнорировать. «Арсенал» ворвался на миланский «Сан-Сиро» и ошеломил Европу, разгромив «Интер» со счетом 5:1. В следующем сезоне радикально измененный «Челси» Жозе Моуринью выбил «Барселону» и «Баварию» из Лиги чемпионов. В 2005/06 годах «Арсенал» снова обыграл «Ювентус», а затем на пути к финалу на их поле обыграл мадридский «Реал». В следующем году «Манчестер Юнайтед» разгромил «Рому» со счетом 7:1 на «Олд Траффорд».

Драгоценный камень в коллекции, однако, принадлежал «Ливерпулю». С первой минуты той сумасшедшей ночи в Стамбуле в 2005 году все пошло наперекосяк. Финал Лиги чемпионов Красных против «Милана» едва начался, когда итальянцы нанесли сокрушительный удар со стандарта. После того, как «Милан» нанес еще два удара за шесть минут до перерыва счет стал 3:0 в их пользу, шок среди игроков «Ливерпуля» был ощутимым. Они обратились за новым планом к своему испанскому тренеру Рафе Бенитесу. Он схватил свою счастливую ручку Montblanc на скамейке запасных и начал чиркать.

Оборонительная установка должна была измениться — Бенитес перестроился на три защитника вместо четырех и сжал центр полузащиты. Он отправил одного из своих игроков стартового состава обратно в душевые. Из-за нарастающего шума снаружи и неразберихи, царившей в раздевалке, Бенитес ненадолго потерял счет игрокам и на второй тайм чуть не выпустил двенадцать игроков. Но ошибку вовремя исправили. Последние инструкции тренерского штаба, возвращаясь на поле из туннеля, состояли в том, чтобы сотворить хоть что-нибудь для приехавших в Турцию болельщиков до того, как закончится матч и забить хотя бы один гол.

«Ливерпуль» забил три. В течение шести минут Стивен Джеррард, вышедший на замену в перерыве Владимир Шмицер и Хаби Алонсо поразили ворота «Милана» и счет сравнялся, 3:3. Финал продолжался еще тридцать минут в основное время после гола Алонсо и еще тридцать минут дополнительного времени, но ни одна из команд не смогла забить победный гол. Теперь настала очередь польскому вратарю «Ливерпуля» сделать свое дело. Игнорируя сигналы со скамейки о том, в какую сторону прыгать, Ежи Дудек исполнил танец на резиновых ногах на линии ворот и спас три из пяти попыток «Милана» в серии пенальти. Самая успешная команда Англии в Европе снова привезла домой трофей Лиги чемпионов.

«Я в душе не знаю, как мы это сделали», — сказал Дудек.

Пусть «Ливерпуль» и выиграл титул в незабываемой перестрелке, но успех Премьер-лиги в Европе больше не был случайностью. В период с 2005 по 2009 год английские клубы занимали двенадцать из двадцати мест в полуфиналах Лиги чемпионов, и Премьер-лига была представлена в каждом из финалов. И если они не выигрывали его каждый год, какая бы команда ни выигрывала, она знала, что ей придется пережить противостояние, затяжную борьбу с английским клубом где-нибудь по дороге.

«Если вы хотите выиграть Лигу чемпионов, вы должны играть с лучшими в Европе, — сказал бывший игрок "Барселоны", ставший главным тренером Пеп Гвардиола в 2009 году. — Так что мы принимаем вызов. Было бы здорово почувствовать вкус успеха против одной из английских команд».

Заполнив раунды плей-офф, английские команды также собрали десятки миллионов евро призовых денег в Лиге чемпионов. Их успех поднял тревогу в коридорах власти по всей Европе, в том числе в цюрихской штаб-квартире всемирного руководящего органа игры, где президент ФИФА Зепп Блаттер беспокоился — кто бы подумал — о том, чтобы могущественные организации набивали свои карманы.

«Неужели мы позволим богатым становиться богаче и ничего не скажем?» — спросил он в 2008 году, за несколько лет до того, как его самого обвинили в неэтичном обогащении за десятилетия работы в ФИФА. «В этом сезоне в последних восьми играх было четыре английские команды, три в полуфинале и две в финале. Лига чемпионов была очень успешной в финансовом плане, но она также способствовала национальному неравенству».

Чтобы исправить ситуацию, Блаттер предложил ФИФА установить ограничения на количество иностранных игроков, которых может выставить команда. Его идея состояла в том, чтобы ограничить это число пятью, заставив каждую команду включить по шесть отечественных игроков и восстановить некоторое подобие гражданства в клубах страны. Это предложение так и не было принято — отчасти потому, что оно было нелепым, а отчасти потому, что оно, вероятно, нарушало трудовое законодательство Европейского союза. Но по-своему эта ситуация показывала, что даже Блаттер понимал, в чем заключается сила английских команд. Более чем через десять лет после своей азартно-денежной игры по созданию Премьер-лиги клубы могли позволить себе импортировать технические способности самых дорогих игроков в мире, которые они сочетали со скоростью и мощью, присущими английскому футболу. К 2005 году три из четырех лучших игроков за трофей Золотой Мяч, участвовавших в голосовании, играли в Англии: Фрэнк Лэмпард из «Челси», Джеррард из «Ливерпуля» и Тьерри Анри из «Арсенала». Команды Премьер-лиги теперь были крупнее, быстрее и зачастую более умелыми, чем их европейские соперники. По мере того как домашний уровень повышался, эти команды выходили на европейские баталии более чем когда-либо закаленными в боях, живым доказательством того, что железо точит железо.

Премьер-лига зашла так далеко, что борьба лишь за попадание в Лигу чемпионов стала одним из центральных моментов каждого сезона. В 2002 году Англия была удостоена четвертого автоматического места, и для амбициозных клубов достижение места в первой четверке стало абсолютным минимальным требованием. В одном районе Северного Лондона к попаданию в ЛЧ относились почти как к завоеванию трофея. Что вполне устраивало болельщиков «Арсенала», пока главный тренер Арсен Венгер не начал использовать это для замены фактически выигранных трофеев.

«Для меня каждый сезон существует пять трофеев: Премьер-лига, Лига чемпионов, третий — это попадание в Лигу чемпионов, — годы спустя сказал Венгер акционерам "Арсенала". — Четвертый — Кубок Англии, а затем Кубок лиги».

Гонка за первые четыре места в последние недели сезона теперь обрела больше остроты, даже в те годы, когда обладатель титула уже был определен. В освещении в средствах массовой информации было больше перестановок, усиливая напряженность, никогда не забывая напоминать болельщикам о том, что поставлено на карту в плане места в Лиге чемпионов: надуманный шанс на европейскую славу, конечно, но что более важно, гарантированная восьмизначная выплата вашему клубу. Этого было практически достаточно, чтобы тут же купить нового нападающего.

Наиболее постоянными командами находящимися под угрозой в тот период были «Эвертон» и «Тоттенхэм Хотспур», пара клубов со старинными стадионами, владельцами старой школы и лишь частью трансферного бюджета лучшей четверки команд. Тем не менее, очарования футбола Лиги чемпионов в сочетании с новым уровнем талантов, которые они смогли привлечь, было достаточно, чтобы поддерживать борьбу с клубами, занимающими третье и четвертое места, часто подталкивая их до последних моментов кампании в лиге.

Если, конечно, они не съели что-нибудь странное.

Это тот момент в истории Премьер-лиги, когда история ненадолго заходит в буфет отеля «Мэрриотт Вест Индия Куэй» в Восточном Лондоне, где произошел инцидент, впоследствии известный как Лазанья-гейт.

Приближаясь к последнему дню сезона 2005/06, «Тоттенхэм» наконец-то был достаточно близок к своему первому выходу в Лигу чемпионов, желая попробовать ее на вкус. Находясь на волшебном четвертом месте, на одно очко опережая «Арсенал», клубу нужно было всего лишь повторить результат Канониров, чтобы занять свое место в Европе — и в качестве бонуса не пустить туда своего ненавистного соперника. Шпоры должны были сыграть с «Вест Хэмом» на «Аптон Парк». «Арсенал» дома принимал «Уиган». Ни тот, ни другой соперник не должен был вызвать какие-либо беспокойства, тем более что ни у одного из вышеприведенных клубов из центральной части таблицы не оставалось ничего, за что им нужно было бы бороться.

«Тоттенхэм» готовился к своей игре, как обычно, отсиживаясь в «Мэрриотте» в преддверии того, что должно было стать одним из самых гордых дней в истории клуба. Но превратился в один из самых эффлюентных.

Свет то включался, то выключался вдоль коридора для игроков на протяжении всей ночи, а сами игроки все это время сновали в свои ванные комнаты. Лазанья, которую они ели на ужин не очень-то хорошо в них держалась. К утру список жертв составлял по меньшей мере семь игроков, треть всей команды. Председатель Шпор Дэниел Леви в панике позвонил в Премьер-лигу, надеясь отложить игру. Премьер-лига не пошла на это. Правила не предусматривали случаев пищевого отравления. Ричард Скадамор сказал Леви, что любой срыв игры со стороны «Тоттенхэма» приведет к тому, что Шпоры будут наказаны лигой.

Самой большой проблемой главного тренера Мартина Йола сейчас было найти одиннадцать игроков, которые могли бы выйти на девяносто минут, при этом не опорожняя свои кишечники. Половина команды именно это и делала в то утро в отеле, а затем еще и в раздевалке. Когда персонал заметил, что Йол пропустил свою обычную предматчевую сигаретку, они поняли, что у них неприятности.

«Тоттенхэм» все испортил и проиграл со счетом 1:2. «Арсенал» съел «Уиган» на обед и выиграл со счетом 4:2. Мечта Шпор о Лиге чемпионов улетела в сточную трубу.

Что не стало утешением для игроков «Тоттенхэма», когда неделю спустя они услышали, что лазанья была оправдана. Тесты, проведенные Британским агентством по охране здоровья, показали, что еда была совершенно безопасной. Фактическим виновником была форма заразного гастроэнтерита, которая распространилась по команде, как слух.

«Тоттенхэму» потребовалось еще три года, чтобы избавиться от этого привкуса и, наконец, занять место в группе Лиги чемпионов. Команды, которые год за годом выходили в турнир, тем временем извлекали гораздо более важные уроки, чем то, как избежать инфекционных заболеваний пищеварительной системы. Уроки о том, как подстроить свою тактику, чтобы играть в Европе.

Команды на континенте, возможно, и не обладали физической мощью команд Премьер-лиги, но их игроки, как правило, на более высоком уровне понимали тонкости игры. Они более терпеливо строили свою игру. Они более разумно использовали пространство. В них не было присущего Англии стремления сломя голову атаковать. «Когда вы играете в субботу в Англии против "Болтона" или против "Уотфорда", а во вторник — с "Барселоной", вы не можете играть в том же стиле, — сказал Кейруш из "Манчестер Юнайтед". — На каком языке вы играете в Лиге чемпионов? Это один язык. Когда вы играете в Британии, это другой язык».

До 2000-х годов лучшим клубам Премьер-лиги потребовалось научить своих доморощенных игроков говорить на этом языке — и импортировать достаточное количество носителей языка, чтобы начать доминировать в Европе. Но к 2008 году они настолько преуспели в этом, что Премьер-лига была официально признана лучшим чемпионатом Европы, обогнав Испанию в рейтинге УЕФА.

Ничто не олицетворяло этот рост лучше, чем команды, которые в том году вышли в финал Лиги чемпионов в Москве. Между «Манчестер Юнайтед» и «Челси», стартовые составы демонстрировали лучшее из того, что мог предложить современный английский футбол: британские костяки команд окруженные виртуозными иностранными талантами. Девятнадцать из двадцати двух игроков стартовых составов в тот вечер представляли свои страны на последнем чемпионате мира. Диковинно, но пятеро из этих девятнадцати закончили академию «Вест Хэма». Но теперь уже не имело значения, кто с чего начинал. Элитные игроки мира в конечном итоге попадут в крупнейшие и самые богатые команды Премьер-лиги.

Единственным человеком, чье присутствие на самой яркой сцене клубного футбола вызвало удивление, был человек на скамейке «Челси», пятидесятитрехлетний не хватающих звезд с неба главный тренер из Израиля по имени Авраам Грант. Ничто в карьере Гранта до этого момента не предполагало, что он когда-нибудь возглавит такой амбициозный клуб, как «Челси». Все первые тридцать лет его тренерской карьеры прошли в израильской лиге, где он выиграл несколько титулов и в течение четырех лет руководил сборной Израиля. Он впервые почувствовал вкус Премьер-лиги в 2006 году, когда устроился на работу техническим директором «Портсмута» — роль, которую немногие другие английские клубы в принципе считали полезной или необходимой, — но он остался там всего на год. Летом 2007 года «Челси» переманил его на должность технического директора для курирования дел клуба на трансферном рынке. Это была напряженная работа, но для его успеха были созданы все условия: только что выигранные чемпионские титулы, у него был самый большой трансферный бюджет в стране и никакого общественного давления. Оно было целиком и полностью на Моуринью.

Чего Абрамович не учел, так это внезапного ухода Особенного со «Стэмфорд Бридж» через месяц после начала следующего сезона. Моуринью поссорился с Абрамовичем, который остался разочарован после пары недель без побед. В одном рассказе Моуринью усомнился в том, что Абрамович посмеет его уволить. Но именно это Абрамович и сделал. Клуб, однако, изо всех сил старался разъяснить, что в этом было нечто большее, но не объяснил точно, чего именно.

«Жозе не уходил в отставку, и его не уволили, — говорится в заявлении. — Однако ясно то, что мы все достигли точки, когда отношения между клубом и Жозе рухнули. Это случилось несмотря на искренние попытки всех сторон в течение нескольких месяцев разрешить определенные разногласия».

Также было ясно, что «Челси» ни на йоту не задумывался о его преемнике. Именно так действующие чемпионы Англии оказались в трудной ситуации, наняв Гранта и бросив его в бой против таких людей, как Алекс Фергюсон и Арсен Венгер. У этих людей был тридцатилетний опыт работы в Премьер-лиге и одиннадцать титулов на двоих. Грант даже не обладал стандартными тренерскими лицензиями УЕФА. Но у него была одна квалификация для работы в «Челси», которая не была указана ни в одном резюме: он был близким личным другом Абрамовича.

«Он был в значительной степени неизвестен в этой стране, и получить такую должность, будучи в "Портсмуте", необычно, — сказал Фергюсон о Гранте в мае 2008 года. — Но у меня было предчувствие, что, когда он перешел в "Челси" в качестве спортивного директора, в этом могло быть нечто большее. Так и оказалось. И вот он в финале Лиги чемпионов. Господи Иисусе!»

Вполне уместно, что первый европейский финал «Челси» эпохи Абрамовича должен был состояться в Москве, городе, где он сделал свои миллиарды. Это была именно та сцена, которую он себе представлял с тех пор, как в 2003 году сидел на трибунах «Олд Траффорд», смотря как «Манчестер Юнайтед» играет против мадридского «Реала», — в тот вечер, когда он решил купить английскую футбольную команду. То, что «Юнайтед» теперь был вставшей на его пути командой вряд ли имело значение. Несмотря на пропущенный первый гол, большую часть второго тайма «Челси» был на высоте, и Абрамович представил, как празднует пятую годовщину своего дорогого хобби с трофеем, которого больше всего жаждал.

Лэмпард почти добился трофея для «Челси» в дополнительное время, но его удар пришелся в перекладину. Потом у капитана Синих Джона Терри был еще один шанс закончить матч в серии пенальти. Но он поскользнулся во время разбега и пробил в штангу. Под все это, вечер окончательно повернулся в пользу «Юнайтед».

Фергюсон наблюдал за всем этим почти в тишине, не двигаясь со своего места на скамейке, даже когда Роналду не забил свой пенальти в середине серии. Он верил, что его штаб снабдил его вратаря Эдвина ван дер Сара секретным оружием, которое могло бы изменить ситуацию: полотенцем с приклеенным внутри листком бумаги, к которому он мог обращаться всякий раз вытирая перчатки между ударами. Подготовленный аналитическим отделом «Юнайтед», на листке были указаны тенденции каждого игрока «Челси», который может ударить с точки.

В течение первых шести раундов полотенце не помогало. Ван дер Сар еще не совершил ни одного сейва — во время того удара, с которого игрок «Челси» промахнулся, который нивелировал промах Роналду, он нырнул не в ту сторону. Однако, когда дело дошло до Николя Анелька, все встало на свои места: Ван дер Сар блефовал, указывая налево, двойной блеф — прыгая вправо. Вратарь прочно принял удар Анелька и отбил его.

Фергюсон едва мог привстать. В центральном круге разрыдался Криштиану Роналду, упав лицом вниз на газон, где он находился с тех пор, как несколько мгновений назад не забил со своей попытки. Две лучшие команды Премьер-лиги зарекомендовали себя как две лучшие команды Европы. Потребовалось 120 минут футбола и четырнадцать пенальти, чтобы понять кто из них лучше. И вот теперь с самым небольшим отрывом — шириной в полотенце — «Манчестер Юнайтед» в третий раз стал чемпионом Европы.

В Великобритании все это делало телевидение незаменимым. Более четверти из 62 млн. жителей Великобритании подключились к сети, при этом пик в 14,6 млн. человек смотрели ITV, а еще 2 млн. — платный телеканал Sky. По оценкам УЕФА, общая аудитория игры по всему миру составила более 140 млн. человек, что намного превышает показатель Супербоула того года. В Соединенных Штатах это была первая в истории трансляция Лиги чемпионов, которая преодолела отметку в миллион зрителей телеканала ESPN, что было неплохо для программы, которая транслировалась на Восточном побережье в середине дня среды.

Но среди всех тех многих миллионов зрителей по всему миру в ту ночь удивительно легко определить, кто был самым значительным зрителем в истории Премьер-лиги.

Его звали шейх Мансур бен Заид Аль Нахайян, тридцатичетырехлетний брат правителя Абу-Даби. И когда он смотрел, как «Юнайтед» и «Челси» выясняли отношения, ему понравилось то, что он увидел.

***

Приглашаю вас в свой телеграм-канал

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные